понедельник, 22 ноября 2021 г.

Памятники на Дороге жизни


В январе мы предложили совершить поэтическую экскурсию по местам блокадной памяти, ставшими символами борьбы Города-Героя Ленинграда и со стихами о них. Мемориалы, посвящённые блокаде Ленинграда: Кладбища и паркиМонументы и памятные местаПамятники защитникам и жителям города, детям и животным.

В день 80-летия Дороги жизни наша поэтическая экскурсия по мемориальной Дороге жизни — ныне существующей трассе А-128, на всем протяжении 47 км которой от Петербурга до берега Ладожского озера установлены памятники, тем, кто защищал и работал на Дороге Жизни. Есть памятники Лётчикам, Регулировщикам, Зенитчикам, Шоферам... Тоненькая ниточка, не дающая оборваться жизни Ленинграда и городов-спутников, попавших в кольцо Блокады, ведь равную чашу с Ленинградом приняли Кронштадт, Ораниенбаум, Колпино и Сестрорецк.

Дорога жизни — единственная транспортная магистраль, по которой блокадный Ленинград через Ладожское озеро был связан со страной. По ней проходила эвакуация населения и промышленного оборудования из Ленинграда, доставка в город продуктов питания, топлива, подкреплений, боеприпасов и вооружения. Перевозки выполнялись с 12 сентября 1941 по март 1943 года. В период навигации доставка осуществлялась на буксирах с баржами и кораблях, а зимой машины шли по ледовой дороге. Под обстрелами и авианалетами, на баржах или грузовиках в умирающий от голода город пытались провозить продовольствие и вывозить из города хотя бы детей. 22 ноября на лед вышла первая автоколонна грузовиков ГАЗ-АА. Ледовая дорога получила официальное наименование «Военно-автомобильная дорога № 101» и начала функционировать спустя четыре дня. С ноября 1941 по апрель 1942 года (152 дня) дорогу обслуживали порядка 4000 автомобилей, не считая гужевого транспорта. Каждая четвертая машина не вернулась из рейса, провалившись в полынью или попав под бомбежку или артобстрел. Общее количество грузов, перевезённых в Ленинград по Дороге жизни за весь период её действия, составило свыше 1 млн 615 тыс. тонн. За это же время из города было эвакуировано около 1 млн 376 тыс. человек. Но главное — она осталась символом того, что город продолжал жить и бороться.

Из воспоминаний академика Д.С. Лихачева: «Первая возможности эвакуации на машинах по ледовой дороге через Ладожское озеро появилась в декабре 1941 г. Эту ледовую дорогу называли дорогой смерти (а вовсе не «Дорогой жизни», как сусально назвали её наши писатели впоследствии). Немцы её обстреливали, дорогу заносило снегом, машины часто проваливались в полыньи (ведь ехали ночью). Рассказывали, что одна мать сошла с ума: она ехала во второй машине, а в первой ехали её дети, и эта первая машина на её глазах провалилась под лёд. Её машина быстро объехала полынью, где дети корчились под водой, и помчалась дальше, не останавливаясь. Сколько людей умерло от истощения, было убито, провалилось под лёд, замерзло или пропало без вести на этой дороге! Один Бог ведает!» Дорога Жизни, хотя Ладога взяла свою дань жизнями и грузами. Дорога мужества и стойкости, воли к Победе. На Дороге Жизни трудились тысячи человек: водители грузовиков и конных подвод, регулировщики, работники пунктов обогрева, зенитные расчёты, врачи и медсёстры, механики по ремонту машин и дорожные работники. Память о массовом героизме советских людей, обеспечивших движение по «Дороге жизни», увековечена в памятниках и мемориальных ансамблях, входящих в «Зеленый пояс Славы». Всего на Дороге жизни установлено 7 монументов, 46 памятных столбов вдоль шоссе и 56 столбов вдоль железной дороги. Каждый километр установлены пронумерованные столбы вдоль шоссе, а каждые несколько километров - памятные сооружения.

Первым сооружением мемориала «Дорога жизни» является памятный знак на Финляндском вокзале в Санкт-Петербурге. Большой деревянный православный крест установлен в память железнодорожников, работавших на Дороге жизни и погибших в Великую Отечественную войну. Пятиметровый крест с шестью иконами на лицевой стороне был открыт и освящен 17 июня 2000 года около платформы № 5 направления на Ладожское озеро.

 

Ржевский коридор Блокады

Первые семь километров, по которым проходили транспортные колонны от станции Ржевка по Ленинграду — по Рябовскому шоссе и шоссе Революции — названы «Ржевским коридором», бывшим продолжением дороги жизни в черте Ленинграда. Это была единственная транспортная магистраль, связывающая Ленинград со всей страной с сентября 1941 года по март 1943 года. Район (особенно станция Ржевка) подвергался регулярным бомбардировкам и артобстрелам. По нему в осажденный город были доставлены сотни тысяч тонн продовольствия, медикаментов и боеприпасов. По этому пути было вывезено на «большую землю» более миллиона изможденных ленинградцев. И основной мишенью фашистов был именно этот последний участок пути Дороги жизни. 29 марта 1942 года точным попаданием бомбы станция Ржевка была полностью уничтожена. Груженные боеприпасами вагоны нашей армии взорвались и унесли жизни нескольких сотен ленинградцев. В память об этом страшном событии на станции была установлена мемориальная доска.

После войны были установлены 4 памятных знака «Ржевский коридор» или «Хлеб Насущный» на протяжении трассы (1985 год, архитектор В. С. Лукьянов). Первый стоит на Шоссе Революции, после окружной железной дороги, второй — неподалёку от Охтинских Пороховых заводов, третий — угол улицы Красина, четвёртый — выезд на Рябовское шоссе. Барельефы изображают сцены героического времени. Городская часть Дороги жизни начинается с памятника, установленного в сквере на углу шоссе Революции и улицы Потапова. На пересечении Среднеохтинского проспекта и Большой Пороховской улицы располагался первый распределительный пункт. На всем протяжении мемориального пути расположены памятные километровые столбы. «Регулировщица», памятный столб «Дорога жизни, 1-й км» и 85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К) объединены в мемориальный комплекс «Дорога жизни, первый километр», который находится у дома № 119, корпус 3 по Рябовскому шоссе.


1 км. Памятник «Блокадная регулировщица»

Во время войны Дорогу жизни обслуживали 350 регулировщиц, которые отвечали за управление движения и рассредоточение машин. Если во время обстрела падал снаряд, регулировщицы сразу устремлялись туда, ограждали опасное место и указывали путь. На углу Большеохтинского проспекта и шоссе Революции во время войны находился первый регулировочный пост. Отсюда машины шли по Рябовскому шоссе на Ржевку. Памятник «Регулировщица» появился на «Дороге жизни» в 1986 году. В 2004 году из-за строительства кольцевой автодороги вокруг Санкт-Петербурга первый памятник регулировщице был утрачен. Его воссоздали и установили в 2010 году и перенесли на первый километр Рябовского шоссе. На памятнике из белого, «обледенелого» камня горельеф регулировщицы, указывающей путь машинам во льдах. Прототипом монумента выступила служившая на «Дороге жизни» регулировщица Вера Ивановна Рогова. Так был прославлен подвиг девушек, которые во время войны указывали путь идущим по льду Ладоги машинам.

 

Стела «Регулировщица» на Ржевке

Девчонка в ушанке спокойно и строго

На каменной стеле флажок подняла.

Отсюда в бессмертье уходит Дорога,

Что жизнь Ленинграду в блокаду спасла.

А. Молчанов

 

Подводный свет

Не забыть мне зарниц Шлиссельбурга,

Батареи немецкой налет.

Зимней ночи косматая бурка

Опустилась на ладожский лед.

 

Но расстреляно рваное небо,

Полыньи от бомбежки дымят.

Пополненья

Снарядов

И хлеба

Дожидается твой Ленинград.

 

И машины идут сквозь торосы

И, по дифер в воде,

Тормозят,

Оплетенные цепью

Колеса

По торосам на ощупь скользят.

 

Ты стоишь у развилки дороги,

Указуя им путь фонарем,

И не сдвинуть

Примерзшие ноги,

Не согреться домашним огнем.

 

Где-то рядом снаряды ложатся

И на лед выступает вода.

Маша, Машенька!

Надо держаться

В этом крошеве мертвого льда.

 

Полоснуло,

Ударило.

Льдина

Под тобою встает на дыбы.

Маша, Машенька! Темная тина.

Валунов обнаженные лбы.

 

Ночь гремит соловьями в Кобоне

И плывет по молочной волне.

Где-то выпь одинокая стонет,

И мерещится

Разное мне.

 

Не звезда полуночная пляшет,

Отражаясь в накате волны,

Это машет фонариком

Маша

Из своей голубой глубины.

М. Дудин

 

Регулировщицы дороги Жизни

Посвящается Вере Роговой (Миловидовой) одной из многих

девушек-регулировщиц на Дороге Жизни

 

Эти страшные горькие дни

раной прошлого выжжены надолго,

нашей памятью стали они:

Ленинград и холодная Ладога.

 

Слава Богу! Замёрзшее озеро,

как артерия Жизни была...

Хорошо зима ты заморозила,

чтобы трасса Дороги легла.

 

Лишь зимой по наезженной трассе,

что Дорогою Жизни назвали

и больных, и детей-ленинградцев

вывозили — от смерти спасали.

 

За баранкой полуторки старой

молодой, лишь семнадцатый год,

бывший школьник голодный, усталый

груз священный везёт на восток.

 

Вдоль всей трассы — девчонки «богини»

в полушубках и ватных штанах

день и ночь направляли машины

(не тонуть же бойцам в полыньях!)

 

Вот и в чёрных крестах самолёты,

в нашем небе — злым вороньём

веселясь, на бреющем полёте

по машинам полощут огнём...

 

Холод рук, обморожены щёки,

от бомбёжки негде укрыться,

а зимы не кончаются сроки...

Остаётся — молча молиться.

 

Только правда, смелость, терпенье —

всё в сердцах девчоночьих было!

Лишь в Победу вера, несомненно,

им давала праведную силу.

 

Улыбались все при встрече с ними,

знали, что не подведут, помогут!

Называли ласково — Богини!

К жизни проторившие Дорогу.

Л. Смольникова

 

3 км. Памятник «Цветок Жизни»

Дорога жизни проходила недалеко от Всеволожска. Там, на третьем километре мемориальной трассы, второй мемориал на Дороге Жизни под общим названием "Цветок Жизни», посвящённый детям, погибшим в годы блокады. Он стал одним из символом трагической судьбы детей блокадного Ленинграда, их героической стойкости. Плита на обочине у самой трассы гласит: «Во имя жизни и против войны. Детям — юным героям Ленинграда 1941–1944». Мемориал открыт 28 октября 1968 года.

Памятник, расположенный на высоком берегу небольшой речки Лубьи, выполнен в виде 15-метровой белой каменной ромашки. На лепестках изображен детский рисунок улыбающегося мальчика и слова «Пусть всегда будет солнце». Цветок, по задумке авторов, архитекторов Александра Левенкова и Павла Мельникова, как будто прорастает сквозь каменные плиты небольшого холма. Напротив этого холма – другой, где архитектор Александр Левенков установил восемь бетонных плит со страницами из дневника Тани Савичевой, ставшего частью свидетельств обвинения на Нюрнбергском процессе. Эта часть памятника была возведена позже – в 1975 году.

Соединяет две возвышенности Аллея дружбы, созданная в 1970 году. Она состоит из девяти сотен берёз – по числу блокадных дней. На стволы деревьев в память о погибших детях повязывают алые пионерские галстуки. Вдоль аллеи высажены липы, на стволах и ветвях которых также повязаны алые ленты. Там же расположен ряд мемориальных плит с высеченными именами пионеров-блокадников. На высоких стелах, которые установлены вдоль аллеи, рассказывается о героизме юных защитников Ленинграда. На первой высечены слова: «Более 15 тысяч пионеров и школьников награждены медалью «За оборону Ленинграда». На второй написано: «В годы блокады свыше 18 тысяч школьников вместе со взрослыми работали на заводах и фабриках, на полях совхозов и в подсобных хозяйствах. И последняя стела рассказывает о школьниках-партизанах: «Около двух тысяч ленинградских пионеров были награждены медалью «Партизану Отечественной войны»».

Украшают аллею стелы с поэтическими строчками, посвящёнными детям блокадного Ленинграда. На пяти стелах Аллеи Пионерской Славы стихи В. Суслова:

 

Был город-Фронт.

Была блокада.

Был голод лют

И грозен враг.

Но пионеры Ленинграда

Не отступили ни на шаг!

 

В огонь и дым

Под грохот пулемета,

На катерах,

На танковой броне

Шли в бой

Сыны полков

И юнги флота

Со взрослыми бойцами

Наравне.

 

Враг напал,

И сотни юных

За свою отчизну встали.

Было страшно, было трудно —

Все равно не отступали!

Шли в леса и перелески

Вдалеке от Ленинграда

Из отрядов пионерских —

В партизанские отряды.

 

В дни героической

И славной обороны

В цехах трудились

Тысячи ребят.

Шинели шили,

Делали патроны —

И тоже отстояли

Ленинград!

 

Они не вернулись из боя…

Но помнит родная страна

Своих пионеров-героев!

Вот славные их имена:

Зина Портнова,

Леня Голиков,

Саша Бородулин,

Юта Бондаровская,

Саша Ковалев,

Галя Комлева,

Нина Куковерова,

Лида Матвеева,

Коля Подрядчиков,

Олег Ольховский.

В. Суслов

 

Цветок жизни

По Дороге Жизни — сглаженной, спрямлённой,

Залитой асфальтом — мчит машин поток.

Слева, на кургане, к солнцу устремлённый

Их встречает белый каменный Цветок.

 

Памятью нетленной о блокадных детях

На земле священной он навек взращен,

И к сердцам горячим всех детей на свете

Он призывом к Дружбе, к Миру обращён.

 

Тормозни, водитель! Задержитесь, люди!

Подойдите ближе, головы склоня.

Вспомните о тех, кто взрослыми не будет,

Тех, кто детским сердцем город заслонял.

 

У Дороги Жизни шепчутся берёзы,

Седины лохматит дерзкий ветерок.

Не стыдитесь, люди, и не прячьте слезы,

Плачет вместе с вами каменный Цветок.

 

Сколько их погибло — юных ленинградцев?

Сколько не услышит грома мирных гроз?

Мы сжимаем зубы, чтоб не разрыдаться.

Чтобы всех оплакать, нам не хватит слёз.

 

Их похоронили в братские могилы.

Был обряд блокадный, как война, жесток.

И цветов тогда мы им не приносили.

Пусть теперь в их память здесь цветёт Цветок.

 

Он пророс сквозь камни, что сильней столетий,

Поднял выше леса белый лепесток.

Всей земле Российской, всей земной планете

Виден этот белый каменный Цветок.

А. Молчанов

 

Рядом с ним — 900 берёз, по одной березе за каждый блокады. В праздничные январские дни стройные деревца украшаются красными галстуками.

 

* * *

Девятьсот берёзок на Дороге Жизни,

Память Ленинградцам, в дни блокады жившим.

Каждая берёзка — это день блокады,

Голод и лишения, грохот канонады.

 

Жизни не жалея, под обстрел и в холод.

Вы же Ленинградцы, вы не сдали город!

На Дороге Жизни, русские берёзы,

Помнят Ленинградцев и роняют слёзы.

Ю. Михайлов

 

5 км. Памятный знак «Балтийские крылья»

Между пятым и шестым километрами в 1968 году установлен памятный знак «Балтийские крылья». Он посвящен военному аэродрому «Приютино», который там размещался и был частично перебазирован на аэродром «Гражданка» в воюющий Ленинград. Основу монумента составляет врытое в землю хвостовое оперение самолета с прикрепленной по центру эмблемой. На бетонной стеле, рядом с монументом, вырезана надпись: «Здесь, на этом поле в 1941 — 1943 годах был аэродром авиации Балтийского флота. Морские летчики в героической битве с врагом защищали город Ленина и Дорогу жизни». Автор памятника — А. Д. Левенков.

 

Монумент «Балтийские крылья»

От станции Ржевка в пяти километрах

На трассе, овеянной ладожским ветром,

Стоят буквой «V» серебристые крылья,

Храня сквозь века легендарные были.

 

Морской авиации грозные крылья,

Созвездье Героев — полки, эскадрильи,

Вы эти поля в сорок первом обжили.

Отсюда вы курс на Берлин проложили.

 

Балтийские крылья, гвардейские крылья,

Вы звёзды свои вечной славой покрыли.

Но главный свой подвиг вы здесь совершили

И городу Ленина жизнь подарили.

А. Молчанов

 

10 км. «Румболовская гора». 

Здесь в городе Всеволожске сходятся две дороги к Ладоге. Во время войны пользовались обеими. Но главная была от Ржевки до Румболовской горы. Отсюда начиналась единственная дорога по суше к Ладоге, которой пользовались защитники города. Этой дорогой пользовались оставшиеся горожане, проходили машины, груженные продовольствием и боеприпасами. Здесь Дорога жизни начинает подъём, взбираясь на невысокую (69 метров), но довольно крутую Румболовскую гору. За несколько десятков метров перед горой, на перекрестке Дороги жизни с улицей Александровской установлена стела, которая предваряет памятник на Румболовской горе. На ней написано: «Здесь в дни блокады Ленинграда проходила «Дорога жизни». Двадцать берез, посаженных к двадцатилетию Победы, стали своеобразным фоном монументу.

У юго-западного – со стороны Ленинграда – подножия третий памятник-мемориал «Румболовская гора». Мемориал возведен в 1967 году жителями Фрунзенского района Ленинграда. Он выполнен из металла в виде листьев благородного дуба и лавра, устремленных ввысь. Дубовый лист символизирует несокрушимую силу, крепость и благородство воинов, лист лавра – славу героям. У основания больших зеленых листьев расположен маленький черный желудь – символ новой зарождающейся жизни, за которую сражались герои. Высокая зеленая форма дубового листа повторяется четыре раза, и четыре стоящих друг за другом лавровых листка. Композиция архитекторов П. Ф. Козлова и В. Н. Полухина.

Рядом с монументом стела со стихами Ольги Берггольц:

Дорогой жизни шел к нам хлеб,

Дорогой дружбы многих к многим.

Еще не знают на земле

Страшней и радостней дороги.

 

На Румболовской горе находится большое братское захоронение героических защитников «Дороги Жизни».

 

Румболовская гора

Вот и Всеволожск, друг фронтовой.

Вдоль шоссе новостроек парад.

Здесь путь к Ладоге — ровный, прямой —

Преграждает крутая гора.

 

У дороги, под самой горой

В ряд огромные листья стоят —

Дуб и лавр, рядом жёлудь большой,

Чёрный, острый, как будто снаряд.

 

Здесь в блокаду и ночью, и днём

Шли машины одна за одной.

Здесь они начинали подъём

С поворотом, крутой, затяжной,

 

Трудный Румболовский подъём,

Где булыжник раскатан в лёд,

Где шофёр и мотор вдвоём

Грузовик толкали на взлёт:

 

«Ну, давай же, тяни, держись!

Ленинграду ещё трудней...

Мы с тобою спасаем жизнь

Не свою, а многих людей!..»

 

Метр за метром, вперёд и вверх,

Встречным ветром сечёт стекло.

«Как там «груз»? Довести бы всех...

Только б немца не принесло!..»

 

Метр за метром... Мотор ревёт...

Поворот... Ну, ещё чуть-чуть!..

Напряжение сердце рвёт...

Да, не лёгок к победе путь!

 

Навсегда застыл под горой

Листьев дуба и лавра строй —

Символ мужества шоферов,

Славы их во веки веков.

А. Молчанов

 

Памятный знак «Памяти машины-солдата» расположен недалеко от храма Спаса Нерукотворного Образа. Полуторка (ГАЗ-АА) — самый распространённый автомобиль в военное время: именно эти машины по льду Ладожского озера шли из Кобоны в Ленинград, и обратно… При выезде на лед шоферов встречала табличка: «Каждая полуторная машина везет продовольствие на 10 тысяч пайков, на 10 тысяч человек. Водитель, спасай эти жизни!». Водители погибали каждый день, спасая другие жизни ценой своей собственной…Во время блокады Ленинграда водители на грузовиках ГАЗ-АА эвакуировали из города 1 500 000 человек и привезли в осаждённый город тысячи тонн продуктов. Памятник из бронзы призван увековечить их память. Памятник легендарной «полуторке» открыт 27 января 2012 года, в 68 годовщину со дня снятия блокады. На постаменте установлена точная копия автомобиля ГАЗ-АА Горьковского автозавода. Именно такие машины шли по ладожскому льду, перевозя грузы и людей, спасая жизни ленинградцев. Автор памятника заслуженный художник Сергей Исаков. Рядом с памятником километровая отметка — 10 км. Памятник сделали точной копией с сохранением размеров известного военного грузовика «Газ-АА», только выполненного из бронзы мастерами Ростова-на-Дону. Основанием памятника служит особый каркас, обтянутый колючей проволокой, которая символизирует постоянную опасность, подстерегающую на каждом метре военной трассы.

 

Легендарная полуторка

Её со дна суровой Ладоги достали,

Из дней блокады Ленинграда, из легенд,

И у дороги вознесли на пьедестале —

Как неизвестному шофёру монумент.

 

Она застыла, словно белое виденье.

Под ней ломается, проваливаясь, лёд,

Машина вздыбилась, дрожа от напряженья,

В своём последнем устремлении вперёд,

И рвётся, рвётся изо льда забвенья...

А. Молчанов

 

Памятник «полуторке» — «машине-солдату»

По Ладоге зимней, по хрупкому льду

В буран и бомбежку машины идут,

И ночью, и днем, у врага на виду

Снаряды и хлеб Ленинграду везут.

Это Дорога Жизни.

А. Молчанов

 

12 км. Сохраненный участок «Дороги Жизни»

Ещё через два километра пути, не доезжая немного до деревни Романовка, можно увидеть монумент, в котором сохранена часть исторической Дороги жизни. Дорога была не асфальтированной, а мощённой камнем. Справа от шоссе можно увидеть монумент, три высокие стелы работы Александра Левенкова. Они выполняют роль указателей: на той, что с восточной стороны, написано «На Кобону», «1200000 ленинградцев эвакуировано», на противоположной ей — «На Ленинград», «1500000 тонн грузов доставлено в Ленинград». На средней — такие слова: «Чем больше рейсов, тем быстрее победа над врагом» и «Слава героям Дороги жизни». Не обошлось и здесь без поэтического посвящения — с восточной стороны памятника стоит камень со стихами.

 

Потомкам здесь на память сохранён

Участок старой Ладожской дороги.

На ней остался след былых времён —

Гром батарей… воздушные тревоги…

 

По ней шёл хлеб. В огонь она вела.

И в те далёких три тяжёлых года

«Дорогой жизни» названа была.

И потому — бессмертна для народа.

В. Суслов

 

Ещё один сохранившийся кусочек исторической трассы (но уже без памятников) можно найти примерно через четыре километра, около отметки «16 км».

 

17 км. Памятник «Катюша»

Следующий памятник Дороги жизни «Катюша» установлен в районе деревни Корнево, в 1966 году усилиями тружеников предприятий Ждановского района Ленинграда. На месте, где сооружен памятник боевой машине, в годы блокады стояла зенитная батарея, которая защищала Дорогу жизни и аэродром Углово от обстрелов немецкой авиации. Памятник реактивной системе залпового огня БМ-13, получившей в народе ласковое название «Катюша», заметен издалека. Пять 14-метровых стальных черных двутавровых балок, словно направляющие легендарной «Катюши», изготовившиеся для залпового огня, вырываются из бетонного основания — они установлены под углом к горизонту и символизируют собой знаменитую грозную машину. Памятник установлен в 1967 году по проекту архитектора Л. В. Чулкевича, который во время войны командовал автоколонной и доставлял по этой трассе продовольствие и боеприпасы. В 1967 году авторам памятника была присуждена премия Ленинградской организации комсомола.

 

На невысокой гранитной стене — надпись:

1941-1943.

ЭТИ ГРОЗНЫЕ ГОДЫ ЗАПОМНИ

ЗДЕСЬ ПРОХОДИЛА ДОРОГА ЖИЗНИ

МУЖЕСТВОМ ХРАБРЫХ СПАСЁН ЛЕНИНГРАД

ПАВШИМ ГЕРОЯМ БЕССМЕРТНАЯ СЛАВА.

 

Монумент «Катюша»

Здесь день и ночь неся дозор за небом,

Бесстрашные зенитчики прикрыли

Дорогу Жизни от фашистских крыльев,

Чтоб в Ленинград дошли машины с хлебом.

 

И в память тех, кем в яростных сраженьях

Немало вражьих асов было сбито,

Стоят двутавры, как стволы зениток,

И охраняют подвиг от забвенья.

А. Молчанов

 

31 км. Памятное место, деревня Ириновка

Очередной крупный памятник между 30-м и 31-м километрами Дороги жизни, у деревни Ириновка. Здесь находится Братское кладбище красноармейцев и жителей блокадного Ленинграда, умерших при эвакуации, около 500 человек, причём многих хоронили уже в послевоенные годы, перенося сюда останки из многочисленных могил, появившихся вдоль трассы. Вдоль дороги протянулась стела из красного кирпича, на которой на табличках увековечены имена. Здесь захоронены и воины советской армии, защищавшие город, и простые ленинградцы. Рядом небольшая стела со стихами Михаила Исаковского: «Куда б ни шел, ни ехал ты, но здесь остановись, могиле этой дорогой всем сердцем поклонись». Перед стеной несколько стел с историями погребенных, с указанием тех, кто не выжил, кто, как мог, помогал городу, и тех, кто не дожил до эвакуации.

Здесь можно увидеть ещё три стелы с поэтическими посвящениями, скорее всего, написанными поэтом В. Сусловым:

 

Воинам, погибшим от ран:

«Их рвал металл, и взрывы их глушили,

И не смогли спасти госпиталя,

Здесь ратный путь герои завершили,

Храни солдат, родимая земля!»

 

Девушкам-воинам:

«Недолюбив, недоучившись в школе,

До дня Победы нашей не дожив,

Они остались здесь навечно в поле,

Нам путь к счастливой жизни проложив».

 

Погибшим ленинградцам:

«Город очень хотел спасти

Матерей, детей, стариков.

Голод здесь их догнал в пути,

У приладожских берегов».

 

На 38-м километре Дороги жизни, в Ваганово стоит мемориальный блиндаж, где находился узел связи «Тройка-1», обеспечивавший связь блокадного Ленинграда со страной (восстановлен и преобразован в мемориал в 1975 году).

Пройдя через деревни Борисова Грива и Ваганово, дорога выходит к Ладожскому озеру, упираясь в величественный монумент «Разорванное кольцо».

 

40 км. Памятник «Разорванное кольцо»


Еще за несколько километров до берега Ладоги водители замечают этот памятник, пожалуй, самый монументальный из всех памятников Дороги жизни — мемориал «Разорванное кольцо». Необычный по форме, он очень понятен по содержанию. Расположен на западном берегу Ладоги в поселке Коккорево Всеволожского района на 40 км Дороги жизни (монумент и зенитная пушка). Скульптура установлена у Вагановского спуска, где заканчивалась сухопутная часть Дороги жизни и начиналась опасная ледяная трасса ВАД-101. Фактически мест съезда на лед было несколько, так как ледовые трассы периодически переносились из-за усталости льда. Но все же именно через Вагановский спуск прошло наибольшее количество машин, работавших на Дороге жизни. Отсюда автоколонны ехали на восточную часть бухты Петрокрепость, а потом возвращались. Это расстояние составляет тридцать километров. Авторами монумента, открытого 29 октября 1966 года, выступила творческая группа, среди которых был архитектор В. Г. Филиппов, скульпторы К. М. Сумин и В. Т. Дугонец, инженер-конструктор И. А. Рыбин и художник В. Н. Яковлев.

Памятник представляет собой две арки из железобетона (вес 32 тонны, высота 7 метров), символизирующие кольцо блокады. Разрыв между ними является символом Дороги жизни — единственной магистрали через Ладожское озеро во время Великой Отечественной войны. На бетонном основании под разорванным каменным кольцом отображены протекторы колес автомобилей, отправлявшихся в рейс по ледяной Дороге жизни. 7 мая 2020 года под бетонными арками памятника был зажжен Вечный огонь, доставленный к мемориалу с Пискаревского кладбища. 

Композицию дополняют белые железобетонные шары, имитирующие прожекторные установки. Рядом авторы установили настоящую зенитную пушку 52-К калибром 85 мм. Такие орудия прикрывали ледовую трассу «Дороги жизни». На пушке записаны даты:

начало блокады — 8 сентября 1941 года;

прорыв блокады — 18 января 1943 года;

снятие блокады — 27 января 1944 года.

 

По другую сторону – мемориальная плита со стихами Бронислава Кежуна – военного корреспондента и поэта:

Потомок, знай: в суровые года,

Верны народу, долгу и Отчизне,

Через торосы ладожского льда

Отсюда мы вели дорогу Жизни,

Чтоб жизнь не умирала никогда.

 

Разорванное кольцо

То ли тянущиеся дуги

Несомкнувшегося кольца,

То ль сведенные, словно руки,

Крылья Ладожского моста.

 

То ли радуга добрым знаком

Распахнулась на фоне льдин,

То ль ворот триумфальных арка

В честь дороги «ВАД-Сто один».

 

Где теперь монумента насыпь,

Там был спуск пологий на лед.

Здесь начало ледовой трассы,

Её славы бессмертный взлет.

А. Молчанов

 

У монумента «Разорванное кольцо»

Не просто павшим —

нет,

а с думой о грядущем

воздвигнут монумент

и ныне всем живущим.

 

Та слава на века

принадлежит отчизне.

Да, нет черновика —

и не было! —

у жизни.

 

Все подлинно,

все так.

Стояли насмерть грудью

в кольце,

в дыму атак...

Такие были люди.

 

...Разорвано кольцо,

и в огненной метели

они в те дни

лицо

Победы разглядели.

В. Кузнецов

 

«Разорванное кольцо»

Бетонная арка и памятный камень

Ледовую трассу сквозь годы ведут…

Она — как легенда, как песня, как знамя.

У этой дороги не будет конца…

А. Молчанов


Ленинградское кольцо

Враги кричали: «Нет конца

У ленинградского кольца!»

Мечом рассек его боец —

И вот кольцу пришел конец.

С. Маршак

 

От монумента «Разорванное кольцо» оставшийся небольшой отрезок пути Дороги жизни резко сворачивает влево и идет вдоль берега Ладожского озера еще примерно 5 километров до Осиновца, и еще 2 до железнодорожной станции «Ладожское озеро». Это место по-разному трактуется в литературе, и в других источниках, а всё, потому что там находится и мыс, и маяк, и причал (порт), и сам поселок, и все носят абсолютно одинаковое название — Осиновец. Осиновец, до того неизвестный и неприметный, в годы блокады стал точкой отправки и приема грузов. Отсюда эвакуировали жителей Ленинграда. Здесь заканчивался сухопутный маршрут Дороги жизни и начинался водно-ледовый. В считанные месяцы выросший поселок помог Ленинграду выжить, и теперь это памятное место имеет богатейшую историю.

45-й километр пути — поселок Осиновец (который сейчас называется «Ладожское озеро»), в котором расположен Осиновецкий маяк, музей Дороги Жизни, памятник-паровоз на железнодорожной станции «Ладожское озеро», Памятник кораблям Дороги жизни.

Осиновецкий маяк расположен в поселке Ладожское Озеро. Построен в 1905-1910 годах. По праву считается одним из памятников «Дороги Жизни». В годы войны на этом участке пути заканчивался сухопутный маршрут Дороги жизни и начинался водный. Без маяка обойтись было невозможно, он направлял и встречал суда. Свет маяка указывает на западную границу бухты, из которой начинает свой путь Нева. Полосатый красно-белый маяк возвышается на 74 метра над уровнем озера, с водной глади свет прожектора маяка виден на расстояние более 40 километров. На сегодняшний день маяк является недействующим, но все также удерживает за собой звание высочайшего маяка на Ладоге. Сегодня на здании Осиновецкого маяка можно увидеть мемориальную доску с надписью: «Отсюда в 1941 — 1943 годах по легендарной «Дороге жизни» под непрерывными бомбежками и обстрелами врага переправляли на Большую землю женщин, детей и раненых защитников Ленинграда. Подвиг героев Ладожской трассы будет жить вечно».

 

Осиновецкий маяк

В тельняшке

полосатой,

Как истинный моряк,

Стоит молодцевато

Над Ладогой маяк.

 

Стоит, высок и строен,

Прикрыв рубцы от ран,

Дороги Жизни воин,

Блокадник-ветеран.

А. Молчанов

 

Неподалеку от маяка, у километрового столба с указанием 45, располагается музей «Дорога жизни». Это филиал Центрального военно-морского Музея Министерства обороны РФ. Он расположен на берегу Ладоги у железнодорожной станции Ладожское озеро рядом с мысом Осиновец. Музей открыт 12 сентября 1972 года в годовщину начала действия водной Дороги жизни по Ладожскому озеру. В здании музея собрано более 400 уникальных экспонатов. Он состоит из открытой парковой территории, где находятся самолет «Ли-2», пароход «Ижорец», артиллерийские орудия и другие крупные экспонаты, крытого павильона и основного здания. В закрытом павильоне находятся автомобили времён Великой Отечественной войны—полуторка, трёхтонка, автобус АТУЛ АЛ2, полевая кухня, мины и торпеды, осколки снарядов, фотографии, документы, газеты, плакаты времён Великой Отечественной войны. Перед зданием музея — музей под открытым небом. Здесь можно увидеть подлинные военные машины, самолет, орудия, сани, повозки, полуторку, поднятую со дна Ладоги, первые конные обозы, проверявшие ледовую дорогу, буй, катера, бронеплиты, каски и многие другие предметы того времени. Ржавчина, сколы, вмятины, трещины и следы от разрывов бомб тоже видны на многих из экспонатов.

 

Между музеем «Дорога жизни» и железнодорожной станцией Ладожское озеро находится братское захоронение «Ладожский курган». 45-й километр Дороги жизни заканчивает этот путь скорбным местом. Братское захоронение защитников Дороги жизни насчитывает могилы 706 человек. Центр мемориала — гранитная плита на холме с надписью: «Военным морякам, водителям автомашин и другим героям Ладоги, погибшим в дни Блокады Ленинграда на «Дороге Жизни» в 1941-1943 годах». Здесь же имена тех, кто там захоронен. К ней ведут несколько ступеней. Холм по периметру вымощен дорожками, к ним обращены мемориальные доски с фамилиями погибших.

 

«Ладожский курган» в посёлке Осиновец

Ах, Ладога-Лада! Нет моря чудесней,

Добрей... и коварнее в шторм-ураган.

Поют о тебе благодарные песни

И ставят в укор тебе скорбный курган.

 

На склонах кургана гранитные плиты,

Гранитные стелы в шеренгах стоят,

И сотни имён тех, кто здесь не зарыты,

Чьи кости под ладожским илом лежат.

 

Там нет ни могил, ни крестов, ни надгробий

Равнина и мгла, лишь порой, как мираж,

Покрытые илом, как будто в сугробе,

Останки машин, самолётов и барж.

 

Топили их с неба пираты с крестами,

И лёд под машинами мог подвести...

И ты налетала своими штормами

На тех, кого город стремился спасти.

 

Стучат нам в сердца их безвинные души

И просят помочь обрести им покой:

Не могут они без могилки на суше

Хотя бы условной, хотя бы пустой...

 

Как горько им там, под водой, вечно стылой!

Ведь близкие их не найдут, не придут.

Так будь же, курган, им земною могилой,

Не праха, так памяти вечный приют.

 

Эх, Ладога, Ладога, буйная сила!

Ты, вроде бы, с нами была заодно.

Дорогою Жизни ты нас воскресила,

Зачем же ты стольких забрала на дно?

А. Молчанов

 

46-й ж/д километр «Дороги Жизни» —Мемориал «Стальной путь», поселок им. Морозова.

После прорыва блокады Ленинграда в короткие сроки — всего за 12 дней — была построена железная дорога длиной 36 км от станции Поляна до посёлка Морозова («Дорога Победы») и возведен свайный мост длиной 1300 м. В честь подвига строителей-железнодорожников на станции Петрокрепость возвели мемориал «Стальной путь». Стела «Стальной путь» на железнодорожной станции Петрокрепость, установленная в честь героев-железнодорожников, работавших на Дороге жизни (1972 г., арх. М. Н. Мейсель, И. Г. Явейн, ск. Г. Д. Глинман). Памятник состоит из стелы высотой 8 метров, на которой находятся барельефы железнодорожников и мемориальная надпись, повествующая об их подвиге в 1941—1944 годах. Рядом со стелой на вечную стоянку установлен паровоз.

В посёлке «Ладожское озеро» есть железнодорожная станция с одноименным названием. Здесь же установлен последний из мемориальных километровых столбов — 47-й. Эта станция сыграла свою немаловажную роль в Дороге жизни, как, впрочем, и вся Ириновская железная дорога. В память о труде железнодорожников на станции сооружен мемориал, включающий памятник-вокзал, у здания вокзала подлинный паровоз серии ЭШ-4375, перевозивший тяжелые составы по железнодорожной ветке Дороги жизни. В 1974 году на станции «Ладожское озеро» близ Осиновца был сооружен мемориальный вокзал-памятник. Здание вокзала притягивает взоры восхищения своей необычной архитектурой. Мемориал на ж/д станции был открыт 27 января 1974 к 30-летию снятия Блокады по проекту архитекторов В.И.Кузнецова и Э.И. Казарновского. В здании вокзала создан музей. Здесь же находится еще один музей, посвященный железнодорожникам Дороги жизни. С двух сторон от вокзала стоят памятники, напоминающие нам о событиях 1941-1943 годов.

 

Станция «Ладожское озеро»

Из воды, из тумана —

скользкий бок маяка ...

Не болела бы рана,

да она глубока.

 

Запах свежего стога

и сухого дымка ...

Отдохнула б дорога,

да не может пока.

 

Сушняком обгорелым

мы до нынешних дней

из войны под обстрелом

все выходим по ней ...

Л. Барбас

 

Паровоз-памятник. Паровоз, который привел первый поезд в блокадный Ленинград, сохранился, и сейчас находится на вечной стоянке у железнодорожной станции Ладожское Озеро. Паровоз Эш-4375 («Комсомолец») установлен на ж/д ст. Ладожское озеро в 1974 году. На паровозе установлена мемориальная доска с текстом: «На этом паровозе в период 1941-1942 гг. комсомольско-молодежная бригада локомотивного депо ТЧ-12 в составе старшего машиниста Василия Елисеева (впоследствии ставшим Героем Социалистического труда), помощника машиниста Ивана Беляева, кочегара Бориса Александрова в составе паровозной колонны доставила 2312 тяжеловозных состава с 2 млн. тонн боеприпасов, топлива и продовольствия в осажденный Ленинград и для фронта. Честь и слава героям-железнодорожникам за мужественный труд на Дороге жизни».

 

Паровоз-памятник на станции Ладожское озеро

В конце пути, у Ладоги

Колёсами прирос

В лучах победной радуги

Блокадный паровоз.

 

Давно утихли выстрелы,

Смолк вой над головой,

И электрички быстрые

Щадят его покой.

 

Усталый и заслуженный,

Стоит меж двух берёз

Дороги Жизни труженик,

Блокадный паровоз.

 

Но если вдруг беда опять

Ударит в гулкий рельс,

Готов он вновь пары поднять

И в путь — в опасный рейс.

А. Молчанов

 

С противоположной стороны вокзала установлен памятник кораблям Дороги Жизни. Он представляет собой искореженную взрывом часть корабля, водружённую на гранитный постамент. Кусок исковерканного металла — часть корпуса одного из потопленных судов. Табличка на камне гласит: «Сталь можно согнуть, человеческую волю — никогда». Наверное, лучшего посвящения тем, кто воевал и побеждал здесь 80 лет назад, придумать было невозможно.

 

На восточном берегу — в деревне Кобона и в окрестностях есть еще много менее известных, но интересных мест и памятников.

В периоды навигации транспортировка производилась по воде, на военных кораблях из портов Новая Ладога (большая трасса 125 км) и Кобона (малая трасса 35 км) до порта Осиновец, а в зимние месяцы и период ледостава, соответственно, по ледовой трассе на машинах, в основном на полуторках из Кобоны до Ваганово и Коккорево. В период навигации была организована водная переправа: она соединила Кобону с портом Осиновец на западном берегу озера. К Кобоне были подведены железнодорожные пути, на берегу построены пирсы для причаливания кораблей.

На восточном берегу Ладожского озера в устье реки Кобоны, (пересекающейся с Ладожским каналом, расположена деревня Кобона. В страшные годы вражеской осады Ленинграда Кобона превратилась в стратегически важный пункт, став военным портом и спасительным пристанищем для эвакуированного из Ленинграда населения. Деревня Кобона была одной из ключевых точек Дороги жизни. Сюда из осажденного города доставляли полуживых ленинградцев. Главным эвакопунктом стал сохранившийся поныне храм Святого Николая Чудотворца. В нем были установлены многоярусные нары, топились буржуйки, варилась похлебка. Здесь измученные люди получали передышку перед долгой дорогой вглубь страны. Каменный храм Святителя Николая Чудотворца с колокольней был возведен в 1861 году. Уникальность храма заключается в том, что это храм-маяк. В XIX веке в крест на колокольне были вмонтированы хрустальные шарики. В них отражалось солнце, и это служило ориентиром для рыбаков. Интересны первые две ступени, ведущие в храм. Они отличаются от остальных, так как собраны из остатков той самой паперти, по которой в годы блокады в храм-эвакопункт поднимались сотни тысяч ленинградцев. Восстановленный храм в Кобоне является ныне подворьем Свято-Троицкого Зеленецкого мужского монастыря и зримым символом Дороги жизни.

 

Незабываемое

Трассой ледяной, слепой, разрушенной,

«юнкерсом» впотьмах не обнаруженный,

ночью через Ладогу в Кобону

на себе нас вывез ЗИС натруженный —

на больных плечах в живую зону.

Тут нам, одеялами закутанным,

принесли сгущёнки, колбасы.

Вызволенья первые минуты,

матери последние часы…

С. Давыдов

 

Вывезенных ленинградцев временно селили в деревенские дома, но помещений катастрофически не хватало, и под временное жилье пришлось приспособить помещения сельсовета и школы. В 1980 году в здании бывшей Кобонской средней школы, служившей в годы Великой Отечественной войны эвакопунктом, был открыт музей «Дорога жизни». Сегодня здесь работает музей «Кобона: Дорога жизни». В 2010 году в музее вспыхнул пожар, уничтоживший здание дотла. В 2015 году к 70-летию Победы здание было восстановлено.

 

На «Дороге жизни» у Кобон...

На «Дороге жизни» у Кобон

Ивы без раскидистых корон:

Срезана снарядами листва,

А на жизнь не отняты права.

 

Мужественно ивушки скорбят.

В них стреляют — а они стоят.

На «Дорогу жизни» от Кобон

В Ленинград уходит эшелон,

Где пируют черные шторма

Да перунят**, правят пир грома…

Уж такой у краснофлотцев труд —

В них стреляют, а они идут.

С. Панюшкин

 

Стела «Кобона» в деревне Кобоне, посвящённая Дороге жизни (1964 г., арх. М. Н. Мейсель, А. А. Яковлев). Памятная стела, посвященная Дороге жизни всегда будет напоминать Кобоне годы блокады. На памятном знаке высечены слова: «Через Кобону шла Дорога жизни. Она прорвала фашистскую блокаду, соединила сердце Ленинграда с родной Москвой, с Советскою Отчизной. 1941-1934».

 

Плач по Кобоне

Ослепшие избы над речкою сонной,

Разбитая церковь, заросший погост.

Поблекшая надпись на въезде: «Кобона»,

А в яме на бочке железной «nach Ost...»

 

И сердце блокадника сжалось со стоном,

И горечь невольной вины обожгла:

Тебя ли я вижу, родная Кобона,

Что в память блокады навеки вошла?

 

Когда для спасенья людей Ленинграда

По Ладоге зимней машины пошли,

Ты стала, Кобона, вратами из ада,

Вокзалом Большой, заблокадной земли.

 

На ладожском льду, как под аркой бетонной,

Остался навек след блокадных колёс.

И ладожский ветер кричит мне: «Кобона!»

Паролем надежд и несбыточных грёз.

 

«Кобона, Кобона...» бубнил монотонно

Шофёр, чтобы сном не сковало глаза,

Чтоб в миг роковой над воронкой бездонной

Успеть руль крутнуть и нажать тормоза.

 

А в кузове люди сидят отрешённо,

Сквозь дрёму святых и удачу моля:

«Доехать бы только живыми в Кобону!..

Кобона, Кобона, Большая земля...»

 

Кобона, Кобона, прими привезённых,

Согрей, накорми, путь и дальше не прост!

Ты — первый приют из блокады спасённых.

Здесь первый на воле блокадный погост.

 

Не всем удалось путь продолжить — для многих

Он кончился здесь, где еды штабеля.

Обидная смерть на желанной дороге...

Пусть будет им пухом Кобоны земля!

 

Ослепшие избы над речкою сонной,

А в избах остались одни старики.

Забвенье легло на деревню Кобону,

И затхлостью тянет с Кобоны-реки.

 

Прости нас, Кобона, к тебе припадавших,

Как к Мекке блокадной, пойми и прости.

Мы дважды в году вспоминаем о павших,

И всё не собраться живых навестить.

 

Прости нас, лавиной забот погребённых,

В труде бесконечном ушедших в себя.

Прости своих крестников старых, Кобона,

Что, славя тебя, позабыли тебя.

 

Стоят монументы. Стихами и в прозе

Взывают к потомкам святые слова.

Но память живёт не в граните и бронзе,

А в людях — без нас эта память мертва.

 

Пусть имя твоё не заглохнет, Кобона,

И толщу грядущих столетий сверля,

Звучит, словно медь колокольного звона,

Кобона, Кобона, Большая земля!

А. Молчанов

 

Памятник «Неизвестному водителю» в Кобоне установили 8 сентября 2020 года. Именно шоферы, которые по льду Ладожского озера вывозили людей из осажденного города, а обратно везли продовольствие с боеприпасами, вошли в историю как главные герои Дороги жизни. Принято считать, что в разгар движения зимой 1941-1942 годов на Дороге жизни работали 4,5 тысячи водителей. Но кто-то из них возил грузы весь период, кто-то совершил один-два рейса.

Памятник установлен по инициативе Александра Городницкого, который в 1942 году сам был вывезен из блокадного Ленинграда по некрепкому апрельскому льду Дороги жизни: «В 1942-м меня, 7-летнего, вместе с мамой и группой детей вывезли по льду Ладожского озера. Ехали ранним утром, чтобы не привлекать внимание немецкой авиации и артиллерии. Одна из шедших впереди полуторок ушла под лед, и это место был оцеплено. Но мы благополучно добрались до берега и через несколько дней в товарном вагоне уехали в Омск. На уровне подкорки я всю жизнь помнил об этом шофере, который сегодня позволил мне разменять уже девятый десяток. Написал стихотворение, а затем родилась идея установить памятник всем водителям Дороги жизни, спасшим более миллиона ленинградцев. Он полностью изготовлен на народные средства. Пожертвования приходили со всей России. Присылали от 30 рублей до серьезных сумм. В сложное коронавирусное время люди не замкнулись в себе, а проявились с наилучшей стороны. Поэтому ошибаются те, кто считает, что хватит говорить о войне, что музеи, памятники не нужны. Вы бы знали, какие потрясающие письма прислали нам дети погибших водителей. Мы не имеем права забывать историю, и я уверен, что музей «Дорога жизни» будет жить».

Архитектор памятника Денис Ридер рассказал, как он создавался: «Поначалу были попытки создать собирательный образ водителя. Но получалось слишком просто и невыразительно. Тогда решили идти четко за стихами Городницкого. Главным героем стал мальчик, спасенный из Ленинграда по Дороге жизни. Он смотрит в открытую дверь автомобиля. И в просвет виден сохранившийся до наших дней и ныне возрожденный храм Святого Николая Чудотворца, который в войну был ориентиром для следовавших в Кобону автомобильных колонн. Моя мама Раиса Яковлевна — одна из многих ленинградцев, кто ребенком вырвался по Дороге жизни из блокады. Благодаря подвигу водителей она и сегодня с нами и гордится, что я участвую в создании этого памятника».

Памятный знак соединяет в себе три символа: легендарную полуторку, вывезенного из кольца блокады ребенка, с надеждой смотрящего в будущее сквозь распахнутую дверцу автомобиля, и тетради, в которой много лет спустя будут написаны строки, посвященные неизвестному водителю. Памятник представляет собой то, что видел и маленький Саша, и другие эвакуируемые, когда спускался на землю в Кобоне: распахнутые дверцы машины, усталого водителя и белый силуэт церкви (в ней располагался эвакопункт), в которой их ждали теплая еда и питьё, заботливые врачи. Установка памятника — совместный проект Музейного агентства Ленинградской области и Фонда Александра Городницкого. Идею воплотил в жизнь скульптор Александр Таратынов. На Памятнике высечены строки, которые написал Александр Городницкий, вспоминая своё детство.

 

Стихи неизвестному водителю

Водитель, который меня через Ладогу вез,

Его разглядеть не сумел я, из кузова глядя.

Он был неприметен, как сотни других в Ленинграде, —

Ушанка да ватник, что намертво к телу прирос.

 

Водитель, который меня через Ладогу вез,

С другими детьми, истощавшими за зиму эту.

На память о нем ни одной не осталось приметы, —

Высок или нет он, курчав или светловолос.

 

Связать не могу я обрывки из тех кинолент,

Что в память вместило мое восьмилетнее сердце.

Лишенный тепла, на ветру задубевший брезент,

Трехтонки поношенной настежь раскрытая дверца.

 

Глухими ударами била в колеса вода,

Гремели разрывы, калеча усталые уши.

Вращая баранку, он правил упорно туда,

Где старая церковь белела на краешке суши.

 

Он в братской могиле лежит, заметенный пургой,

В других растворив своей жизни недолгой остаток.

Ему говорю я: «Спасибо тебе, дорогой,

За то, что вчера разменял я девятый десяток».

 

Сдержать не могу я непрошеных старческих слез,

Лишь только заслышу капели весенние трели,

Водитель, который меня через Ладогу вез,

Что долгую жизнь подарил мне в далеком апреле.

А. Городницкий

 

Памятник неизвестному водителю

Стоит полуторка на камне,

Пуста шофёрская кабина.

Она видна издалека мне

В посёлке ладожском Кобона.

 

В её проёме — шпиль собора,

И век иной, и жизнь иная,

И мальчик бронзовый собою

Кого-то мне напоминает.

 

Сюда попав, зимой и летом,

Водителя не зная имя,

Перед полуторкою этой,

Мы помолчим и шапки снимем.

 

И вспомним снова мы, как в зимы,

Когда душила всех блокада,

Они по льду нас вывозили,

Детей голодных Ленинграда.

 

Забыть не позволяет совесть

Далёкий день в апрельской хмари.

Машины шли в воде по пояс,

А лёд был тонок и коварен.

 

И, в громыхании орудий,

Подать не успевая вести,

Машины эти словно люди,

Тонули с шоферами вместе.

 

О них, безвестных, вспоминая,

Своё мы оставляем сердце,

Там, где полуторка пустая

Стоит с распахнутою дверцей.

А. Городницкий

 

Мемориальный комплекс Героям Ладоги на пересечении автодороги А122 (Войбокало — Кобона) и Петрозаводского шоссе в 71 километре от КАД возле деревни Дусьево. Установлен в 1974 году, архитектор А. Д. Левенков, художник В. В. Фоменко. Инженеры Т. А. Мураневич и Ю. Маков. Входит в число памятников «Зелёного пояса Славы Ленинграда».


Памятник «полуторке» установлен не только во Всеволожске, но и в поселке Дусьево. Памятник «Легендарная полуторка» у деревни Дусьево входит в комплекс сооружений «Героям Ладоги». Установленный в 1974 году, монумент посвящён памяти всех погибших шоферов, обслуживавших Дорогу жизни.

Стела «Войбокало» на станции Войбокало, посвящённая Дороге жизни (1975 г.; арх. С. С. Натонин)  35-километровая железнодорожная ветка, по которой из Кобоны эвакуированных везли вглубь страны, смыкалась с основной дорогой недалеко от станции Войбокало. Сейчас Войбокало – обычная рабочая станция на железной дороге, идущей из Петербурга в сторону Вологды и Мурманска, и лишь небольшой памятник напоминает о том, что когда-то это был важный железнодорожный узел, на котором заканчивалась Дорога жизни.

На берегу Финского залива у Малой Ижоры: памятник, посвящённый Малой Дороге жизни.


 

* * *

Есть памятник «Дорога жизни»,

Где плещут волны Ладоги седой,

Война три года здесь справляла тризну,

Но выстоял мой город над Невой.

Б. Алёшин

 

Памятник-автомашина ЗиС-5 в посёлке Подборовье Бокситогорского района с мемориальной табличкой «Здесь начиналась Дорога Жизни. Ноябрь—декабрь 1941» (1968 г.)

Дорога Жизни

Она — как легенда, как песня, как знамя,

У этой дороги не будет конца —

Она навсегда пролегла через память,

Навеки прошла через наши сердца…

 

Герои, опаленные войною,

Построили под грохот канонад

Дорогу Жизни, что со всей страною

Соединила гордый Ленинград.

Н. Кутов


Читайте о Блокаде Ленинграда в нашем блоге:

75 стихотворений о блокаде Ленинграда

175 стихотворений о детях блокады

Память о блокаде: 50 стихотворений

Поэзия блокадного Ленинграда: «Я говорю с тобой под свист снарядов»... 

Поэтическая летопись Блокады Ленинграда Юрия Воронова

Юрий Воронов: «Мы вышли из блокадных дней…»: О поэте

Дорога Жизни блокадного Ленинграда: 90 стихотворений и песни

90 песен о блокаде Ленинграда 

12 песен о детях блокады

27 художественных фильмов о блокаде и обороне Ленинграда

Блокада в книгах для детей и подростков

Блокада Ленинграда: Книги

Первый день блокады: 10 стихотворений

20 стихотворений о прорыве блокады Ленинграда

18 января День прорыва блокады Ленинграда

18 января прорыв блокады Ленинграда

День снятия блокады Ленинграда Воспоминания ленинградской девочки

И грянул салют над Невою. 70 лет полного снятия блокады Ленинграда  Стихи о снятии блокады Ленинграда

День памяти блокады Ленинграда.

Память о блокаде в камне и в стихах. Часть 1 Кладбища и парки

Мемориалы, посвящённые блокаде Ленинграда. Часть 2 Монументы и памятные места

Мемориалы, посвящённые блокаде Ленинграда. Часть 3 Памятники защитникам и жителям города, детям и животным

40 стихотворений о Пискаревском кладбище

Таня Савичева – девочка-символ

Муза Блокадного Ленинграда Ольга Берггольц

«Дыша одним дыханьем с Ленинградом, я не геройствовала, а жила»: поэмы «Февральский дневник» и «Ленинградская поэма» Ольги Берггольц

«Блокадная Мадонна» Ольга Берггольц

Мое открытие Ольги Берггольц

Михаил Дудин: «Меня поэтом сделала война» Поэма «Песня Вороньей Горе», стихи

Вера Инбер: «Когда нам как следует плохо, мы хорошие пишем стихи…» Поэма «Пулковский меридиан», стихи

Елена Верейская и «Три девочки»

Вадим Шефнер: «Жизнь не кончается там, где кончается…»

Стихи Вадима Шефнера о войне и Ленинграде

Александр Прокофьев Стихи о Ленинграде

Вольту Суслову – 90 лет Стихи о блокаде

Николай Тихонов «Но умереть мне будет мало, как будет мало только жить…»  Из «Ленинградских рассказов». В железных ночах Ленинграда...; стихи

Анатолий Чепуров: "Давайте поклоняться доброте"  Стихи о блокаде

К юбилею Всеволода Рождественского «Я жажду утолять привык родною речью…» Стихи «Пулковские высоты», «Белая ночь (Волховский фронт)»

«Как это было! Как совпало – Война, беда, мечта и юность!..» История любви Любови и Льва Жаковых, пронесённая через блокаду.

Простить и помнить. Что сказал немцам в рейхстаге лейтенант Гранин

Вспоминая блокаду Ленинграда

Блокада Ленинграда: две даты – один юбилей

Освобожденный от блокады Ленинград

Санкт-Петербург – Петроград – Ленинград - Санкт-Петербург - 310 лет

15 баллад о войне

День петербургских кошек и котов. Кошки в дни войны

Кошки и война: 10 стихов 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...