четверг, 30 апреля 2020 г.

Живое искусство оперетты

К 150-летию со дня рождения Ференца Легара



«Вы неправы, мой друг, когда пренебрежительно отзываетесь об этом жанре. Все дело в том, какими руками его касаться».
Исаак Дунаевский

Оперетта совсем не проста, как кажется на первый взгляд. Не проста ее история, не просты ее авторы. Жанр полон парадоксов и трагедий. 
Оперетта родилась в середине 19-го века на парижских бульварах. И началась странная история нового жанра, полная взлетов и падений, восторгов и порицаний. 
Основоположником оперетты был французский композитор Жак Оффенбах. Но особая судьба ждала оперетту на венской сцене. Иоганн Штраус-сын, всемирно известный певец «Голубого Дуная», «король вальса» пробует себя тоже в жанре оперетты. Он сумел связать ее с бытовой танцевальной музыкой – в Вене это был вальс. Оперетты Штрауса – это радостный гимн жизни («Летучая мышь», «Цыганский барон»).
На смену Штраусу пришли одновременно Имре Кальман и Ференц Легар. 
Вокруг имени Легара до сих пор продолжаются споры. Он внес в оперетту музыку своего народа, яркую песню, но убрал из нее политическую сатиру.
Так родилась новая венская школа. 

Большая и главная беда опереточных композиторов – отсутствие хороших либретто. В этом отношении повезло в основном Оффенбаху. На его пути встретились Мельяк и Галеви. Все пьесы того времени уступали художественным достоинствам музыки. Остановимся все-таки на самом странном и сложном явлении в истории оперетты – Ференце Легаре. Странность его уже в том, что он не имеет ни предшественников, ни преемников. Трудно найти такого композитора, который с такой полнотой и отчетливостью выразил бы общественные и экономические отношения своей эпохи и при этом нес бы слушателям такую теплоту. 
Легар начал творить в сложный период жизни Австро-Венгрии (сменилась политика, национальный состав). Легар в оперетте отразил все: мезальянсы, безумную погоню за богатством, торговлю телом, титулом. Наивного веселья в его опереттах нет! Он писал: «Я хотел завоевать сердце человечества, приникнуть в его душу, и многие сотни писем, которые я получил со всех частей света, доказывают, что это мне удалось и что я работал не напрасно». 

Что главное в опереттах Легара?
- Он ввел в оперетту неустроенный, мятежный мир;
- В его опереттах зазвенели мелодии всех народов Европы;
- Он научил людей страдать и плакать.
Сын венгерского капельмейстера, Легар с малых лет ездил с родителями по Европе. В пять лет он уже владел скрипкой и роялем. В 12 поступил в Пражскую консерваторию и в 18 окончил ее. От любимого учителя Антонина Дворжака он перенял славянскую меланхолию. Она удачно слилась с венгерским темпераментом и венской мелодичностью. Это и стало обаянием его музыки. Сначала он был военным капельмейстером. В армии он в первый и последний раз увидел Штрауса. Несколько мгновений они стояли друг против друга – настоящее и будущее оперетты. Никто из них и из сотен присутствующих зрителей не почувствовал значительности этого момента. 
Легар тяготел к славянской тематике. И это было видно уже в его первом детище: опере «Кукушка» (сюжет оперы из русской жизни, о сибирских каторжниках). Критики и пресса признали в Легаре сильный, своеобразный талант. Легар почувствовал себя композитором. И захотел сделать себе имя. Имя можно было сделать только в Вене. Он стремился к оперетте, не зная ее жанра. Эта неосведомленность помогла ему. Он не оглядывался на образцы и создал свой стиль оперетты. Такие как «Божественный супруг» и «Шуточная свадьба» потерпели провал, но критика заметила, что «Легар сочетал венскую звучность и радость музыкальных красок со славянской мечтательной лирикой». Путь наметился и вел Легара к мировой славе.

Слава эта началась с «Веселой вдовы». Это было уже настоящее, самобытное произведение, написанное рукой мастера. Здесь вылился весь его дар: драматизм, психологизм, интернациональная мелодичность, отклик на современность. Это спектакль о лицемерии и корыстности великосветского общества. «Веселая вдова» – это и отклик на революционный 1905 год. К счастью, пьеса была написана талантливыми либреттистами Анри Мельяком и Виктором Леоном. Но музыка Легара не понравилась директору «Театра ан дер Вин» Корчаку. Артист оперетты Г. М. Ярон в книге «О любимом жанре» приводит цитату из воспоминаний Легара: «Прослушав только первые такты моей музыки, он заткнул уши и закричал: «Это ужасно! Это не музыка!» Корчак запретил делать декорации и шить костюмы. Зачем? Оперетту ждет провал. Артисты решили: раз такое дело, сыграем хоть разок. После первого акта уже был шквал аплодисментов. В конце публика требовала выйти на сцену авторов. И кто же первый вышел на сцену? Директор Корчак. 
Вскоре «Веселая вдова» сделала круг по земному шару. Буржуазное общество Старого и Нового света узнавали в сюжете себя. 
О музыке «Вдовы». Она интернациональна. В выходе Ганны Главари славянская мазурка сменяется парижским вальсом. Композитор верен интернационализму и в других работах: в «Муже трех жен» показано общество трех европейских столиц. «Княжеское дитя» – греческая тема. Русская тема – в «Кукушке» и «Графе Люксембурге». Одним словом, венгерская, румынская, цыганская скрипка пела в его душе всегда. Была там и парижская элегантность, и русская тоска. 

Легару случалось видеть венгерских цыган, слушать их песни, наблюдать обряд цыганской свадьбы. И неудивительно, что Легар создает оперетту «Цыганская любовь» – произведение по многозначности и сложности идеи не знающее себе равных в жанре оперетты. Мелодии здесь уже далеки от венского вальса. Сюжет полон загадок. Действующие лица имеют и положительные, и отрицательные черты. А ведь в театре оперетты привыкли к четкому разделению персонажей на хороших и плохих.
«В душе и по существу Легар не венец, – пишет венский музыковед Рудольф Хольцер, – он любил странствовать, говорил почти на всех языках мира. Создать в оперетте интернациональный мир – эта большая задача удалась только Ференцу Легару». 
1910-е годы. «Веселая вдова» – 18 тысяч представлений на десяти языках при полных залах! Повсюду звучат ритмы его оперетт. Он владелец большого дома в Вене, виллы в Ишле, замка в Нусфорфе. Легар богат, но не глух к социальным движениям. На свет появляется оперетта «Ева». О работнице французского стекольного завода. Но музыка Легара не смогла отразить социальные конфликты. И в годы Первой мировой войны Легар умолкает. Тем более, что из-за океана пришли новые ритмы – танго и фокстрот. Композитор пытается их применить, но они не становятся родными, как чардаш и вальс. И тогда он вновь обращается к венской теме: «Там, где жаворонок поет».
Творческие силы Легара еще не исчерпаны. Он чувствовал, что может еще кое-что сказать миру, только надо найти этот новый путь. И стареющему Легару довелось еще раз увидеть взлет и встретиться со славой. Пятидесятитрехлетний композитор создает оперетту «Паганини». Это была очень необычная вещь. В ней соединился правдоподобный сюжет и возвышенно-романтическая идея. Впервые в оперетте влюбленные расставались. Успех «Паганини» был огромным. Обратился композитор и к занимающей его России, создав «Царевича» (о сыне Петра I Алексее). Эти пьесы помогли прозреть Легару. Он понял, что публика хочет не смеяться, а плакать. И тогда появилась «Фридерика» – о любви молодого Гете и Фридерики, «Желтая кофта» – о любви китайского принца и юной венки, которые расстаются из-за несходства национальных обычаев. Сила «Кофты» заключалась в следующем: образы были точны, конфликт заострен. Это побудило Легара написать арию героя. Ария стала на многие годы коронным номером у певцов. В русском переводе она называется «Звуки твоих речей».

Последней легаровской премьерой стала «Джудита» – на сюжет современной Испании (судьба жены ремесленника и колониального офицера, пожертвовавшего карьерой ради любви). 
«Джудита» была поставлена 20 января 1934 года в Венской опере со всей роскошью. На премьере присутствовало правительство, исполнителей засыпали цветами, венками. Все это напоминало скорее роскошные похороны. Так оно и было. «Джудита» закрыла творческий путь Легара, закрыла эпоху искусства, венскую оперетту. 
В 1938 году Австрия была оккупирована фашистскими войсками. Лучший певец легаровских оперетт Рихард Таубер уехал в Америку, Легар – в Швейцарию. 24 октября 1948 года композитора не стало. И снова, уже в последний раз, весь мир заговорил о Легаре.
Его судьба схожа со штраусовской: лишь небольшая часть его творческого наследия живет в репертуаре. «Веселая вдова», «Граф Люксембург», «Цыганская любовь», «Джудита», «Фраскита» – вот, пожалуй, и все. Однако Ференц Легар был и остался одним из своеобразнейших композиторов нашего века. Он не только прекрасный мелодист, он художник беспокойный, ищущий новых путей. Все это дает ему право на огромное уважение. Но жанр «легариад» (музыкальных драм с диалогами и неблагополучной развязкой) не продолжил никто. Недаром его современники говорили: «Есть три рода театрально-драматической музыки – опера, оперетта и Легар».


Литература:
А. Владимирская «Звездные часы оперетты»
Т. Шмыга «Счастье мне улыбалось»
Л. Михеева «В мире оперетты»
Л. Траубер «Жак Оффенбах и другие»
М. Янковский «Искусство оперетты» 

Валентина Тюрина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...