пятница, 19 февраля 2021 г.

Олег Митяев. «В его сердце помещается вся планета»

К 65-летию Олега Григорьевича Митяева


Есть люди, к которым тянутся. Рядом с ними становится тепло и светло. Именно таким человеком является советский и российский автор-исполнитель, уроженец Челябинска Олег Григорьевич Митяев.

Он покорил всех своей очень мягкой человеческой, очень доброй какой-то манерой исполнения песен, песен, исходящих из самого сердца. Это об Олеге Митяеве сказала народная артистка России Тамара Гвердцители «В его сердце помещается вся планета».

Сегодня артист поделится с нами своими мыслями о вдохновении, поэзии, русском языке и вы узнаете историю создания некоторых песен Митяева.


Он не предполагал, что вообще будет писать песни. Петь еще как-то в самодеятельности по необходимости заставляли - и он пел. А вот чтобы самому писать песни... Об этом увлекательном занятии Олег Митяев узнал только когда отслужил в армии после монтажного техникума.

Как появилась самая первая и самая известная песня «Как здорово что все мы здесь сегодня собрались» бард рассказывает такую историю: «В 1978 году, на втором курсе института физкультуры я случайно, прогуливаясь по берегу Ильменского озера, наткнулся на фестиваль самодеятельной песни. И был потрясен этой чудесной атмосферой, этими такими мне знакомыми и такими классными песнями, и конечно, людьми – определенного интеллектуального уровня. И плюс к этому природа... И я захотел на следующий год туда обязательно приехать. Но надо было приехать с чем- то...».

И как-то весной на лекции по плаванию Олег Митяев написал песню, в которой были строчки: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», но, когда на следующий год он приехали на фестиваль, на прослушивании ему сказали, что эту песню петь не надо, потому что ее все знают, и она уже напечатана на обложке фестивального буклета.

И вот уже более 30 лет он поет эту песню на всех концертах.

 

Изгиб гитары желтой ты обнимаешь нежно,

Струна осколком эха пронзит тугую высь,

Качнется купол неба большой и звездно-снежный,

Как здорово что все мы здесь сегодня собрались.

Качнется купол неба большой и звездно-снежный,

Как здорово что все мы здесь сегодня собрались.

 

Как отблеск от заката костер меж сосен пляшет,

Ты что грустишь, бродяга, а ну-ка, улыбнись.

И кто-то очень близкий тебе тихонько скажет -

Как здорово что все мы здесь сегодня собрались.

И кто-то очень близкий тебе тихонько скажет -

Как здорово что все мы здесь сегодня собрались.

 

И все же, с болью в горле мы тех сегодня вспомним,

Чьи имена, как раны, на сердце запеклись.

Мечтами их и песнями мы каждый вдох наполним,

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.

Мечтами их и песнями мы каждый вдох наполним,

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.



На нее написано много пародий, к ней дописано много куплетов. Однажды, выступая в женской колонии, Олег Митяев по привычке стал заканчивать этой песней и, когда дошел до слов: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», понял, что не везде она подходит.

Он побывал уже во многих странах, но никак не получалось с Израилем. И вот, как то с проектом «Песни нашего века» Олег Митяев прилетел в Тель-Авив, в аэропорту к нему подошли люди и сказали, что его песню они поют каждый раз, когда собираются возле синагоги, что она очень точно отражает идею еврейского народа собраться на обетованной земле. Это песня «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Она даже переведена на иврит.


Как рождаются песни у Олега Митяева? Предоставим слово ему самому: «Это всегда получается спонтанно, я не могу объяснить, как это происходит. Но заметил, что это всегда какое-то сильное впечатление, которое потом перерождается в песню. Нужна сила заряда. Причем отрицательный это заряд или положительный – не важно. Например, я смотрел по телевидению передачу про Эдит Пиаф. Она меня захватила. Начал писать про старичка и старушку, потом мысль перекинулась на двух фронтовых друзей, и вот родилась песня «В осеннем парке». А началось с Эдит Пиаф».


В осеннем парке городском

Вальсирует листва берез,

А мы лежим перед броском,

Нас листопад почти занес.

 

Занес скамейки и столы,

Занес пруда бесшумный плес,

Занес холодные стволы

И бревна пулеметных гнезд.

 

А на затвор легла роса,

И грезится веселый май,

И хочется закрыть глаза,

Но ты глаза не закрывай.

 

"Не закрывай! - кричат грачи, -

Там сквозь березовый конвой

Ползет лавина саранчи

На город за твоей спиной!"

 

И ахнет роща, накренясь,

Сорвутся птицы в черный дым,

Сержант лицом уткнется в грязь,

А он таким был молодым!

 

И руки обжигает ствол -

Ну сколько можно лить свинец?!

Взвод ни на пядь не отошел,

И вот он, вот уже конец!

 

Развозят пушки на тросах,

Все говорят: "Вставай, вставай"...

И хочется закрыть глаза,

Но ты глаза не закрывай.

 

"Не закрывай! - кричат грачи,

Ты слышишь, потерпи, родной."

И над тобой стоят врачи,

И кто-то говорит: "Живой".

 

В осеннем парке городском

Вальсирует листва берез,

А мы лежим упав ничком,

Нас листопад почти занес.

Нас листопад почти занес

В осеннем парке городском.

Вальсирует листва берез,

А мы лежим упав ничком

 

В осеннем парке городском...



 

По словам Олега Митяева, за предметом вдохновения далеко ходить не надо – иногда его можно найти прямо под ногами. Например, однажды он ехал на машине с концерта из Балахны. «Ну, готовься, сейчас ты такое увидишь!» - пообещали ему сопровождающие. Вывернув из-за поворота, Олег действительно увидел нечто из ряда вон выходящее: какой-то «ненормальный» белой краской гигантскими буквами вывел прямо на трассе: «С добрым утром, любимая!» После этого вдохновленный Олег сочинил одноименную песню.

Олег Митев и Марина Есипенко


В городке периферийном

Отдаёт весна бензином,

Дремлет сладко замороченный народ.

И редеет мгла над трассой,

На которой белой краской

Написал какой-то местный идиот:

 

Припев:

"С добрым утром, любимая!" —

Крупными буквами.

"С добрым утром, любимая!" —

Не жалея белил.

И лежит нелюдимая

Надпись, огни маня,

И с луны различимая,

И с окрестных светил.

 

Ночь растает без остатка,

И останется загадкой,

Кто писал, и будут спорить соловьи.

Им прекрасно видно с веток,

Что нарушена разметка,

Им так жалко, что расстроится ГАИ.

 

Припев:

"С добрым утром, любимая!"

Милая ты моя!

Эта надпись красивая

Смотрит в окна твои.

Может, строчка счастливая,

Мартом хранимая,

Будет всем, как в пути маяк.

Пусть потерпит ГАИ.


 

«У меня нет любимых поэтов, а есть любимые стихотворения, – говорит Олег Митяев, – потому что у каждого они встречаются удачные и не очень. И тем не менее я с большим удовольствием перечитываю с любой страницы Рубцова, Есенина, из прозаиков – Шукшина. Но сам никогда не пытался писать в этом направлении: у меня не получается так. Я и не считаю, что то, что я делаю, имеет какое-то отношение к поэзии. Даже если и хочется иногда написать посложнее, чувствую, что делать этого не надо: мешает звучанию песни и ее восприятию залом. Но в то же время и «Ласковым маем» – когда до каждого доходит, но слушать неинтересно – быть не хочется. Самое лучшее – следовать золотой середине, что я и пытаюсь делать.

Если уж говорить о языках, – продолжает он, – то более всего хотелось бы постичь... русский. Хотя бы приблизиться к мастерству таких людей, как Василий Шукшин или Андрей Платонов. Язык их произведений – это нечто особенное. Его невозможно даже скопировать. Это такие глубины! Сложно их освоить, несмотря на то что это мой родной язык. Достичь их уровня невозможно. Это, наверное, то же, что летать во сне. Кажется, что ты запомнил, как это делается. И вроде все очень просто: раз – и полетел. Ан нет!»


Давай с тобой поговорим, прости, не знаю, как зовут.

Но открывается другим, все то, что близким берегут.

Ты скажешь: Все наоборот, согласно логике вещей,

Но это редкий поворот, а, может, нет его вообще.

 

Ты помнишь, верили всерьез во все, что ветер принесет.

Сейчас же хочется до слез, а вот не верится - и все.

И пусть в нас будничная хмарь не утомит желанья жить.

Но праздниками календарь уже не трогает души.

 

По-новому, по-новому торопит кто-то жить.

Но все ж дай бог, по-старому нам чем-то дорожить.

Бегут колеса по степи, отстукивая стэп.

Гляди в окошко, не гляди, а все едино - степь.

Гляди в окошко не гляди...

 

Ты только мне не говори про невезенье всякий вздор.

И степь напрасно не брани за бесконечность и простор.

Давай с тобой поговорим, быть может все еще придет...

Ведь кто-то же сейчас не спит, ведь кто-то этот поезд ждет.

 

Сквозь вечер, выкрашенный в темно-синюю пастель

Несет плацкартную постель вагон, как колыбель.

Сиреневый струится дым с плывущих мимо крыш...

Давай с тобой поговорим. Да ты, приятель,... спишь.


 

А еще почти всегда Олег Митяев относится с юмором к различным переделкам песен или к неточным данным своей биографии. Так, в областной газете Самарской области для осужденных под названием «Больничка» была опубликована его песня «Сестра милосердия». Автор не указан. Более того, газета писала: «Об авторе этого чудесного романса нам почти ничего не известно. Мы только знаем, что родом он из г. Жигулевска. Его жизнь оборвалась в 1978 г. Срок отбывал в ИТК-6. Если кто-либо располагает какими-нибудь сведениями об этом талантливом человеке, очень просим сообщить по адресу...»

Или как-то в книге «За милых дам», – вспоминает Олег Митяев, – опубликованная под названием «Ночной гость» моя песня «Соседка» приписана И. Резнику.

Или поют и печатают:

Изгиб гитары желтой

Ты обнимаешь нежно, тогда как я уже семнадцать лет пою:

Изгиб гитары желтый

Ты обнимешь нежно.

С этим, я понял, ничего не поделаешь. Значит, так народу удобнее петь. Может быть, я неправильно написал?

Олег Митев с женой Мариной Есипенко и дочерью Дарьей

 

Соседка

Снова гость к моей соседке,

Дочка спит, торшер горит, -

Радость на лице.

По стеклу скребутся ветки,

В рюмочки коньяк налит -

Со свиданьицем.

 

Вроде бы откуда

Hовая посуда? -

Hо соседка этим гостем дорожит:

То поправит скатерть,

То вздохнет некстати,

То смутится, что не острые ножи.

 

Он - мужчина разведенный,

И она - разведена.

Что тут говорить...

Правит нами век казенный,

И не их это вина -

Hекого винить.

 

Тот был - первый - гордым,

Правильным был, твердым, -

Hу да Бог ему судья, да был бы жив.

Сквер листву меняет,

Дочка подрастает...

И пустяк, что не наточены ножи.

 

Пахнет наволочка снегом,

Где-то капает вода,

Плащ в углу висит.

Hа проспект спустились небо

И зеленая звезда

Позднего такси.

 

Далеко до Сходни,

Hе уйти сегодня, -

Он бы мог совсем остаться да и жить.

Все не так досадно,

Может, жили б складно...

Ах, дались мне эти чертовы ножи!

 

Ах, как спится утром зимним!

Hа ветру фонарь скулит -

Желтая дыра.

Фонарю приснились ливни -

Вот теперь он и не спит,

Все скрипит:

Пора, пора...

 

Свет сольется в щелку,

Дверь тихонько щелкнет,

Лифт послушно отсчитает этажи...

Снег под утро ляжет,

И не плохо даже

То, что в доме не наточены ножи.

 



В каких бы дальних странах не бывал Олег Митяев со своими концертами, его всегда тянуло на Родину, на Южный Урал. Вот что сам он об этом говорит: «Сейчас я гораздо больший восторг испытываю, бывая в Кемерове, Иркутске, а тем более в Челябинске. Те наслаждения, которые я получаю от моего родного Челябинска или, скажем, от Уфалея, от озера Увильды либо Тургояка, и от старого двора, где я вырос, ни в какое сравнение не идут с зарубежными достопримечательностями».

 

       Таганай

Пусть сегодня меня, потеряет родня.

Я уйду когда все ещё спят.

Но штормовка пропавшая выдаст меня.

И рюкзак со стены, будет снят.

Это значит меня, бесполезно искать.

Занедужил я, лекорь мой путь.

Будет ветер мою шевелюру трепать.

И толкать как товарища, в грудь.

 

Припев:

Как янтарными струнами в пьесе дождя.

Ветер мачтами сосен играет.

Пусть в походную юность уносит меня.

Таганай, Таганай.

 

На вагоном стекле, непогожий рассвет.

Чертит мокрую диагональ.

Среди тучь настроения, проблесков нет.

И на стыках стучит магистраль.

Словно сердце стучит, как стучало тогда.

Когда мы убегали вдвоём.

А быть может в соседнем вагоне одна.

Ты любуешься этим дождём.

 

Припев:

Как янтарными струнами в пьесе дождя.

Ветер мачтами сосен играет.

Пусть в походную юность уносит меня.

Таганай, Таганай.

 

Разгоняйся мой поезд, пусть дождики льют.

Ну какой же я к чёрту старик.

Это станции взять нам разбег не дают.

И к стеклу жёлтый листик, приник.

 

Припев:

Как янтарными струнами в пьесе дождя.

Ветер мачтами сосен играет.

Пусть в походную юность уносит меня.

Таганай, Таганай.

 

Пусть в походную юность уносит меня.

Таганай, Таганай.

 

Таганай, Таганай.


 

        Челябинск

Тонут домики в хляби,

Снова город Челябинск –

Мой родственник и чудак –

Сизым смогом одетый,

Спит и видит, что где-то

Все, было бы все не так,

 

Где-то же теплый климат

Без затяжной зимы.

Разве бы не смогли мы

Жить там? Так что же мы,

Как катера из меди,

Портимся на мели?

Слушай, давай уедем

К морю, на край земли!

 

Врут, что ветры жестоки

Там, на Дальнем Востоке.

Hет, ветер здесь мил и пьян.

Чушь болтает на пляже,

Но под утро покажет нам

Дремлющий океан.

 

Где над водой не тает

Облака белый кит,

И между звезд катает

Всех, кто еще не спит.

И, как на нитках, в небе –

Сонные корабли...

Слушай, давай уедем

К морю, на край земли!

 

Нет, мой друг, опоздали,

Вряд ли дальние дали

Нам будут милей, чем дом.

Если даже уедешь -

Вряд ли что-то изменишь

Там, в прошлом своем потом.

 

Вот и свистит поземка

Стылую трель свою.

И у окна в потемках

Я допоздна стою.

А за окном аляпист,

Но прочих родней планет,

В желтых огнях Челябинск

Дремлет, как старый дед.





 


Источники:

Митяев, О. Г.  Вечная история : (книга избранных стихов и песен) / Олег Митяев. – Москва : АиФ-Принт, 2003. – 383 с.

Митяев, О. Г. Небесный калькулятор : [сборник] / Олег Митяев. – Москва : Эксмо, 2010. – 299, [1] с.

Митяев, О. Г. Светлое прошлое : Стихи. Песни. Интервью. Ноты / Олег Митяев. – Москва : Локид-Пресс, 2003. – 383 с.


Официальный сайт Олега Митяева https://mityaev.ru/


Читайте также

«Изгиб гитары желтой...» Олега Митяева


Михаил Скрябин, заведующий отделом

библиотеки № 32 им. М. Горького

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...