понедельник, 9 мая 2022 г.

30 стихотворений о Победе и памяти

  

* * *

Сколько лет тебе нынче, Девятое мая?

Мы опять тебя славим, цветы поднимая,

Даже если тебе лет исполнится сотня,

Будешь ты молодым, как вчера, как сегодня.

 

Ты заполнишь цветеньем сады и трибуны,

И другие солдаты пройдут у трибуны.

И с тобою, и с ними и мы будем юны,

Если даже мы будем уже неживые,

Кто тебя целовал в сорок пятом впервые, —

Мы из мрамора выйдем, из траурных лент,

Будет вновь нам по двадцать и менее лет.

М. Львов

 

День Победы

Подобье чёрно-белого экрана.

Скупая ленинградская природа.

По улице проходят ветераны,

Становится их меньше год от года.

 

Сияет медь. Открыты окна в доме.

По мостовой идут они, едины,

И сверху мне видны как на ладони

Их ордена и сгорбленные спины.

 

С годами всё трудней их марш короткий,

И слёзы неожиданные душат

От их нетвёрдой старческой походки,

От песен их, что разрывают душу.

 

И взвода не набрать им в каждой роте.

Пусть снято затемненье в Ленинграде, —

Они одни пожизненно — на фронте,

Они одни пожизненно — в осаде.

 

И в мае, раз в году по крайней мере,

Приходится им снова, как когда-то,

Подсчитывать растущие потери,

Держаться до последнего солдата.

А. Городницкий

 

Салют Победы

Здравствуй, время мое молодое,

Задержись хоть на пару минут.

Над холодною невской водою

Громыхает победный салют.

 

Как подобие артподготовки,

Он торжественным гулом поплыл

Над окопами Невской Дубровки,

Над травой пискаревских могил.

 

Он соцветия яркие множит,

Рассыпая букеты огня

Над могилами тех, кто не дожил

До веселого майского дня.

 

Там отцы наши, братья и деды

В безымянных могилах лежат,

И не знают они, что победа

Наконец-то пришла в Ленинград.

 

Не забыть, как задолго до мая

Канонадой гремел горизонт.

Там сходились, блокаду ломая,

Ленинградский и Волховский фронт.

 

Не забыть орудийные вспышки

Той далекой блокадной поры.

И спешат к парапету мальчишки,

Как спешили когда-то и мы.

 

Под салюта редеющим дымом,

Переживший немало утрат,

Пусть мужает мой город любимый,

Петербург, Петроград, Ленинград.

 

Не забудем те давние беды.

Не стареет во все времена

Этот праздник Великой победы,

За который платили сполна.

А. Городницкий

 

Парад ветеранов 9 мая

В руке нетвердой — три больших тюльпана,

А на груди — медали в пять рядов…

По площади шагает утром рано

Освободитель стран и городов.

 

Мир подаривший будущему сыну

И в двадцать два — почти что инвалид,

Он жив еще. Он очень, очень сильный.

Лишь много лет подряд душа болит…

 

Болит за тех, кто день приблизил этот,

Но до него живым не дошагал;

Кто от чумы фашистской спас планету,

На пьедестале в Трептов-парке встал.

 

И он прожить старается подольше,

За них за всех допеть и додышать.

Ему навстречу праздничная площадь

Цветет знаменами за шагом шаг.

 

И ветеран идет. Равненье держит

В строю таких, кому мы все — должны…

О чем мечтает? И на что надежда?

Ответит: «Чтобы не было войны».

Л. Ратич

 

День Победы

Не мы стрельбу открыли. Не мы на них напали.

О, страшный сорок первый, пронзивший души год —

Нашествие взбешённой, клеймёной черной стали,

Зачёркнутый крестами июньский небосвод!..

 

В каких томах опишешь, какой измерить мерой

Все беды, все несчастья и тяжести невзгод,

Страданья миллионов, мильонные потери —

Все то, что пережили, что перенёс народ?

 

А мы стихи любили, мы лебедей лепили,

Цветами украшали любимое жильё...

Не мы стрельбу открыли и путь войне открыли,

Но мы, но мы победно закончили её!

 

В Берлин пришли мы — русские, татары и казахи,

Народы всей России с Лениным в груди.

...Имперские знамёна, простертые во прахе,

Обугленные черные фашистские вожди.

 

Кто у меня отнимет святое ощущенье

Победы и расплаты и счастье торжества?

Оно всегда со мною, как кровообращенье,

И гордость Дня Победы всегда во мне жива.

 

Я с ней пройду все годы, все радости и беды.

Есть ежегодно в мае девятое число —

И снова повторяется бессмертный День Победы,

Теченьем лет в забвенье его не отнесло.

 

Пусть вечно обелиски, летящие, литые,

Творенья честной кисти, скульптуры и литьё,

Поэмы, эпопеи и трубы золотые

Победу нашу славят, величие её!

М. Львов

 

Победа

В степях, лесах, горящих деревнях

Солдат российский в дни войны багровой

Мечтал украдкой лишь о мирных днях

И о любви, рождённой в жизни новой.

 

Как долог путь был к праведной мечте!

Земля промокла на века от крови.

Но он пришёл к победной высоте,

Его ПОБЕДА — в каждом русском слове!

 

Звучат слова, звучит родная речь.

Мы, россияне, помнить будем вечно

Всех тех, кому случилось в землю лечь,

И память наша будет бесконечна.

Э. Данилов

 

Чем дальше мы уходим от войны...

Чем дальше мы уходим от войны

и нас с тобою тишина объемлет,

Тем все сильней и явственней слышны

Ее раскаты, вздыбившие землю.

 

Чем дальше мы уходим от войны

И чем спокойней тихие закаты,

Тем резче нам в закатной мгле видны

Огнем войны обугленные хаты.

 

Чем дальше мы уходим от войны,

Сполна всю горечь этих лет познавши

Не понаслышке, не со стороны,

Тем ближе нам воспоминанья наши.

 

Чем дальше мы уходим от войны

И четче обнажаются вершины,

Чем полнозвучней голос тишины,

Тем все понятней, что мы совершили...

 

2

Огонь и смерть на нас обрушив,

Война на совесть постаралась.

Она вошла не только в души,

Не только в памяти осталась.

 

Сквозную даль преображая,

Неуловимая для взора,

Она во всем, что окружает,

Она — в дыхании простора.

 

Холмы, продрогшие на страже,

Стоят под небом низким-низким.

И от российского пейзажа

Неотделимы обелиски.

 

Трава струится полевая.

Гудят пути и перекрестки.

И, чередуясь, проплывают

То обелиски, то березки...

 

3

Былые годы в памяти не стерты,

Встают из тьмы воскресшие года,

И разделенье на живых и мертвых

Должно исчезнуть раз и навсегда.

 

Прозрачной дымкой тишина объята,

Из глубины неповторимых дней

Глядят на нас российские ребята,

Что смерть попрали смертию своей.

В. Сидоров

 

Ещё раз о великой победе

А он для нас есть праздник самый главный —

От южных и до северных широт.

Но кто-то на салют Победы славной

Презрительно кривит в усмешке рот.

 

«Спасли Европу? Вы в своём уме ли?..» —

И пишут, и кричат наперебой,

Что воевать как надо не умели.

Не так дрались.

Не так ходили в бой.

 

Не так умели утеплять землянки

И наступать из логова болот.

Зачем, зачем бросались мы под танки

И всею грудью падали на дот?

 

Никак не переварят нашу славу,

Вбивают в наш салют за клином клин.

Зачем не сразу взяли мы Варшаву?

Зачем поторопились взять Берлин?

 

Да можно ль перечислить поимённо

Всех, кто легли под братские холмы?!

 

А мы целуем красные знамёна.

Враг был сильней.

Но победили мы.

В. Рачков

 

Мы в той войне победили

Историей стала Война.

Всё меньше в живых ветеранов,

Лишь в праздник видны ордена,

Всё реже идут на экране

 

Сюжеты Второй мировой.

Уже современные дети

И вовсе не знают, порой,

Что всё это было на свете.

 

О тех временах «знатоки»,

Которые лиха не знали,

Вещают, что наши полки

Неправильно, мол, воевали.

 

Что маршалы наши — дерьмо,

Ведь русских-то больше убили.

Глядишь, и собою само

Окажется, что победили

 

Союзные силы, не мы.

То скрытно, а то и открыто

Внедряется в наши умы,

Что карта российская бита.

 

На нашей земле проросло

Фашизма звериное семя.

Как это случиться могло?

Что с нами? Что с нами со всеми?

 

Да, ныне не те времена,

Другие уж приоритеты.

Уходит в былое война,

Советское кануло в лету.

 

Враги нам уже не враги,

Пускай не друзья, но партнёры.

Мы первые видим шаги

Свободы по нашим просторам.

 

Но помнить мы твёрдо должны

Свои и легенды, и были.

Мы дети Великой Страны,

И Мы в той Войне победили!

Ю. Вайн

 

Наш вечный День Победы

С каждым годом он дальше и дальше идет

От того, легендарного сорок пятого,

Горьким дымом пожаров и славой объятого,

Как солдат, что в бессрочный идет поход.

 

Позади — переставший визжать свинец,

Впереди — и работа, и свет парадов,

В его сердце стучат миллионы сердец,

А во взгляде горят миллионы взглядов.

 

Только есть и подлейшая в мире рать,

Что мечтает опошлить его и скинуть,

В темный ящик на веки веков задвинуть,

Оболгать и безжалостно оплевать.

 

Растоптать. Вверх ногами поставить историю.

И, стараясь людей превратить в глупцов,

Тех, кто предал страну, объявить героями,

А героев же вычеркнуть из умов.

 

Только совесть страны не столкнуть с откоса.

И, хоть всем вам друг другу на голову встать,

Все равно до Гастелло и Зои с Матросовым

Вам, хоть лопнуть от ревности, не достать.

 

День Победы! Скажите, теперь он чей?

Украинский, таджикский, грузинский, русский?

Или, может, казахский иль белорусский?

Полный мужества праздник страны моей?!

 

Разорвали страну… Только вновь и вновь

Большинству в это зло все равно не верится,

Ибо знамя Победы никак не делится,

Как не делится сердце, душа и кровь.

 

И какими мы спорами ни кипим,

Мы обязаны знать, и отцы, и дети,

День Победы вовек для нас неделим,

Это главный наш праздник на целом свете.

 

День Победы! Гремит в вышине салют.

Но величье, весь смысл его и значенье

Для народов земли до конца поймут,

Может быть, лишь грядущие поколенья!

 

Вот идет он, неся свой высокий свет.

Поколенья будут рождаться, стариться,

Люди будут меняться, а он — останется.

И шагать ему так еще сотни лет!

Э. Асадов

 

* * *

Что там третья мировая?

Продолжается вторая.

Ежедневно в каждом доме

отголоски давних дней.

 

Её ставят режиссёры,

гримируются актёры,

Вновь на всех телеэкранах

что-то новое о ней.

 

Не она одна за нами,

а число с семью нулями,

Где лицо войны дробится

в бесконечных зеркалах.

 

Всё расскажут очевидцы.

Все заполнятся страницы,

Умножая смерть на память,

жизнь на случай,

боль на страх.

 

Это не четыре года,

а эпоха без исхода,

И пока я жив, все вести —

о моих и обо мне.

 

Вечно почта полевая —

в сердце точка болевая,

Комом в горле чье-то горе,

строчка песни о войне.

К. Ковальджи

 

* * *

Война осталась в прошлом веке,

давным-давно была она.

Но все же в каждом человеке

живет война.

 

Болят ее живые раны,

не гаснет ночью свет в окне...

И вспоминают ветераны

все о войне, все о войне.

 

И в наших душах, как впервые,

по зову памяти встают

Cороковые-роковые,

победы радостный салют.

 

Чем будет славен век двадцатый

через грядущие года?

Вот этой светлой майской датой,

вошедшей в сердце навсегда.

 

В ней жизнь, и честь, и боль России,

и мир когда-нибудь поймет,

Что русский воин как мессия,

истории дал новый ход.

 

И кто-то вспомнит день вчерашний

на новых горестных витках,

и высший смысл Победы нашей

еще откликнется в веках.

 

И в сердце вечно будут святы,

пока живет моя страна,

Ее бессмертные солдаты,

ее победная весна.

А. Тепляшин

 

9 мая 21 века

Ты сниться мне, отец, всё чаще стал…

Ты в этих снах не только что не стар,

но и меня на тридцать лет моложе

сегодняшнего…

 

Вижу облик твой в шинели,

в гимнастёрке фронтовой.

И, всё больнее душу мне тревожа,

сильней, чем орудийная пальба,

мне слышится в глазах твоих мольба:

 

«Скажи, сынок,

за что, за что, за что же

те, кто у вас сегодня во властях,

победу нашу превратили в прах?

Скажи, неужто это — навсегда?!»

 

…И просыпаюсь я в слезах стыда.

С.  Золотцев

 

Реквием

Браток, налей перед обедом,

Я не вернулся с той весны,

Убитый за день до Победы,

На третий час после войны…

 

Из жести кружки поднимая,

Коль "горькой" нет – пьем "самопал" —

За всех, кто пал восьмого мая,

Кто до восьмого мая пал…

 

Я в землю вмят машиной адской,

По мне прошли ее плуги

В окопах битвы Сталинградской,

В траншеях Огненной дуги.

 

Я пойман пулей на излете,

Сгорел в мучительном огне

К земле на бреющем полете,

В кипящей танковой броне.

 

И смерть не выдавила стона

И даже слез из наших глаз,

Когда открыли мы кингстоны,

И вены лопнули у нас…

 

Не ведал райские я кущи,

Была тоска моя остра

В чащобах Беловежской пущи

У партизанского костра.

 

Я не зарыт в могиле братской,

Не сплю в могиле мировой,

Исторгнут пастью бухенвальдской,

Иду дождем на мостовой.

 

Я многолик — солдат Победы,

Дозорный всех дорог войны

Я слишком многое изведал,

И в этом нет моей вины...

 

В любой избе в российской дали

Жива та память о войне:

Кругом медали да медали

И рамки, рамки — на стене…

 

Я жив, пока живёт на свете

Святая память о войне,

Когда кругом смеются дети,

Не убивайтесь обо мне!

 

Ты слышишь, там, в дубравах чистых,

Под ветерком, на склоне дня,

Где о любви лепечут листья —

Там поминают и меня…

 

Налей, браток, налей к обеду

Себе — полней, немного — мне:

За радость светлую Победы!

За всех погибших на войне...

Ю. Павлов

 

О трех солдатах...

Сыновьям и внукам

Я за плечи вас обнимаю

и тихо по строчкам веду —

в то утро Девятого мая

в двухтысячном с чем-то году.

 

В садах еще зябко и мокро,

но вот уже зорька зажгла

домов стоэтажные стекла

и маленькие купола.

 

Светлеет задумчивый Пушкин,

и Красная площадь горда...

Шуршат на воздушной подушке

рассветной поры поезда.

 

Навстречу встающему солнцу —

знамен полыхающий строй...

Минутку!

Сейчас он проснется,

мой первый и главный герой.

 

Не тот, что всесветною славой

взнесен над толпой и велик,

а просто седой, сухощавый,

негромкий и легкий старик.

 

Он настежь окно открывает,

ликующий слушает шум.

Он праздничный свой надевает

былого покроя костюм.

 

Разлившись по улицам-рекам,

цветной гомонит людоход...

Он по двадцать первому веку

домашней походкой идет.

 

Он виден все ближе и ближе,

Надежный, неброский, прямой...

...Солдатик в пилоточке рыжей,

окопный воробышек мой!

 

Казался былинкою тонкой

мальчонка, подросший не в срок,

и был воротник гимнастерки

ему не по мерке широк.

 

Залетный птенец желторотый

российских лесов и долин,

последыш из маршевой роты,

ему оставались всего-то

Зееловские высоты

да битва за город Берлин.

 

Конечная наша дорога —

как смертно она коротка!

По дням и по верстам — немного,

по встречным осколкам — века.

 

Вся плоть содрогнется земная,

хлестнет исполинская плеть!..

История позже узнает,

кому из ребят уцелеть,

увидеть сквозь дымные купы

последнюю точку пути —

дырявый обугленный купол —

и знамя к нему пронести.

 

Мальчонка поймает жар-птицу,

солдат одолеет беду!..

...И вот он идет по столице

в двухтысячном с чем-то году.

 

Подтянутый, празднично строгий,

бессменно который уж год

всегдашней своею дорогой

Девятого мая идет.

 

Сменились и люди, и речи,

наивен уклад старины...

Все зыбко на свете.

Но вечен

огонь у Кремлевской стены,

где лег на заслуженном месте,

не ради посмертных наград,

соратник по долгу и чести,

когда-то пропавший без вести

великой пехоты солдат.

 

А может, ну, скажем, в Рязани.

завидно бессмертный на вид,

прапрадед молоденький Ваня

с красивого фото глядит.

А может, он мне мимоходом

в ладонь отсыпал табачок...

Зима сорок первого года,

крупа ледяная сечет...

 

Все люди прошли, промелькали,

а он из того далека

стал пламенем, почвою, камнем —

незыблемо и на века.

Лишь вздрогнет гранитное знамя

да искры неслышно взлетят,

когда тишину соловьями

взорвет Александровский сад.

 

В день праздника — столпотворенье,

народная память светла.

...И легкая ветка сирени

на строгие плиты легла.

 

И двое нам видятся вместе

в любую из памятных дат

бессмертный в граните и песне

державный солдат Неизвестный

и просто безвестный солдат.

 

Знамена молчат величаво

над пламенем сторожевым:

погибшему — вечная слава!..

Пойдем за солдатом живым!

 

...Зеленого сквера площадка —

и сверхзвуковая над ней

летит боевая тачанка,

четверка античных коней.

 

О, рощица эта сквозная,

где в зелени блещут с утра,

на воинский сбор созывая,

солдатского братства воззванья —

армейских частей номера!

 

Воскресшей дивизией встанет

под кленом седой полувзвод,

и всех, кто живой, упомянет,

и мертвых своих помянет.

 

Спасибо отзывчивой славе,

отчаянной дружбе хвала;

спасибо судьбе-переправе —

живого к живым довела!

 

Прекрасен, высок и печален

той встречи пронзительный миг...

...Так где же вы, однополчане?

Не надо! Они замолчали,

навеки умолкли, старик.

 

Как раненый на пепелище,

глаза приподняв тяжело,

он взглядом товарищей ищет,

а их на клочки разнесло.

 

Скосило. Годами сразило.

И в сквере, что весь на виду,

нигде ни флажка, ни призыва,

а были же в прошлом году!

 

Исчезли. Ни звука. Ни следа.

В кромешную сгинули тьму.

И шепчет «последний, последний»

листва молодая ему.

 

Он понял. Он тяжко спокоен,

как лед на безмолвной реке.

И я бы, ребята, щекою

к его бы прижался щеке.

 

Но в том звездолетном столетье,

в сиреневой кипени дня,

на милом на этом на свете

давно уже нету меня.

 

Распахнут ликующий праздник,

и звонко Москва молода...

Так будьте, как память, пристрастны,

когда вы придете туда!

 

Там видится как бы извечной

Победы чеканная медь,

и где уж в седом человечке

живинку ее разглядеть.

 

В толпе, но как будто сторонкой,

в пути приотставший на миг,

подтянутый, легкий, негромкий,

последний идет фронтовик.

 

— Смелее. воробышек, в ногу! —

кричу я ему сквозь века...

...Конечная наша дорога,

как смертно она коротка!

 

Но держится старая стража —

моих ветеранов редут,

почетом ли важно уважат,

иль наглым плечом ототрут.

 

В крутой повседневности буден,

что в дело легла, как печать,

не надо нас чествовать, люди,

а надо нас не огорчать.

 

Персоны не слишком большие

из передового полка,

мы все, что могли, совершили,

не все довершили пока.

 

К высоткам эпохи далекой

еще проторяем пути...

Прощай, мой солдат одинокий,

родной и последний, прости!

 

В свое воспаленное время,

кому присягал и служу,

из этого стихотворенья

я третий солдат — ухожу.

 

В грядущем

Девятого мая,

дымком и песком становясь,

на вас я его оставляю.

Я очень надеюсь на вас.

М. Соболь


 

Страшная правда

Страшную Правду о страшной войне

Никто нам уже не откроет.

Страшная Правда осталась на дне —

На дне океанов из крови!

 

А на поверхности лишь пузыри,

Блестит чешуя на парадах…

Клонится, клонится знамя зари

Под страшною тяжестью Правды!

 

Под тяжестью этой – сквозь дождь и ветра —

Солдаты бредут, полководцы.

Там, где гремело когда-то «Ура!» —

Только «Увы!» отдаётся.

 

Ржавые пули там густо растут,

Прикинувшись ягодой сладкой.

Красная глина лежит там и тут —

Пушечным мясом в распадках.

 

Многие там ожидают суда —

Страшного и не земного!..

Правда великой войны никогда

К нам не придёт из былого.

 

Кто эту Правду захочет принять,

Страшную Правду Победы?

Всё устаканилось — будут сиять

Забронзовевшие беды.

 

Будут салюты греметь с высоты,

Будто над русскою бездной —

Страшная Правда ломает хребты

Даже горам поднебесным!

 

Слава героям! Чего уж теперь —

Живым достаётся живое.

Неисчислимость народных потерь

Вьюгой вселенскою воет!..

Н. Гайдук

 

Не забудь

Где наши красные знамена

Пробитые, в крови, в пыли?

Нас было много. Миллионы.

Мы до Победы не дошли.

 

Найдите медальон в останках,

Копнув на четверть в глубину.

Да, это мы горели в танках

И дохли с голода в плену.

 

Нас вешали, живьем сжигали,

Нам пулями кромсали грудь.

И это мы на пьедестале.

Мы победили! Не забудь.

Н. Рачков

 

Всё меньше их…

Утихла боль, в душе перегорело.

И я как бы смотрю со стороны:

А сколько их осталось, уцелело

От той, всем миром проклятой войны?

 

Да здравствует Победа!

Но — без них…

Без генералов, офицеров, рядовых…

Всё меньше их, всё меньше остаётся:

Уже по пальцам можно посчитать…

 

И как тогда-то время назовётся,

Когда уж некого нам будет поздравлять?

Н. Замятин

 

День Победы превращаем в дату...

Вот-вот уйдут последние солдаты —

и День Победы превратится в дату...

 

Пусть говорят, что мне не враг эстонец...

Но я ведь слышу плачи русских звонниц,

когда в могиле русского солдата

чужие тени роются горбато,

довольные возможностью такою —

лишить его последнего покоя...

 

Пусть говорят, что вождь у нас толковый...

Но я на фоне громких славословий

(на них у нас правители богаты —

особенно когда такие даты)

не вижу ни желания, ни силы,

чтоб отстоять солдатские могилы.

 

Вот-вот уйдут последние солдаты —

и День Победы превратится в дату...

Он в просто дату превратится...

И вряд ли это нам простится...

Ю. Беридзе

 

* * *

Не забывайте о войне.

Своим потомкам передайте

Как гибли прадеды в огне,

Вы подвиг предков не предайте.

 

Не забывайте обелиски

На месте подвигов былых.

Пускай война уже не близко,

Вы, всё же, помните о них.

 

Не забывайте, в праздный час,

О тех, кто на войне остался.

Гордитесь теми, кто за Вас

В последний, смертный, бой поднялся.

 

Не забывайте никогда

Заплаченную ими цену.

Храните в памяти, тогда,

Не обесцените победу.

 

Пусть шепчут, в спину Вам, враги:

— Забудьте след былых времен...

Но прошлый опыт говорит:

— Забыл победу — побежден!

 

Не забывайте о войне.

Держите флаг победы выше.

Наказывает жизнь, вдвойне,

Победу и беду забывших.

С. Кадашников

 

* * *

Мы о войне теперь читаем в книжках,

Но знаем — это было наяву.

Вчерашние девчонки и мальчишки

Одессу защищали и Москву,

В отрядах партизанских воевали,

Пускали эшелоны под откос

И в медсанбатах раненых спасали,

И плакали, и не стыдились слёз.

 

В блокадном Ленинграде голодали,

Но не сдавались лютому врагу!

И на Дороге жизни умирали...

Забыть такое вряд ли я смогу.

 

И всё сильней сжимали автоматы,

Горели в танках, поднимались вновь...

Великие советские солдаты

Из деревушек, сёл и городов

До самого Берлина фрицев гнали

И не щадили лютого врага.

На Одере весну свою встречали.

Была войны дорога нелегка.

 

Пусть мы войны не видели, но всё же

У каждого из нас на сердце боль.

Победа, что была всего дороже,

Огромной завоёвана ценой!

 

Сегодня небо мирное над нами —

Победы той великой не отнять.

Колени преклоняем перед вами

И каждый раз готовы повторять:

 

Спасибо вам, великие солдаты,

За то, что землю нашу сберегли.

За то, что отстояли мир когда-то,

Свободу всей Европе принесли!

Г. Новицкая

 

Была ли война?

Была ли война? Был ли дом наш в прицелах?

Бросался ли в поле под танки июнь?..

Медалью мальчишка играет впристенок,

Звенит об асфальт золотая латунь.

 

Стираются горя суровые метки.

Но разве бомбежки уйдут в забытье?..

Пылится горбушка на лестничной клетке —

Была ли война для швырнувших ее?

 

Раздать бы победный салют по лимиту.

Чтоб в памяти каждого небо зажглось...

Была ли война? Старику инвалиду

В автобусе места присесть не нашлось.

 

Кружась высоко быстрокрылой семьей,

Веселые ласточки радугу ткут...

Была ли война? Тишина над землею

Такая, что слышно, как реки текут.

 

Мы стали отцов непростительно старше,

Которых труба в эшелон позвала...

Была ли война? И подумать-то страшно,

Какая по счету на свете была!

 

Живые приходят оплакивать мертвых.

Береза кручинится, словно вдова...

Как странно, что после дождей пулеметных

Не выросла в поле стальная трава.

А. Богданович

 

Победа

Был День Победы взрывом счастья,

В нём гасла даже боль потерь.

Стучали радостно и часто

Сердца людские. А теперь?

 

Идут года, а с ними беды —

Как из прорвавшейся сумы.

И чем мы дальше от Победы,

Тем ближе к пораженью мы.

Н. Зиновьев

 

* * *

Нам Победы никак не простят;

Не по правилам мы победили.

Судят, как о незваных гостях,

Что без спроса и ели, и пили.

 

Сиволапые, быдло, русня,

Сыромятина, валенки, глина!

Кто позволил восстать из огня?

Как посмели дойти до Берлина?

 

И, купаясь в сигарном дыму,

Погрузившись в мягчайшие кресла,

Всё твердит: «Ну никак не пойму

Эту Русь, что из пепла воскресла».

 

Вам, убогим, понять не дано

То, что знали участники битвы:

И отваги хмельное вино,

И отраду соборной молитвы.

П. Рыков

 

День Победы

Есть день в Отечестве моем.

Он не похож на все иные.

К могилам братским мы идем,

Надев костюмы выходные.

 

Пред теми, кто войной убит,

Стоим, глотая горький ветер…

Цветы кладут на мрамор плит

В молчанье строгом наши дети…

 

Весной сменяется весна…

Но тем священнее минута,

Когда родные имена

Мы шепчем в грохоте салюта…

С. Зайцев

 

Пока мы помним эти даты

Война — коротенькое слово…

Осколок — в памяти моей.

Но почему пишу я снова,

Сквозь толщу лет, стихи о ней?

 

И все-таки сжимает сердце

Весною — холодом зимы.

И не найти такого средства.

Чтоб в мае не грустили мы.

 

Сквозь песни праздничного мая,

Держа в руке гвоздик букет,

Идем куда-то, вспоминая,

Всех тех, кого сегодня нет.

 

Пока мы помним эти даты,

Сраженья, смерти, имена…

Встают из прошлого солдаты,

Которых забрала война!

 

Как повзрослели вы когда-то

В одно мгновенье на войне.

Вы знали — не придти обратно,

В тот мир, исчезнувший в огне.

 

Вы знали — срок уже назначен.

Вы знали — жить — совсем чуть-чуть.

Но просто не могли иначе

И продолжали страшный путь…

 

… Сейчас идете рядом с нами

Под звуки маршей и речей.

И тянутся за сапогами

Комки родной земли моей…

 

Приходит май и колет снова

Осколок в памяти сильней…

Война — коротенькое слово,

И тысячи ночей, и дней!

П. Давыдов

 

Давайте скажем что-то о Победе

Начало мая.

Красные гвоздики,

Как слезы тех далеких страшных лет.

И ветеранов праведные лики,

Особенно, которых больше нет.

 

Когда опять подходят даты эти.

Я почему-то чувствую вину —

Все меньше вспоминают о Победе,

Все больше забывают про войну.

 

Никто из нас за это не в ответе.

И сам с собой веду я разговор:

Так много было войн на белом свете,

Так много лет уже прошло с тех пор.

 

И, как обычно, вспоминаю папу,

Вернувшегося без обеих ног...

Как поднимался он легко по трапу,

Как танцевать он на протезах мог...

 

Идут по телевизору парады,

Горят в архивных фильмах города.

Тем, кто остался, раздают награды.

И кажется, что было так всегда.

 

Война еще исчезнуть не готова.

Те годы — миллионы личных драм.

А потому, давайте вспомним снова

Всех тех, кто подарил Победу нам.

 

Когда гулять, на майские, поедем,

Веселые, довольные вполне,

Давайте скажем что-то о Победе

И вспомним, хоть немного, о войне.

П. Давыдов

 

Не трогайте праздник Победы!

Оплачены страшной ценою

Военных сражений года.

Но радостный праздник со мною

Был с самого детства всегда.

 

Я ждал его вместе со всеми,

Рассматривал вновь ордена…

И в майских парадах весенних

Другою казалась война.

 

И плыли над площадью флаги,

И пели солдаты в строю,

О подвигах и об отваге,

Про смерть и удачу свою.

 

Победа! — красивое слово!

Подарок для нас и для Вас.

Победа! — и слышится снова

Военного времени вальс.

 

Смотрите, идут ветераны!

Из вечности в вечность идут.

И взрослыми ставшие рано,

Они победили беду.

 

Забудем на время про беды

И, доблести павших верны,

Отметим величье Победы

И эхо далекой войны.

 

Пусть память шагает по следу,

Горит, как от ран ножевых…

— Не трогайте нашу Победу!

Оставьте ее для живых!

П. Давыдов

 

Эхо войны

Не убежать и не уехать

От горькой памяти моей.

Войны не затихает эхо

В сердцах людей!..

 

И каждый раз в начале мая

Нас ждет священный ритуал —

Всех тех с поклоном вспоминая,

Кто воевал…

 

Красивых поседевших женщин,

Мужчин, бодрящихся сейчас.

Вас с каждым годом меньше, меньше…

Простите нас…

 

Чтоб были памяти достойны,

Чтоб жить, не чувствуя вины,

Давай не забывать про войны,

Про боль войны…

 

И то, что боль не затихает,

И эхом бьет в сердца людей,

Понять истоки помогает

Страны своей…

 

И ритуал в начале мая,

Парад Победы тут и там,

О прошлом помнить помогая,

Он нужен нам…

П. Давыдов

 

Самый долгожданный май!

Услышав о военных фразу,

И повернувшись вдруг ко мне,

Бывает, спрашивают сразу:

А это о какой войне?

 

О той войне — ужасной самой,

О бесконечной той войне

Где смерть ходила вслед за славой,

Где год за десять был вполне!

 

О той — отечественной, страшной,

Где жизнь была ценой в пустяк…

Мужчины погибали наши,

А иногда — запросто так.

 

Потом, конечно, были войны,

Но всех их не сравнишь с одной,

Так будем памяти достойны,

Оплаченной такой ценой!

 

И, если говорят «Победа!»,

То никогда не забывай,

Про ту войну, про кровь, про деда…

Про самый долгожданный май!

П. Давыдов

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...