суббота, 11 апреля 2020 г.

Сказавшие смерти «Нет!»


11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В этот день 75 лет назад произошло восстание узников концлагеря Бухенвальд.
Одной из самых страшных страниц человеческой истории стала история фашистских концентрационных лагерей, лагерей смерти. С 1933 по 1945 год через них прошло около 20 миллионов человек из 30 стран мира. Около 12 миллионов погибли, при этом каждый пятый узник был ребенком. Для нашей страны это особая дата, так как около 5 миллионов погибших являлись гражданами СССР. Для нацистской Германии концлагеря были не только методом устрашения, показателем господства, материалом для различных исследований и поставщиками бесплатной рабочей силы, но и статьей дохода. В переработку и на производственные цели шли самые страшные составляющие: волосы, кожа, одежда, драгоценности замученных узников, вплоть до золотых коронок. По признаниям эсэсовцев, каждый узник приносил нацистскому режиму 1 500 рейхсмарок чистого дохода. Только на пленных из Советского Союза Третий рейх заработал 75 000 000 000.
Освенцим, Равенсбрюк, Дахау, Майданек, Треблинка – места, ставшие символами фашизма, символами зла в самой запредельной форме.
Среди них Бухенвальд – одно из самых жутких мест на земле. Место, где людей истребляли тысячами. Место, через которое прошли четверть миллиона узников из всех европейских стран. Только вдуматься в эти цифры! Целый город за колючей проволокой с надзирателями и стукачами, с лаем овчарок и с постоянной ноющей мыслью в голове каждого человека, живущего, а точнее, пробующего выжить в этом городе: «Выхода нет!».
Концлагерь Бухенвальд был создан в июле 1937 года. К 1945 году имел 66 филиалов, где монтировались самолеты-снаряды ФАУ. Первыми его узниками стали немецкие политзаключенные.
В семи километрах от чудного города Веймар, культурной столицы Германии, города парков и музеев, города, где писали свою вечную музыку И.С. Бах и Ф.Лист, на склонах горы Эттерсберг, где любили прогуливаться И. Гете и Ф.Шиллер, возник гигантский концлагерь. Название его переводится как «буковый лес», но с лета 1937 года слово Бухенвальд связывают не с красотами немецкой природы, а с мучениями и гибелью десятков тысяч людей. Бухенвальд. Гигантская фабрика медленной смерти. Вписанный в пасторальные немецкие пейзажи дантовский ад.

«Кровавой дорогой», или «Чёртовой дорогой», назвали подъездной путь к концлагерю, путь, пропитанный потом и кровью тысяч замученных людей. Узников заставили построить эту бетонированную дорогу в убийственно короткий срок. Гоня по ней узников в лагерь, эсэсовцы избивали их и травили собаками. Пленным разрешалось двигаться по дороге только бегом. Для каждого из них она была дорогой ужаса, боли и унижения. На главных воротах Бухенвальда девизом было изречение Цицерона «Jedem das Seine» – «Каждому – своё». 

       Позже за Бухенвальдом закрепилась дурная слава места, где проводят медицинские опыты на заключенных, после которых узники умирали мучительной смертью. Заключённых специально инфицировали сыпным тифом и туберкулёзом. Врачи испытывали на людях средства против обморожений, тифозные, туберкулезные и чумные вакцины. Проводили медицинские эксперименты, организовывали эпидемии и проверяли средства борьбы с ними. Выкачивали кровь для раненых, и не 300-400 гр., а всю сразу. Описывать даже часть ужасов, которые испытали заключенные, не поднимается рука. Заключенные умирали сотнями в день. Но мертвых продолжали выносить на перекличку, чтобы остающимся пока в живых узникам досталась предназначенная умершим еда.
В нескольких метрах от лагеря был построен зоопарк в качестве «психологической разгрузки» для эсэсовцев и членов их семей. Эльза Кох, жена коменданта лагеря Карла Коха, возглавляющая список самых ужасных женщин планеты за всю мировую историю, собственноручно отправляла узников в вольер на растерзание к двум гималайским медведицам.
У попавшего в лагерь больше не было имени. Его заменял набор цифр. Выучить свой номер на немецком языке узник должен был в течение первых суток. Эсэсовцы ни о чём не спрашивали узников. У тех на робе были нашивки, по которым становилось понятно, из какой страны человек, из какого барака, какова степень его вины перед нацизмом. Нашивка также являлась документом, по которому можно было сразу определить, сколько ещё оставалось жить её обладателю: месяц или неделю.
Некоторые виды экзекуций были напрямую связаны со статусом заключенного. Евреев и цыган травили газом, а политических душили на крюках в подвале крематория прямо перед сожжением. Для советских военнопленных была отдельная процедура – в бывшей конюшне, к западу от лагерного забора, с осени 1941 до 1943/44 годов было убито выстрелом в затылок около 8 000 советских солдат. Бухенвальд – место, ставшее памятником человеческой жестокости. Причем жестокости не такой уж далёкой от нас, как во времени, так и пространстве. В конце концов, что такое 75 лет? Одна человеческая жизнь.
Заключенные прибывали в лагерь постоянно, камер не хватало. Использовали старые конюшни, без окон, с тонким слоем сена на полу. В них набивали по 750 человек, и узники радовались, когда сосед справа или слева умирал, потому что освобождалось место, чтобы немного поспать.

Поразительно, но в этих условиях многие заключенные, чтобы не сойти с ума, изучали иностранные языки, рисовали и писали стихи. Люди старались оставаться людьми, как бы не пытались превратить их в животных. 18 октября 1941 года в лагерные ворота вошла 2-тысячная колонна советских военнопленных – изможденных, оборванных, больных. Комендатура требовала, чтобы старосты блоков оцепили лагерные улицы и никого не подпускали к военнопленным. Но уже через несколько минут в руках пленных появился хлеб, сигареты. А на следующее утро трое немецких коммунистов отсчитывали на своих спинах по 25 палочных ударов за «солидарность с врагами мира», как было объявлено перед экзекуцией. Весь лагерь на три дня был лишен пищи. Комендант лагеря отдал приказ: в течение шести месяцев советские заключённые не будут получать никакой еды, кроме похлебки из брюквы и половины лагерного хлебного пайка. Но заключенные сумели нарушить этот приказ. Подменивались котлы с едой, и пленные получали более наваристую похлебку, вместе с хлебом в лагерь проносили мясо, маргарин, повидло, картошку, ночью сквозь ограду просовывали кое-что из продуктов. Советских военнопленных подкармливал весь лагерь. Многие поплатились за это своей спиной, но было спасено множество жизней.
Восьмой блок концлагеря Бухенвальд был детским. Его узникам – от пяти до шестнадцати. Русские, украинцы, поляки, евреи, французы, чехи. «Подопытные кролики» нацистских медиков. На них испытывали новые инъекции, брали кровь. Их путь из лагеря смерти был один – крематорий, чей липкий удушливый дым постоянно плыл из огромной черной трубы. Но взрослые узники, участники Сопротивления, самоотверженно спасали обреченное нацистами детство. Для этих ребят была организована школа, где тайно, с соблюдением конспирации, проводились занятия по группам. Учителя знали, что юным узникам концлагеря надо не просто выжить, но и сохранить свое психическое здоровье. Однажды подпольщики решили устроить ребятам праздник. Под Новый год привезли елку в один из бараков: ее срубили в лесу и спрятали на дне лагерной тележки. Из бумаги смастерили игрушки. Под елкой каждого ждал необычайный подарок. В пакетиках, где были картошка и морковь, они нашли такие вот письма: «Здравствуй, сынок! Я знаю, как тебе тяжело. Но ты терпи. Скоро придет Красная Армия. И тогда мы встретимся. Я тебя найду! Твоя мама». Письма, конечно же, написали сами узники. Но дети были потрясены, читая их строки. Это было настоящее новогоднее чудо для обездоленных детей.

В Бухенвальде существовало несколько подпольных групп Сопротивления, самой мощной из которых являлась группа советских военнопленных. Уже в декабре 1941 года они сумели организовать первую подпольную группу для борьбы с нацизмом в условиях концлагеря. В 1942 г. на заседании подпольного Центра ставился вопрос об организации боевых подпольных, военного типа, групп. С появлением среди заключённых фронтовиков и военных специалистов, участвовавших в битвах под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, такая задача стала реальной. Было решено создать в лагере подпольные группы типа подразделений Красной Армии. Основной целью подпольной борьбы в концлагере Бухенвальд заключённые ставили освобождение путём открытого вооружённого восстания. Сопротивление заключалось, прежде всего, в том, чтобы морально поддержать находившихся в плену у нацистов бойцов, не дать им пасть духом. С этой целью в лагере издавалась газета «Правда пленных». Это была обычная тонкая тетрадь, которую можно было спрятать в рукав, и выходила она тиражом... в 2 экземпляра. Но именно через эту газету военнопленные узнавали правду о положении на фронтах. Всего удалось сделать 26 выпусков газеты.
Поддержание морального духа пленных советских солдат и офицеров было основой сопротивления, на которой строилась вся остальная деятельность подполья. К апрелю 1945 года ударную силу Сопротивления в Бухенвальде составляли 178 боевых групп общей численностью около 2 000 человек. Треть из них были советскими военнопленными, среди остальных были немцы, австрийцы, французы, югославы, голландцы, чехи, словаки, поляки, испанцы, бельгийцы, итальянцы. Одновременно с формированием боевых подпольных групп Сопротивления разрабатывался подробный план действий во время восстания. Международным комитетом сопротивления узников Бухенвальда руководил немецкий коммунист Вальтер Бартель, заключённый нацистами в концлагерь ещё в 1939 году. Бартель учился в СССР и знал русский язык, что позволило подпольщикам создать немецко-русскую секцию. Координатором между группами сопротивления был чешский коммунист Винсент Квет. Квет – это партийная кличка, а настоящая фамилия этого человека, как и его судьба, остались неизвестны.
Много внимания лагерное подполье уделяло саботажу и диверсионной работе. При любой возможности, подпольщики портили оборудование и готовое вооружение. Например, добавляли толчёное стекло в оружейную смазку или, воспользовавшись неразберихой во время бомбёжки, громили станки. На военных заводах был налажен выпуск оружия для подполья, прежде всего гранат и бутылок с зажигательной смесью, выносились оружейные детали. По ночам из них собирали винтовки и пистолеты. Подпольщикам удалось даже достать один ручной пулемёт. Пулемёт и патроны были украдены у эсэсовцев немецкими политзаключёнными. Подпольщики на заводах ухитрялись списывать в брак качественные детали оружия и подбрасывали их в определённые ямы с мусором. Когда туда приходила лагерная команда, она была уже предупреждена о том, где что лежит. Они забирали из ямы части винтовок, автоматов, парабеллумов, гранат, засыпали их песком и привозили на территорию лагеря. Здесь были специальные тайники, где собирали и хранили оружие. Пополнились запасы оружия бойцов Сопротивления во время бомбёжки 24 августа 1944 г. Эсэсовцы от налета прятались, а заключенные воспользовались этим и принесли много оружия. Были созданы отдельные отделы снабжения и санитарный, группа автодела, в больнице под видом больных содержались несколько летчиков на случай возможности захвата фашистских самолётов во время восстания или вскоре после него.
Восстание в Бухенвальде не было стихийным, оно стало результатом не просто долгой подготовки, а итогом совместной мужественной борьбы интернационального Сопротивления военнопленных против нацизма в нечеловеческих условиях концлагеря. Известно с полной определённостью, что план восстания подготовили советские офицеры. Они же и руководили восстанием.
С начала 1945 года Интернациональный Комитет несколько раз на своих заседаниях переносил дату вооружённого восстания – участники не могли прийти к единому решению. В первых числах апреля стало понятно, что медлить больше нельзя: командование СС издало приказ об эвакуации. Все понимали, что это значит, и приняли решение: не подчиняться больше ни единому приказу фашистов. Среди подпольщиков распространился лозунг: «Эвакуация — это смерть для заключённых!». Через самодельный радиоприёмник подпольщики узнавали новости с фронта.
Существование радиоприемника в лагере – это еще одна героическая страница в истории восстания. Достать нужные радиодетали и монтировать радиопередатчик в концлагере при неусыпной слежке фашистской охраны и постоянно грозящей смерти за малейший проступок, было рискованным, почти невыполнимым делом. Сколько изобретательности, крепких нервов, даже мужества требовалось для выполнения каждого в отдельности, внешне, казалось, несложного задания! Вскоре просочилась информация о нарастающей панике среди фашистов. Говорили, что они готовятся полностью уничтожить Бухенвальд, чтобы не оставить никаких свидетельств своих преступлений.
8 апреля подпольный Интернациональный лагерный комитет принял решение привести в действие радиопередатчик «Голос Бухенвальда», как называли его подпольщики. 8 апреля был днём кризиса. Комендант три раза отдавал приказ, чтобы все заключённые немедленно выстроились для отправки из лагеря. Приказ не выполнил ни один заключённый. Тогда в лагерь ворвались вооружённые отряды СС на мотоциклах. Началось массовое избиение, стрельба. За исключением небольшой группы узников, фашистам не удалось эвакуировать весь лагерь.
В воскресенье 8 апреля в эфир над центральной немецкой областью Тюрингией неожиданно ворвались сигналы бедствия «SOS»! Радиограмма передавалась на английском, немецком и на русском языках: Бухенвальд надеялся на помощь американских войск, поскольку они были рядом. Узники уже три дня слышали канонаду, а из передач по радио знали, что 3-я американская танковая армия генерала Паттона наступала в направлении Бухенвальда. Советские войска были далеко, и радиограмма до них не долетела. Штаб генерала Паттона сигнал бедствия узников принял, но ничего не сделал для освобождения Бухенвальда. Помощь так и не пришла, хотя два американских самолета вскоре после сигнала бедствия несколько раз низко пролетели над лагерем. Между тем, западные документалисты до сих пор утверждают, что «за день до смерти Рузвельта американские войска освободили Бухенвальд». На самом деле освобождали Бухенвальд не американцы, а сами заключенные.
В ночь на 11 апреля стало известно, что союзные войска находятся в 18 км от Бухенвальда, фашисты терпят поражение. Гитлеровцам было приказано во что бы то ни стало уничтожить лагерь. 11 апреля в 15 часов 15 минут над лагерем смерти грянуло «Ура» и ударные батальоны советских военнопленных ринулись в атаку. За ними в бой пошли резервные батальоны, а за ними и все узники. Среди лагерной охраны началась паника и бегство. Боевые подразделения сопротивления организовано овладели военным городком и складом оружия. Через час после начала выступления лагерь полностью перешел под контроль восставших.
Над двухэтажной башней, служившей центральным пулеметным гнездом, развевался красный флаг. Немецкие патриоты изготовили чучело Гитлера и повесили его на видном месте.
Интернациональные отряды взяли в плен 150 охранников, прочесав леса, выловили еще 800 нацистских преступников. Только железная дисциплина в рядах восставших позволила избежать немедленной казни гитлеровцев. В течение двух суток лагерь находился под контролем восставших, и лишь 13 апреля туда прибыли части Третьей американской армии. Первым делом американцы издали указ о сдаче заключенными имеющегося у них оружия. Батальон советских военнопленных отказался сдать оружие, поскольку оно является единственным доказательством проведенного в лагере вооруженного освободительного восстания. Батальон продолжил свое существование как самостоятельная войсковая единица.
Лагерь посетил командующий 3-й американской армией генерал Джордж Паттон. Он был потрясен тем, что увидел, и тут же отдал приказ: показать Бухенвальд жителям Веймара. Больше тысячи немецких женщин, стариков, подростков пешком пришли в Бухенвальд. Их водили по баракам, показали экспериментальные блоки, где умерщвляли людей, подземные бункеры, виселицу, козёл для порки, печи крематория с несгоревшими человеческими останками. Поддерживая друг друга, они ходили по лагерю, совершенно подавленные, и было видно, что если они и знали о существовании Бухенвальда, то не подозревали, что это такое. Многие женщины плакали, пожилые падали в обморок.
Из 250 000 заключенных, прошедших через Бухенвальд со дня его основания, около 56 000 умерли или были убиты.
Почему именно восстание в Бухенвальде стало поводом для появления памятной даты 11 апреля? Ведь сопротивление нацистам существовало практически во всех концлагерях. Это были саботаж и диверсии на предприятиях, побеги в одиночку и группами. Известно о восстаниях в Собиборе, Маутхаузене, были попытки восстать в Освенциме, Бжезинке, Треблинке, Хелмно. Но именно восстание в Бухенвальде стало символом общей борьбы множества народов против фашизма. Узники сумели отложить в сторону разделявшие их вопросы политики, вероисповедания и даже забыли о недавних военных конфликтах ради достижения одной, единой для всех цели. Поляки и русские, украинцы и евреи, немцы и французы, военнослужащие и гражданские всех вероисповеданий и политических убеждений объединились, и с оружием в руках добыли себе свободу.
Сегодня Бухенвальд — это музей и память о тех, кто погиб в его стенах или на пути к нему. От бараков Бухенвальда остался только выложенный булыжником фундамент. На месте выжженной земли разбиты клумбы роз и алых тюльпанов. Как будто и не было здесь этого ада. Около каждой постройки – мемориальная надпись. В стены крематория вмонтированы таблички с именами на разных языках. Сохранились вышки часовых, колючая проволока в несколько рядов и железные ворота с надписью «Каждому – свое».

Закончить хочется словами одного из руководителей восстания, И.И. Смирнова: «Прощай, Бухенвальд! Сколько бы лет ни отпустила мне ещё жизнь, тебя я не забуду! Ты показал мне, что такое фашизм, и внукам своим я накажу, чтоб ненавидели его и учились бороться против него. Но ты показал мне, Бухенвальд, и другое. Ты показал мне, до какой высоты может подняться человек, сколько он может вынести и не упасть. Какие бы проявления человеческой слабости и подлости я ни увидел теперь, я знаю другое – человек, это хрупкое существо, может иметь огромную силу, если он знает, что борется во имя правды. Прощай, Бухенвальд! Мне теперь ничего не страшно. Я знаю, что мужество беспредельно. В моем сердце, как набат, всегда будет звучать это слово: «Бухенвальд, Бухенвальд, Бухенвальд!»»

«Бухенвальдский набат»
Слова: А. Соболев, музыка: В. Мурадели

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте:
Гудит со всех сторон –
Это раздаётся в Бухенвальде
Колокольный звон,
Колокольный звон.
Это возродилась и окрепла
В медном гуле праведная кровь.
Это жертвы ожили из пепла
И восстали вновь,
И восстали вновь,
И восстали, и восстали,
И восстали вновь!
И восстали, и восстали,
И восстали вновь!

Сотни тысяч заживо сожжённых
Строятся, строятся
В шеренги к ряду ряд.
Интернациональные колонны
С нами говорят,
С нами говорят.
Слышите громовые раскаты?
Это не гроза, не ураган.
Это вихрем атомным объятый
Стонет океан, Тихий океан.
Это стонет, это стонет
Тихий океан.
Это стонет, это стонет
Тихий океан.

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте:
Гудит со всех сторон –
Это раздаётся в Бухенвальде
Колокольный звон,
Колокольный звон.
Звон плывёт, плывёт
Над всей землёю,
И гудит взволнованно эфир:
Люди мира, будьте зорче втрое,
Берегите мир, берегите мир,
Берегите, берегите,
Берегите мир!
Берегите, берегите,
Берегите мир!



Юлия Брюханова, зав.сектором отраслевой литературы 
Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина

Читайте также О концлагерях в художественной литературе

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...