суббота, 31 октября 2020 г.

Писатель, критик и литературовед Лариса Исарова

 90 лет со дня рождения Ларисы Теодоровны Исаровой (1930-1992)


Лариса Исарова была увлекающимся человеком, писала о том, что ей было интересно, пробовала себя в разных жанрах и темах. Главная тема ее творчества – конечно, школа – отношения учеников и учителей, учителей и родителей, родителей и детей, взросление. Попробовала свои силы Лариса Теодоровна и в детективном, и в историческом жанре. Её детектив, напечатанный в журнале «Смена» 1992, стал преддверием детективных повестей и романов Поляковой, Платовой и др. А кулинарно-историческая «Блюда-скороспелки» пробуждает фантазию, подталкивает к творчеству. Многие современные читатели отмечают актуальность ее повестей и рассказов и в наше время.


31 октября 1930 г. в  Харькове родилась Лариса Исарова. Видимо, ее призвание было предопределено с детства – она станет писателем. Мать окончила Московский Институт философии, литературы и истории (ИФЛИ), работала переводчицей в Ленинской библиотеке. Отец был военным журналистом в газете «Красная звезда». Девочка сочиняла разные истории, записывала их, раскрашивала, переплетала - создавала из них свои «книжки». В 17 лет Лариса поступила в Московский университет (МГУ), изучала русскую и мировую литературу.

В 1953 году окончила МГУ и вернулась в Харьков, где стала работать в школе рабочей молодежи учителем русского языка и литературы. Этот педагогический опыт дал материал для нескольких книг о жизни школьников и молодежи, о школе и учителях, которые Лариса Теодоровна писала в 60-80 е годы: «Война с аксиомой: Спорные истории из школьной жизни», «Задача со многими неизвестными», повести «Записки старшеклассницы», «Тень Жар-Птицы», пьесы «Самая счастливая», «Родителей не выбирают» и другие. Кстати, по пьесе «Самая счастливая» во многих театрах страны были поставлены спектакли, которые проходили с большим успехом.

Через несколько лет возвратилась в Москву. Вышла замуж за человека, с которым переписывалась, осужденного по 58-й статье за «контрреволюционную деятельность», родилась дочь Марина.

С 1956 года ее острые статьи, главным образом по проблемам детской литературы. печатались во многих центральных газетах и журналах. Например, Исарова, Л. О том, как видит мир писатель / Л. Исарова // Вопросы литературы. - 1960 - №4. - C. 222-223

Исарова, Л. Всегда ли нужна «возрастная специфика»? / Л. Исарова // Вопросы литературы. - 1960 - №9. - C. 30-46.

Что интересно, затронутые ею проблемы актуальны и сейчас. Просто процитирую:

«Не случайно жалуются библиотекари, что большинство ребят читает шпионскую и детективную литературу, решительно отвергая произведения, написанные для них о школьной жизни. Их можно убедить прочесть В. Катаева, В. Каверина, А. Гайдара, если они не успели еще увидеть экранизацию произведений этих писателей в кино. В противном случае и с такими книгами, говорят библиотекари, они не желают знакомиться, выпрашивая «классику» вроде «Куклы госпожи Барк» Хаджи-Мурата Мугуева или произведений Н. Шпанова и Л. Овалова, – детям явно не делаются вовремя прививки против дурного вкуса.

Действительно, удручающее впечатление производят многие книжки 1959 года, облегченные до предела согласно требованиям «возрастной специфики». Что это такое?...

Да, читатели у детской литературы разные, трудно подбирать к ним одинаковые мерила. Но некоторые детские писатели вмести того, чтобы создавать полнокровные произведения, в которых каждый возраст находил бы калорийную пищу, идут по пути «возрастной специфики», пытаясь приготовить диетическое блюдо отдельно для младшего, среднего и старшего возраста.

Кто же считается с подобными цензами? Издатели – поневоле. Учителя – редко; они хорошо знают развитие своих ребят, большей частью намного переросших книги, что предназначены для их внеклассного чтения. Даже библиотекари лишь по долгу службы сначала отказывают пятикласснику в «Трех мушкетерах», предлагая В. Осееву и слыша в ответ: «Не хочу, я уже «Васька Трубачева» в кино видал…», но потом дают – что с ними сделаешь, просят! Только родители покупают своим детям книги, руководствуясь указаниями издательства о возрасте, и потом возмущаются, видя, что новая книжка быстро откладывается и заменяется какой-нибудь захватанной, растрепанной книжицей без обложки.

Ведь сами дети читают лишь то, что интересно, без особого почтения к системе, придуманной взрослыми, читают подчас украдкой, передавая понравившуюся книгу приятелю или подруге из-под полы. И любимыми оказываются книги для взрослых, увлекательные, сложные, из которых нельзя вырасти, как из коротких штанишек, в отличие от ряда наших детских книг». Исарова, Л. Всегда ли нужна «возрастная специфика»?

 

Лариса Исарова была увлекающимся человеком, писала о том, что ей было интересно, пробовала себя в разных жанрах и темах.

Главная тема ее творчества – конечно, школа – отношения учеников и учителей, учителей и родителей, родителей и детей, взросление учеников, педагогическая «кухня». Многие современные читатели отмечают актуальность этих повестей и рассказов и в наше время, ведь взаимоотношения людей – вне времени.


«Война с аксиомой» («Спорные истории из школьной жизни») – информация к размышлению – можно с автором соглашаться или не соглашаться, но читаются эти истории с огромным интересом. Не так много книг в нашей литературе о старшеклассниках, о работе педагогов. И хочется, чтоб в жизни школьников были такие учителя, как молодая учительница литературы Марина Владимировна, которой дали старший класс – 15-16 лет. С интересом и сопереживанием следишь за ее участием в сложных ситуациях с ребятами и коллегами.

* * *

 «На второй год моей работы в школе мне казалось, что я великолепно разбираюсь в людях, хотя с первой минуты знакомства я просто придумывала человека и в дальнейшем имела дело с этой моей придумкой, а не с реальной личностью».

* * *

 «Я сделала Костю Шафаренко старостой. Хотя он в первый же месяц "поймал" штук пять двоек. По пяти предметам. Меня пленило его нахальное поведение. Так прокомментировала это событие Мария Семеновна. Когда я при восторженном гуле предложил его кандидатуру на классном собрании, он спросил:

- Макаренку строите?

- И рада бы, да не под силу. Еще есть вопросы?

- Есть, - сказал он вполне серьезно. - А без меня у вас что, нехватка руководящих кадров?

- Предположим, - сказала я. - Так ты согласен?

- Могу. - Он милостиво кивнул головой и добавил: - Только, по-моему, если в классе настоящий староста, классный руководитель - пережиток»

* * *

«Дома говорят: увлекайся лучше учебой. Пробовал - не вышло. В моем возрасте учебой может увлечься только тип, который всю жизнь прожил в лесу один и не знает, что такое автомобиль»

* * *

 «Меня увлекал не один вид спорта, я занималась и баскетболом, и плаванием, и фигурным катанием и даже играла с ребятами из нашего двора в хоккей и футбол, пока мне не подбили глаз шайбой и мама не проучила за изуродованные туфли. Пришлось заняться гимнастикой. Сейчас я нахожусь в относительно спокойном состоянии, но это будет длиться недолго, потому что увлечения льются на меня, как дожди в Прибалтике, и я еле успеваю высыхать после таких дождей»

* * *

 «- Ну, что губы надула? - засмеялась Мария Семеновна. - Не по книжкам поступила? - Она посмотрела поверх очков. - А ты меньше на книжки надейся. Они не для жизни - для отпуска написаны»

 


«Когда им шестнадцать» – повесть о жизни шестнадцатилетней Кати Змойро, девочки прямолинейной, которая сталкивается с полным проблемам миром взрослых. Интересно выстроено повествование – в трех слоях – дневник Кати и ее «сочинения на вольную тему», рассказ ее учительницы, Марины Владимировны, с которой Катя откровенна, и восприятие родителей, которые видят перемены в дочке, но не всегда могут понять и помочь. Книга интересная и искренняя, без нравоучений.


«Записки старшеклассницы» – повесть в форме дневника московской старшеклассницы о школе и семье, ее отношениях с учителями, одноклассниками и родителями, о дружбе, любви, комплексах, взрослении. Передан дух времени, например, диспуты о русской классике на уроках литературы. втором плане – опять учительница Марина Владимировна.

«Вчера она меня пригласила домой. Я прямо ужаснулась, когда вошла. По всем стенам у нее в комнате книги. Там и полный Шекспир, и Стендаль, и Чехов… Я прямо в уныние впала – сколько мне надо будет одолеть всякой всячины! Я спросила, как лучше читать классиков – вразбивку или собраниями сочинений?  –Дело вкуса, - сказала Мар-Влада, – главное – читать…»

* * *

 «Мама пожаловалась, что все труднее давать молодежи читать серьезные книги, над которыми надо думать. А я сказала, что нам учиться куда труднее, чем им: столько всего открыли за последнее время, сил нет все запомнить. А папа сказал, что у нас «преждевременное скелетное развитие опередило умственное».

* * *

«Для нее весь мир состоит из незыблемых авторитетов. Она прямо в бешенство приходит, когда я на ее фразу: «Еще Горький, или Белинский, или Толстой… так считали», – говорю: – Ну и что? А они не люди, не могли ошибиться? Галка сказала, что если я замахиваюсь на литературную классику, в будущем я могу замахиваться и на классиков марксизма-ленинизма».

 

«Тень Жар-птицы» – еще одна повесть в форме дневника, но на этот раз старшеклассника Сергея Барсова.

«И я пробую вести записки, чтобы мать не ныла насчет уроков, моей лени, безделья. Теперь с меня взятки гладки, сижу над тетрадкой, с умным лицом строчу, смотрю в окно, как профессор, мать и сияет.

Ну вот почему нельзя позволять мирному человеку шестнадцати лет сидеть изредка дома, читать фантастику, Ферсмана, Ефремова и не думать о своем будущем?!»

Самый высокий парень в классе в течение 2-х лет – 9 и 10 выпускной классы – ведет дневник. Пишет обо всем, что окружает и волнует – о семье и школе, родителях, одноклассниках и учителях, о выборе профессии, дружбе, любви, справедливости, о своих мыслях и чувствах.

«Иногда мне хочется с ними поговорить, как в детстве, но вижу — слушают вполуха, а кому интересно, если он не интересен своим родителям? Мать ведет себя, точно она все наперед меня знает, а отец, если не командует, про девочек проезжается. Можно подумать, больше меня ничего не волнует».

* * *

«В мыслях уезжаю далеко, а на деле — пальцем шевельнуть неохота, плыву по течению, как бревно».

* * *

«Недавно по телевизору в передаче для родителей советовали делать ревизии сумок детей, но это же хамство! Мой двойки – моя военная тайна, моя личная жизнь, и, пока я их не обнародую, нечего ахать».

* * *

 «Митька здорово придумал, когда родители начинают воспитывать – глохнуть. Тебя нет, ты ничего не слышишь, следишь со вниманием за их губами, как глухонемой, а на лице самое честное старание понять... Ведь они чаще всего не для нас, для себя говорят. А называется - воспитывают!».

* * *

 «Талант не бывает одноцветным, ... то, что сегодня называют "хобби", — это неиспользованные способности человека заложенные в него от рождения».

* * *

  «Хорошо бы давать каждому человеку попробовать на зубок будущую работу... Вот если бы будущий учитель пошел на год уборщицей в детский сад, или ясли, или школу, а будущий врач - санитаром. И чтоб справку подписывало не начальство, а сами больные или родители детей. А потом, чтоб принимали в институты не по экзаменам, а по этим справкам...... – Могут попасть в институт добрые люди, но малоспособные... - Ну и пусть. В этих профессиях доброта важнее талантов».

* * *

 «Безымянность никогда не улучшает качества. Раньше было известно, кто вещь делает, из чьих она рук, была гордость за фирму и выгода от этой гордости. А теперь заводской поток, легко халтурить».

 

Мнения современных молодых читателей об этой повести расходятся – кто-то считает книгу актуальной, кто-то наоборот, устаревшей.

Отзыв ученика: «Я-то думала эта легкая история про будни советских школьников... А на деле такие темы затронуты, что я еще пару дней размышлять буду. Семья, любовь, друзья, счастье, проблемы маленькие и большие, трудности выбора, люди приземленные и "высокой материи". Интересная книга, да и познавательная. Школьники не меняются уж точно, может только окружение немного - это я пишу осознанно, т.к. еще в школе учусь и каждый день могу созерцать описанное в книге:) Только подлецов у нас очень не любят, да и до соединения "А" и "Б" классов в 10-й их не было. Мелкие пакости/ссоры - это да, у мальчишек даже драки случались, вообщем вполне нормальные дети...» Источник

Рекомендация педагога: «Какая чудесная книга! Прямо для меня-для меня! Написана в виде дневника старшеклассника: прям читала и видела своих учеников (у меня сейчас два 11-х класса). Эпоха, так сказать, другая, а многое осталось прежним: и тяга к самоопределению и самовыражению, и ожидание понимания и поддержки, и сомнение в себе и в окружающих, и боязнь открыться и приблизить к себе, и нежелание глубоко проникать в душу и мир другого... Столько всего интересного, потайного - что видишь, о чем догадываешься, а тут - пожалуйста, читай дневниковые записи познавай сущность 17летнего человека. Хорошо Исарова пишет: веришь ей. И хочется подсунуть книгу ровесникам главного героя - поверят ли они?!. Но в первую очередь книгу хочется предложить прочитать не молодежи (о них самих написано, может, что-то и более удачное), а взрослым - родителям и педагогам. Особенно педагогам. Она чуть сбивает привычные акценты, чуть меняет привычный ракурс рассуждений о школе, о взаимоотношениях учителей и учеников». Источник

Рекомендация родителя: «Прекрасная книга, рекомендую ее для семейного чтения. Очень показательна, особенно для нас, родителей». Источник

 

В 1982 году Лариса Исарова стала одним их руководителей первого «малеевского» Всесоюзного семинара молодых писателей, работающих в жанрах фантастики и приключений. «Малеевским» этот семинар назвали т.к. он проходил в подмосковном Доме творчества «Малеевка». Вот как вспоминает Ларису Исарову один из руководителей семинара – писатель Евгений Войскунский:

«Двумя группами начинающих фантастов руководили Дмитрий Биленкин и -я. Группой приключенцев — Лариса Исарова. Было немного странно: маленькая красивая женщина с кокетливой черной челочкой — и сюжеты с убийствами, кровавыми драками, погонями. Мы знали Ларису Теодоровну как автора школьных повестей, детского писателя и литературного критика. Почему вдруг — приключенщина, детективы? На этот вопрос Лариса Теодоровна отвечала просто: “Мне интересно”.

В отличие от юных фантастов, приключенцы и детективщики выглядели зрелыми мужами, да они таковыми и были — в большинстве своем следователи, юристы, милицейские чины. Надо было видеть, как почтительно они внимали маленькой женщине с челочкой. Школьная учительница в прошлом, она умела учить. Нет, конечно, никто не может научить, как надо писать, это — от Бога. Но научить, как не надо писать, можно. Погружаясь в объемистые рукописи своих семинаристов, Исарова никогда не теряла свежести и зоркости взгляда. “Сколотить занимательный сюжет вы умеете. Но — характеры, характеры!” И она, взыскательная и строгая, из глубин самых хитроумных сюжетов вытаскивала на свет критики недописанные фигуры персонажей. Находила недостоверность и фальшь в их взаимоотношениях. Решительно перечеркивала многословие и красивости...

Она занималась только тем, что было интересно. Только этим объяснялись ее увлечения, ее как бы странствия по полям литературы. Вдруг увлеклась детективами — за чтением этого огромного книжного массива последовали размышления, анализ и, конечно, острые статьи. На малеевских семинарах (перекочевавших впоследствии в Дубулты) Ларисе Теодоровне почтительно внимали великовозрастные ученики, ныне ставшие известными писателями-приключенцами, — Виктор Черняк, Николай Оганезов, Даниил Корецкий, Николай Псурцев, Борис Руденко, Андрей Измайлов и другие…» Источник


 

«На пороге судьбы» – книга на стыке нескольких жанров и тем – школьной, детектив, экскурс в историю – и состоит из двух частей: «Десять секунд для ответа» и «И голос твой в душе моей...». Рассказ идет от лица учительницы, которая распутывает криминальные загадки, происходящие в кругу ее бывших учеников. Молодые люди, живущие вблизи антикварного магазина, сначала увлекаются коллекционированием, а потом идут на преступление. Поводом стала бисерная вышивка XVIII века. В повествовании появляются описания исторических событий России второй половины XVIII века. К чему приведет расследование учительницы?

 

«Запонки императора, или орехи для беззубых» – главная героиня – рыжеволосая красотка, окончившая западное отделение филфака МГУ и работающая учителем английского языка в школе, расследует преступление, в котором замешаны запонки, принадлежавшие императору Николаю II. Повесть была напечатана в журнале «Смена» 1992, 4-6.

 

Лариса Теодоровна Исарова выступала и как составитель самых разных сборников, например,  в серии «Золотая библиотека» – «Приключения Гвоздика: сказочные повести», «Ребята и зверята: повести о животных», «Именем закона. Современный детектив»,  Е.Данько «Деревянные актеры» и др.

 

Попробовала свои силы Лариса Теодоровна и в историческом жанре. Для своих исторических романов-повестей она тщательно создавала героев, отыскивая материал в библиотеках и архивах, в документальной литературе.


 «Крепостная идиллия» - исторический роман о Прасковье Жемчуговой – крепостной актрисе графов Шереметевых. Автор подошла к изложению с женской точки зрения. Ее интересовала история любви одного из богатейших людей России графа Николая Шереметева и крепостной актрисы. Этот роман одобрила правнучка Шереметевых - 80-летняя Ксения Сабурова, когда ей прочли отрывки из «Крепостной идиллии».

«Любовь антихриста» – повесть посвящена отношениям Петра Первого и Марты Скавронской, будущей императрицы Екатерины I.

Николай Александров, литературный критик: «Инсарова не стремится к фактурному воспроизведению исторической эпохи. Уже само название первой повести — «Крепостная идиллия» довольно ясно говорит о предпочтениях писательницы. Она прилежно пересказывает исторические документы, воспоминания современников и даже сюжеты пьес, в которых довелось играть Жемчуговой. При этом не увлекается архаизмами, утрированной стилизацией. Ее в большей степени волнует психология, трогательная история женской любви, самоотверженности, женской свободы — правда отнюдь не в феминистском смысле. Ближе всего повесть к поэтике сентиментализма. В данном случае — это даже исторически обосновано. Чего не скажешь о второй повести. В ней, впрочем, меньше художественности и больше подчеркнутой исторической документальности, размышлений над концепциями историков петровской эпохи».

 

В планах Ларисы Исаровой было еще несколько исторических романов – о денщике Петра I Антоне Девиере, о знаменитых шутах средневековья, однако реализовать эти замыслы писательница не успела. Смертельная болезнь обрушилась внезапно, и в 1992 г. Ларисы Теодоровны Исаровой не стало.


Завершить экскурс по творчеству талантливой писательницы хочется рассказом о книгах, оставивших яркое впечатление, о книгах, которые и сподвигли меня написать этот пост. Это книги Л. Т. Исаровой «Блюда-скороспелки» и «Мои блюда-скороспелки». Впервые прочитав «Блюда-скороспелки» в начале 90-х в журнале «Семья и школа», я перечитывала их и позже, с удовольствием «окунулась» в них и вчера.

Это не типичная книга рецептов – рецептура и технология приготовления, это рассказ о том времени, той эпохе, о талантливых людях. Здесь и экскурс в историю – что ели наши наиболее известные цари и царицы. меню Петра Великого и Екатерины Второй, и обращение к русской классике – «Русскую классику я читаю с завистью не к тем блюдам, которые ели наши предки, а потому, что люди эти были так полны жизни и восторга перед ее чудесами».

Рассказы из жизни автора, о встречах в разных обстоятельствах с самыми разными людьми (во время плавания на ледоколе, в больнице, воспоминания о работе в школе и т.д.) перемежаются рецептами.

«НЕСТАНДАРТНЫЙ ПОВАР

Стандарт убивает вкусовые ощущения. Люди сегодня не едят, а производят своего рода "загрузку трюма".

Однажды в Воронеже, лет двадцать назад, я попала в самую обычную столовую. Отличалась она от современных отсутствием неприятных запахов, чистотой и терпеливой очередью, в которой никто не злился. Обед был сытный, недорогой и даже съедобный. Но поразил меня салат из помидоров. Обычный, с луком. Но была в нем какая-то изюминка. И на другой день, и на третий этот салат продолжал радовать и удивлять. Наконец, я попросила вызвать повара, чтобы узнать, в чем тут вкусовая хитрость. Вышел старик, такой древний, что показался хрупким, как одуванчик. Улыбнулся, услышав мой вопрос, и сказал:

Салат из помидоров.

- Я делаю специальный соус. Смешиваю горчицу, сок любых ягод или лимона и постное масло. На один резаный кружками помидор идет половина луковицы кольцами и столовая ложка этого соуса. Никакой хитрости. И добавил:

-Скучно живем, разучились есть. Я в молодости в ресторане работал... Был специалистом по соусам и всегда нарушал рецептуру, хоть чуток. Для истинного вкуса никакие правила не годятся. Ты их знай, но всегда делай по-своему, как нос и язык подскажут...

Ему понравилось, что я достала блокнот, и он начал неторопливо перечислять:

- Вот смотрите: помидор может быть наш или болгарский. Острый или пресный, как трава. Спелый или желтый, а некоторые совсем зеленые попадают с базы. Разве можно все одинаково использовать?!

Лицо старого повара поражало странным сочетанием твердости и младенческой ясности.

- А сколько соков бывает под рукой! Клюква, сельдерей, яблоко, брусника, крыжовник... Больше трудно найти, но это летом всегда появляется. Вот я и покупаю в день один-два килограмма для соуса.

- На свои покупаете? Он смущенно хмыкнул.

- Иначе скучно работать... Но мне премию часто выписывают, так что я не в обиде. Да и пенсия сохраняется. А вот когда мой салат люди ценят - прямо праздник на душе ...

Он был настоящим художником кулинарии, этот повар-одуванчик, и не забылся до сего дня».

 

Книга пробуждает фантазию, подталкивает к творчеству, ты понимаешь, что на кухне можно импровизировать. А Лариса Теодоровна предлагает широкую палитру вариантов. Да, возможно, не все рецепты сейчас пригодятся – нет такого дефицита продуктов, но просто и вкусно готовить – это всегда актуально, а если еще быстро и экономно – суп Петра Великого, фальшивое хачапури, «Нестареющее тесто»…

Часть рецептов «кочует» сейчас на разных кулинарных форумах в интернете, став практически народными. И в моей кулинарной книжке осталось несколько опробованных рецептов, например, «Гюльчехра»:

«Услышала я рецепт от кабардинцев. Одна курица в один килограмм весом и пол-литра сметаны с пол-литром воды. Варить целиком до мягкости. После закипания отделить стакан жидкости, и, когда она остынет, развести 2 столовые ложки муки с одной чайной ложкой соли. Отдельно пожарить большую луковицу на курином жире или на сливочном масле. В конце варки влить жидкую муку, помешивая, чтобы не образовались комки, потом добавить жареный лук и за три минуты до снятия с огня - целую головку толченого чеснока. Есть можно и горячим и холодным. Уходит много хлеба на соус, потому что никто никогда не оставляет. Даже манерные гости».

«Блюда-скороспелки» читаются с удовольствием, создают хорошее настроение, желание опробовать какой-нибудь рецепт, поэспериментировать, и долгое «послевкусие».

Несколько цитат из книги:

«Еда Державина воспринимается глазами, еда Гоголя - душой, еда Гончарова - только желудком, а у Чехова – языком».

* * *

 «Самое вредное - механическое копирование: мыслей, блюд, рецептов, поведения, настроения.

Баранье подражание убивает индивидуальность любого человека, а только она делает его не просто трудовой пчелой или героическим муравьем, а своеобразной личностью».

 * * *

 «И я снова убедилась, что усталым людям лень думать над питанием, даже для себя и своей семьи. Апатия убивает не меньше, чем болезни. Только мы пока себе в этом не отдаем отчета.

А молодежь, презирая скудную, неинтересную домашнюю еду, мечтает о ресторанах… Пугаясь, что надо возиться с едой, надо тратить на нее силы, время, надо заботиться о себе и ближних»

* * *

 «Я убеждена, что, когда человек любознателен и любит своих ближних, он их накормит, причем легче и вкуснее, чем ноющий усталый эгоист».

* * *

 «Для меня с детства образцом мужества был рассказ о двух лягушках, попавших в сметану в высокой банке. Одна утонула, другая прыгала, пока не сбила масло, и по нему вылезла наверх.

Именно о них я вспомнила, когда давала напутствие своим ученикам, закончившим школу. Посоветовала я им три девиза:

1) не быть бараном;

2) быть упорной лягушкой;

3) почаще смотреть на звездное небо.

Не идти за толпой. Не сдаваться. И ощущать вечность природы и краткость нашего пребывания на земле. А потому - не гнаться за преходящими ценностями…»

(Лариса Исарова «Блюда-скороспелки»).

 

Источники:

http://m.readly.ru/author/15504518/

https://www.livelib.ru/author/199942-larisa-isarova

http://www.krasdin.ru/1998-6/s017.html "ДЕНЬ и НОЧЬ" Литературный журнал для семейного чтения (c) N 6 1998

4 комментария:

  1. Любимая писательница в школьные годы, потому что единственная, кто писал про нас тогдашних.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я думаю, с Вами согласятся многие - "школьные" книги Ларисы Исаровой были очень популярны. Я тоже любила их читать

      Удалить
  2. Я тоже читала её произведения с удовольствием.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мария, как хорошо, похоже, у нас собирается клуб любителей книг Ларисы Исаровой)

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...