пятница, 5 февраля 2021 г.

«Озарение красотой» Юрия Куранова

к 90-летию со дня рождения писателя



Я изумительную жизнь

С рожденья получил от Бога,

Пусть нелегка моя дорога,

Но есть чем в жизни дорожить,

Но есть чем душу напитать,

Чем утолить духовный голод.

Я телом хвор, но духом молод

И верю в Божью благодать.

Ю. Н. Куранов 

 

5 февраля исполняется 90 лет со дня рождения Юрия Николаевича Куранова – русского писателя, прозаика и поэта, мастера лирических миниатюр. Талантливого писателя с судьбой, вместившей много трагического и счастливого, которого современники называли «светлогорским отшельником». По чистоте слова и глубине души его произведения сравнивали с Паустовским и Пришвиным, с Казаковым и Астафьевым. Он мог бы жить в Москве, но предпочел деревенское житьё.

Юрий Куранов родился в 1931 году в Ленинграде в семье художников. В шестилетнем возрасте вместе с репрессированными родными был отправлен в ссылку на Соловки, где перенес все тяготы Гулага. После школы в Норильске учился в Москве на историческом факультете МГУ, но, не окончив его, учился еще три курса на сценарном факультете ВГИКа. В студенческие годы стал писать рассказы, стихи, а с 1956 года его стали печатать почти во всех центральных газетах и журналах: «Новый мир», «Октябрь», «Юность», «Москва», в газетах «Правда», «Советская Россия», «Литературная газета».

Юрий Куранов начал свой литературный путь как мастер небольших рассказов-миниатюр, которые восхищают его талантом видеть в малом – великое, в простом – сложное, в невзрачном – красивое, в привычном – неожиданное. Он писал с огромной любовью к русской земле и к людям, находил удивительные, как будто светящиеся слова. Наибольшую известность получили цикл коротких новелл: «Лето на Севере», «Белки на дороге» «Осенние рассказы», повесть «Облачный ветер», написанные в костромской деревне Пыщуг, где решил проживать молодой писатель подальше от столичной суеты.


Достаточно прочитать цитаты из нескольких его произведений, чтобы понять восторженность писателя перед красотой природы, ощутить лирические настроения, прочувствовать мудрость мыслей:

«Теперь уже кончилась музыка, и в пустынности ночи пора остановиться, и долго стоять на берегу, глядя, как рассыпаются и меркнут в небе маленькие звезды, похожие на отблеск робкого человеческого взгляда, когда человек еще ребенок». («Мостики»)

«Земля велика, но ходить по ней хочется осторожно: ведь никто не знает, какие стрелы какой новой жизни готовятся пробиться там, куда ты готовишься ступить…» («Дождевая россыпь»)

«В такие ночи рожь заливает землю диким запахом спелости. Словно деревенским пивом плеснул кто в хлеба. В такие ночи у девушек не видно зрачков, и до самого утра глаза их кажутся печальными и дикими. Зато сыпучие искры вспыхивают в распущенных волосах, если коснуться их сухими губами, да от волос пахнет нагнетенным зноем несбывшейся грозы». («Тишина»)

«Рассеянный свет солнца одевает крыши, травы, леса, и всё приобретает какой-то прозрачный оттенок, словно выцветший за лето платок. Тени уже непохожи на тени, лица делаются удивительно светлыми, как бы сияющими изнутри. Кажется, что именно в такой день появился на свет каждый из этих светловолосых людей с тонкими пушистыми косами, с глазами не то голубыми, не то серыми и с улыбками, больше похожими на выражение мечтательности… Милой сердечной добротой веет от таких полдней, когда люди не поют песен, не бегут на реку купаться, а как бы застыли в задумчивом замирании. Вся жизнь на многие годы вперед кажется ясной, простой и светлой….» («Парусиновые полдни»).

Эти лирические миниатюры, или стихи в прозе, где каждое слово – откровение, или даже завещание, наполняли цветом, звуком и смыслом всё окружающее пространство. Юрий Куранов сумел передать в них не только красоту природы, но чистоту и свет русского слова, красоту русского языка. Недаром его любимым писателем был А. Грин. Этот талант созерцания и описания природной красоты позволил ему занять особое место в российской литературе. Писатель получил поддержку Казакевича, Каверина и Паустовского, который «…одним из первых учил меня ценить живое дыхание слова, пение красок, мудрую простоту повседневности, под которой скрыты глубинные движения человеческого сердца».

В 1959 г. в «Литературной газете» в статье «Душа художника» Ю. Бондарев писал: «Куранов – писатель своеобразный тонкой чистотой красок, со своей манерой, со своей труднейшей краткостью, требующей слова алмазно отточенного, верного и в то же время лишённого экспрессивной нарочитости. Нам дорог этот свет авторской доброты, что делает людей целомудреннее».

С 1969 г. Куранов жил в Псковской области в с.Глубокое, где у него начался новый этап жизни и творчества: восхищение природой сменилось несогласием с властями, разоряющими деревню. Псковщина стала его второй родиной. Писатель также очень любил пушкинские места. По воспоминаниям жены писателя Зои Алексеевны, гуляя по Михайловскому, писатель ощущал, будто кто-то идет рядом с ним.


Он продолжал писать красивую, пейзажную прозу, но уже с социальной линией, критикуя местное руководство, партийные структуры и даже псковское отделение Союза писателей. Обеспокоенный судьбой «неперспективных» деревень он пишет не только рассказы, но и деревенские повести и романы: «Дорога над озером», «Облачный ветер», «Заозерные звоны», «Озарение радугой», «Перевала», «Глубокое на Глубоком» и др. В них он, нарушая сложившиеся правила, рассуждает о трудных проблемах деревни и главном биче народа – пьянстве и воровстве.


«Когда я написал свои первые новеллы о Глубоком, – объяснял Куранов, – мною руководило стремление защитить совхоз от разорения – тогдашний директор его просто-напросто пропивал со своими дружками. И до того мне было обидно и за здешних людей, и за красоту эту, что я не мог не писать».

Его герой романа «Заозерные звоны», председатель колхоза, понимает, что возрождать Нечерноземье нужно с людей, их духовного и нравственного подъема. Описывая очарование деревенской природы теплыми, емкими и сочными словами писатель подводил читателя к размышлениям о загадке бытия, о смысле жизни, тем самым очищая его душу.

«Я никогда еще не видел так рядом взгляда не подозревающей о постороннем присутствии птицы. А видеть было надо! Нельзя умереть, не повидав поблизости восторженных глаз, воспевающих солнце, воспевающих жизнь, воспевающих свет, глаз прекрасной и свободной птицы. Как они были серьезны, эти маленькие налитые пением глаза! Именно с того самого утра и на всю жизнь я понял, что, когда встает солнце, птицы не просто кричат, они не просто щебечут, нет! Все из них, кто может петь, именно поют, именно воспевают, и сердца их в эти мгновения полны необычайной и в высшей степени серьезной радости. Только тот, кто видел на рассвете такие поющие глаза, может понять, как это для птицы важно и как она в это время величественна».

Несмотря на возникавшие конфликты с властью, книги Куранова переводились и печатались и у нас, и за рубежом. Писатель много путешествовал и, вдохновленный природой, начал рисовать – в 1973 г. – акварели в своей оригинальной технике, нигде не выставляя их.




В 1982 году Куранов переехал в приморский город Светлогорск, где появились его духовные сочинения и начался религиозный этап его творчества. Он приходит к глубокой вере и пишет пронзительные духовные сочинения под псевдонимом Георгия Гурия. Но он не прячется от мира, по-прежнему вступается за справедливость, идя на конфликт.

В период перестройки и распада Союза писателей СССР он становится одним из основателей демократического Союза российских писателей, лауреатом Литературной премии России. Но его по-прежнему издавали мало. Его лирическая повесть «Озарение радугой» о костромском художнике и друге Алексее Козлове наполнена языком музыки и живописи. В ней автор попытался словом выразить и цвет, и мелодию, размышляя о музыке, шедеврах живописи.

«Есть только один путь сделать жизнь более доступной пониманию в высоком смысле, и путь этот лежит через раскрытие внутренней красоты явления… красота всегда одна – это внутренняя гармония, на которой держится жизнь».

В 1987 году выходит книга «Тепло родного очага» – цикл рассказов о браке и верности, любви и целомудрии, жертвенности и бескорыстии.

«Чем дольше я живу, тем с большим изумлением смотрю я на красивые девичьи лица. Я ли это был влюбленным, и не раз и не два, в ранней молодости? Во что я влюблялся? При всей свежести, всей привлекательности молоденьких девичьих лиц, как они пустынны, на них ничего еще нет. Жизнь не высветила их своим вещим огнем испытаний, бедствий, радостей, сострадания, мудрости и терпения. Поистине, лица многих наших жен и матерей с годами превращаются в монументы человеческого величия и чистоты, и чем старее такое лицо, тем оно прекрасней. Надо сказать, что годы вообще, как бы навсегда и безвозвратно проявляют в человеческих лицах все, что в них главное».

Любовью к Богу пронизана его книга «Размышления после крещения», из которой явно видно, насколько глубоко верующим человеком был Юрий Куранов: «Способность прийти к Вере в Бога, проникнуться этой Верой есть признак совершенства личности. Единственным побуждением для творчества должна быть Любовь, прежде всего любовь к Богу и далее – любовь к Его творению, к миру Божьему».

…У слова есть не только будний смысл

Но есть и горний смысл Святого Духа

Его лишь целомудрствующим слухом

Вкушает целомудренная мысль…

Духовные поиски рождали духовные философские стихи, которые автор издавал в самиздатовских сборниках: «Нерукотворная лампада», «Восьмистишия», «Четверостишия».


Нет, истинная Русь не клянчит ордена,

Не требует наград, не воспевает славу

Она живет под пыткой и расправой

И в ней сквозит такая глубина!

Нет, истинная Русь молитвенна, скромна,

Она живет вторым пришествием Христовым,

Когда рвачам, убийцам, блудословам,

Господь воздаст навеки и сполна.

 

Чем дорог русский человек?

В его душе есть отзвук Богу,

Он весь забитый, весь убогий,

В нем сонмы пьяниц и калек.

Но вот раздался дальний звон

Ожившей чудом колокольни,

И сердце русского невольно

Отозвалось со всех сторон.

Юрий Куранов был увлечен историей и в 1996 завершает книгу «Дело генерала Раевского». В этом историческом романе–диспуте о войне 1812 года он опровергает не только многие устоявшиеся мнения о событиях и о действующих лицах той эпохи, но и о российской истории в целом. Писатель и друг автора Валентин Курбатов о романе высказался так: «Одна из самых мучительных книг, которую и сейчас читать страшно. Хочется сказать: «Как он посмел… Он там посмел надерзить и Кутузову за сдачу Москвы, и всем остальным. Но он знал, что он пишет»!»


Не все сочинения Юрия Куранова были изданы при жизни автора, который прожив 70 лет, умер от тяжелой болезни в Светлогорске в июне 2001 года, где теперь ежегодно проводятся Курановские чтения. После смерти писателя вышли книги: «Вот моя музыка!» (2005), «Размышления после крещения» (2012), «Раздумья на фоне музыки и ростральных колонн» (2013), Собрание сочинений в трех томах (2018).


Читая Юрия Куранова, представляешь, какая богатая душа была у этого человека, какими яркими были его чувства, и какими тонкими были его наблюдения и выводы.

Юрий Куранов воспевает жизнь, красоту, творчество. Его сочинения вызывают разные эмоции: грусть и радость, смятение в душе и восторг, удивление и сострадание. И конечно, преклонение перед величием этого поэта, писателя и философа – нашего гениального современника.


«Да, быть, пока ты волен думать, творить, дерзать, и восхищаться, и верить свету и теплу. Когда ты дышишь, поёшь и воспеваешь, и глаза твои, что две прекрасные и чуткие планеты, видят мир и славят его. И разум твой горит, и сердце, этот чуткий и неутомимый цветок, планета, космос, небосвод, озарённый любовью!... Жизнь велика, и ты увидишь сердце, в котором цветет кипрей, сияет одуванчик, ты встретишь сердце, в котором шумит листопад…И сердце, в котором под снегопадом, под мягкими крупными хлопьями горят вечерние свечи, повстречается с тобой. Эти свечи звучат, возносятся в человеке своею прекрасной мелодией, от которой даже среди снегопада, по сугробам, на закованных льдами озёрах расцветают цветы. Над каждым сердцем распускается радуга, которую ты в детстве видел над рекой…»

 

Источники:

Юрий Куранов: добрый гений России // https://proza.ru/2020/08/31/16

Творческое наследие Юрия Николаевича Куранова, русского писателя второй половины XX века, прозаика, поэта, члена Союза писателей СССР, художника // http://pskoviana.ru/istoriya/persony/115-literatura/pskovskie-pisateli/3220-kuranov-yuriya-nikolaevich

 

Татьяна Мишина, библиотека №10

2 комментария:

  1. Спасибо за то, что открываете читателям имена талантливых художников слова.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Татьяна Мишина8 февраля 2021 г., 15:42

      Мы открываем имена действительно удивительных писателей, порой незаслуженно забытых, не афишируемых, но от творчества которых становится светлее на душе. Приятного Вам чтения, оставайтесь с нами!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...