пятница, 6 мая 2022 г.

Обелиски: 70 стихотворений и песни

  

* * *

Стоят монументы.

Стихами и в прозе

Взывают к потомкам святые слова.

Но память живет не в граните и бронзе,

А в людях — без нас эта память мертва.

А. Молчанов

Обелиски

Где погиб он,

Друг мой близкий?

У каких высот крутых?

Обелиски, обелиски…

На дорогах сколько их?

 

Облака слетелись в стаю.

Вместо ливня —

Слёзы вдов.

Не от слёз ли вырастают

Обелиски из холмов?

 

И, на молнии похожи,

В жизнь врываются людей,

Беспокоя и тревожа

Устремлённостью своей.

 

Словно смолкшие атаки —

В каждой каменной стреле…

Восклицательные знаки —

Обелиски на земле!

Л. Сорокин

 

Обелиск

Обелиск, обелиск, обелиск!

Обелиск из гранита и стали.

Обернись. Обернись. Обернись.

Это наши погибшие встали.

 

По житейским заботам спеша,

Посмотри из кабины наружу, —

И не может не вздрогнуть душа,

если ты сохранил еще душу.

 

Есть щемящее что-то в тебе,

ежедневная жизнь Современья.

Есть щемящее в нашей судьбе,

что не знает ни дня повторенья.

М. Львов

 

Обелиски

Тихо в степи травы скорбят.

Птицы по ветру, по небу летят.

Вечный огонь в том краю поседел,

Глядя в седые глаза матерей.

 

Как шинель над ними — степь

Столько зим и столько лет!

Встретишь в поле обелиск —

Поклонись! До земли поклонись...

 

Степи заснут, травы заснут.

Снеги по ветру, по небу пройдут.

Вдовы к солдатам идут по ночам,

Чёрные шали скользят по плечам.

 

Как шинель над ними — степь

Столько зим и столько лет!

Тихо в степи солнце взойдёт.

Детство солдатам цветы принесёт.

 

Слышите шаг по степям там и тут?

Это солдаты в бессмертье идут…

Как шинель над ними — степь

Столько зим и столько лет…

 

Встретишь в поле обелиск —

Поклонись!

До земли поклонись…

М. Румянцева

 

Обелиски

В суровой строгости полей

Идут путём таким неблизким

По тихой Родине моей

С войны солдаты — обелиски.

 

Они проходят мимо хат,

Полями, рощами проходят.

Пути знакомого назад

Никак ребята не находят.

 

Сквозь камень их сердца стучат,

Сердца, не звёзды, светят людям,

Идут солдаты по ночам,

Не слыша грохота орудий.

 

А там, вцепившись в тишину,

В родном краю, где зреют сливы,

Их провожают на войну

Девчонки, плача молчаливо.

 

Немало их стоит окрест,

Тех обелисков, тех отметин,

И давших клятву ждать невест,

Которым ночью снятся дети.

В. Силкин

 

Обелиск

Вы думаете — нет меня,

что я не с вами?

Ты, мама, плачешь обо мне.

А вы грустите.

Вы говорите обо мне,

звеня словами.

А если и забыли вы…

Тогда простите.

 

Да. Это было всё со мной,

я помню, было.

Тяжелой пулей разрывной

меня подмыло.

Но на поверхности земной

я здесь упрямо.

Я только не хожу домой.

Прости мне, мама.

 

Нельзя с бессменного поста

мне отлучиться,

поручена мне высота

всей жизни мира.

А если отошел бы я

иль втянул мимо —

представьте,

что бы на земле

могло случиться!

 

Да, если только отойду —

нахлынут, воя,

как в том задымленном году,

громя с разбега,

пройдут

мимо меня

вот тут,

топча живое,

кровавым пальцем отведут

все стрелки века.

 

Назад — во времена до вас,

цветы детсада

за часом час —

до Волжской ГЭС еще задолго,

так — год за годом —

в те года у Сталинграда,

в года,

когда до самых звезд горела Волга.

 

В год сорок…

В самый первый бой,

в огонь под Минском,

в жар первой раны пулевой,

в год сорок первый…

Нет,

я упал тогда в бою с великой верой,

и ветер времени гудит над обелиском.

 

Не жертва, не потеря я —

ложь, что ни слово.

Не оскорбляйте вы меня

шумихой тризны.

Да если бы вернулась вспять

угроза жизни —

живой

я бы пошел опять

навстречу снова!

 

Нас много у тебя, страна,

да, нас немало.

Мы — это весь простор земной

в разливе света.

Я с вами.

Надо мной шумит моя победа.

А то, что не иду домой,

прости мне, мама.

М. Луконин

 

Имена на гранитной плите

Имена...имена...на гранитной плите,

Там же даты рожденья и смерти.

Как задумаюсь, сразу же слышатся мне

Голоса из-под каменной тверди.

 

Что они говорят — не могу разобрать,

И хотел бы, да вот, не дано.

Что нам хочет сказать наша Родина-Мать,

О которой забыли давно.

 

Нет, не знали они то, что мы победим,

Но достойно ушли на покой.

Тихо вторит граниту его побратим —

Обелиск с неизменной звездой.

 

И под шёпот глубин рану мне бередят

Имена эти снова и снова.

Обелиски со звёздами, вставшие в ряд...

Это Родины нашей основа.

В. Гусев

 

Памятник солдату

Немецкий лес, немецкая трава.

И рядом русский поднялся солдат.

А над солдатом неба синева,

Как материнский взгляд.

 

Он не дошел сто метров до села.

Он до Победы полчаса не дожил.

Чужая мать сюда опять пришла,

Свою кручину возложить к подножью.

 

Стоит солдат…

И взгляд его тяжел.

Над ним в Россию пролетают птицы.

И он давно б на Родину ушел,

Да все друзей не может добудиться.

А. Дементьев

 

Шаги (из поэмы «210 шагов»)

Для сердца

любая окраина —

близко.

Границей

очерчена наша Земля.

Но в каждом селенье

стоят обелиски,

похожие чем-то

на башни Кремля...

Стоят обелиски

над памятью вечной,

над вдовьей тоской

да над тёмной водой

с такой же звездою

пятиконечной,

с такой же

спокойной и светлой

звездой.

С такой же,

которая так же

алеет,

которую так же

боятся враги...

Солдаты

сменяются

у Мавзолея,

раздольно и мощно

чеканят шаги!..

 

Я слышу:

звучат

неумолчные гимны.

Я вижу:

под гроздьями облаков,

летящих над миром,

до каждой

могилы

от Спасских ворот —

двести десять шагов!

До каждой!

Пусть маленькой,

пусть безымянной.

До каждой!

Которую помнит

народ.

 

По чащам лесным,

по траве непримятой

проторены тропки

от Спасских

ворот...

Сквозь зимние вьюги

и вешние гулы,

под пристальным взглядом

живущих людей

идут караулы,

встают караулы

у памятников

посреди площадей!

У скорбных надгробий

встают, бронзовея.

И бронза

становится цветом лица...

 

Есть память,

которой не будет забвенья.

И слава,

которой не будет конца.

Р. Рождественский

 

Слушайте памятники!

Встают победители — в бронзе, в граните!

Их стать исполинская всюду видна.

Батыры встают — и уже не убить их,

Им вечная жизнь на земле суждена!

 

Стоят обелиски, ничуть не старея.

И если найдёте хоть пару минут,

Вы в камне услышите сердцебиенье —

Солдатские души в граните живут!

 

Чтоб каждый прожил на земле человеком,

Застыв, как в минуту молчанья, стоят,

Но разницы нет меж минутой и веком —

Молчанием с нами они говорят!

 

О Родине, доблести, храбрости, чести,

О мужестве самых последних минут —

Батыры из камня поют эти песни,

Поют в Бухенвальде, в Хатыни поют.

 

Спасли нашу землю от вражеских полчищ,

Спасли наши сёла, поля, города…

Поют они песни священные молча,

Но тот, кто захочет, услышит всегда!

Р. Миннуллин

 

Обелиски со мной говорят

Что-то память

умолкла моя,

не томит меня больше,

не мучает.

А за дальней горою стоят

обелиски,

как пики блескучие.

 

И над каждым

не меркнет звезда,

и не рушатся

камни нетленные.

А на стыках

стучат поезда

про забытые марши военные.

 

Я не часто

сюда прихожу,

раз ли, два ли за лето

проведаю.

К обелискам цветы приношу

да с друзьями

сердечно беседую.

 

— Не забыл ты друзей своих?

— Нет,

не забыл,

не забуду, поверьте, я,

 

не сотрется

за давностью лет

то, что в жизни

зовется бессмертием.

 

Обелиски

построились в ряд,

а над ними —

закат, как пожарище.

Обелиски

со мной говорят

голосами

погибших товарищей.

В. Гришин

 

Обелиски

В каждом городе, в посёлке и в селе

Каждым именем священны и велики

Обелиски, обелиски по земле,

Словно боль, окаменевшая на вскрике.

 

Я за прошлое не чувствую вины.

Но склоняюсь у подножий виновато.

Им, в бессмертие ушедшим из войны,

Ни молитв моих, ни клятв моих не надо.

 

Омывают их зелёные ветра.

Осыпают голубые звездопады.

Звездопады, звездопады до утра,

Как за подвиг невручённые награды.

 

В каждом городе, в посёлке и в селе

Каждым именем священны и велики

Обелиски, обелиски по земле,

Словно боль, окаменевшая на вскрике.

В. Чушков

 

Обелиск

На сером граните

Озябшие тлеют цветы.

Великих событий

От времени стёрлись черты.

 

Одни только даты

Хранит неподвижно стена.

И может, когда-то,

Впитавшись в гранит, имена

Исчезнут бесследно,

Как в почву уходит вода,

Но в слове «победа»

Не скроется слово «беда».

 

Минувших событий

В веках затеряется след.

Но детям убитых

Уже не родиться на свет.

 

Но песен неспетых

Уже не услышать вовек,

И хлопьями пепла

В цветы осыпается снег.

В. Соловьёва

 

На поле славы

Крутые годы

Отошли,

Войной наполненные,

Горем,

И обелиск стоит вдали,

И возвышается

Над полем.

Окопы,

Дзоты,

Блиндажи,

Траншеи узкие,

Косые —

Бессмертной славы

Рубежи…

И имя подвига —

Россия.

А. Шевелев

 

Обелиски

Где теперь на маленькой высотке

Обелиски смотрят в синеву,

Жизнь была до ужаса короткой,

Смерть людей косила, как траву.

 

Обелиски, наши обелиски…

Нелегко стоять и вспоминать.

Павших братьев мраморные списки

Не могу без слез перечитать.

 

Здесь мои друзья-однополчане

Навсегда — навеки улеглись…

Мы в минуты скорбного молчанья

Жить за них достойно поклялись.

А. Пахомов

 

* * *

Еду, еду весь день, а леса ни на миг не кончаются.

Всё берёзы, осины сквозные и ели мохнатые...

И деревья особой, военной породы встречаются,

Из бетона и камня – они не шумят, не качаются:

Это братских солдатских могил обелиски и статуи.

 

Корни-кости у них глубоко. Не прикрытые ветками,

Их стволы не гниют никогда, на крови возращённые.

Словно взрывы беззвучные, окаменевшие – резкие,

По сравненью с другими деревьями, в общем-то, редкие,

Но с другими краями в сравнении – просто бессчётные.

 

О Россия! Дороги, леса и леса бесконечные!

И солдаты, идущие в них и под ними лежащие...

Необъятная Русь и деревья бессчётные вечные –

Обелиски и статуи, мимо летящие, встречные,

Из земной, временной глубины прямо в душу глядящие!..

Г. Ступин

 

У обелиска

Знаю: счастье щепотью разносят,

Горе пригоршнями дают…

Сердце мое до сих пор кровоточит,

Только раздастся победный салют.

 

Мать ли опять говорит с сыновьями,

Жены ль скорбят и тоскуют душой,

Камни молчат. Но послушай — и камень

Плачет о горе народа большом.

 

Мрамор холодный, длинные списки.

Сотни и тысячи вдов и сирот,

В каждой семье есть свои обелиски,

Выбит на мраморе целый народ.

А. Бобровский

 

* * *

Сколько воинов нынче в граните

По великой России моей.

Вы в глаза их взгляните, взгляните.

Вы цветы принесите с полей.

 

Зарастают окопы лесные,

Материнское сердце болит...

Сколько вечных огней по России

Над молчанием мраморных плит!

 

Этот каменный полк многоликий

Сжал винтовки и поднял мечи.

И в порыве отваги великой

Он на миг оживает в ночи.

 

Эти плечи невиданной силы

Рядом, рядом с плечами живых...

Сколько вечных огней по России —

Негасимых, тревожных, немых!

В. Потиевский

 

* * *

Над обелиском солнце светит низко.

Холодных плит касается рука.

В полях, в лесах — ни далеко, ни близко —

Плутает одинокая тоска.

 

Она — и взор, и слух дум материнских,

И безголосый крик: «Ты где, любимый мой?»

Над обелиском солнце светит низко,

А если дождь пойдёт — сплошной стеной.

 

По всей России ходят обелиски —

Свидетели тех огненных годов.

И светят, словно белые записки —

Со всех бесчеловечных тех фронтов.

В. Сляднева

 

У обелиска

Застыли ели в карауле,

Синь неба мирного ясна.

Идут года. В тревожном гуле

Осталась далеко война.

 

Но здесь, у граней обелиска,

В молчанье голову склонив,

Мы слышим грохот танков близко

И рвущий душу бомб разрыв.

 

Мы видим их — солдат России,

Что в тот далёкий грозный час

Своею жизнью заплатили

За счастье светлое для нас...

С. Пивоваров

 

Обелиски белые, обелиски чёрные…

Снова наступает день девятый мая —

Это день особый для моей страны.

Но никто не спросит, и никто не знает,

Что творится в душах у сирот войны.

 

Но, где ни бываю я, и что я ни делаю,

Всё перед глазами — взрывы да огонь…

Обелиски чёрные, обелиски белые…

Приложу я к камню тёплую ладонь.

 

Под каким-то камнем в стороне далёкой

Мой отец убитый столько лет лежит.

И моя ровесница, тоже одинокая,

Камень безымянный в мае посетит…

 

По земле согретой чьи-то дети бегают,

Но виденья чёткие в памяти моей:

Обелиски чёрные, обелиски белые —

Времени отметины посреди полей.

В. Дорожкина

 

Обелиски

Стоят в России обелиски,

На них фамилии солдат…

Мои ровесники мальчишки

Под обелисками лежат.

 

И к ним, притихшие в печали,

Цветы приносят полевые

Девчонки те, что их так ждали,

Теперь уже совсем седые.

А. Терновский

 

Обелиски

В городах и селеньях не близких,

На просторах великой страны,

Память верно хранят обелиски —

Часовые далёкой войны.

 

Прикасаясь к холодному камню,

Возлагая к подножью цветы,

Понимаю — за мраморной гранью

Похоронены чьи-то мечты.

 

Учащается сердца биенье,

Мир как будто на время затих…

Пусть на миг, на одно лишь мгновенье

Я увидел себя среди них —

 

Кто с винтовкой, а кто с автоматом,

Но с отчаянной верой в глазах,

С жаждой к жизни уходят солдаты,

Сделав в вечность последний свой шаг.

 

Мир как будто опять замирает…

Но за каждой ушедшей мечтой

С неба падают звёзды, сгорая,

Чтобы стать похоронной звездой.

 

И склоняем мы головы низко,

В сердце трепет, глаза холодны,

Перед памятью в тех обелисках —

Часовых незабытой войны.

С. Фатулёв

 

Обелиск

На земле, где ржавеет

отстрелянный диск,

В память павшим героям

стоит обелиск.

 

На земле, где заснули

сердца и мечты,

Люди в память о павших

сажают цветы.

 

Там с обрыва виднеется

лента реки,

И приходят туда отдыхать

старики.

 

У подножья всегда есть

следы на песке.

У подножья — солдаты

застыли в броске.

 

В теплый день там играют

всегда малыши,

И весенней порой вечера

хороши!

 

Клёны осенью поздней роняют

свой лист...

...На земле не один есть

такой обелиск.

 

Люди, люди, не спите! —

деревья шумят.

Люди, мир сохраните! —

они говорят.

 

Пусть отныне взмывают лишь

спутники ввысь,

Пусть царит на земле вечно

мирная жизнь!

З. Большакова

 

У обелиска

Зимний день. Повисло небо низко

Над промёрзлой дремлющей землёй.

Я стою один у обелиска

Молча, с непокрытой головой.

 

Облака торопятся куда-то,

В воздухе снежинки, как цветы.

И как будто вижу я солдата

На снегу у огненной черты.

 

Распластавшись под открытым небом,

Он ползёт со связкою гранат,

А вокруг, столбы вздымая снега,

За снарядом падает снаряд.

 

Вот он приподнялся, в полушубке,

Взмах руки — и танк уже в огне,

А за ним второй... В свинцовой крупке

Пляшет смерть на вражеской броне.

 

А парнишка на бегу споткнулся

И упал. И больше ничего…

Там сегодня обелиск взметнулся

Памятью о подвиге его.

 

Сколько их в России, обелисков?

А она, Россия, велика.

И стою один под небом низким

Я, осиротевший сын полка.

C. Повный

 

У обелиска

Мы приходим

К обелискам строгим

И стоим,

И смотрим им в лицо.

Тишина.

Военные дороги —

Ленты на венках

У ног отцов.

Здесь седую

Голову закат

Опускает,

Преклонив колени.

Здесь —

Как вечность —

Вечные стоят,

Воли и Победы

утвержденье.

В. Данилов

 

* * *

Солдату памятник на высоте воздвигли.

Здесь только небо, облака да ветер.

И в день весенний трав зелёных иглы

прошили твердь земную на рассвете.

 

Холодный камень. Всё ли сохранит он?

И есть ли от душевной боли средство?..

...Вот сын припал к груди отца гранитной —

так, словно ждёт, что вдруг забьётся сердце.

В. Кузнецов

 

У обелисков

У обелисков голову склоняю,

где нет имён,

одни лишь только даты…

Кто здесь лежит?..

Я этого не знаю.

Но знаю я — в бою легли солдаты,

чтоб над Отчизной голубело небо,

чтоб золотились мирные поля,

чтоб у детишек было вдоволь хлеба,

чтоб на земле со всеми

жил и я!

Забвения героям павшим нет.

Как наша память —

эти обелиски.

И на гранит кладу я свой букет —

тем неизвестным воинам,

но близким.

П. Явтысый (Перевод В. Гордеева)

 

Памятник

Облитые медью притихшие клены.

Прохлада осенняя чистит кусты.

В гранитной палатке, с лицом опаленным,

Солдат сапогом приминает цветы.

 

Откуда он родом? Быть может, с Урала?

А может, земляк мой — с алтайских степей?..

Как жил ты, солдат? Расскажи, как не стало

Тебя — и в какой из бесчисленных дней?

 

Молчит солдат. Молчит гранит.

Не скажет, как, в какие дни

Его отметила беда. Не скажет мне.

И никому. И ни за что. И никогда!..

 

Солому с хрустом жрет огонь.

Солдат. Поваленный плетень.

С холма к селенью — вражья бронь

В крестах паучьих набекрень.

 

Протяжный вой и свист вразброс!

Лежит солдат — к земле прирос.

Земля за гарью не видна…

И жизнь одна, и смерть одна!

 

Он мнет ладонью ковыли,

Он дышит запахом земли.

Своей земли. В последний раз?..

— Не бойся! — сердце бьет приказ.

 

— Иди вперед, назад ни шагу…

И он пошел в неравный бой,

Прикрыт медалью «За отвагу»

И красной маленькой звездой…

 

Он шел, как вешний лед на запонь.

И видел он иную новь.

И рухнул — головой на запад! —

Примяв соломенную бровь…

 

Ты рухнул в пыль, а встал — на камень!

Ты б жил сто лет, теперь — века!..

Кладу цветы, а сам руками

Его касаюсь сапога.

В. Брюховецкий

 

У обелиска

Вот опять стою у обелиска…

Ветви ивы — след застывших слёз, —

До земли касаясь низко-низко,

В травах тают капельками рос.

 

До Победы два неполных года

Не дожить тебе, солдат, пришлось,

В сентябре у Навлинского брода

В той атаке всё оборвалось…

 

Недопелось и недолюбилось,

Не дождалась та, что так ждала.

Но Победа всё-таки случилась!

Всех, кто пал, к Рейхстагу привела.

 

За тебя здесь чарку поднимали,

И с тобою возрождали жизнь.

Рудники и шахты открывали,

И ракеты поднимали ввысь.

 

И ты вечен в памяти и бронзе…

Мера нашей доброты и зла.

Но прости меня, солдат, за Грозный,

За «Норд-Ост» и пламенный Беслан.

 

Сотни тысяч в мире обелисков

Под надзором времени стоят,

Чтоб не пополнялись больше списки

В новых битвах гибнущих солдат.

* Навля — река в Орловской и Брянской обл., левый приток Десны.

Н. Колобаев

 

* * *

Обелиск невысок. Небогат.

Две дороги крест-накрест лежат.

Не слышны ни гармонь, ни слова.

Скорбный ряд начинается с «А».

 

Там за списком за этим лежат

Тридцать восемь погибших солдат.

Тридцать восемь…

Теперь тридцать семь.

Ты нашелся — погиб не совсем!

 

Сквозь болезни, сквозь наше житье —

Тридцать лет выходил из боев.

И вернулся сомкнуть этот строй.

(Тяжело возвращаться домой).

 

А потом возвращаться назад,

Где расхожие речи звучат:

Не о том! Как по сердцу кнутом!

Да чего уж… Об этом потом.

 

Обелиск невысок. Небогат.

Что же сердце стучит, как набат?

Обелиск, как везде, как всегда.

Может, ярче алеет звезда?

 

И, забыв про обратный билет,

Ты стоишь среди прожитых лет…

Тихо движутся два муравья

Через список от «А» и до «Я».

В. Шуваев

 

К памятнику

Зажата в кулаке граната,

Над головою — автомат...

И грустно думать, что когда-то

Ты был таким, как я, солдат.

 

Ловил ершей на тихой речке,

И змея в небо запускал,

И на буланом без уздечки

В луга душистые скакал.

 

И с одноклассницею Таней,

Надвинув кепку на глаза,

Разучивал, смущаясь, танго...

Но вдруг ударила гроза.

 

И, шалости оставив сразу,

Забросив «грозный» самопал,

По долгу сердца,

По приказу

Ты гордо в строй солдатский стал.

 

И шел сквозь годы, через беды,

Кровь запекалась на губах.

Как воин шел, как сын Победы —

С оружьем мщения в руках...

 

Кем стать ты мог, когда бы в мае

Вернулся в добрый отчий дом?

Творцом высоких урожаев,

Поэтом,

Слесарем,

Врачом?

 

Иль в голубеющую роздымь

В тот год, Гагарину под стать,

Ты первым вырвался бы к звездам

Иль стал глубины покорять...

 

Но вот стоишь года,

Из камня,

Изваян чуткою рукой.

Стоишь ты предо мной, как память

Годины той пороховой.

 

И значит, смерти нет на свете,

Когда и в камне ты живешь,

А есть Россия и бессмертье,

Вот эта синь,

Вот эта рожь.

 

Вот эта светлая дорога,

Вся даль в звенящем багреце

И бесконечная тревога

На каменном твоем лице.

В. Костко

 

* * *

Во мне — два метра.

В нем поменьше было.

А сколько —

Память долго не хранила.

 

Мы с ним сравнялись в росте —

До земли,

Когда на землю под огнем легли.

 

Он на мгновенье выше стал меня,

Рванувшись вдруг на острие огня.

 

Рванулся — и упал.

Лишь нынче встал

На глыбистый гранитный пьедестал.

 

Я — двухметровый —

Перед ним стою.

До ног его

Рукой не достаю...

В. Туркин

 

Памятник

Дивизия лезла на гребень горы

По мерзлому,

мертвому,

мокрому

камню,

По вышло,

что та высота высока мне.

И пал я тогда. И затих до поры.

 

Солдаты сыскали мой прах по весне,

Сказали, что снова я Родине нужен,

Что славное дело,

почетная служба,

Большая задача поручена мне.

 

— Да я уже с пылью подножной смешался!

Да я уж травой придорожной пророс!

— Вставай, поднимайся!

Я встал и поднялся.

И скульптор размеры на камень нанес.

 

Гримасу лица, искаженного криком,

Расправил ударом резца ножевым.

Я умер простым, а поднялся великим.

И стал я гранитным,

а был я живым.

 

Расту из хребта,

как вершина хребта.

И выше вершин

над землей вырастаю.

И ниже меня остается крутая,

не взятая мною в бою

высота.

 

Здесь скалы

от имени камня стоят.

Здесь сокол

от имени неба летает.

Но выше поставлен пехотный солдат,

Который Советский Союз представляет.

От имени Родины здесь я стою

И кутаю тучей ушанку свою!

 

Отсюда мне ясные дали видны —

Просторы

освобожденной страны,

Где графские земли

вручал

батракам я,

Где тюрьмы раскрыл,

где голодных кормил,

Где в скалах не сыщется

малого камня,

Которого б кровью своей не кропил.

 

Стою над землей

как пример и маяк.

И в этом

посмертная

служба

моя.

Б. Слуцкий

 

Стихи о необходимости

На тихих клумбах Трептов-парка

Могил в торжественном покое

Давно горят светло и ярко

Пионы, астры и левкои.

 

И за судьбу земли спокоен;

Ее простор обозревая,

Стоит под солнцем русский воин,

Ребенка к сердцу прижимая.

 

Он родом из Орла иль Вятки,

А вся земля его тревожит.

Его в России ждут солдатки,

А он с поста сойти не может.

М. Дудин

 

На главном посту

В Трептов-парке, в Берлине, в сорок девятом году,

Встал Советский Солдат у людей на виду.

Он немецкую девочку спас от огня,

И стоит молодой, мир и счастье храня,

 

А чтоб землю от новой беды уберечь,

Держит в правой руке справедливости меч!

Снится часто солдату родная земля,

Где он бегал босым по тропинке в поля.

 

Часто слышит солдат старой матери зов…

Сорок лет она кличет пропавших сынов.

В дорогую Россию он ушёл бы пешком,

Чтобы мать успокоить, поправить ей дом.

 

Но не может солдат отлучиться с поста,

Чтоб увидеть родные до боли места.

Здесь от имени павших, где клёны в цвету,

Он стоит на бессменном, на главном посту!

А. Коршунов

 

Победитель

Сквозь все сражения и беды,

Не зная сна и тишины,

Ты смело шел путем Победы

За честь своей родной страны.

 

Во имя разума и света

Ты защитил от черных сил

Не только родину Советов —

Ты всю планету защитил.

 

Тебя вела святая ярость

К Победе, в огненную даль...

Победа трудно нам досталась:

В ней — наша радость и печаль;

 

В ней — прочный сплав огня и стали,

Наш русский дух и жаркий пыл...

Ее в бою,

в труде ковали,

Ее ковали фронт и тыл.

И внуки,

и отцы,

и деды

Ковали мир...

И час настал...

И в Трептов-парке

в честь Победы

Встал мой земляк на пьедестал.

 

Стоит солдат.

А птицы звонко

Поют о нем невдалеке...

К своей груди прижав ребенка,

Он держит грозный меч в руке.

 

Стоит солдат на видном месте,

Как верный страж,

на страх врагам...

А люди мира,

люди чести

Кладут цветы к его ногам.

В. Степанов

 

Памятник

Это было в мае, на рассвете.

Нарастал у стен рейхстага бой.

Девочку немецкую заметил

Наш солдат на пыльной мостовой.

 

У столба, дрожа, она стояла,

В голубых глазах застыл испуг.

И куски свистящего металла

Смерть и муки сеяли вокруг.

 

Тут он вспомнил, как прощаясь летом

Он свою дочурку целовал.

Может быть отец девчонки этой

Дочь его родную расстрелял.

 

Но тогда, в Берлине, под обстрелом

Полз боец, и телом заслоня

Девочку в коротком платье белом

Осторожно вынес из огня.

 

И, погладив ласковой ладонью,

Он ее на землю опустил.

Говорят, что утром маршал Конев

Сталину об этом доложил.

 

Скольким детям возвратили детство,

Подарили радость и весну

Рядовые Армии Советской

Люди, победившие войну!

 

… И в Берлине, в праздничную дату,

Был воздвигнут, чтоб стоять века,

Памятник Советскому солдату

С девочкой спасенной на руках.

 

Он стоит, как символ нашей славы,

Как маяк, светящийся во мгле.

Это он, солдат моей державы,

Охраняет мир на всей земле.

Г. Рублев

 

Монументы

У ворот Бранденбургских

Тишина...тишина ...

Многих юношей русских

Не дождалась весна.

 

Над деревьями галки,

Над Берлином покой,

И стоит в Трептов-парке

Всем известный герой!

 

И суровость во взгляде,

И заботы печать ...

Ждет давно в Ленинграде

Парня этого мать.

 

Сердцем ждет его добрым,

Но в величье молчит.

Мать на кладбище скорбном

Монументом стоит!

 

С материнскою силой

против тысяч смертей

Мать над братской могилой

ленинградских детей.

 

Против страха и смерти

мать стоит на посту.

Пусть немецкие дети —

пусть все дети растут!

 

Сын сражался под Курском,

между танками полз,

Сердце матери русской

он к Берлину принес,

 

Это гневное сердце,

что карало мечом,

Детство маленьких немцев

подняло над огнем!

 

...И сменяют закаты

3а восходом — восход ...

Мать все смотрит на запад.

Сын глядит на восток!

В. Шалыт

 

Памятник

Сегодня здесь, на Шварценбергерплац,

воздвигли глыбы тесаного камня —

и с поднятой упрямо головой

встал на граните бронзовый боец.

 

Как он похож! Мы узнаем его

в неудержимом шаге, в гулких крыльях

распахнутой по ветру плащ-палатки.

Украшенное орденами знамя

над ним струится в звонком клокотанье,

и автомат зажат навеки в пальцах

многопудовой бронзовой руки.

 

Лучится солнце над его плечом.

А у ступней церемониальным маршем,

походные знамена развернув,

проходит четко венский гарнизон.

 

Шагают вслед за нашими войсками

квадратами союзные войска.

Грохочущий оркестр американцев,

французов темно-синие пилотки,

и голыми коленками мелькают

одетые в линялые трусы

три роты долговязых англичан...

 

Их генералы встали у подножья

и, щурясь от сияющего солнца,

обрызгавшего кованую бронзу,

задравши подбородки в; синеву,

глядят на величавый монумент...

 

Гремит над площадью советский гимн —

и замерли дворцы старинной Вены,

замолкла парков пышная листва,

застыли изваяния на Ринге...

 

Стоит боец над непогодой века,

над потрясенной бурею Европой —

надежда, вечный светоч для друзей,

врагам моей страны — напоминанье!

Я. Белинский

 

У гранитной плиты

У гранитной плиты, там, где воздух дрожит, как живой,

Где Священное Пламя навеки сливается с Небом,

Незнакомый прохожий, замри, здесь немного постой

И почувствуй себя вдруг внезапно натянутым нервом...

 

Посмотри, как под чёрными траками стонет полынь

Под Донецком, Ростовом, под Керчью и под Сталинградом,

И услышь голос детский, которым кричала Хатынь,

Да застынь Невским льдом, вспомнив страшное слово «Блокада».

 

Ощути запах гари, металла в огне и свинца

И взгляни на людей, в чьих глазах пляшут отблески стали,

Тех, кто твёрдо стояли, как этот гранит, до конца,

И ни смерть, ни лишения этих людей не сломали.

 

Посиди под лучами горячими Красной Звезды,

Пусть душа задрожит вдруг под слоем фальшивых наносов,

И слезами из глаз осознанье придёт, кто же ты,

Чья земля, чья цена, не останется больше вопросов.

 

У гранитной плиты будет воздух, как прежде, дрожать,

И Священный Огонь, и безбрежная даль голубая.

Незнакомый прохожий, тебя будут здесь вечно ждать,

Приходи помолчать, и не только Девятого Мая...

Ю. Никитенко

 

Памятник

Поставили гранитного навеки.

С винтовкой, честь по чести — как в бою.

Мать привезли из дальней деревеньки:

— Ну, узнаешь?

— Да вроде узнаю.

 

А что там вроде!

Если б без оружья

да если б строгость соскоблить с лица,

тогда бы стал похожим он на мужа,

а сын другой, хотя и был в отца.

 

Живого разве мыслимо из камня?!

А так похож.

Известно — возмужал…

Да если б сын

да встретил мать глазами —

да разве б он на месте устоял!

Н. Благов

 

* * *

Лежат цветы у обелиска —

дань нашей памяти святой.

Поклонимся солдатам низко,

всем, не вернувшимся домой.

 

В атаках яростных и грозных

они вставали в полный рост…

И падали печально звезды

на неизвестный их погост.

 

И, может быть, в краю неблизком,

где был у них последний бой,

лежат цветы у обелиска,

как символ памяти живой.

 

Мы дети все одной Победы,

мы дети все одной земли.

И наши праздники и беды

вдоль всей России пролегли.

В. Коростышевский

 

Обелиск

Тревожно защемило грудь

От тишины, вокруг разлитой.

Нам преградил внезапно путь

Пирамидальный взлёт гранита.

 

О, как мы долго имена

На нём обычные читали!..

Всё дальше, дальше та война,

Где кровь была надёжней стали.

О. Кочетков

 

* * *

Обелиски густы на селе.

Край пронзили собой обелиски.

В дождевой и проржавленной мгле

Растворяются длинные списки.

 

Прочитал я — и скорбно примолк:

Тут, руками отцов бронирован,

Молодой громыхающий полк

На озёрном холме сформирован.

 

А сегодня долины пусты.

Вьётся-бьётся дорога печально.

Палисадников бывших кусты

По бокам шевелятся прощально.

 

Перепахан погост и ужат,

Вдовы ранние, горе-старухи

Одиноко в могилах лежат,

К миру этому праведно глухи.

 

Только свист одичалых стрижей.

Вздох берёзовый, тягота звуков.

Всё война забрала: и мужей,

И сынов у несчастных, и внуков.

 

Стало некому в избах рожать.

И осилив последнее горе,

Им, солдатам, лежать и лежать

В этом русском великом просторе.

В. Сорокин

 

Гранитный солдат

В. Сапожникову

 

Гранитный солдат в память павших в бою

Стоит много лету села на краю,

Где нет ни души, где округа пуста.

А он все стоит, не уходит с поста.

 

Исхлестан ветрами и ливнями гроз,

Он в землю родимую, кажется, врос.

И кружатся вороны над головой,

Как будто не каменный он, а живой...

 

Случайный прохожий, я крикнул ему:

Чего ты забыл здесь, никак не пойму?

Ушедшего нам возвратить не дано,

А павших в войну мы забыли давно.

 

Но даже и бровью не дрогнул солдат,

На грудь передвинув с плеча автомат,

Оглядывать начал в полях зеленя

И не удостоил ответом меня.

В. Пахомов

 

Сибирские обелиски

А память

То вдали, то очень близко

Вдруг просвистит осколком тишины…

Стоят в сибирских селах обелиски —

Заочные свидетели войны.

 

Стоят они, не ведавшие боя,

В краю снегов, под небом ледяным,

Как будто заслонить хотят собою

Тех, кто живет,

Тех, кто приходит к ним.

В. Козлов

 

Обелиск

Была деревня. Нет деревни.

Нет ни кола и ни двора…

Здесь только старые деревья

Встречают нынче вечера…

 

Крестьянский быт ушёл отсюда

По плану укрупненья сёл.

Все ближние деревни в груду

Как будто вихрь могучий смёл.

 

И здесь осталось только эхо

Былых надежд, тревог, бесед,

Страданий, песен, плясок, смеха.

Остался свет. Разящий свет…

 

Вечерний грач в полёте низком

Свет этот резкий отразит.

Гранёный столбик обелиска

Свечой забытою горит…

 

Горит над гривами полыни,

Над островками лебеды,

Хотя всё гуще вечер синий

Вокруг сварной его звезды,

 

Вокруг его горящих граней,

Его фамилий и имён.

Лишь звёздочки какой-то ранней

Ответный свет над ним зажжён…

В. Шапошников

 

У обелиска землякам

Остановлюсь у обелиска.

Вокруг — цветы и тишина.

Я поклонюсь погибшим низко,

Перечитаю имена.

 

И вздрогну, словно от ожога:

И дядя, и отец, и брат…

Их очень много, слишком много

Для деревеньки в тридцать хат.

 

А я ведь помню их живыми!

Любого знал из них в лицо.

От каждого — осталось имя.

Остались дети от отцов…

 

Остались матери и вдовы,

Что помнят даже голоса.

Остался старый сад фруктовый.

Остались пашни и леса.

 

Мечты остались и заветы,

Свобода мира и труда,

Тот драгоценный свет Победы,

Что не померкнет никогда.

 

Деревня вся — как на ладони.

Стою с отцом наедине.

…Земля опять от взрывов стонет,

Напоминая о войне.

В. Дзюба

 

* * *

В те места, где селенья

хранят старины очертанья,

Где на сорок домов —

Хлебородный простор,

Позвала меня властно

Давнишняя тайна.

Есть гора там

По имени Тайный Бугор.

 

На горе этой, знала,

Упавшие звёзды ночуют.

И приводит сюда

Лишь тропинка одна...

А увидела памятник там

И ограду простую,

Список в сотню имён.

А вокруг — тишина.

 

Было время июля,

Сияли цветы за оградой.

Беспокойно и звонко

Ручей говорил под горой.

А вослед мне как будто

Смотрели солдаты.

Солдаты.

Высоко приподняв

Тишину над землёй.

Л. Калинина

 

* * *

Путь к Победе был неблизкий,

Не забыть лихих годин…

Обелиски, обелиски,

Как мне помнится один!

 

Скорбь и гордость — не отчаянье —

На лице хранит солдат.

Здесь мои односельчане

Поименно встали в ряд.

 

Сколько прошагали милей?

Где пришлось им умереть?

Эту память — пофамильно

Не изгладить, не стереть.

 

Средь фамилий есть и наша:

Дядя мой, ему привет!

Да какой он дядя? Саша!

Восемнадцать полных лет.

 

Не услышать его пульса,

Лишь — цветы на пьедестал…

Он как все здесь — не вернулся,

Просто без вести пропал…

Н. Байкина

 

Перед обелиском

Я с болью в прошлое гляжу —

Всё так отчётливо, так близко.

С великой скорбью подхожу

К тревожным граням обелиска.

 

Стою, встревоженный, в тоске,

Как обвиняемый за что-то,

На беломраморной доске

Имён знакомых позолота.

 

Враги не дремлют и сейчас —

Куют войну, куют оковы.

Мы заверяем, братья, вас,

Что дать отпор всегда готовы.

 

Мы постоим за счастье жить,

За счастье — радоваться свету,

За счастье — доброе вершить

И мирно праздновать Победу.

В. Арганов

 

У обелиска

На плитах мраморных застыли

Бойцов погибших имена.

Как они молоды все были,

Когда нагрянула война!

 

Не залечить годам воронок

В душе у вдов и матерей

От чёрной вести похоронок

На сыновей, отцов, мужей…

 

Они Россию защищали,

Жизнь отдавая за неё,

И нам, потомкам, завещали

Беречь Отечество своё.

 

Под танки яростно бросались,

С небес таранили врагов,

Стояли насмерть, не сдавались

У деревень и городов.

 

За счастье жизни на земле,

Рассветы наши и закаты

Лежат в могильной тишине

Непобеждённые солдаты.

 

Склоняю голову я низко

И розы в траурном букете

Кладу к подножью обелиска

На плиты мраморные эти.

Л. Сергеева

 

У обелиска

Здесь они лежат, в цветах покоясь,

Здесь весна ликует круглый год.

Тополя им кланяются в пояс,

В памяти минувшее встаёт.

 

В каждом сердце горечью утраты

Болью через край война прошла.

Вот они, фронтовики-солдаты —

Всем видны их ратные дела.

 

Взгляды у живых остры, как свёрла —

Сколько силы негасимой в них.

В обелиске затвердела гордость

За друзей-товарищей былых.

 

Сколько отзвенело судеб ясных,

Сколько отсияло светлых глаз,

Чтобы пламя жизни не погасло,

Чтоб светило солнце, грея нас.

А. Кашинский

 

Солдатские могилы

Триптих

 

1

В балладах и в симфониях воспеты,

они лежат бок о бок много дней,

моложе завоеванной Победы,

уже навеки преданные ей.

 

Дурман цветов и звезды в изголовье.

Шуршит пшеница, как шелка знамен.

И нет Вселенной — просто слезы вдовьи

прожгли насквозь вечерний небосклон.

 

2

О, юность — это сила!

светла любая тень.

А ты тогда ходила

в пилотке набекрень.

Вокруг кипели взрывы.

Наперекор дымам

глаза твои, как сливы,

дарили сладость нам.

 

Осколки выли шало.

В сраженьях каждый миг

ты раненых спасала

для девушек других.

Ни ненависть, ни злоба

не правили судьбой.

И старая Европа

склонялась пред тобой.

 

И, сорок лет листая,

ты к ним бежишь сквозь дым,

такая молодая,

что страшно пожилым.

На ветках зреют сливы.

Светлеет новый день

и холмик молчаливый

с пилоткой набекрень.

 

3

Молчи! Не ради слов красивых

лежащие в могилах братских

свершили все, что было в силах

и даже выше сил солдатских.

 

И, чтоб случайно словом низким

высокое не принижалось пламя,

как гвозди, вбиты обелиски

в незаживающую память.

И. Рядченко

 

У обелиска

Он погиб в Подмосковье

В сорок первом году,

И его схоронили

У Москвы на виду.

 

Ты скажи, ты скажи нам,

Неизвестный солдат:

Чьею грудью ты вскормлен,

Чей ты муж или брат?

 

Может быть, ты земляк мой

С дагестанских вершин,

Может, степи казацкой

Ты питомец и сын?

 

Над его обелиском

Вечный пламень горит.

Поклонюсь тебе низко,

Неизвестный джигит.

 

Возложу я на камень

Зоревые цветы,

Чтоб любовью согрелся

Нашей верною ты.

З. Семендуева

 

* * *

Горит огонь у обелисков,

На плитах в злате имена,

Их души далеко и близко,

Забрала жизнь у них война.

 

Стояли насмерть в 41-м,

Назад ни шагу был приказ.

Атаки отбивали с гневом,

Москву не сдали этот раз.

 

Земля от горя почернела,

Остались многие в земле.

Она, как мать, их укрывала,

От пуль и взрывов на войне.

 

В живых их семеро осталось,

Свой долг исполнили они.

И на душе такая радость,

Что честь солдата сберегли.

 

Их орденами награждали,

Они сияли на груди.

Не зря солдаты погибали,

В Победу верили они.

 

Солдатские могилы, обелиски,

Они повсюду по стране.

Остались в поимённых списках,

Солдаты, победившие в войне.

 

Скорбят берёзы уже годы,

Покой погибших берегут.

Туманы чередою бродят,

Вдаль по реке они плывут.

Б. Мохонько

 

* * *

Есть много скромных обелисков,

Забытых, брошенных, ничьих,

И нет на них геройских списков,

Фамилий для своих родных.

 

Лежат здесь те, кто не вернулся

С войны давно минувших дней,

От пуль врага не отвернулся,

Пожертвовав судьбой своей.

 

И сколько их таких в России,

Всех тех, кто спас нас от чумы,

Но подвиг их давно забыли,

В том виноваты только мы.

 

Встряхнуться нужно и исправить

Несправедливость той войны,

И обелиски все поправить,

Ведь мы погибшим всем должны.

 

Они сражались не напрасно,

Их неизвестны имена,

Погибли в той войне ужасной,

Чтоб наступила тишина.

Н. Решетнёв

 

Склоняя голову

В торжественном смятеньи сильных чувств

Надолго задержусь у обелиска,

Гвоздики возлагая, поклонюсь,

В молчаньи голову склоняя низко.

 

Нарядным старикам в глаза взгляну,

На солнце засверкали их медали!

И мысленно их сердцем обниму

За всё, что в этой жизни испытали.

 

За подвиг их бессмертный и весну,

Что миру беззаветно подарили,

За горькую скупую их слезу,

Что от людей в волнении не скрыли.

 

За этот ласковый и мирный май,

За небо ясное и птичьи трели,

За то, что защищая грудью край,

Своих сердец и жизней не жалели!

 

За сетку из бесчисленных морщин —

За каждою из них стоят потери,

За горечь мудрых ранних их седин,

За твёрдость в убеждениях и вере!

 

За сотни пройденных тяжёлых вёрст,

За то, что я, застыв у обелиска,

Не в силах удержать потоки слёз,

В молчаньи голову склоняя низко.

С. Пугач

 

* * *

На землях далёких,

В окрестностях близких

Как знаки эпохи

Стоят обелиски.

 

Стоят у заставы,

Стоят у селений…

В них память и слава

Былых поколений.

 

Храните их свято,

По совести чтите

Героя-солдата

В суровом граните.

Л. Евтюхин

 

* * *

Никто не забыт, и ничто не забыто —

Читаю, волнуясь, святые слова…

За каждою буквой солдат спит убитый,

За каждою строчкой солдата судьба…

 

Касаюсь дрожащей рукой обелиска,

(Не надо, прошу вас, казённых речей!)

О, как далеко та война, и как близко

Душа её слышит под плач журавлей!

 

Никто не забыт — Ах, как хочется верить!

Ничто не забыто — Дай, бог — было б так!

Всё дальше от нас жуткий год сорок первый,

Всё дальше от нас покорённый рейхстаг!

М. Масасин

 

Обелиски

Там, где царствуют ветер, вода и холодный гранит,

Там, где ягель нетоптаный хрупок и пепельно сед,

Преклоним на минуту колени у мраморных плит,

К обелискам положим тюльпанов неброский букет,

 

И еще раз вчитаемся медленно в их имена,

Тех, чьей кровью земля наша Кольская обагрена,

И еще раз прошепчем: «Будь проклята ты, о, война!»

И еще раз осушим жестяные кружки до дна!

 

Давай не будем говорить ненужных слов,

Давай послушаем немного тишину!

Хватило б грохота на несколько веков

Бомб, разорвавшихся в прошедшую войну,

 

И вышла Лица бы из мшистых берегов,

Когда б впадали в неё слезы матерей

Зеленых, неокрепших пареньков,

Шагнувших смело под прицелы егерей!

 

Их надеждам и чаяньям вышел безвременно срок,

В жизни их в одночасье случился закат и рассвет,

Каждый третий безмолвно уткнулся лицом в мягкий мох,

Каждый первый унёс на висках этот ягельный цвет!

 

Так внезапно они оказались у крайней черты,

Им при жизни едва ли успело хватить красоты,

И поэтому к ним мы сегодня приносим цветы

В цвет горящей на маковке стелы священной звезды!

 

Пролетели года над планетой, десятки еще пролетят…

Верю я, звездам алым над тундрой без срока светить!

Если только земляне не бросятся в ядерный ад,

Наши внуки сюда будут также цветы приносить!

 

И, возможно, разгладят года сеть окопных морщин,

Не уйдет из сердец боль и скорбь этих страшных долин…

Так помянем же павших, но, в силу известных причин,

Мы не будем палить из орудий, а так, помолчим!

Ю. Хабаров

 

Памятник

Безотцовство.

Малолетство

Ветры сваливали с ног.

Наспех пройденное детство

Повторить никто не мог.

 

Разве в школе, на уроках?

И не взять назад вины...

Мать латала без упреков

Бумазейные штаны.

 

Да и в двадцать,

Да и в сорок

Не припомнила обид,

Что меня тянуло в город,

В сквер, где памятник стоит.

 

Строй серебряных фамилий

На граните я читал...

Нет моей родни в помине,

Тех, кто без вести пропал.

 

Может, ветер, может, листья

Приласкали у берёз:

Не ищи минувших истин,

Не держи на сердце слёз.

А. Павловский

 

Обелиск в полыни

Жителям деревни Подолы,

заживо сожженным фашистами

в годы Великой Отечественной войны

 

Над землёю ползли тучи низко,

Дождь осенний пролив, затяжной.

И в глуши на стрелу обелиска

Я набрёл у опушки лесной.

 

Сквозь дождя водяные потоки,

Сквозь полынь, лебеду, краснотал

Душу мне леденящие строки

На гранитной плите прочитал.

 

Речка Кунья разрезала долы.

Тлели строчки, как будто угли:

В этом месте деревню Подолы,

В ней живущих фашисты сожгли.

 

Сквозь года и сквозь посвист метели

Ясно слышу на стыке веков,

Как из пламени в вечность летели

Крики женщин, детей, стариков.

 

И нежданно такое приснится,

Обожжёт, что морозная стынь…

Неужели посмели забыться

И взрастить в своих душах полынь?

А. Рябихин

 

Обелиск над Ловатью

Где, автоматам вторя, мины

С холодным бешенством рвались,

Сейчас, купаясь в небе синем,

Стоит крылатый обелиск.

 

Он с крепости времён петровских

В прохладу Ловати глядит

И красотой своей неброской

Так много сердцу говорит.

 

Он говорит, как в дни былые,

Единой спаяны судьбой,

Шли с братьями сыны России

На грозный штурм,

На страшный бой.

 

Был воздух взрывами расколот,

От жара плавился металл, —

И всё затем, чтоб ты, мой город,

Весну свободную встречал.

 

Вовек поре той не затмиться,

Ей в сердце пламенем гореть!..

Сюда идём мы поклониться

Солдатам, что презрели смерть;

 

Всем, кто не дожил до Победы,

Кто, верность Родине храня,

Отвёл от мира грозы-беды

И возродился из огня.

 

Их доблесть

Мой старинный город

Не позабудет никогда.

…Во славу жизни в небе гордо

Горит бессмертия звезда.

А. Горюнов

 

Наш солдат

Нет, нигде он славы не искал —

Ни в бою с врагом, ни в мирной жизни.

Строил, сеял хлеб, варил металл

И, как сын, шёл в бой за мать-Отчизну.

 

Он за далью даль освобождал.

От фашизма сотни стран избавил.

И за это почестей не ждал,

Памятников сам себе не ставил.

 

Но они по всей земле стоят —

Памятники нашему Солдату.

Надписи так много говорят:

Побратиму, другу, сыну, брату…

 

И Алёша над горой стоит…

Наш солдат.

Он мирный человек.

Только раны к непогоде ноют.

Только не забыть ему вовек,

Что не заслонил собою Зою…

А. Шулаев

 

* * *

Проходим мимо обелисков

И мимо вечного огня.

О, как святое сердцу близко

И так священно для меня.

 

Уже тяжелым многолетьем

Покрыта наша голова.

Вошли в историю бессмертьем

Герои, Родина — слова.

 

Лежат защитники России,

О, сколько их! — не сосчитать.

Пожар военный погасили,

Но Жизнь — не горсть земли отдать…

 

И все, кто выдержал экзамен,

Пришёл домой, ещё живёт,

Был каждый воин в сердце ранен,

И рана та не заживёт.

 

Ещё во сне стреляют пушки

И разрывается снаряд,

А лес с кукующей кукушкой

Не лечит раны у солдат.

 

И запах пороха и дыма

Ещё остался на цветах.

И о любимом, и любимой

Слеза не высохла в летах.

Е. Николаева

 

Обелиски

В деревушке семь избушек

Уцелело от войны,

В деревушке у старушек

На войну ушли сыны.

 

Все ушли…

Не все вернулись.

Очень долго не идут…

Спины старые согнулись,

А старушки ждут и ждут.

 

С почтальоном, старым дедом,

Долго-долго говорят…

В майский праздник — День Победы

Утром строится отряд.

 

От деревни очень близко

Есть полянка, а на ней

Два печальных обелиска —

Память тех суровых дней.

 

Здесь гремели канонады,

Танки вражеские шли,

Партизаны и солдаты

Здесь за Родину легли.

 

Деревушку защитили,

Отстояли всю страну,

Всем полянкам возвратили

И покой, и тишину.

 

Вот окоп зарос травою,

В касках птицы гнёзда вьют,

Вечной памятью живою

Обелиски здесь встают.

 

Седоусого солдата

Тихо слушает отряд —

Он сражался здесь когда-то,

Ордена на нём горят.

 

Не угаснет, не завянет

Луч звезды, салют цветов.

Пионеры шаг чеканят:

— Будь готов!

— Всегда готов!

А. Стройло

 

* * *

У обелиска в гулкой тишине

Стоит старушка с внучкой-невеличкой.

«Бабуль, а кем была ты на войне?»

И бабушка ответила: «Сестричкой…»

 

Взглянула внучка в бабины глаза,

Потом на ордена на строгом платье,

На обелиск, простёртый в небеса,

И прошептала тихо-тихо: «Братья…»

 

А в кулачке к груди прижат букет —

Тюльпанов гнутся стебельки в поклоне…

«У них, наверно, даже внуков нет…»

И птичий гомон — эхом в небосклоне…

 

«У многих…» — прячет бабушка слезу, —

«Ведь гибли и совсем ещё мальчишки…» —

И, поправляя внучкину косу, —

«…Такие же, как старший твой братишка.»

 

На список на граните — долгий взгляд…

Девчачья мысль в глазёнках отразилась:

«Бабуль, как много маленьких ребят

На этот белый свет не появилось!..»

 

На постамент возложены цветы.

Аллеей шли домой опять за ручку.

«Бабуль, так если им сестричка ты,

То это значит, что и я им — внучка!»

 

Был чист и ясен синий небосвод,

Склонившись над солдатским длинным списком…

Однажды внучка внука приведёт

С тюльпанами в ручонке к обелиску.

Н. Кечатова

 

Песни:

 

Обелиск

Музыка: О. Тевдорадзе

 

Не все с войны домой вернулись близкие,

Остались средь некошенных полей,

Чтоб вознестись в рассветы обелисками

По всей Земле!

 

И в надписи, что память павшим высекла,

Пятнадцать языков переплелись

и горем братским в каждом сердце высится

Им обелиск!

 

Они стоят простой звездой увенчаны,

И берегут солдат погибших сны

Как часовые на посту у Вечности

И тишины...

 

А жизнь идёт, шумят потоки вешние,

Но вечной скорби матери полны

Приходят к обелискам безутешные

Со всей Страны...

 

И в надписи, что память павшим высекла,

Пятнадцать языков переплелись

и горем братским в каждом сердце высится

Им обелиск!

 

И в надписи, что память павшим высекла

Пятнадцать языков переплелись

и горем братским в каждом сердце высится

Им обелиск!

и горем братским в каждом сердце высится

Им обелиск!

П. Грузинский, В. Панов

 

Перед памятником

Музыка: Д. Кабалевский

 

В селе за школой есть поляна

И скромный памятник на ней:

Там спят герои-партизаны,

Бойцы суровых, трудных дней.

 

Любимой матери-Отчизне

Они пожертвовали всем.

Простой венец их славной жизни —

Могильный холмик тих и нем.

 

Но не забудут наши люди

Про их геройские дела,

И слава их в народе будет

Всегда почетна и светла.

 

И перед памятником этим,

Душой уйдя от суеты,

Склонятся взрослые и дети

И принесут сюда цветы.

 

Покойтесь, милые герои,

Народа верные сыны!

Пусть солнце славы золотое

Вас озаряет с вышины.

 

На смертный подвиг шли вы смело

За счастье Родины своей.

Кто умер за святое дело,

Тот вечно жив в сердцах людей!

В. Лебедев-Кумач

 

Обелиски

Музыка: Т. Попатенко

 

В сорок первом далёком году

С отчим домом солдаты прощались,

Шли на запад навстречу врагу,

Да обратно не все возвращались.

 

Погибали в жестоких боях,

Расстреляв автоматные диски...

Там теперь часовыми стоят —

Обелиски, обелиски...

 

Тех солдат до сих пор еще ждут,

Хоть прошли ожидания сроки,

И сердца матерей еще жгут

«Похоронок» суровые строки.

 

После стольких надежд и тревог

Не увидеть любимых и близких!

И стоят у военных дорог

Обелиски, обелиски...

 

Постоим у гранитной плиты,

Где застыло молчанье святое,

К обелиску положим цветы,

Добрым словом помянем героев.

 

По обычаю русской земли

На прощанье поклонимся низко,

Будут долго видны нам вдали

Обелиски, обелиски...

И. Черницкая

 

Обелиск

Музыка: В. Лаптев

 

Если встретишь в пути небольшой обелиск,

Не пришедшим с войны до земли поклонись,

Поклонись им как сын, поклонись им как брат,

Среди русских равнин много пало солдат.

 

Не успели они и в свои двадцать пять

Из-за бури войны долюбить, домечтать.

Жизнь отдали свою за свободу страны,

Чтоб в родимом краю, жили счастливо мы.

 

Чтоб достойными их светлой памяти быть,

Как же надо нам жить, как же надо любить.

Если встретишь в пути небольшой обелиск,

Не пришедшим с войны поклонись.

Н. Осипов

 

Обелиски

Музыка: Д. Смольский

 

Серые камни,

Свинцово-тяжёлые камни,

Русскому сердцу как много они говорят.

Где-то далёко над ними колышутся пальмы,

Где-то берёзы шумят.

 

К тем обелискам

Приходит увидеть мать сына.

Шустрый мальчишка приходит послушать отца.

Зримо и близко невесту там встретит любимый.

Камни — живые сердца.

 

Мир будет помнить

Вас — гордые, смелые люди.

Мир не забудет России отважных солдат.

Там, где далёко над ними колышутся пальмы,

Там, где берёзы шумят.

 

Люди! Пред ними вы головы низко склоните.

Люди! Молчаньем вы светлую память почтите

Тех, кто насмерть стоял,

Кто нам жизнь отстоял,

Кто нам мир на Земле завещал.

М. Ясень

 

Солдаты сорок первого

Музыка: Г. Лужецкий

 

Мы знали, что подходит время битвы,

Но все тянулись к мирному труду.

И потому так много нас убито

В том сорок первом горестном году.

Мы плакали порою от бессилья

И шли на танки с шашкой наголо,

Но мы — твой первый эшелон, Россия,

Без нас Победы быть бы не могло.

 

Обелиски, обелиски, обелиски —

Это горе, это скорбь родных и близких,

Это память, это слава

На местах боёв стоят.

До лучших дней нас дожило не много,

Но, как итоги ни были горьки,

Страна собрать успела на подмогу

Ударные сибирские полки.

Исполнен долг, как требовала совесть

Погибших и вернувшихся солдат.

Писалась кровью нашей жизни повесть,

Коль что не так — потомки нас простят.

 

Обелиски, обелиски, обелиски —

Это горе, это скорбь родных и близких,

Это память, это слава

На местах боёв стоят.

Обелиски, обелиски, обелиски…

Бесконечны, бесконечны павших списки —

Самых лучших, самых храбрых,

Самых преданных солдат.

В. Латынин

 

Обелиск

Музыка: Р. Зонова

 

Обелиск над рекою стоит,

Будто воин, хранящий покой.

Плачет мать, обнимая гранит,

Вот и свиделись, шепчет, родной.

 

С неба солнце июльское льётся,

И такая стоит тишина.

Но осколком горячим ворвётся

В мирный полдень былая война.

 

Сын в атаку когда-то бежал,

Бой жестокий гремел над рекой.

И на тёплую землю упал,

Будто к маме прижался щекой.

 

Катит сонные волны река

И задумалась мать глубоко

Гладит камень нагретый рука,

А глаза далеко-далеко.

С. Изместьева

Всего просмотров этой публикации:

Комментариев нет

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика
Наверх
  « »