пятница, 10 апреля 2020 г.

Пушкин и Чехия

«Вся Русь — в ее реализме, вся русская душа — в Пушкине; и то, и другое в своей совокупности делают русскую литературу космической».
К. Чапек

         В настоящее время чешская литература для российского читателя остается «белым пятном». Для широкого круга читателей в России известны имена Карела Чапека, Ярослава Гашека, Франца Кафки – и вряд ли кто-то знаком с творчеством других авторов. А ведь история чешской литературы стоит того, чтобы присмотреться к ней внимательнее, так как она наполнена яркими событиями и личностями. Чешская литература настолько многогранна, что представить ее всю, даже совсем кратко, в одной статье на блоге не представляется возможным. Поэтому в этой статье я хотел бы остановиться на одном периоде – XIX веке и поговорить о поэтах-переводчиках и истории переводов произведений А. С. Пушкина на чешский язык.
Если в современной Чехии спросить у людей, с кем у них ассоциируется русская литература, они скажут: Пушкин. Произведения Александра Сергеевича знакомы тем, кто вырос в социалистической Чехословакии, по обязательной школьной программе русского языка и литературы. Но не меньше знали Пушкина и его современники в австрийской Богемии и Моравии, и на чешском языке «солнце русской поэзии» зазвучало почти одновременно с выходом произведений в России! Для начала попробуем разобраться, что же происходило на территории нынешней Чехии во времена Пушкина.

Примерно в таких границах с небольшими изменениями существовала Австрийская империя в XIX веке. Красным обведены Богемия, Моравия и Силезия – исторические регионы Чехии, которые сейчас составляют территорию Чешской республики.
Еще со Средних веков чешский народ оказался окружен с 3-х сторон носителями германской культуры: немцами и австрийцами. Вхождение в состав Австрии явно не сказывалось положительно на культуре других народов, в том числе и чехов. В культуре, науке и образовании преобладал немецкий язык и латынь. С течением времени народ постепенно отходил от своих исторических корней.
Но Просвещение XVIII столетия, расцвет философской мысли, рост национального самосознания не обошли стороной чешские земли. В это время начинается становление национальной идентичности, чехи осознают себя частью славянского мира, деятели культуры возрождают народный язык, и он ярко и красочно вписывается в жизнь общества.
Российская империя являлась на этот момент сильнейшей славянской державой. В ее состав входили территории современных России, Украины, Беларуси, часть Польши. Все это обогащало литературу взаимным влиянием, и неудивительно, что чешские поэты и писатели внимательно следили за всем, что происходило в литературной жизни России. И творчество Пушкина невозможно было обойти вниманием.
Первое упоминание о Пушкине в Чехии относится к 1821 году – тогда в журнале «Чехослав» появилась статья о публикации «Руслана и Людмилы».
Обложка журнала «Чехослав» за 1831 год

В 1831 году в этом журнале был опубликован первый перевод Пушкина на чешский язык. Ян Славомир Томичек, деятель чешского культурного возрождения, перевел поэму «Цыгане» прозой.
Страница из журнала «Чехослав» с переводом поэмы «Цыгане», 1831 год

Далее последовали переводы лирических стихов Пушкина, а в 1835 году в журнале «Кветы» были опубликованы отрывки из «Бориса Годунова».
Обложка одного из журналов «Кветы» за 1835 год

В 1830-е годы стихи Пушкина на чешский язык переводил выдающийся филолог Ян Франтишек Челаковский. Его переводы публиковались с 1833 по 1837 год.
Ян Франтишек Челаковский

Многочисленными публикациями отозвались чешские литературные газеты и журналы на смерть поэта в 1837 году. Вот отрывок из статьи в журнале «Кветы», 9 марта 1837:
«Во многих газетах, здешних и заграничных, раздаются отклики на печальное известие из Петрограда* о кончине прославленного благородными плодами духа своего Александра Сергеевича Пушкина. Он завершил 11-го февраля свой земной путь и был призван навеки в царство своих идеалов… Мысли Пушкина, изобилуя изобретательностью, смелы и пылки, речь его ясна и правильна, благозвучность его стихов — настоящая музыка; они текут — да будет мне позволено употребить именно русское выражение – «как жемчуг по бархату».
*- в чешском языке для Санкт-Петербурга всегда употребляется название Petrohrad.
Несмотря на общую языковую группу, чешский язык довольно сильно отличается от русского, что создавало немало проблем с художественным переводом стихов. Современные критики отмечают, что в ранних переводах Пушкина на чешский есть много недостатков, от обилия глагольных рифм до искажения смысла. Но тем не менее, несмотря на несовершенство перевода, произведения А. С. Пушкина все прочнее входили в литературную жизнь Чехии. Появлялось все больше заинтересованных творчеством нашего великого поэта. Большой проблемой было приобретение книг в оригинале – в Австрийской империи зарубежная литература стоила очень дорого, и доставка заграничных изданий была довольно непростым делом. Поэтому в то время было нередким явление «двойного перевода» – до чешского читателя доходил перевод произведений с немецкого языка, а не с оригинала.
В середине XIX века творчество Пушкина в Чехии распространял католический священник Вацлав Ченек Бендл (1832-1870). Помимо церковной службы он занимался активной просветительской деятельностью, был журналистом, писателем, редактором. Переводам произведений Пушкина он посвятил почти всю свою творческую жизнь. Интересен тот факт, что Вацлав Бендл умер в возрасте Пушкина с точностью до дня (37 лет 8 месяцев), но не от смертельного ранения, а от тяжелой болезни.
Вацлав Ченек Бендл

Помимо вышеперечисленных авторов, Пушкина на чешский язык переводили Ян Коллар, Я. П. Коубек, Ян Неруда, Св. Чех, Й. Гора, Ян Пиларж и многие другие поэты. К 1860-му году чешский читатель мог познакомиться практически со всеми произведениями Александра Сергеевича на родном языке. Тем не менее, и в конце 19-го, и в 20-м веке продолжали появляться новые переводы. Они становились более полными, точными, благозвучными. Один только «Евгений Онегин» был переведен на чешский язык 5 раз, последний на данный момент – в 1999 году.
Надеюсь, что вам понравился этот краткий экскурс в историю чешской литературы. В завершение рассказа я хотел бы порадовать любителей чешского языка известными стихами А. С. Пушкина в переводе А. В. Юнга (1858-1927).

ZIMNÍ JITRO

Mráz, slunce – jaké jitro dneska!
Ty ještě dřímáš, družko hezká;
má rozmilá, již čas je, vstaň:
s řas něhou semklých zapuď spaní
a severní vstříc zoři ranní
ty severní zas hvězdou vzplaň!

Víš, večer vyla bouře vzteklá,
tíha po smutném se nebi vlekla,
a jako bledé skvrny rys
se žlutal z černých mraků měsíc.
a ty jsi seděla, se děsíc –
a teď... jen k oknu jdi a viz:

Kobercem skvostným pláň i víska
se halí, sníh se v slunci blýská
pod modrým nebes pohledem;
šer průzračné teď lesy stíní,
smrk zelená se zespod jíní
a potok třpytá pod ledem.

Náš pokoj jantarovým leskem
Je zalit. Dovádivým třeskem
Sly šlupa troze hřátou pec.
Je sladko dumat na divaně.
Než, pověz: nemáme-li v saně
dát hnědku zapřáhnouti přec?

Po ranním sklouzajíce sněhu.
má družko, svěříme se běhu
netrpělivé kobyly.
a navštívíme lány pusté
a lesy, nedávno tak pusté
a břeh ten, mně tak přemilý.

ZIMNÍ VEČER

Bouře mlhou nebe kryje.
honí sněhu chumáče:
tu jak lačný šakal vyje,
tu jak dítě zapláče;
tu zas slamným doškem třepe
o krov stářím shrbený,
tu zas na okno nám klepe
jako poutník zpožděný.

Potemněla naše chata,
jest jak smutkem zadychlá.
Proč jsi, stařenko má zlatá,
u okna tak utichla ?
Či snad rozběsněnou bouří,
družko má, jsi znavena,
či snad se ti o čim houří
pod bzukotem vřetena ?

Družko všech mých radovánek
a mé smutné mladosti,
spláchnem hoře; kde je džbánek?
v srdce smích se zahostí.
Zpívej o té sýkořici,
za moře jež odlétla;
zazpívej mně o děvici,
pro vodu jak ráno šla.

Bouře mlnou nebe kryje.
honí sněhu chumáče:
tu jak lačný šakal vyje,
tu jak dítě zapláče.
Družko všech mých radovánek
a mé smutné mladosti,
spláchnem hoře; kde je džbánek?
v srdce smích se zahostí!

EXEGI MONUMENTUM

Já pomník zřídil si, ne lidských rukou dílem,
sem sotva zaroste kdy cesta libová;
on bude tyčit se svým neúchylným týlem
výš sloupu Alexandrova.

Ne, zcela nezemru! Duch vdechlý v drahou lyru
Můj popel přežije, sám neodsouzen tlít –
má sláva potrvá, vím, pokud v světa šíru
byť jeden básník bude žit,

Rus velkou naplní slech o mně věčně živý,
v ní každý jazyk znej pak jména mého zvuk:
i Kalmyk, stepi syn, i Tunguz dosud divý,
i Fin, i Slávů hrdý vnuk,

A národ zachová mě dlouho ve svém vděku,
že city šle chetné jsem lýrou budíval,
že volnost hlásal jsem vždy ve svém krutém věku
a milost k padlým vyzýval.

Tím, co Bůh velí Ti, Ó Múzo, řiď se stále,
měj pro urážky smich a věnce ne žádej ;
buď vždycky lhostejna jak k pomluvě tak k chvále
a s hlupákem se ne hádej.

VYZNÁNÍ

Já miluji Vás, ač schnu zlostí,
ač za marnou to snahu mám;
přec k nešťastné té zpozdilosti
se u noh Vašich přiznávám!
Mně, letům mým to špatně sluši...
je čas, bych rozumněj si veď!
však – dle všech příznaků – svou duši
k Vám láskou cítím churavět:
Já bez Vás zívám a se soužím,
a při Vás teskním, trpím zle;
nuž, jaká pomoc? - říc' Vám toužím
jak rád Vás mám, můj anděle!
Když zazní ke mně ze salonku
Váš lehký krok neb roucha šum
neb hlásek jako stříbro zvonku,
tu nepřijdu div o rozum.
Jste úsměvna – své padá břímě;
jste mrzuta – mně srdce lká.
Pak za den muky odměni mě
zas Vaše ručka bělounká.
Když volně nad rám vyšívací
se skláníte a nad svou prací
zrak spouštíte i kučery,
jsem nadšen – pohled můj se vrací
vždy k Vám pln dětské důvěry!...
Mám se Vám svěřit se svou bědou
a se svou mukou řevnivou,
proč v některých dnech kroky vedou
Vás v dálku v dobudeštivou ?
Proč tajné slzy? Co Vás rmoutí?
S kým v koutku hovor vedvou jen?
Proč v Opočku ty časté pouti?
S kým piano, když tmí se den?
Alíno, trochu se mnou ciťte ?
Ždát Vaší Iásky sotva smím:
Kdož ví? snad pro své hříchy – viďte? –
já za lásku Vám nestojím!
Však přetvařte se: pohled ten
vše může vyjádřit tak ladně!
Ach, podvésti mě lze tak snadně:
Já sám rád bývám podveden!...

Ссылки на источники:


Олег Винковский, библиотекарь
Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...