вторник, 9 февраля 2021 г.

«Последний лебедь Серебряного века» Борис Зайцев

к 140-летию писателя


Не себе одному принадлежит человек

Б.К. Зайцев


«Последний лебедь Серебряного века» – так звали в Париже одного из выдающихся писателей русского зарубежья, последнего классика Серебряного века, нашего соотечественника Бориса Константиновича Зайцева. В литературе начала ХХ века его имя находится рядом с именами Л. Андреева, А.Куприна, И. Бунина, З. Гиппиус, А. Мережковского, с которыми он был дружен долгие годы. Его творчество высоко ценили современники А.Чехов, А.Блок, М.Горький, К.Паустовский.

Переводчик, публицист, мастер лирической прозы, отстаивающий идеалы русской духовности до последней минуты жизни, почти 50 лет проживший в эмиграции и посвятивший все свои произведения Родине, сказал о таких же, как он, изгнанниках, коротко, но ясно: «Мы – капля России…»

Родился Борис Зайцев 10 февраля 1881 года в городе Орёл, в дворянской семье. После учебы в Калужском реальном училище был принят в Московское Императорское техническое училище, но с первого же курса был отчислен за участие в студенческих беспорядках. Затем учился в горном институте Санкт-Петербурга, три курса – на юридическом факультете Московского университета. Но высшего образования Зайцев так и не получил, потому что увлекся литературным делом: с 17 лет начал писать рассказы и повести. В Ялте в 1900 г. он познакомился с А.П. Чеховым. Ему и В. Короленко он показал рукопись своей повести «Неинтересная история». Писатели отметили его талант, а Л.Андреев напечатал рассказ самобытного прозаика в своем журнале «Курьер» и ввел Зайцева в московский литературный кружок «Среда», где тот познакомился и подружился с Буниным, Горьким, Шмелёвым, Вересаевым. В 1904 году Зайцев побывал в Италии, писал о ней очерки и считал своей второй духовной родиной. В 1912 году он женился, родилась дочь.


Появились успешные публикации в журналах и первые рецензии на его произведения. Вообще творчество Б. Зайцева можно разделить на два больших периода: до эмиграции и после. До революции, в 1912 году, молодой писатель выпустил в кооперативе «Книгоиздательство писателей» несколько своих повестей, рассказов, пьес, которые мгновенно раскупились. Наиболее известные – это повести «Голубая звезда», «Аграфена», роман «Дальний край», пьеса «Усадьба Ланиных», ставшая дебютным спектаклем Е. Вахтангова.


Проза писателя весьма самобытна: в ней нет сюжета или повествования. Это лирика в прозе выражает тонкие настроения героев – нежных мечтателей с русской душой. Стиль рассказов ровный, тихий, печальный, но светлый, полный романтики и созерцания. Герои как будто живут в полусне, как Петя в романе «Дальний край», или похожий на князя Мышкина у Достоевского Алексей Христофоров в повести «Голубая звезда». Эта повесть о дореволюционной России и история любви наивного честного интеллигента к тургеневской девушке до сих пор покоряет читателей своей чистотой. Главный персонаж – рыцарь Голубой звезды Веги и кроткий посредник между Богом и людьми, искупитель их грехов, понимающий жизнь, как величайшую ценность. Все герои писателя приходят к христианской вере, которая для автора заключается в гармонии, красоте, любви. Они не стремятся переустроить мир, для них важней формирование своей души.

«Барин я или не барин? Странник, нищий, или господин, которому целуют руку? Но какой бы я ни был, я хотел бы плыть, тихо, с сердцем некровным, в светлой дымке сентябрьской. Не хочу ни дома, ни садов. Я путник» («Душа»).

«О, ты, родина! О, широкие твои сени – придорожные березы, синеющие дали верст, ласковый и утолительный привет безбрежных нив! Ты, безмерная, к тебе припадает усталый и загнанный, и своих бедных сынов ты берешь на мощную грудь, обнимаешь руками многоверстными, поишь извечной силой. Прими благословения на вечные времена, хвала тебе, Великая Мать» («Аграфена»).

С началом первой мировой войны, в 1916 году, 35-летний писатель становится сначала курсантом, а потом офицером пехотного полка, но в августе 1917 заболел и уехал жить с семьей в Притыкино. С началом революции он, как и остальные, пытался найти своё место в этом разрушающемся мире. Главным был вопрос об отношении писателя к революции, которая для Зайцева стала космическим переворотом. Были арестованы и расстреляны родные жены, умер отец. Бориса Зайцева избирают председателем Союза писателей и в комитет помощи голодающим. Через месяц был арестован и он, но к счастью, вскоре отпущен.

В 1922 году, в Москве, он едва не умер от сыпного тифа. После этого он вместе с женой навсегда уехал из России. Жили сначала в Германии, в Италии, а с 1924 в Париже, где ему суждено было прожить еще около полувека, где он много работал и печатался. В Берлине в 1922-23 годах было выпущено его собрание сочинений в семи томах. Жизнь эмигрантов он описывает в дневниковых записях «Странник», в романах «Золотой узор», «Дом в Пасси». Но навсегда став эмигрантом, писатель не забывал о Родине. Он помнил заснеженную Москву 20-х годов и находил в парижском небе свою голубую звезду, мерцающую в юности в небе над любимым Арбатом.



«Образ юности отошедшей, жизни шумной и вольной, ласковой сутолоки, любви, надежд, успехов и меланхолий, веселья и стремления – это ты, Арбат… В цветах, и в музыке, бокалах и сиянье жемчугов, под звон ножей, тарелок веселится шумная Москва, ни о чем не гадающая, нынче живущая, завтра сходящая, полумиллионная, полубогемская, сытая и ветром подбитая, и талантливая, и распущенная. Гремят и вьюги над Арбатом, яростно стуча по крышам, колотясь в двери облаками снега. Но сквозь мглу и вой метели невозбранно проплывает седенький извозчик в санках вытертых, на лошаденке Дмитровской, Звенигородской, как корабль нехитрый, но и верный. К Рождеству елки на Арбатской площади – зеленым лесом. Приезжают дамы в соболях; везут чиновники, тащит рабочий елочку на праздник детям. И отбушевавши Новый год, в звоне ль шампанского, в гаме ли водочки с селедкой, входят в ледяной январь, бегут, краснея носом, с усами заиндевелыми, обдуваясь паром – кто на службу, кто торговать, по банкам и конторам. Кто – и по трактирам. Ночью же остро, хрупкоколюче горит Орион семизвездием тайно-прельщающим над кристаллом снегов» («Улица Святого Николая»).

Он готовит для публикации художественные биографии дорогих ему людей – Тургенева, Жуковского, Чехова. Общается в Париже с Мережковским, Куприным, Буниным. Весной 1927 Зайцев совершил поездку на гору Афон. Именно в эмиграции писателем написаны самые значимые духовные произведения о православных святых: повести «Алексей Божий человек», «Преподобный Сергий Радонежский», путевые очерки «Афон», «Валаам».

Во время оккупации Франции публикаций не было, но уже в 1945 году вышла в свет его повесть «Царь Давид». Для русской эмиграции писатель был непререкаемым авторитетом, и с 1947 года до последних дней жизни он был председателем Союза русских писателей во Франции. Автобиографическую тетралогию «Путешествие Глеба», посвященную жене, автор создавал с 1937 по 1953 год. Это произведение включает романы «Заря», «Тишина», «Юность», «Древо жизни». В 1964 году Борис Зайцев написал свой последний рассказ «Река времен». Так же был назван сборник, в который вошли разные по стилю и жанру его произведения.


Русский, верующий, любящий Борис Зайцев оставался христианином по образу мыслей, в многогранном творчестве которого главное место занимают мотивы покаяния, всепрощения, духовного служения и закономерности вершившегося:


«Тучи мы не заметили, хоть бессознательно и ощущали тяжесть. Барометр стоял низко. Утомление, распущенность и маловерие, как на верхах, так и в средней интеллигенции – народ же “безмолвствовал”, а разрушительное в нем копилось… Тяжело вспоминать. Дорого мы заплатили, но уж значит, достаточно набралось грехов. Революция – всегда расплата. Прежнюю Россию упрекать нечего: лучше на себя оборотиться. Какие мы были граждане, какие сыны России, Родины?»

Он продолжал традиции русской классической литературы, хотя на Родине его имя было под запретом долгие десятилетия. Но этот писатель отличался от других эмигрантов тем, что он, изгнанный из России, не озлобился. В своих рассказах он с большой любовью и теплотой вспоминал природу Калужского края, милую его сердцу реку Оку, своих современников с сохранением подлинных имен, фамилий, названий улиц.


«У кого есть настоящая Родина и чувство её, тот не нищ. На чужбине многое видишь о Родине по- иному, иначе оцениваешь. Сильнее ощущаешь связь истории, связь поколений и строительства, и внутреннее ядро их».

Друзья по эмиграции достаточно активно анализировали творчество Б. Зайцева, критиковали образы его героев, искали смысл в их созерцаниях и бедах. Сам же Зайцев единственно правильным считал путь «в принятии горя, скорби, как чего-то возвышающего», где выход только в одном – в любви. Поэтому и проза Зайцева воспринималась, как молитва.

«Все имеет смысл. Страдания, несчастия, смерти только кажутся необъяснимыми. Прихотливы узоры и зигзаги жизни при ближайшем созерцании могут открыться как небесполезные. День и ночь, радость и горе, достижения и падения – всегда научают. Бессмысленного нет».

В эмиграции писатель написал наиболее значительные свои произведения: около 30 книг и примерно 800 произведений на страницах журналов. Его книги – это исповедь вынужденного эмигранта, навсегда оторванного от родины. Друг Бунина, Набокова и Толстого, будучи человеком чистейшей души, аристократом по крови и духу, Борис Зайцев приобрел известность сначала в Европе и Америке и только в конце ХХ века в России. Его произведения были не по нраву лишь его родной стране, молодой стране Советов, где его долгое время не печатали. Поэтому его книги-сокровища оставались неизвестными российскому читателю. Своеобразным толчком в развитии исследования его творчества стал 1972 год – год смерти писателя в Париже в возрасте 91 года. После семи десятилетий забвения пришло осознание того, что литература эмиграции – это тоже наша, русская литература, наше наследие, и его нужно и изучать и издавать.

В конце 80-х годов с началом перестройки и гласности запреты были сняты, и имя русского писателя было возвращено на Родину. Ведущие отечественные издательства и журналы с 1987 года начали публикацию произведений, в первую очередь, рассказов и повестей писателя дореволюционного периода. Постепенно рос интерес к его творчеству, и в 1993 году было издано трехтомное собрание сочинений Б.К. Зайцева.


Особый интерес вызывали воспоминания писателя о своих современниках, биографии Чехова, Жуковского, Тургенева, преподобного Сергия Радонежского, биографию которого сейчас изучают в школах именно в авторстве Б. Зайцева. Издавая книги писателя, изучается и его творчество, исследуются зарубежные архивные материалы. Итогом этой работы можно считать выход в 1999-2000 годах пятитомного собрания сочинений писателя, в котором многие его произведения были опубликованы впервые.


Интерес литераторов к творчеству Бориса Зайцева привел к необходимости проведения Зайцевских чтений, начатых с 1997 года сначала в Калуге, потом в Орле. Патриарх русской литературы, он вернулся в Россию почти через сто лет в своих книгах, встречах, воспоминаниях.

 

Источники:

Жанровая система творчества Б.К. Зайцева: литературно-критические и художественно-документальные произведения-https://www.dissercat.com/content/zhanrovaya-sistema-tvorchestva-bkzaitseva-literaturno-kriticheskie-i-khudozhestvenno-dokumen

 Борис Зайцев — последний представитель Cеребряного века https://www.labirint.ru/now/boris-zaytsev/

Зайцев Борис Константинович: Собрание сочинений http://az.lib.ru/z/zajcew_b_k/indexvote.shtml

https://vk.com/video-1655576_456239018

 

Татьяна Мишина, библиотека №10

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...