четверг, 18 ноября 2021 г.

Творец наук российских Михаил Васильевич Ломоносов

К 310-летию М. В. Ломоносова

 «…Ломоносов так же вот с рыбарями ехал,
 однако из него вышел человек на всю Европу…»

А.П.Чехов «Степь»

 


Жизнь Михаила Васильевича Ломоносова – выдающегося русского ученого, первого русского академика, энциклопедиста, географа, астронома, физика и химика, приборостроителя, металлурга, геолога, поэта, реформатора русского языка, художника и историка, имя которого носит лучший российский вуз: Московский государственный университет – один из лучших примеров того, как человек через образование меняет свою судьбу и судьбу всего общества.

Время рождения Михаила Васильевича Ломоносова принято относить к 19 (8 по ст. стилю) ноября 1711 года, хотя подлинной записи в церковных книгах не сохранилось, поэтому год рождения Ломоносова устанавливался от 1709 до 1715 года. Местом рождения Ломоносова была деревня Мишанинская Куростровской волости Холмогорского уезда.


О раннем детстве Ломоносова нет достоверных сведений. Обычно в поморских семьях детей воспитывали с большой суровостью. Молчаливое послушание и подчинение воле родителей было непреложным законом. Однако это суровое и подчас жестокое воспитание вовсе не развивало «рабского духа». Почтение к старшим уживалось с упрямством и своеволием, истовое поведение в доме – с удалью и озорством на улице. Уже в раннем детстве Ломоносов многому научился у природы. Он знал повадки зверя и птицы, держал в руках сильную трепещущую рыбу, наблюдал цветение трав и таинственную жизнь леса. По словам первой Академической биографии Ломоносова, отец «начал брать его от десяти до шестнадцатилетнего возраста с собою каждое лето и каждую осень на рыбные ловли в Белое и Северное моря». Путь от Холмогор до промыслового становища иногда занимал больше месяца. Впоследствии в своем сочинении «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским Океаном в Восточную Индию» Ломоносов ссылается на свой юношеский поморский опыт. В первый свой поход на Мурман Михайло мало чем отличался от своих сверстников, приходивших с промысловыми артелями. Он присматривался к жизни становища, пособлял чем мог и на досуге предавался обычным ребяческим играм и забавам. Рослый и не погодам смышлёный, он, по-видимому, скоро стал верховодом ребятишек. Плавания с отцом развили в юноше отвагу и неустрашимость, выносливость и находчивость, огромную физическую силу, уверенность в себе и наблюдательность.


На протяжении всей своей жизни Ломоносов сознательно опирался на живой и непосредственный народный опыт, не переставая размышлять о наблюдениях своей юности и привлекать их в свои научные исследования. Постоянное общение с северной природой не только пробуждало пытливость и любознательность молодого помора, но и вызывало удивление перед величием и красотой, подготавливая и развивая способность к художественному видению и восприятию мира. Ломоносов любил суровый Север, ледяной ветер в лицо и непокорное море. Впоследствии он убеждённо доказывал преимущества северной природы, которая бодрит и закаляет человека.

Опасен вихрей бег, но тишина страшнее,

Что портит в жилах кровь свирепых ядов злее;

Лишает долгий зной здоровья и ума,

А стужа в Севере ничтожит вред сама.

Но не только общение с величественной и разнообразной природой Севера пробуждало пытливость молодого помора и развивало его ум. Русский север был полон исторических воспоминаний. Нигде в тогдашней России, в крестьянской среде не было так развито здоровое национальное чувство собственного достоинства, приверженность к своему историческому прошлому и гордость за него. Плавая вдоль берегов Белого моря и в океане, юноша Ломоносов встречался с самыми различными историческими памятниками. Во время плавания они с отцом часто заходили на Соловецкие острова, по-видимому, они доставляли Соловецкой обители разные припасы, так как своей флотилии у монастыря не было. Основанный в 1436 году Соловецкий монастырь представлял собой огромную вотчину с разбросанными по всему Поморью обширным хозяйством. Соловецкий монастырь был важным форпостом Московского государства на Белом море. В поэме «Пётр Великий» нашли отражение воспоминания юности Ломоносова, как он сам впервые увидел Соловецкий монастырь – «из диких камней град»:

Из каменных бугров воздвигнута стена,

Водами ото всех сторон окружена…

В XVII веке, в период кризиса феодального государства, вызвавшего движение Степана Разина и «раскол», Соловецкий монастырь не принял никоновских реформ и в октябре 1666 года поднял открытый мятеж. До 22 января 1676 года горсточка «старцев» выдерживала осаду правительственных войск, ободряемая и поддерживаемая сочувствием местного населения. Монастырь пал только после того, как перебежчик Феоктист показал ход за его стены через ров у одной из церквей. Расправа была ужасной. Изнуренные долгой осадой «старцы» были выгнаны в жестокую стужу на морскую губу и там заморожены. Все деревья вокруг монастыря были увешаны трупами монахов. После подавления восстания Соловецкий монастырь пришёл в упадок, но скоро оправился. Пётр I оценил хозяйственное и военно-стратегическое значение обители и оказывал ей поддержку. Он дважды посетил Соловецкие острова: впервые в 1694 году, после бури у Унских рогов, и 10 августа 1702 года, когда неожиданно прибыл вместе с царевичем Алексеем на тринадцати кораблях, готовясь к очередному походу. Предания о соловецком бунте и рассказы о посещении Петром Соловков были живы в памяти поморов в ту пору, когда М.В. Ломоносов впервые увидел Соловки.


Появление Петра на Севере всколыхнуло двинскую землю. Поморское крестьянство, в значительной своей массе, радостно встретило Петра. Поморам были близки и понятны его устремления и интересы. Михайло Ломоносов принадлежал к той поморской среде, которая поддерживала Петра в его начинаниях, и на которую Пётр опирался в своей деятельности на Севере.

С промыслов возвращались поздней осенью. Выросший не по годам, крепкий, смелый и живой мальчик Михайло Ломоносов возвращался с промыслов вместе со всеми и всю зиму проводил дома. По местному преданию, возвратившись из первого плавания, Михайло Ломоносов застал родную мать в жестокой горячке, от которой она скончалась через девять дней. Дом помора не мог оставаться без хозяйки, поэтому Василий Ломоносов женился второй раз, но и вторая жена вскоре умерла, через полгода Василий женился в третий раз. Отрочество Михаила проходит среди душевных бурь и конфликтов: смерть матери и две мачехи, появившиеся в доме одна за другой; и если о первой мачехе нет никаких сведений, то вторая мачеха, по признанию самого Ломоносова, находилась с ним в постоянной вражде. Столкновения с мачехой носили ожесточённый характер, причём особенное озлобление вызывала у неё страсть пасынка к книгам, чем она его постоянно попрекала, и старалась восстановить против него отца. Позже Ломоносов признавался, что мачеха «была, может быть, причиною, побудившею оставить дом отца своего и искать себе счастия в других местах». Конечно, причины были более сложны и глубоки – и главной была неудержимая жажда знаний, пробудившаяся у Ломоносова, но и упоминание о лихой мачехе не случайно.


Ломоносов пробивался к науке, начав с простой грамоты, которая тоже далась ему нелегко. Краевед А. Грандилевский уверяет, что мать Ломоносова выучила его ещё шестилетним ребёнком чтению и письму. Однако предположение, что Елена Сивкова была грамотна и даже «обладала начитанностью», маловероятно, так как грамотность женщин в среде северного духовенства, как и среди крестьян, была редким явлением. По документам первой четверти XVIII века, которыми располагал краевед И. М. Сибирцев, во всём Холмогорском уезде упоминаются только две грамотные женщины – дочь архиерейского дьякона Карпа Андреева – Прасковья и жена архиерейского дьякона Даниила Лебедева – Ефросинья. Если принять во внимание, что Михайло до того, как научиться грамоте, неоднократно ходил с отцом на море, то начало обучения его надо отнести к 11-12 годам, когда богатые и разнообразные впечатления, полученные им во время плаваний с отцом, пробудили в нём настойчивое желание учиться грамоте.

Юноша Ломоносов учился у всех, кто мог и хотел его учить. Обучение грамоте означало в те времена и усвоение церковнославянского языка. В академической биографии 1784 года сообщается, что Ломоносов учился читать и писать у местного священнослужителя и через два года стал лучшим чтецом своей приходской церкви. Но несмотря на видимую близость к церкви и церковным делам, религиозное мировоззрение не подчинило себе Ломоносова. Он обладал живым и беспокойным умом. Церковь не давала ответа на множество теснившихся в его голове вопросов. Мало того, в нём зародилось чувство неудовлетворённости, если не отвращения, к церковной жизни.

Ломоносов пережил у себя на родине сложный душевный кризис, вызванный как складывавшейся семейной обстановкой, так и совершившейся в нём внутренней работой мысли. Внешним выражением этого является сохранившаяся в исповедальных книгах запись, что «Василий Дорофеев Ломоносов и жена его Ирина» явились, как и полагается, к исповеди и причастию, а «сын их Михайло» не сделал этого «по нерадению». Факт этот весьма серьёзен при том значении, какое имел этот обряд в крестьянской среде и какое придавалось ему государственной властью. Правительство зорко следило за исполнением этого обряда. Явка к исповеди была одним из главных способов обнаружения тайных старообрядцев. Поэтому вряд ли какая иная причина, кроме своеобразного бунта, могла вызвать неявку молодого Ломоносова к исповеди, да и сама отметка «по нерадению» (а не по отлучке, болезни и т. д.) на это указывает. Молодой Ломоносов проявил в этом свою мятежную и непокорную натуру. Неизвестно точно, как сложились отношения Ломоносова со старообрядцами, однако несомненно, что он получил возможность глубоко заглянуть в их быт и своеобразную культуру.

В пору своей зрелости Ломоносов пишет злую сатиру «Гимн бороде», в которой ставит на одну доску старообрядцев и православное духовенство. Ломоносов осуждает и высмеивает суеверов, которые готовы сжечь себя ради «двуперстия» или ношения бороды, но он также видит, к чему приводят правительственные меры преследования этих тёмных и ожесточившихся людей. Когда Ломоносову было 15 лет, произошло самосожжение старообрядцев в Озерецкой волости Важского уезда. Семь семейств с женами и детьми оставили свои дома и ушли в старообрядческую «пустынь» – небольшую часовенку, обнесённую бревенчатым забором. Узнав об этом бегстве, майор Михайло Чернявский предпринял целую военную экспедицию, отправившись в чёрный лес с отрядом солдат. Узнав о приближении отряда, старообрядцы облачились в белые рубахи и, собравшись в часовне, взяли в руки зажжённые свечи. Солдаты приступом хотели взять часовню, но предводитель старообрядцев успел поджечь её. Солдаты успели вытащить из огня одну старуху, да ещё один старообрядец успел выползти. Остальные все сгорели. По расследованию дела Синод был вынужден послать в Сенат «ведение» с просьбой «оному майору и иным светским командирам такие непорядочные поступки воспретить, ибо по всему видно, что оные раскольники предали себя сожжению, видя от него, майора, страх». О подобных происшествиях Ломоносов в пору своей юности был очень много наслышан и с отвращением осуждал мрачное изуверство властей. А тёмному и злобному осуждению петровских реформ, исходившему от старообрядцев, Ломоносов предпочитал восхищение и идеализацию Петра, бытовавшие среди народа. Образ Петра начал складываться у Ломоносова ещё в пору юности, пробужденной гулом и шумом нового времени. Это новое время звало его и несло ему знания, которые больше всего отвечали его интересам и стремлениям. В поле зрения Ломоносова попадались и рукописные поморские книги, и печатные издания петровского времени, и народное летописание.

Решение Ломоносова уйти из дома, чтобы получить образование в Москве, созрело в нём не сразу. Чем шире становился умственный горизонт Ломоносова, чем больше он всего видел и узнавал, тем безотраднее казалась ему окружающая жизнь и беспокойнее становилось на сердце. Дома ему скоро житья не стало. Его страсть к книгам вызвала озлобление его мачехи, которая постоянно его попрекала. Именно из-за неё Ломоносов в зажиточном и хлебосольном доме терпел холод и голод. Жизнь в родном доме становилась для Ломоносова невыносимой. Домашние конфликты буквально выталкивали Ломоносова из дому. Однако он не просто собирался бежать без оглядки от попрёков и унижений. Он не бросился очертя голову в неведомый и заманчивый мир, как ни сильно влекло его к нему. Он ждал и раздумывал. Случай этот представился ему в конце 1730 года. Ломоносов задумал уйти ночью с караваном мороженой рыбы, направлявшимся в Москву. Вся обстановка, сопровождавшая уход Ломоносова из дома, указывает на то, что он совершил это без ведома отца или даже против его воли. Неизвестно, какие внешние препятствия и внутренние колебания пришлось преодолеть Ломоносову. Как бы заранее ни был им продуман план такого дела, самый последний шаг приходит как внезапность, как последнее бесповоротное решение. По-видимому, Ломоносов отправился в Москву в ближайшие дни после получения паспорта. Зимняя дорога была долгой и нелегкой. По словам Академической биографии 1784 года, путь к Москве занял у него три недели.



Ломоносову было тридцать лет, когда он возвратился на родину. Это был зрелый, вполне сложившийся, стойкий и мужественный человек, сознававший свои силы и призвание. Личность и мировоззрение Ломоносова формировались среди бесчисленных противоречий, больших и малых, толкавших на размышление и приводивших к глубоким внутренним и внешним конфликтам. И чем дальше он продвигался в жизни, тем больше росли и углублялись противоречия, тем серьёзней становились возникавшие перед ним вопросы, толкая его ищущую, беспокойную мысль на новые поиски. Упрямый помор пошёл в далёкую Москву, чтобы овладеть наукой. Великий сын русского народа Ломоносов стал провозвестником новой науки, открывшим для него новые пути. Его страстный порыв и движение вперёд как бы олицетворяли скрытую потенциальную энергию русского народа, пробивавшегося сквозь все исторические препятствия к светлому будущему.

 

Для дальнейшего ознакомления с жизнью и творчеством этого неординарного человека библиотека № 32 им. М. Горького предлагает книги:

Вавилов, С. И. Михаил Васильевич Ломоносов [Текст] / С.И. Вавилов. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1961. – 148 с.

Кузнецов, Б. Г. Творческий путь Ломоносова [Текст] / Б.Г. Кузнецов. – М.: Изд-во Академии наук СССР. – 1961. – 376 с.

Лебедев, Е. Н. Ломоносов [Текст] / Е. Н. Лебедев. – М.: Мол. гвардия, 1990. – 608 с. – (Жизнь замечательных людей).

Литинецкий, И. Б. М. В. Ломоносов – основоположник отечественного приборостроения [Текст] / И. Б. Литинецкий. – М.: Государственное издательство технико-теоретической литературы. – 160 с.

Морозов, А. А. Ломоносов [Текст] / А. А. Морозов. – М.: Мол. гвардия, 1965. – 576 с. – (Жизнь замечательных людей).

Морозов, А. А. М. В. Ломоносов. Путь к зрелости [Текст] / А. А. Морозов. – М.: Изд-во Академии наук СССР. – 1962. – 488 с.

Уткина, Н. Ф. Михаил Васильевич Ломоносов : к 275-летию со дня рождения [Текст] / Н. Ф. Уткина. – М.: Мысль. – 1986. – 224 с.

 

Читайте также

Гении науки – творцы искусства: М.В. Ломоносов и др.

 

Ирина Удовицкая, библиотека №32 им.М.Горького

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...