вторник, 21 апреля 2020 г.

Путешествия в реальные миры Татьяны Устиновой


«Нужно искать счастье в себе самой, создавать его каждый день»
Татьяна Устинова

Признаюсь сразу, я очень люблю книги Татьяны Устиновой, у меня в домашней библиотеке есть почти все и я жду каждую новую книгу, которая откроет очередной мир.
Сегодня, 21 апреля, в день рождения известной российской писательницы Татьяны Устиновой, журналиста, сценариста и телеведущей, я хочу пригласить вас в путешествие.
Но сначала немного о виновнице торжества.
Татьяна Устинова родилась 21 апреля 1968 года в российском поселке Кратово в семье инженеров. К чтению маленькую Таню пристрастила мама: «Моя мама, в отличие от всех правильных советско-научных мам, не любила ходить на работу, а любила валяться с нами на диване и читать. Она читала нам все подряд всегда. Лет в пять мы читали «Онегина», и она сердилась потому, что я ничего не понимала…» Полную биографию читайте на сайте писательницы http://www.ustinova.ru/biography/
И выросла очень разносторонняя личность - училась в английской спецшколе, окончила факультет аэромеханики и летательной техники Московского физико-технического института. Работала переводчицей с английского, в пресс-службе Президента России Бориса Ельцина, на телевидении, была редактором программ Первого канала Татьяна Устинова пришла работать в программу «Здоровье», участвовала в «Часе суда» Павла Астахова, и вот уже 5 лет ведет ток-шоу «Мой герой».
Первый детектив «Персональный ангел» написала 20 лет назад, в 1999 году и с тех пор издано более 50 книг, тираж которых превысил 25 млн экземпляров.

Многие читатели отмечают хороший литературный язык, тонкий юмор, жизненный сюжет.
Это не только детективы - увлекательные головоломки, но еще и очень мудрые, теплые и тонкие произведения о жизни и человеческих отношениях.
Динамичный сюжет, который держит внимание до конца, истории, в которых есть тайна, загадки и расследования, неожиданные развязки, любовные истории, торжество справедливости и счастливый конец – что еще нужно читателю? В книгах Устиновой все это есть.
Причем, интересно, что во многих книгах отразился трудовой путь Татьяны Витальевны, чаще всего она описывает тот мир, который хорошо знает.
Работа писателя, издательства показаны в книгах «Саквояж со светлым будущим» «Один день, одна ночь», «С небес на землю», «Неразрезанные страницы», «Пять шагов по облакам».
Журналистика, работа журналиста вообще многогранно представлена, например
- в журнале – «Развод и девичья фамилия» «Седьмое небо», «Дом-фантом в приданное»;
- на радио  – «Где-то на краю света»;
- на телевидении – «Богиня прайм-тайма», «Мой личный враг», «От первого до последнего слова»– показана телевизионная кухня.
Журналистика и политика – «Богиня прайм-тайма», «Седьмое небо (Большая игра)», «Мой личный враг».
Пиар служба – «Персональный ангел»
Пресс-служба – «Первое правило королевы».
Дополните список?

Татьяна Витальевна Устинова – обладательница целого ряда престижных наград. Одна из самых заметных — «ТЭФИ» за сценарий к сериалу «Всегда говори „всегда“» и «Электронная буква» за победу в номинации «Детектив года».
Экранизировано больше 30 ее произведений. Самыми известными фильмами признаны: «Богиня прайм-тайма», «Седьмое небо», «Подруга особого назначения». Экранизации разные, хотя, по-моему, книги лучше. Экранизации не передают атмосферу миров, в которые погружает книга, хотя, наверное, не все со мной согласятся.

Я люблю ее ранние книги, некоторые перечитывала и думаю, буду перечитывать.
Мне очень нравятся ее недавние книги, я люблю погружаться в их особую атмосферу.
Попутешествуем?
Сразу – на Север
«Где-то на краю света»

       «Она открыла глаза и замерла. На той стороне раскинулся разноцветный город – на самом деле разноцветный! Город поднимался вверх от береговой линии, розовый, голубой и зеленый, и казался нарисованным на коричневом и сером фоне. Он начинался сразу за яркими клювами портовых кранов, и продолжался, и расходился в стороны, и небо над ним было очень синим, как будто специально оставленным для того, чтобы город обрамился рамкой из синего неба и коричневой воды!»

«Лиля вздохнула, посмотрела на часы, которые показывали московское время, ничего не поняла, как посчитать, не сообразила и взглянула в окно, за которым мело. Снег – самый настоящий, инопланетный! – не падал, и не колыхался, и не летел. Он просто жил за окном, и, кроме него, ничего больше не было.
Не стало дальних сопок, магазина за поворотом, скверика с лавочками. Город тоже исчез, и другая планета исчезла. Только снег.
       Через этот снег не летают самолеты и не доходят телефонные сигналы. Надо ждать неизвестно сколько, может быть, вечность, а может, до пятницы, чтобы просто позвонить… Под этим снегом запросто можно пропасть, уйти в него и больше никогда не вернуться».

Замерзли? Тогда на дачу в знойном июле
«Сразу после сотворения мира»


«Стороны были знойными, просторными, июльскими. Холмы до горизонта немного дрожали и плавились, как будто залитые жидким солнцем. Одуревшая от жары рыжая корова валялась на боку в кустах, лишь изредка вяло помахивая хвостом. Пчелы и те ленились летать, ни звука не было слышно вдоль узенькой пустынной шоссейки…»

«Березы шелестели в вышине, как могут шелестеть только березы и только в июле – тоненьким, быстрым, немного металлическим звуком. Солнечные пятна лежали на чистой и очень зеленой траве. За березами были ручей и мостки, надежные, выкрашенные надежной коричневой краской. Плетнев вышел на мостки, доедая из горсти смородину, и зачем-то на них попрыгал, как будто проверял. Мостки не шелохнулись.
В проточной воде полоскались длинные ветки каких-то подводных растений, а в крохотной заводи цвела кувшинка или лилия, шут их знает, большой желтый раскрытый цветок – тут уж начался Васнецов!..
Сюда бы кресло полосатое приволочь – такое специальное дачное кресло под названием шезлонг, – улечься в нем, надвинув на глаза кепку, вытянуть ноги и дремать. Вполне в духе всех бездельников и тунеядцев, начало которым положил Обломов, герой великого русского писателя Гончарова. В детстве Плетнев ненавидел обоих, и писателя, и его героя.
Прозрачная слюдяная стрекоза вдруг приземлилась на лилию или кувшинку, шут их разберет, чтобы довершить, так сказать, идиллию».

«Вода была коричневой, очень чистой. Там, где пригревало солнце, у самого берега ходили стайки шустрых рыбешек. На желтой кувшинке трепетала слюдяными крылышками стрекоза. Ласточки носились над противоположным обрывистым берегом – там темнели лазы в гнезда.
Ох, елки-палки. Хорошо в деревне летом».

«Селфи с судьбой»

       «Село Сокольничье лежало со всех четырёх сторон света не очень правильной окружностью, как будто у нерадивого ученика то и дело срывался циркуль и приходилось втыкать его заново. За Сокольничьим со всех четырёх сторон света лежали леса – до горизонта, до неба! Но и там, где заканчивался горизонт, не заканчивался лес, было ясно, что и за краем земли он продолжается, длится, ширится, и небо, отражая его, принимает золотистый оттенок».

«Всё вокруг было залито холодным ярким светом. Колокольня упиралась золотым крестом в одинокое облако с сизым набрякшим дном. Листья, устилавшие траву, были ещё цветными, сочными. На берегу речушки с другой стороны плотины стояла большая задумчивая лошадь с мохнатыми ногами. Какие-то мальчишки прокатили на велосипедах и взвились в горку, как стайка воробьёв».

Очень люблю Санкт-Петербург и погружаюсь в питерскую атмосферность книг
«Отель последней надежды»

       «За Адмиралтейским садом вечернее солнце резвилось в Неве, и ветер с Финского залива трепал стяги, и Андреевский флаг сиял, как будто подсвеченный изнутри. Наверное, это был последний теплый ветер этим летом, несший с собой запахи речной воды и свежескошенной травы.
Скоро осень. Похолодает, и Нева станет свинцовой, и Петропавловский шпиль, потускневший и состарившийся, будет отражаться в темной воде. В Летнем саду полетят листья, и статуи оденут в фанерные белые саркофаги, как в саваны, и собака будет зарываться носом в опавшие листья, а первоклассники пойдут собирать багряные кленовые букеты, которые не проживут и одного дня — состарятся, пожухнут, станут трухой».


«Хроника гнусных времен» (Петербург, Петергоф на берегу Финского залива)

       «Нева плескалась у ног, норовила залезть в ботинки, но ему лень было подняться и переставить их подальше. Город шумел на том берегу, а казалось, что далеко-далеко. В небе сияло два солнца — привычное и гигантский золоченый купол Исаакия. Нева пахла водой и свежестью, а вовсе не бензином, как изнемогающие московские сточные канавы, гордо именующиеся реками. От нагретого серого камня Трубецкого бастиона несло ровным теплом, и Кирилл даже слегка недоумевал, почему никогда раньше ему не приходило в голову просто посидеть на пляже у Петропавловской крепости».

«Почему-то он думал, что Петергоф — это сплошь дворцы, аллеи, фонтаны и деревья, подстриженные под франтоватого пуделя, — и был странно удивлен, въехав в сонный зеленый городишко с двухрядной шоссейкой, узкими тротуарами и парковыми решетками по обе стороны дороги. Попалась какая-то церковь, неуместно большая и слишком русская для глаза, привыкшего к европейской четкости Питера. Что за церковь?»

«Дом был огромный. Он не ожидал увидеть такой огромный дом, и вправду как в кино — с запущенным садом, с кованой железной решеткой вместо забора, с островерхой крышей, проглядывающей сквозь плотную резную зелень деревьев. И Финский залив открылся неожиданно, прямо под боком, за низкой порослью жестких кустов. Солнце валилось в него, зажигало темную воду, не давало смотреть».

После поездки в Калининград с ностальгией прочитала «Призрак Канта» и почувствовала даже брызги дождя или моря: «…как ноябрьская Балтика катит тяжелые, ртутные, волны – до самого горизонта, до неба. Песчаные пляжи залиты серым дождём…».
«Призрак Канта»
       «Трёхэтажный, узкий, как готический собор, старый немецкий дом с двумя круглыми башенками и черепичной крышей почти терялся на фоне буйных красок осеннего леса. К нему вела узкая дорожка, засыпанная красным гравием. Дорожка петляла по лугу, обходя ручей, и у самой решётки пересекала его по горбатому каменному мостику. Ворота стояли настежь, и похоже было, что они никогда не закрываются».

«Неяркое жёлтое солнце сделало буковый лес золотым и бронзовым в глубине. Могучие стволы, освещённые с одной стороны, казались ненастоящими, нарисованными. Трава под деревьями была совсем зелёной, свежей, будто только что вылезшей. Меркурьева всегда поражала эта зелёная калининградская трава – в ноябре!.. На широком кусте с разноцветными листьями качалась сорока. Как только ветка замирала, сорока подскакивала и снова начинала качаться. С ветки время от времени слетал жёлтый лист.
Василий Васильевич чувствовал себя так, словно всю жизнь прожил в этом доме, по утрам смотрел в окно, и сорока была его подругой. Ничего не могло быть лучше холодного воздуха, разноцветных листьев, на которых кое-где дрожали бриллиантовые капли вчерашнего дождя, осени, вздыхающего моря и сороки на ветке».

Вот так, не выходя из дома, с книгами Татьяны Устиновой можно путешествовать в реальные миры, разгадывая детективные загадки и радуясь счастливым завершениям любовных историй, по пути собирая мысли, совпадающие с твоим сегодняшним настроением.
Мне очень близко ее откровение, высказанное на Литмосте «Я страшно ленивый человек, — без обиняков заявила Устинова. — Приступы лени случаются у меня каждую минуту. Очень сложно себя мотивировать. Но у меня есть универсальный рецепт. Его всем нам дал барон Мюнхгаузен. Когда ты оказываешься в болоте, берешь себя за волосы и вытаскиваешь из болота вместе с конем». Литмост с Устиновой https://vokrugknig.blogspot.com/2018/10/blog-post_8.html

А сейчас – слово читателям книг Татьяны Устиновой
«Огромное ей спасибо за то, что не дает нам утонуть в чернухе и серости нашей повседневной жизни, ее романы дарят надежду и свет!!»
«Татьяну Устинову люблю с первой прочитанной книги. За доброту и гуманизм, за умение пользоваться словом, за чудесных, сильных, мужественных, прекрасных героев. За то, что читая, невозможно оторваться».
«Любой роман писательницы это праздник».
«Обожаю романы Устиновой, мир её героев - мир любви, домашнего уюта, хорошего образования, хорошего русского языка. Читать одно удовольствие, словно плывешь в чистом море».
«От первого до последнего слова» – «не люблю детективы. Книга классная»
«Гений пустого места» – Прочиталось, конечно, не за вечер, так как хотелось вникнуть, сопереживать героям и перенестись в их мир. Но 3 вечера прошли в легкой приятной атмосфере любовного детектива! Немного больше накала страстей не помешало бы, но в целом книга понравилась. Главные герои вторглись просто в душу
«Пороки и их поклонники» – Не поклонник творчества Т.Устиновой, но этот роман понравился. Интересный сюжет, добрый и тонкий юмор. Удивительно, но во время чтения получал удовольствие от этого процесса и  прочитав последнюю страницу ощущения не изменились. Даже появилось что-то похожее на чувство благодарности к автору за это действительно хорошее литературное произведение.
«Миф об идеальном мужчине» – Изумительная литературная вещь. Отличный сюжет, знание жизненных выкрутасов и неплохая осведомлённость о методах работы уголовного розыска. Данный роман действительно талантливая вещь, читается с большим вниманием переходящим в полное погружение описываемых событий и частично с отрывом от производства. Естественно данная книга остаётся в домашней библиотеке. Уверен что в будущем с удовольствием перечитаю её и возможно не один раз.
«Персональный ангел» - Сильнейший роман который остаётся в памяти.
 «Чудны дела твои, Господи!» – Мне понравилось. Живенько и интересно. Герои все хорошо прописаны, есть неожиданные моменты, ну а история про собаку-супер.)
«Чудны дела твои, Господи!» - Даже и не знаю, двоякое впечатление от прочитанного. Да, чувствуется рука мастера, слог очень вкусный, описания российской глубинки как всегда такие, что хочется паковать чемоданы и немедленно ехать в деревню. Понравились герои, все до одного, очень продуманные, выверенные, так перед глазами и стояли. А вот детективная составляющая не впечатлила, местами показалась очень нудной. Эта книга не идет ни в какое сравнение с ее недавно прочитанными - Ковчег Марка, Где-то на краю света, Сразу после сотворения мира. И все же именно после ее книг остается такое хорошее, приятное послевкусие и вера в добро.
«Близкие люди» - Нравится мне как пишет Устинова! Какой-то период все книги ее перечитала и практически от всех в восторге! Написано интересно, не занудно, при этом сюжеты жизненные что-ли) эта книга одна из любимых у нее
«Ковчег Марка» – Люблю книги Устиновой за их особую атмосферу тепла и уюта. И, ведь, странно, это же детектив, убийства, загадки, злодеи. но, как-то так получается, что и злодеев не так много, а есть обычные люди со своими тайнами. Эта книга очень понравилась. здесь есть любовь, причем, в двойном размере. есть уютный дом, снежная метель, теплые печки и яичня))))). Эта книга стала одной из любимых у Устиновой.
«Ковчег Марка» - Очень понравилось!!!! Мне вообще так всегда нравится как описываются чувства и эмоции что происходят между мужчиной и женщиной так все ярко, сочно, смачно так вот прочитаешь и сразу хочется так же)))))) Молодец госпожа Устинова!!
Отзывы с сайта ЛитМир  (орфография и стиль авторов сохранены)

Поздравляем Татьяну Витальевну с днём рождения и желаем благополучия и вдохновения, творческого настроения, продолжения успеха, любви близких, родных, друзей, радости и счастья в каждом дне и новых интересных книг на радость нам, читателям!

Официальный сайт Татьяны Устиновой http://www.ustinova.ru/
САМЫЙ ПОЛНЫЙ ГИД ПО КНИГАМ ТАТЬЯНЫ  УСТИНОВОЙ https://ustinova.readrate.com/

2 комментария:

  1. Я просто обожаю Татьяну Устинову. Прочитала множество ее книг!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, как приятно встретить единомышленника! Будем вместе с Вами ждать новые книги Татьяны Устиновой!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...