четверг, 19 мая 2022 г.

Пионерский лагерь: 50 стихотворений

Пионерское лето

Не скучать в тишине перелеска,

Не томиться под сонным дождём —

Лето с горном идёт пионерским,

С треугольным отрядным флажком.

 

По дорогам и по бездорожью,

Вплавь — по рекам, по тропам опять —

Удержаться никак невозможно,

Чтобы следом за ним не шагать!

 

Проверяется новая дружба,

Уходящая в дальний поход.

Эта дружба ещё не однажды

В жизни долгой на помощь придёт!

 

Всё знакомо, как первое слово —

И линейка, и ранний подъём.

Но мы в лагерь торопимся снова,

И всегда необычного ждём!

 

У реки, над обрывом отвесным,

Чай дымится на поздних кострах.

И слагаются новые песни

О вчерашних и завтрашних днях.

 

Здесь ребята — с Калужской и Пресни,

Из Москвы и других городов.

Пионерское лето, как песня,

Отзвенит и повторится вновь!

М. Садовский


Лагерь

Пионеры уехали в лагерь.

Май месяц — в деревню пора!

Они взяли с собой котелки, флаги,

лопаты, верёвки и два топора.

 

На склоне горы, на площадке,

строят они палатки.

Рано утром работа начата,

в полдень готова для флага мачта,

 

сделана кухня в вырытой яме,

поставлен котёл туда медный, —

будут ребята готовить сами

по очереди обеды.

 

Работают дружно, всегда все вместе.

Вот и лагерь готов, и флаг на месте.

А. Барто

 

Утро в лагере

Шевелит деревья ветер,

вдалеке петухи кричат.

Пионеры встают на рассвете,

возле мачты становятся в ряд.

 

Поднят флаг. Закипела работа.

Утром заняты все уборкой.

Пошёл за водой кто-то.

Речка близко — внизу, под горкой.

 

Крикнул вожатый: «Братцы,

купаться!».

Побежали вперегонки.

 

Весело у реки!

Клава

плавать

хочет,

барахтается

и хохочет.

«Ловите!» —

Кричит Витя.

Брызги и смех.

Весёлые лица

у всех.

А. Барто

 

В лесу

Недалеко от лагеря лес.

Там прохладно и много тени.

Федя на дерево влез,

шишки бросает Лене.

 

Под сосною, у пня, муравьиная куча,

мох в лесу, зелёный и тонкий.

Ребята ломают сухие сучья,

собирают хворост для топки.

А. Барто

 

Пионеры в деревне

Идут пионеры по деревне маршем,

деревенские дети за ними гурьбой.

Не только маленьким, даже старшим

нравится громкий барабанный бой.

 

Пионеры зовут их: — Идёмте с нами,

стройтесь, как мы, и шагайте с пеньем.

Мы вам покажем красное знамя,

на котором написано «Ленин».

А. Барто

 

Гроза ночью

Месяц за тучами спрятан,

в деревне крестьяне спят.

В лагере крепко заснули ребята,

на ночь флаг с мачты снят.

 

Тучи всё небо кроют,

налетает порывами ветер.

У палаток дежурят трое:

Тоня, Федя и Петя.

 

Они у костра сидят кружком,

одни среди тёмной ночи.

Вдруг молния в небе, ударил гром

и долго сердито грохочет.

 

Дети вскочили. Вот так гроза!

Дождь и ветер прямо в глаза!

Федя кричит: — Тише! —

и смотрит в тьму...

Я крик услышал.

Откуда — не пойму!

 

— Кто-то стонет, — сказала Тоня.

«Кто это там?» — закричали дети.

Тихо вокруг — им никто не ответил.

 

Только дождь всё сильней! Он бьёт им в лица.

Они побежали в палатки укрыться.

Встали у входа втроём под навесом;

молча прислушались. Ветер подул.

Слева доносится голос из леса.

Федя шепнул:

— Ночью не ходят по лесу люди.

 

Что мы стоим? Давайте-ка лучше

условным сигналом ребят разбудим —

на всякий случай!

 

Через минуту лагерь разбужен.

Шумно на горке, как днём.

Все торопливо шагают пол лужам,

к лесу идут с фонарём.

 

На опушке виднеется чья-то фигура.

Кто-то под липой стоит.

Это — мальчик. Лет семь ему. Он белокурый,

плачет и громко всхлипывает.

Мокрый весь. К телу прилипла рубаха,

он очень испуган — дрожит от страха.

 

Быстро к нему подбегают ребята

и окружают его.

— Ты откуда, скажи? Кто оставил тебя тут

ночью в лесу одного?

— Я шёл через лес от тётки Марьи

в деревню, домой, устал и заснул.

Проснулся — темно. Вдруг гром ударил,

и молния попала в сосну.

Я дорогу в деревню найти хотел,

как пустился бежать в темноте!

Чуть не упал и кричать начал... —

рассказывает мальчик, плача.

 

Пионеры ведут его в лагерь. В палатке

сухую рубашку даёт ему Петя,

и кружку большую с чаем сладким

приносят мальчику дети.

 

Зовут его Васей. Он остаётся

с пионерами в лагере спать.

А дождик идёт. Он давно уже льётся.

Пора бы ему перестать!

А. Барто

 

После грозы

Утро. Солнце. Небо голубое.

Птицы в лесу поют.

Ребята встали с барабанным боем

Васю домой ведут.

 

Шагают они по деревне маршем.

Деревенские дети за ними гурьбой.

Не только маленьким, даже старшим

нравится громкий барабанный бой.

А. Барто

 

Лето настало

Лето настало —

Московское лето!

Больно глазам

От солнца, от света!

 

Новые липы

Раскинули ветки.

Выдали в школе

Ребятам отметки.

 

В зелени скверы,

Сады и бульвары.

Идут пионеры,

Сверкают фанфары.

 

— Лето настало! —

Поют горнисты. —

Ставьте палатки

В парках тенистых!

 

Высокие сосны…

Зелёные чащи…

Измайловский парк —

Это лес настоящий.

 

Щебетом, пеньем,

Щёлканьем, свистом

Птицы на ветках

Вторят горнистам.

 

Лето… Цветы

На любом перекрёстке,

Рядом зима

В белоснежном киоске:

 

Мороженщик утром

Привозит сюда

Куски голубого

Прозрачного льда.

 

А на реке

Даже в полдень

Не жарко.

Ветер колышет

Флажки на байдарках.

 

Ветер, с кого-то

Косынку сдувая,

Рвётся в окошко

Речного трамвая

 

А на просторном

Дворе городском

Мачту поставили

С красным флажком.

 

И у ворот

На листочке бумаги

Сказано:

«Здесь открывается

Лагерь».

А. Барто

 

Горн во дворе

Кто во дворе играет сбор?

Вдруг звонко и задорно

Запел на весь широкий двор

Знакомый голос горна.

 

Поправив волосы на лбу

(Ой, жарко на припёке!),

Трубит старательно в трубу

Мальчишка краснощёкий.

 

Зовёт ребят он на простор,

На лодочную пристань.

Сюда вожатая во двор

Привела горниста.

 

Ей уже семнадцать лет!

Ей семнадцать ровно!

Её теперь зовёт сосед

Наталия Петровна.

 

Ей уже семнадцать лет!

Перешла в десятый.

Ей комсомольский комитет

Доверил быть вожатой.

 

Не захотел никто другой…

Наташа-комсомолка

Оделась Бабою-Ягой

У малышей на ёлке!

 

Распевает звонкий горн,

Как на даче где-то…

Ворвалось в московский двор

Лагерное лето.

 

Профессор в пятом этаже

Волнуется: «В чём дело?

За мной приехали уже?

Машина загудела…»

 

Горн растревожил всех жильцов,

Поёт без передышки…

Бегут к нему со всех концов

Девчонки и мальчишки.

 

Казалось Вове, что судьба

Так к нему сурова,

И вдруг в окне поёт труба,

Вот запела снова.

Готов он выскочить в окно:

«Меня запишете в звено?!»

А. Барто

 

Управляющий домами

Принесли ребята знамя,

Принесли флажки во двор.

Управляющий домами

Начинает разговор:

 

— Дисциплину соблюдать

Будем, пионеры? —

Он решил ребятам дать

Пять листов фанеры.

 

Он решил — у нас на грядках

Будут георгины.

А суров он для порядка,

Ради дисциплины.

 

Сохранил он до сих пор

Свой военный китель,

Он умеет в нём во двор,

Как к параду, выйти.

 

Здесь он тоже командир:

Под его командой

Шесть подъездов,

Сто квартир —

Новый дом громадный!

А. Барто

 

Работа началась

Двор очищен от камней,

Стал он шире и ровней.

Все ребята с тачками,

Глиной перепачканы.

 

Красят мальчики забор,

Укрепляют флаги.

Здесь теперь уже не двор —

Пионерский лагерь!

 

Удивляются жильцы:

— Дружная работа!

Вот так наши сорванцы!

Подменил их кто-то!

 

И Володя здесь с утра,

Он пришёл хромая,

Но и он за маляра —

Красит дверь сарая.

А. Барто

 

Лагерь открыт

Утром флажок

Поднимают на мачте,

Будто бы

Здесь и не двор:

Будто вокруг

Подмосковные дачки

И над рекой —

Косогор.

 

В полдень ребята

На станции водной.

Как хорошо у реки!

Плавайте, прыгайте

Сколько угодно,

Если по плану — прыжки.

 

Команда пловцов

У Наташи в отряде

Первое место взяла.

Недаром Наташа

На майском параде

В колонне

Динамовцев шла!

 

Завтра осмотр

Трамвайного парка,

Днём изучаем баян.

Будем плясать,

Если будет не жарко!

Лагерю нравится план.

 

Сто предложений

Записано в плане:

Майский парад

Посмотреть на экране,

Устроить прогулку

На лодке,

Белую глину найти!

Ещё не такие находки

Бывают в походе, в пути!

 

А как на закате

Пылает флажок!

Будто бы здесь

И не двор:

Будто отряд

На пригорке зажёг

Свой пионерский костёр.

А. Барто

 

Лагерь пионеров

Вот он, наш весёлый

Пионерский лагерь!

Белые палатки,

Пламенные флаги.

 

Над зелёным морем,

В рощице лимонной,

Кипарис у входа

Встал, стоит колонной.

 

Прилетают чайки,

Крыльями белея.

Расцветают розы

В розовой аллее.

 

Здесь, над самым морем,

Пионерский лагерь!

Белые палатки,

Пламенные флаги.

 

Мимо гор, в ущелье

Пробегает Терек.

В брызгах, в белой пене

Каменистый берег.

 

И над вечным снегом,

Над седой вершиной,

Высоко-высоко

В небе крик орлиный.

 

Средь вершин скалистых

Пионерский лагерь!

Белые палатки,

Пламенные флаги.

 

У тропы таёжной,

Возле старых сосен,

Где таятся рыси,

Пробегают лоси;

 

У реки широкой,

На степном приволье,

Где рыбачьи сети

Сушатся на кольях, —

 

Вот он, наш весёлый

Пионерский лагерь,

Белые палатки,

Пламенные флаги.

Е. Трутнева

 

В лагерь

Едем в лагерь,

Едем в лагерь,

Уезжаем в лагеря!

Лес, поляны и овраги,

Едем к вам до сентября.

 

Две бревенчатые дачки —

Октябрятский летний дом.

Без уборщицы и прачки

В нём порядок наведём.

 

Рано утром мы проснёмся —

В окна спальни смотрит солнце,

А за окнами видна

Полотняная страна.

 

Там, в зелёном перелеске,

Горн играет пионерский.

 

Мы подружимся с отрядом,

По соседству будем жить,

А с таким соседом рядом

Можно жить да не тужить!

 

Едем в лагерь,

Едем в лагерь,

Уезжаем в лагеря!

Лес, поляны и овраги,

Едем к вам до сентября.

 

Будем бегать по опушке,

Прокричим полям привет.

Все соседние лягушки

Нам проквакают в ответ.

А. Барто


В нашем лагере

В нашем лагере замечательном

Замечательно отдыхается.

Как товарищам, как приятелям,

Вся природа нам улыбается.

 

Небо ясное, а солнце красное,

Настроение у нас прекрасное.

Нам с тобою здесь всех чудес не счесть,

Если песня есть и дружба есть.

 

Подружились мы с голубой рекой,

Прыгать учимся выше облака

И у всех ребят аппетит такой,

Что глядеть на нас любо-дорого.

 

В нашем лагере мы сумели стать

И туристами, и юннатами.

Хорошо здесь петь, хорошо мечтать

И в кино идти за вожатыми.

 

Столько дел себе по душе найдешь, —

Что захочется — все получится.

Пусть погожий день, пусть капризный дождь-

Ни один отряд не соскучится.

В. Арчаков, П. Синявский

 

Едет в лагерь наш отряд

Едет в лагерь наш отряд,

Много дела у ребят —

Собираться надо в путь,

Не забыть бы что-нибудь.

 

Рыболовы удочки берут —

Есть там речка, есть и пруд.

Футболисты тоже тут как тут,

Два мяча с собой везут.

 

Летом в лагере чудесно —

Бегай, плавай, загорай.

Нет на свете лучше места,

Так и знай, так и знай!

 

Едет в лагерь наш отряд,

Значит, праздник у ребят.

Разговор идёт в пути —

Как нам лето провести?

 

Мы в походы дальние пойдём,

И в жару, и под дождём.

Приготовим ужин на костре,

Встанем рано на заре.

 

Мы приехали, друзья.

Первый день пройдёт не зря —

Живо вещи разберём,

Если на реку пойдём.

 

Проведём здесь много летних дней,

Станем крепче и сильней.

И возьмём отсюда мы домой

Нашу песенку с собой.

В. Семернин

 

Артек

Флаги, белые палатки,

Звуки трубные с утра,

И линейка на площадке,

И пахучий дым костра,

Вот он, летний отдых детский,

На горах, у чистых рек...

Но во всей стране Советской

Лучший лагерь — наш Артек!

 

Где лежит медведь косматый,

К морю теплому прильнув,

Где любил бывать когда-то

Пушкин, ездивший в Гурзуф,

Где о берег бьется дерзко

Черноморская волна,

Славный лагерь пионерский

Там построила страна.

 

Не забуду я вовеки

Теплой ночи в октябре,

Звонкой музыки в Артеке,

Над заливом, на горе.

За такую ночь, ребята,

За Артек веселый ваш

Наша армия когда-то

Ночью шла через Сиваш.

С. Маршак

 

Голос Артека

На юге, на юге,

В республике горной,

С утра распевают

Горластые горны.

 

На каждую гору,

На берег скалистый

Выходят горнисты,

Горнисты, горнисты.

 

На каждую гору,

На каждый пригорок

Выходят горнисты —

Не тридцать, не сорок,

 

А двести и триста,

А двести и триста…

Выходят горнисты,

Горнисты, горнисты…

 

У этих горнистов

Особые горны,

Они запевают

Над морем

Над Чёрным.

 

Ведут перекличку,

Несут эстафету

От Чёрного моря

По белому свету.

А. Барто


Пионерская столица

Пусть вокруг сияют лица.

Мы с тобой друзья навек,

Пионерская столица —

Нестареющий «Артек»!

 

Бегут тропинки к морю,

Льет солнце через край.

И в радости и в горе

«Артек» не забывай.

 

Встречает новоселов

Со всей страны «Артек»,

Как добрый и веселый

Надежный человек!

 

Нам встречаться чаще нужно,

Мы в большой стране живем.

И артековскую дружбу

Мы сквозь годы пронесем!

 

Повзрослеем мы с годами,

Но у нас судьба одна.

Пионерскими кострами

Наша жизнь озарена.

«Артек», «Артек», «Артек»,

Ты стал родным навек!

В. Шленский

 

Старше моря, выше леса

Крутые волны пенятся,

Вскипая на бегу.

Палатки юных ленинцев

Стоят на берегу.

 

За ними — склоны горные,

Густой, курчавый лес.

Пред ними — море Черное

Восходит до небес.

 

Меж скалами щербатыми

Горит, дымит костер.

Идет между ребятами

Негромкий разговор.

 

— Я вижу море Черное

Сегодня в первый раз,

Но море есть просторное

И на Дону у нас.

 

Где малыми ребятами

Еще не так давно

Мы рыли рвы лопатами, —

Теперь морское дно.

 

Где утки в мелкой лужице

Плескались в летний зной, —

Морские чайки кружатся

Над шумною волной.

 

Со всем отрядом спорю я —

Никто не верит мне,

Что вырос в синем море я

На самом-самом дне.

 

Какой мне год — не спрашивай.

Одно скажу в ответ:

Я старше моря нашего

На целых десять лет!

 

Другой из юных ленинцев

Промолвил: — А у нас

В степи сажают сеянцы:

И дуб, и клен, и вяз.

 

Бурят колодцев скважины,

Где не было воды.

А возле них посажены

Вишневые сады.

 

Хоть роста небольшого я,

Но к нынешней весне

Сады, леса дубовые

По пояс были мне!

 

Забилась, точно пленница,

Волна меж серых скал.

А третий юный ленинец

Подумал и сказал:

 

— Годами я не стар еще —

Рожден перед войной, —

Но старше я, товарищи,

Чем город мой родной.

 

Росли не только здания,

Но улицы при мне,

Я помню их названия,

Прибитые к сосне.

 

Сюда, на берег моря, я

Привез с собой тетрадь,

Чтоб эту всю историю

Подробно записать.

 

Давайте все напишем мы

Для будущих годов,

Что были леса выше мы

И старше городов!..

 

Крутые волны пенятся,

Вскипая на бегу.

Палатки юных ленинцев

Стоят на берегу.

С. Маршак

 

Спа-а-ать, спа-а-ать, по палаткам…

Из серебряного горла

Раздавались звуки горна.

И гимнасты на лугу

Гнулись в лёгкую дугу.

 

Тут купались и плескались

И в далёкий путь пускались.

День прошёл своим порядком,

Затихает птичий свист.

— Спа-а-ать, спа-а-ать, по палаткам.

Под луной поёт горнист.

 

Спать девчонкам неохота,

И мальчишкам не до сна.

— Ну когда ж, — вздыхает кто-то, —

Будет ночь отменена?

 

Принимаются подружки

Перекладывать подушки,

Начинают их трясти,

Чтобы время провести.

 

Футболисты-непоседы

Еле движутся и те,

Расшнуровывают кеды

Долго-долго в темноте.

 

Разговор идёт в потёмках

О футболе и о том, как

Хорошо гулять в лесу

На заре, в шестом часу…

 

Но уже, зевнув украдкой,

Кто-то шепчет: — Замолчи…—

Спят, спят, по палаткам…

И по чьим-то голым пяткам

Ходят лунные лучи.

А. Барто

 

Кипарис

От вечнозелёных предгорий

Сбегаем тропинками вниз

Туда, где у синего моря

Растёт молодой кипарис.

 

Лежит, как минутная стрелка,

От дерева острая тень.

В том месте у берега мелко

И солнышко греет весь день.

 

Мы станем на розовый камень,

Горячие майки сорвём,

Махнув на прощанье руками,

Навстречу волне поплывём...

 

А по морю катер несётся,

Вдали броненосец плывёт,

Уходят друзья-краснофлотцы

В далёкий учебный поход...

 

Доплыть бы до тонкого мыса,

До белой песчаной гряды,

Но длинная тень кипариса

Велит вылезать из воды...

 

Далёко, высоко от моря

На горке оглянемся вниз

И видим — в бессменном дозоре

Стоит молодой кипарис.

З. Александрова

 

Капитан

Он пионером был в Артеке,

У моря теплого — в Крыму.

И с этой осени навеки

Артек запомнился ему.

 

Здесь — у подножья Аю-Дага

Горнист окрестности будил.

И весь отряд к подъему флага,

К подъему солнца выходил.

 

Звенела от шагов площадка.

Шумело море ей в ответ...

С тех пор промчалось два десятка

Военных лет и мирных лет.

 

И тот, кто смуглым мальчуганом

На берегу встречал восход,

Во флоте служит капитаном,

Могучий водит теплоход.

 

Он каждый раз глядит из рубки

На свой Артек, на дальний флаг,

На взморье, где ходил он в шлюпке,

На каменистый Аю-Даг.

 

И, боевой моряк суровый,

Он молча отдает салют

Далекой юности, что снова

Встает на несколько минут.

С. Маршак

 

В пионерском лагере

Поднимают нас горнисты поутру,

Вьются галстуки, как пламя, на ветру, на ветру.

Тут успеть везде сумей-ка —

То зарядка, то линейка.

Трудновато, откровенно говоря!

Солнце шлёт привет горячий,

А деревья — словно мачты,

На которых, алым парусом, заря.

 

В шутку ссоримся, но дружим мы всерьёз.

Вместе ходим мы на речку и в колхоз, и в колхоз.

Мы не бегаем без толку —

Мы выходим на прополку,

На сражение с упрямым сорняком!

Станет поле чистым-чистым,

И тогда мы с баянистом

Лихо песню пионерскую споём.

 

С этой песней мы исходим сто дорог,

Ну, а скуку мы не пустим на порог, на порог.

Мы напишем папе с мамой:

«Лагерь наш — весёлый самый»,

А вернёмся — улыбнёмся, в дом войдя!

Мы в лесу не заблудились,

На ветру не простудились,

Не растаяли от солнца и дождя.

Л. Сорока

 

Про одного горниста

Утром в лагере лесном

Спят ребята крепким сном.

По палаткам ходит дрёма,

Но всё громче птичий гомон,

Птичий щебет, птичий свист,

И даёт сигнал подъёма

Алик, лагерный горнист.

 

Он горнит на всю округу.

Так задорно он поёт,

Что уже бежит по лугу

С полотенцами народ.

 

Мчатся на реку ребята,

Там прохладно, благодать!..

А горнист пропал куда-то!

Что ж горниста не видать?

 

Все проснулись!

Всё в порядке —

А горнист в пустой палатке

В тишине улёгся спать!

 

Разбудил он всю округу

И как принялся храпеть!

Так храпит, что с перепугу

Перестали птицы петь.

 

Если с пламенным призывом

Ты спешишь к кому-нибудь,

Ты и сам не будь ленивым,

Сам проснуться не забудь!

А. Барто

 

Пионерская лагерная

Стройся, отряд,

Едем в лагеря!

Эй, трубачи!

Два шага вперед!

Заиграли трубы,

Весь отряд поет!

Эй, барабанщики.

Бейте в лад!

Бьют барабаны,

Шагает отряд!

О. Берггольц

 

В лагерь!

Идут пионеры,

Барабанщик первый.

 

На линию десятую

Будет поворот —

В самом конце улицы

Огромный пароход.

 

Вытянулся во весь рост

Чугунный мост,

На восьми ногах,

В каменных сапогах.

 

Сверху доска прибита,

Написано —

«Мост лейтенанта Шмидта»

 

Сбоку к пристани приник

Не корабль, не броненосец,

Не железный миноносец —

 

Пароходик —

Мореходик

Черномазый грузовик.

 

Ну, ребята, шагом марш,

Пароходик этот наш!

Началась посадка,

Проходила гладко.

 

Вдруг, откуда ни возьмись,

Длинный дядя появился:

Рыжие волосы,

Поперек себя полосы,

Юбки на ногах,

Трубка в зубах,

Улыбнулся,

Поклонился

И в штурвальной будке

Смело поселился.

 

Рычажок рукой нажал

Пароход как запищал!

Дядя полосатый,

Рыже-волосатый,

В медный рожок.

Загнутый в бок,

Али дунул,

Али плюнул

Али что шепнул,

Пароходик пошатнул.

Стал сердито глядеть,

Колесо вертеть.

 

Эй, отчаливай,

Отчалка,

Ничего теперь

Не жалко…

 

И мы отплываем

С Интернационалом.

 

Стало тихо,

Стало глухо,

Стало мягко,

Мягче пуха,

Сразу как-то не поймешь

Ничего не разберешь:

 

Вон на пристани

Домок,

В малый съежился

Комок,

 

Пароходы и дома

Закривились,

Повернулись,

Словно спали и

Проснулись,

И пошли себе домой

Стороной, стороной…

 

Прыгнул медный всадник

Через палисадник,

Иссаакий на столбах

Колыхается в волнах.

 

Навстречу пароходики

Дают свисток,

Прощаются, качаются,

Поплевывают в бок.

 

Поплыла ограда

Летнего сада.

Пионеры рады —

Дальше ехать надо.

Словно в каменном корыте льется олово,

Мосты железные шагают через головы.

Там за церковью без звона колокольного

Вы увидите, ребята, стены Смольного.

 

Дальше, дальше

Пароходик убегал,

В небе дымом

Вавилоны малевал.

 

Посредине парохода за трубой

Домик выставлен стеклянный небольшой.

 

По игрушечному крыша поднята —

Там машина важным делом занята.

 

Кружится, вертится,

Тикает, мечется.

Винтики, болтики,

Кольчики, кончики.

 

Вон кочегарка,

В кочегарке жарко,

Черный кочегар

Нагоняет пар.

 

Жалко будет пароходик покидать,

Так и хочется буксиришку обнять,

Черномазому спасибо сказать,

Да в чумазую трубу поцеловать.

А. Самохвалов

 

Пионерский лагерь на Смоленщине

На опушке лесной собралась детвора,

И овеяна ветром, и солнцем согрета:

Наступила опять золотая пора,

Золотая пора пионерского лета.

 

Здесь, где в давние годы бродил я один,

Здесь, где детство мое затерялось бесследно,

Запылали костры пионерских дружин,

Пионерские горны запели победно...

 

Всё, о чем я мальчишкой не мог и мечтать,

Всё, что лучшего в детстве бывает на свете,

Всё дала вам советская родина-мать,

Пионеры — рабоче-крестьянские дети.

 

Сколько дней впереди! Сколько будет —не счесть! —

И заманчивых дел, и забав, и походов;

Сколько песен хороших споете вы здесь

Под смоленским родным небосводом!

 

И хотя я судьбою обижен едва ль,

Но сегодня, у вашего шумного стана,

Мне становится чуточку-чуточку жаль,

Что родился я, может быть, рано.

 

Жаль, что детство мое

к вам на праздничный сбор

Не придет, не пройдет по знакомой поляне,

Жаль, что вы без него запалили костер,

Что оно заплуталось в тумане...

 

Но в душе у меня и тепло и светло

Оттого, что такое свершилось:

То, что раньше для нас никогда не цвело,

Буйным цветом для вас распустилось.

 

Пусть не ваш я ровесник — не всё ли равно? —

Мне от вас не уйти в этот вечер погожий...

Ну, а детство мое — может быть, и оно

Здесь незримо присутствует тоже.

 

И оно вам, ребята, желает добра,

Вашей дружбой и лаской согрето.

Хорошо ему с вами сидеть у костра

Золотою порой пионерского лета.

М. Исаковский

 

До чего же хорошо кругом!

До чего же хорошо кругом!

Под деревьями густыми светлый дом.

И дорожка золотая, ярким солнцем залитая,

По которой мы идём, мы идём, мы идём,

— До чего же хорошо кругом!

 

До чего же хорошо кругом!

Земляника покраснела под кустом,

Так и просится в корзинки

И манит сойти с тропинки, —

Много ягод наберём, наберём, наберём.

До чего же хорошо кругом!

 

До чего же хорошо кругом!

Мы с гимнастикою дружим и с мячом.

Здесь, на воздухе на чистом,

Каждый станет футболистом,

Прыгуном и бегуном, бегуном, бегуном.

До чего же хорошо кругом!

 

До чего же хорошо кругом!

Мы друзей весёлых в лагере найдём,

Мы подружимся за лето,

Много песен будет спето

Тихим летним вечерком, вечерком, вечерком.

До чего же хорошо кругом!

Л. Некрасова

 

В пионерской республике (сборник стихов)

 

Здравствуй, Крым!

В скалистые тиски зажато море,

Укрыт зелёным бархатом Артек,

А волны, с непокорной галькой споря,

Без устали ведут свой вечный бег.

 

Согреты солнцем дали голубые,

Медведь-гора из моря воду пьёт.

В Артеке, познакомившись впервые,

Сдружились дети всех земных широт.

 

Все ждали с нетерпеньем этой встречи,

И вот пришла счастливая пора:

Волне морской они подставят плечи

И вместе помечтают у костра.

 

Пусть песни их звучат смелей и шире,

Пусть эхом грянет горная гряда,

Недаром песни Праги и Сибири

Везли в Артек суда и поезда.

 

Ребят с гостеприимством и любовью

Встречает белокаменный Гурзуф.

И солнце

Каждой смене шлёт здоровье,

Лучами золотыми обернув.

 

Над лагерной мачтой

Гладит полотнища

Тёплый ветер.

Над лагерной мачтой —

Флагов соцветие:

 

Флаги —

Советский,

Польский

И финский,

Флаг итальянский

И флаг румынский…

 

Флаги — в обнимку

В синем просторе,

А небо за ними

Впадает в море.

 

И наши сердца —

В обнимку в Артеке.

За месяц знакомства

Сдружились навеки

 

Сердца советские,

Польские,

Финские,

Сердца итальянские

И румынские.

 

И мы

Сидим в обнимку на сборе

В лучах вечернего света,

И песня над нами кружит.

Ласкают нас

Тёплые волны моря,

И тёплые волны ветра,

И тёплые волны дружбы…

 

На пляже

Вся природа ранним утром

Пробудилась ото сна.

Отливая перламутром,

Плещет ласково волна.

 

Сотня быстрых белых чаек

К морю весело спешит, —

Словно это стая чаек,

Словно снегом пляж покрыт.

 

Солнце брызнуло в долины

Миллионами свечей,

Солнце щедро льёт на спины

Жаркий дождь своих лучей.

 

Пусть сильней печёт лопатки,

Пусть загар к ним пристаёт, —

Этой солнечной зарядки

Хватит нам на целый год!

 

Абсолют

Тихо

В просторной и светлой палате,

Как будто в палате

Пустые кровати.

Но в этих кроватях

Сорок ребят.

Сорок ребят

Неподвижно лежат,

Сорок ребят

Абсолютно молчат.

 

Надо лежать

Девяносто минут,

Надо молчать

Девяносто минут —

Это и есть абсолют.

 

Девяносто минут тишины

Для здоровья очень важны.

Тихо

В просторной и светлой палате,

Как будто в палате

Пустые кровати.

Хочется сладко-сладко зевнуть…

А может, вздремнуть

Чуть-чуть?

 

Сорок ребят

Неподвижно лежат,

Сорок ребят

Абсолютно молчат.

Сорок ребят

Спят…

Спят девяносто минут —

Это и есть абсолют.

 

При свете луны

Наспех поужинал пятый отряд,

Кофе ребята пить не хотят.

Причина для этого веская —

Крепость их ждёт Генуэзская.

Там хворост

Уже приготовлен с утра,

Там сбор состоится

При свете костра…

 

Ветер колышет

Отрядный флажок.

Уселись ребята

В уютный кружок.

Луна

Убралась деликатно за тучи.

Сейчас затрещат

Крючковатые сучья,

Жаркое пламя

К звёздам взовьётся,

Беседа о крымских легендах

начнётся:

О спящем Медведе,

Волшебных чарах,

О сёстрах морских —

Близнецах Айдаларах…

 

Минута проходит,

Другая минута…

Спичкой не чиркнет никто

почему-то.

Послышался шёпот,

За шёпотом ропот…

Кажется, спичек никто не принёс.

 

Костра не разжечь…

И обидно до слёз.

Не видно ни зги,

Чернильная тьма…

Тут луна

Обо всём догадалась сама.

Поднялась над зубцом крепостной стены,

И сбор состоялся

При свете луны.

 

У костра

Усталое солнце спустилось

За спины темнеющих гор,

И пламя над лагерем взвилось, —

Зажжён пионерский костёр!

 

Товарищ, садись вместе с нами —

Дневные дела позади, —

Словцом перекинься с друзьями,

На яркий огонь погляди.

 

Нехитрая наша беседа

Обходит сомкнувшийся круг,

И чувствуешь локоть соседа,

И знаешь, что он тебе друг.

 

Весёлые, звонкие песни

Парят, не боясь, над огнём.

И море поёт с нами вместе

О чём-то своём, дорогом.

 

Товарищ, а если ты родом

Из братской соседней страны, —

Послужит тебе переводом

Приветливый рокот волны.

 

День завершён

День завершён,

Близится сон,

Парк опустел, в тишину погружён.

Ветер устал кипарисам шептать:

Спать,

Спать,

Спать…

 

Еле слышна,

Плещет волна,

Сон навевает на берег она.

Волны ложатся

В прибрежную падь:

Спать,

Спать,

Спать…

 

Дремлют цветы,

Дремлют кусты,

Лагерь встречает

Приход темноты.

Вышли горнисты артековцев звать

Спать,

Спать,

Спать…

 

Письмо про белого бычка

Серёжа

Пишет домой подробно.

Коротко маме писать

Неудобно.

Вон Миша

Отправил открытку такую:

«Здравствуй, здоров,

До свиданья, целую».

А маме

Писать обстоятельно надо:

Письма от сына —

Для мамы отрада.

 

Утром Серёжа,

Проделав зарядку,

Садится описывать всё по порядку.

Пишет про первый отрядный костёр

И про бескрайний морской простор,

Пишет про чаек и альбатросов,

Пишет про шефов — военных матросов…

 

И каждое утро кончает: «Спешу,

Вернусь — допишу».

Конверт ожидает,

К отправке готовый:

«Калуга, Советская, 10. Пановой».

 

Вчера уж задумал письмо отослать,

Да рыбную ловлю забыл описать.

А завтра экскурсия в чеховский дом,

Решил — расскажу заодно и о нём.

 

Маме

Писать обстоятельно надо:

Письма от сына —

Для мамы отрада.

И снова ложатся на белом листочке

Фразы и строчки

Фразы и строчки…

 

А в лагерь от мамы

Пришла телеграмма:

«Тревожусь молчаньем от сына ни слова

Прошу сообщить о здоровье Панова».

 

Потерянный аппетит

В столовой дежурит

Четвёртый отряд.

Немало

Серьёзных забот у ребят:

Надо начистить

Вилки и ложки,

Вымыть посуду,

Вымести крошки,

Хлеб для обеда

Нарезать тонко,

Соли добавить

Во все солонки.

 

Бойко работа

На кухне кипит,

Но у дежурных

Пропал аппетит…

Не ели борща,

И тефтели

Не ели, —

Быть может,

Дежурные вдруг заболели?

 

Волнуется старший вожатый:

— В чём дело,

Скажите, ребята!

— Сегодня мы очень устали —

На третье арбуз нарезали…

 

Оригинальная коллекция

Горная фабрика

В лагере есть.

Ребята

Коллекции делают здесь.

Работа на фабрике дружно идёт:

Сперва разбирают обломки пород,

Потом их дробят молотком на куски

И клеят на них

Ярлычки-номерки.

 

Номер один — минерал диорит,

Номер четыре — жёлтый кварцит.

Тут и кристаллы исландского шпата,

И лава вулканов, бурливших когда-то…

И вот минералы с наклейками

Лежат в коробках с ячейками.

 

Юра сегодня

Без дела болтается —

Он геологией не увлекается.

Но беда на него

Свалилась нежданная —

К ребятам

гости пришли иностранные.

 

Переводчик Юру к себе подозвал:

— Расскажи, как ты это всё собирал.

К Юре прикованы взоры,

Тяжко приходится Юре:

— В моей коллекции — горы,

Горы в миниатюре.

 

Вот этот булыжник лиловый —

Обломок горы Столовой;

Камень в цветную крапину

Достал я на мысе Шаляпина;

Камень, красный как медь, —

Кусок от горы Медведь.

А серый тот минерал —

Копия Пушкинских скал.

 

Пионерам глаза

Застилает слеза,

А туристы

Смотрят во все глаза.

Туристы бормочут:

— О’кэй! О, йес!.. —

Они не видали

Таких чудес.

 

Им нравится эта коллекция,

Им нравится Юрина лекция, —

Ему пожимают руки

За новое слово в науке…

 

А вечером

Юре вручён был жетон

С надписью посередине:

ЮРА МЮНХАУЗЕН, БЫВШИЙ БАРОН,

ИЗВЕСТНЫЙ ГЕОЛОГ НЫНЕ.

 

Близорукий летописец

Всем в походе

Хватит дела.

Каждый

Быть полезным рад.

Йодом раны мажет Стела,

Оля варит концентрат.

 

Летописцем избран Лёва —

Он поэт,

Владеет словом.

Дали мы ему тетрадку,

Пусть всё пишет по порядку.

 

А сегодня

На привале

Хором летопись читали:

«Эту ночь я спал тревожно,

Спать в палатке невозможно.

Мне мешали до утра

Теснота

И мошкара…

 

… По горам идти опасно,

Пробирает даже дрожь.

Я считаю, что напрасно

Нас ведут на Роман-кош…»

 

Словно горная громада

Обвалилась в этот миг —

Прорвалась у всех досада.

Гневный шум

И гневный крик:

— Это летопись отряда

Или личный твой дневник?!

 

— Эх, историк!

— Жаль тетрадку!

— Ты о том бы написал,

Как мы ставили палатку,

Как Рагиль змею поймал,

Как мы с дымом,

Но без соли

Ели кашу из фасоли… —

 

Тут вступился Лёвин друг:

Лёва просто близорук.

Он не видит ничего,

Кроме носа своего…

 

Катер уходит в нейтральные воды

Катер уходит

В нейтральные воды,

Его посылает Советский Союз.

Дети — посланцы разных народов —

Везут на нём

Необычный груз.

 

На палубе

Грудой бутылки лежат.

В них не кефир

И не лимонад.

В этих бутылках

Из-под кефира

Посланья дружбы,

Посланья мира.

 

Берег исчезнет вскоре,

В двенадцати милях

граница…

Груз будет отдан морю,

А катер

В Артек возвратится.

 

Ветер

Подарит крылья

Бутылочной мировой флотилии.

Плыть к берегам иностранным

Конвертам этим стеклянным…

 

Их забросит волна шальная

В устье Прута

и в устье Дуная,

Их выловит сейнер советский,

И рыбак подберёт турецкий…

 

Катер уходит

В нейтральные воды,

И пусть эти воды

Сближают народы.

Пусть станут нейтральными

Все океаны, —

Пусть станут друзьями

Люди и страны!

 

Федин альбом

Целых сорок дней подряд

Щёлкал Федин аппарат.

В толстом Федином альбоме

Всё найдёшь о Крыме,

Кроме…

 

Вот буруны штормовые,

Чайка на лету.

Вот красавица «Россия»

В Ялтинском порту…

 

Вот военный санаторий,

Древний кипарис,

Вот в рассерженное море

Впился острый мыс…

 

Не попал лишь в объектив

Пионерский коллектив.

 

Простое решение

Тяжёл чемодан,

Одному не поднять.

Придётся Рашиду его разгружать.

Но выбросишь разве

Коробку значков,

Коллекцию бабочек,

крабов, жуков,

Ракушки,

морским языком говорящие,

Или оленьи рога настоящие?..

 

Вынул Рашид

Запасные носки,

Вынул пиджак,

Полотенце,

Платки…

И вот уже вещи в газете,

И адрес готов на пакете.

И спрятан пакет под кровать

И надпись:

«Просьба прислать…»

 

Говорящая скатерть

Название это — несколько странное,

Но правда в нём — несомненная.

И скатерть — не самобраная,

А самая обыкновенная.

 

Скатерть уже не белая,

Скатерть уже не целая,

Скатерть уже не новая,

Но служит ещё в столовой.

 

Спросишь:

Какой был сегодня обед?

И скатерть

Правильный даст ответ:

Первое — щи зелёные,

Второе — рулет с макаронами,

Потом — абрикосы сочные.

Ответы — самые точные.

 

А как это скатерть может сказать,

Попробуй сам угадать.

 

На рыбной ловле

Готовились тщательно

К этому дню.

Составили даже меню.

Идея Зураба

Была неплоха:

К обеду — морская уха.

 

Достали лодку,

Удочки, сети

И все приманки на свете…

Часы пролетают,

А в банке —

Ни камбалы,

Ни султанки.

 

Нахмурились рыбаки:

Не глотают бычки

Крючки…

Совсем не клюёт белуга,

И со ставридою туго.

Не ловятся даже сардины, —

Наверно, их съели дельфины…

 

Висит над огнём

Котелок,

А в нём

Один кипяток.

И подумать вчера не могли бы,

Что бывает уха

Без рыбы.

 

Тут Вася сказал, краснея:

— Уху можно сделать вкуснее.

Дала мне

Дежурная Катя

Банку бычков в томате…

 

Вано за работой

У Вано трудна работа,

Градом катит пот с лица.

Исписал он три блокнота

От начала до конца.

Он не спит,

не есть, не пьёт —

Адреса у всех берёт.

 

Взял у Вани

Из Казани,

Взял у Нины

С Украины,

Взял у Пьера

Из Анжера,

У Ван-мина

Из Пекина.

 

Всем артековским ребятам,

Всем артековским вожатым

И завхозу заодно

Обещал писать Вано.

Всем отправить по письму —

На год хватит дел ему!

 

На Площади Костровой

Окрасил свет багровый

Серебряную даль.

На площади костровой

Сегодня фестиваль.

 

На площади костровой

Пылает шёлк знамён,

На площади костровой

Большой костёр зажжён.

 

Простую песню скрипки

Любой из нас поймёт,

И дружеской улыбке

Не нужен перевод.

 

Мы с разным цветом кожи,

Мы с разным цветом глаз,

Но мир

Всего дороже

Для каждого из нас!

 

Лучшая память

Приятно, пожалуй,

Подумать сейчас:

А вдруг

Кто-то в будущем

Вспомнит о нас!

 

Дескать, в Артеке

В такую-то смену

Был пионер

Огородников Гена.

 

Дескать, в Артеке

В такое-то лето

Жила пионерка

Шестрикина Света…

 

Иной постарается

Долгую память

Ножом

На коре кипариса оставить.

 

Другой

Размалюет скалу на виду,

Чтоб все непременно узнали,

Что сюда

В пятьдесят девятом году

Залезала Печёнкина Галя.

 

И о том ещё

Людям расскажет скала,

Что не очень умна

Эта Галя была.

 

Встречается

И поскромней человек,

С фантазией небогатой.

Напишет на стенке:

«Прощай, Артек».

 

И подпись.

И точка.

И дата.

Ну что ж,

Он придумать умней не смог.

И надписи краткой

Не троньте.

 

Память об авторе этих

Строк

Сотрётся при первом ремонте.

Уж если векам

Заглянуть в лицо,

Тут дело важнее слова, —

Возьми

посади

Хоть одно деревцо

— Кипарис или куст лавровый!

 

Это самый надёжный и добрый след.

И пусть на коре фамилии нет,

Зато будет память о деле твоём

Крепнуть и крепнуть

С каждым днём!

 

Стол находок

Весь шестой отряд расстроен,

Весь отряд обеспокоен:

Не хватает

Напоследок

Пять панам и восемь шведок,

Нет купальника,

Очков

И десятка гребешков!

 

Петя галстук потерял…

Объявляется аврал.

Ищут в парке

И на пляже,

Кто-то в горы лазил даже.

 

Положение серьёзно, —

Спохватились

Слишком поздно.

Вдруг раздался крик Арама:

— Братцы!

Я нашёл панамы!

Я нашёл купальник наш!

— Где?

— На выставке пропаж!

 

В кипарисовой аллее

Экспонаты,

Как в музее,

И плакатик аккуратный:

«Растеряхам вход бесплатный».

 

Здесь висят носки и шведки

Полотенца и балетки,

Здесь разложены очки,

Щётки, мыльницы, значки,

Даже фотоаппарат

Угодил на этот склад.

Экспонаты собирал

Весь дежурный персонал.

 

Уголёк

Момент отъезда недалёк,

Прощаться уж пора.

В моём кармане уголёк

От нашего костра.

 

Пусть мал и лёгок уголёк,

Пусть в нём и грамма нет, —

Но он горел,

И в нас зажёг

Великой дружбы свет.

 

Он пронесёт через года

Костра знакомый дым,

И не погаснет никогда

Огонь, зажжённый им.

 

Седьмой отряд

Трусы и шведки

Сданы на склад,

И каждый

В своё одет.

Стоят

Тридцать пять

Разношерстных ребят,

А седьмого отряда

Нет.

 

Но так только кажется

Со стороны,

Что седьмого отряда нет.

Ребята

Дружбе

Будут верны

Ещё много десятков лет.

 

Всю жизнь

Будут этот союз крепить

Тридцать пять человек.

И в том,

что седьмой отряд

будет жить,

Заслуга твоя, Артек!

В. Викторов

 

Читайте также

Пионерия. Летопись бурной эпохи

300 книг о пионерах

Пионеры советской страны: 85 стихотворений

Вспоминая пионерское детство: 25 стихотворений

130 песен о пионерах

Поэмы о пионерах 30-х годов

Стихотворения о пионерах-героях

Поэмы о пионерах-героях

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...