четверг, 25 ноября 2021 г.

Елизавета Петровна: веселая царица на русском троне

Она появилась на свет под гром возвестивших о русской победе пушек. Фейерверки в ту ночь вспыхивали в московском небе и в честь наследницы, и во славу добывших победу военных. Петр Великий в ту же ночь назвал свою новорожденную дочь давно полюбившимся ему именем – Елизавета. Алексей Константинович Толстой в своей шутливой истории определил её царствование в четырех строчках: «Веселая царица была Елисавет: поет и веселится, порядка только нет». Но это не более чем юмористическое преувеличение. Сегодня исполняется 280 лет со дня начала правления императрицы Елизаветы и цикл «История в лицах» подготовил рассказ о ней.

Елизавета Петровна родилась в селе Коломенском 18 декабря 1709 года, до заключения официального брака её родителей – Петра I и Екатерины Алексеевны. В день рождения Елизаветы Петр Великий возвращался в Москву, ему довелось победить шведского короля Карла XII в Полтавской битве. При вступлении в столицу Императора известили о рождении дочери, он воскликнул: «Господь послал нам двойную радость! Отложим празднество о победе и поспешим поздравить с восшествием в мир мою дочь!» В Успенском соборе отслужено было благодарственное молебствие, прослушав его, царь отправился в село Коломенское, где находилось его семейство. Он нашел Екатерину и новорожденного младенца здоровыми и на радостях устроил пир.

Елизавета Петровна в детстве

Детство дочери Елизаветы прошло в Москве и Петербурге, где её воспитывали вместе со старшей сестрой Анной. Родителей они почти не видели. Петр всё время был в разъездах, а его супруга, мать Елизаветы – Екатерина, его сопровождала. Девочек воспитывала сестра Петра, царевна Наталья Алексеевна. Анна и Елизавета перестали быть бастардами лишь в 1712 году, когда Петр венчался с Екатериной. Фундаментального образования у Елизаветы не было. Грамоту она начала изучать в два-три года, также обучалась французскому языку, этике, музыке и основам истории. Характер будущей императрицы с детства не изменился, она была веселой, добродушной и одновременно капризной и вспыльчивой. Больше всего на свете любила светские развлечения: балы, танцы, охоту и маскарады.

Елизавета Петровна и Анна Петровна

В возрасте четырнадцати лет Елизавету объявили совершеннолетней, а это значит, что пора вступать в брак. По мнению Петра, Елизавета должна была выйти замуж за Людовика XV, он хотел, чтобы его дочь стала французской королевой. По мнению матери, Екатерины Алексеевны, мужем Екатерины должен был стать принц Карл-Август Голштински. На руку Елизаветы претендовали также бранденбургский курфюрст Карл, иранский Надир-шах и даже сводный племянник Петр Алексеевич, будущий император Петр II. Однако, все попытки просватать молодую цесаревну остались неосуществленными.

Луи Каравак. Портрет Елизаветы Петровны в юности

Смерть матери и отца вводят коррективы в её жизнь. После смерти матушки и несостоявшегося очередного жениха вопрос с замужеством Елизаветы затих. Она заняла видное место при дворе племянника, императора Петра II. При дворе поговаривали о её «нежных» отношениях с 13-летним правителем, которого она сама была старше на пять лет. Впрочем, это не более чем слухи. Когда на престол восходит её двоюродная сестра Анна Иоанновна, Елизавету отправляют в Александровскую слободу. Теперь до неё никому не было дела, а само положение Елизаветы Петровны оказалось крайне шатким.

В эпоху царствования Анны Иоанновны Елизавета жила совершенно отчужденной от политических дел, но, между тем, у неё уже был большая партия. Правда, знатные вельможи не слишком её уважали и считали незаконной дочерью Петра, ведь она родилась до брака с Екатериной. Но многие гвардейские офицеры не смотрели на это, они видели в ней плоть и кровь Петра Великого и хотели возвести на престол Елизавету, устранив Анну Иоанновну.

Анна Иоанновна умерла в октябре 1740 года. Правителем стал мальчик Иван VI, которому было два месяца от роду. Сначала регентом при нём стал Бирон, который не планировал отдалять Елизавету от двора. Но меньше чем через месяц Анна Леопольдовна, мать Ивана VI, при поддержке военных его свергла. Слова «монастырь» и «убийство» нависли над головой Елизаветы как жёсткий приговор.

Г. К. Преннер «Конный портрет императрицы со свитой»

Тогда Елизавета и решила действовать. Подготовка к перевороту шла почти год. Кроме того, приятная и улыбчивая Елизавета никого не оставляла равнодушным, умея, как писали современники, расположить к себе одной улыбкой. Она крестила гренадерских детей, запросто могла выпить с солдатами, дарила им деньги. Пофлиртовать девушка тоже не отказывалась. Итог такого женского расчёта наблюдал российский генерал-фельдмаршал Бурхард Миних, который приехал в Александровскую слободу, где тогда жила Елизавета, поздравить её с наступающим Новым годом. «Был чрезвычайно встревожен, когда увидел, что сени, лестница и передняя наполнены сплошь гвардейскими солдатами, фамильярно величавшими принцессу своей кумой», — приводил позже его слова французский дипломат Жак-Иоахим Тротти Шетарди. Поэтому, когда вскоре кума заявила, что находится в беде, гренадеры встали за неё горой. Ещё бы! Приехавшие «бусурмане» занимают трон русский, а дочь Петрову могут убить!

В ночь перед переворотом Елизавета с Шуваловым, Воронцовым, Разумовским, Лестоком и Салтыковым подъехали к казармам Преображенского полка. Тридцать гренадеров, знавших заранее о заговоре, бросились в казармы скликать товарищей именем Елизаветы. Будущая императрица, вступив к ним из саней произнесла: «Знаете ли, чья я дочь? Меня хотят выдать насильно замуж или постричь в монастырь! Хотите ли идти за мною?», долго ответа ждать не пришлось: «Готовы, матушка! Всех их перебьем!». Во главе отряда из трехсот гвардейцев Елизавета двинулась по Невскому к Зимнему дворцу. По дороге солдаты небольшими группами отделялись от основного отряда и арестовывали важнейших правительственных деятелей.

На последнем участке пути, чтобы не поднимать лишнего шума, Елизавета вышла из саней и пошла пешком ко дворцу. Солдаты шли быстро, цесаревна стала отставать. Тогда гвардейцы посадили её на плечи и внесли в Зимний дворец. Солдаты дворцовой охраны сразу присоединились к заговорщикам.

Е. Лансере Преображенцы провозглашают императрицей Елизавету Петровну

По одним данным Елизавета вошла во внутренние покои дворца, прямо в спальню и громко сказала: «Сестрица, пора вставать!». По другим данным Елизавета сама не входила в комнату, а послала гренадеров, те разбудили правительницу и её супруга, потом вошли в комнату малолетнего императора. Он спал в колыбельке. Гренадеры остановились перед ним, потому что цесаревна приказала не будить его. Вскоре ребенок проснулся сам, кормилица принесла его в караульную. Елизавета Петровна взяла младенца на руки и сказала ему: «Бедное дитя! Ты ни в чем не винно; виноваты родители твои!»

К утру был готов манифест о восшествии на престол. Присягнули гвардия и чиновники, и под приветственные крики гвардейцев и залпы салюта с бастионов началось новое царствование. 

Б. Чориков. «Восшествие на престол Елизаветы Петровны»

Свергнутого младенца-императора Ивана VI и его родителей Анну Леопольдовну и Антона Ульриха отправили сначала в Ригу, чтобы выслать за границу, потом задержали и посадили в Дюнамюндскую крепость. В июне 1744 года Елизавета приказала отделить Ивана от остальных узников и перевезти их всех на Соловки. До Соловков ссыльные не добрались, им было разрешено остаться на в Холмогорах. Больше родители никогда не видели своего сына. В 1756 году бывшего императора таинственно перевезут в Шлиссельбург, где он погибнет в 1764 году, когда авантюрист-одиночка Мирович попытается освободить его. Императрица Елизавета сделала всё, чтобы уничтожить память о свергнутом ею Иване VI. Из обращения изымались монеты с его изображением, манифесты, выпускающиеся от его имени, сжигались, деловые бумаги с упоминанием его имени передавались на строгое хранение в Сенат или же опечатывались. Императрица всю свою жизнь будет боятся заговора против неё.

До конца 1742 Елизавета и её окружение оставались в Москве. 7 ноября того же года императрица выбрала наследника престола – герцога Голштинского, который к тому времени уже успел креститься в православную веру под именем Петра Федоровича. Он получил титул «великого князя, его императорского высочества». На церковных службах его следовало поминать сразу после императрицы как «наследника ее, внука Петра Первого, благоверного государя великого князя Петра Федоровича».

При Елизавете в Петербурге в большом количестве стали появляться европейские ученые, высококвалифицированные инженеры, музыканты, художники и военные профессионалы, внесшие большой вклад в европеизацию русской культуры. Вместе с тем Елизавета была необыкновенно набожной. Она постоянно заботилась о повышении престижа православной церкви и щедро жертвовала на храмы и монастыри. Епископы и архимандриты крупнейших монастырей в елизаветинское время, не стесняясь, стали носить рясы из дорогих тканей, шелковые чулки, кресты и панагии из ценных металлов с бриллиантами и морским жемчугом.

Больше всего императрица любила проводить балы и встречи и маскарады. Двор утопал в роскоши. Огромные деньги из казны тратились на украшения дворцов. Сама Елизавета Петровна была хороша собой. Нарядами и прической она умела подчеркивать свои достоинства. Одинаково хорошо она выглядела в женственном платье и в мужском костюме, в который любила одеваться на охоту или тематические маскарады. Ее будущая невестка Екатерина (позже императрица Екатерина II) так описывала впечатление, которое произвела на нее встреча с Елизаветой: «Поистине нельзя было тогда видеть в первый раз и не поразиться ее красотой и величественной осанкой. Это была женщина высокого роста, хотя полная, но ничуть от этого не терявшая и не испытывавшая ни малейшего стеснения во всех своих движениях; голова была также очень красивая… Хотелось бы все смотреть, не сводя с нее глаз, и только с сожалением их можно было оторвать от нее, так как не находилось никакого предмета, который бы с ней сравнился».

Е. Е. Лансере Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе

Погоня за красотой и модой нередко заставляла императрицу выходить из себя. Один из французских посланников писал, что императрица имела обыкновение зачесывать назад свои роскошные волосы и скреплять прическу розовыми лентами с развевающимися концами и бриллиантами. Фавье отмечает, что этот убор заменял Елизавете царский венец или диадему, и она зорко следила за тем, чтобы никто из придворных дам не смел носить на голове нечто подобное. В то же время невестка Елизаветы, будущая императрица Екатерина II, в своих «Записках» неоднократно упоминает о том, что когда одна из придворных фрейлин выходила замуж, государыня сама убирала ей прическу бриллиантами из личной коллекции, не скупясь на украшения. Однажды императрица заболела и не могла оказать такую честь невесте – придворной даме. Тогда она приказала сделать это за нее Екатерине.

Как у одной из самых модных и красивых женщин двора, у Елизаветы была целая толпа фаворитов. Императрица умела вести себя с мужчинами. Фавориты дарили ей свою любовь и молодость, и она с радостью всё принимала. Елизавета Петровна сама добровольно отказалась от идеи заключить брак, хотя список претендентов на ее руку, один за другим появлявшихся в течение ее жизни, довольно длинен и представителен.

Елизавета Петровна и ее фавориты

Елизавета выполнила главную цель своего правления – вернула престол ветви Петра Великого. Но дальше перед ней возникла ещё более сложная цель – обеспечить преемственность власти внутри семьи. Выше уже сказано, что наследником стал Петр Федорович, теперь Елизавете нужно было выгодно заключить для него династический брак и позаботиться о рождении наследников. Елизавета выбрала Софию (будущую Екатерину II) умом и сердцем. 28 июня 1744 года принцесса София, немка по рождению, в присутствии императрицы, великого князя и придворных приняла миропомазание от архиепископа Новгородского. Она приняла новое православное имя – Екатерина Алексеевна.

Венчание Петра Федоровича с Екатериной Алексеевной состоялось 21 августа 1745 года в церкви Казанской Божьей Матери в Санкт-Петербурге. Шаферами, державшими над головами молодых брачные венцы, были: у великого князя – родной дядя Екатерины, епископ Любский; у великой княгини – морганатический супруг Елизаветы, обер-егермейстер граф Алексей Разумовский.

Петр Федорович и Екатерина Алексеевна, наследники Елизаветы

После свадьбы Елизавета требовала от Екатерины только рождения наследника. Она всё чаще выходила из себя по этому поводу. Через фрейлин императрица часто намекала Екатерине, что ей пора забеременеть. Желание Елизаветы исполнилось только через 9 лет после свадьбы Петра и Екатерины. У них появился сын и его назвали Павлом. Елизавета сразу же забрала мальчика у родителей и поселила его у себя в покоях. Родителей Павла она не считала нужным оповещать о состоянии ребенка. Выводила из себя Елизавету ещё и то, что Екатерина расцвела на глазах и стала первой красавицей в императорском дворе. Императрица же, хоть и сохранила импозантную внешность, но уже чувствовала приближение старости. Да и здоровье начало подводить.

Первый тревожный звонок прозвучал 8 сентября 1758 года. Императрице было уже сорок восемь лет. Именно тогда императрица первый раз потеряла сознание и придворные поняли, что Елизавета больна. Весь 1761 год императрица чувствовала себя неважно, зимой она слушала доклады советников и приближенных, не вставая с постели. В ноябре у императрицы случился приступ лихорадки, она быстро выздоровела. В декабре Елизавете стало ещё хуже – начался сильный жар, кашель и рвота с кровью. Лечили её традиционным на тот момент методом – кровопусканием. 20 декабря Елизавета чувствовала себя совершенно здоровой, а 22 декабря состояние резко ухудшилось. В десять вечера лекари объявили, что жизнь императрицы в опасности. На следующий день императрица исповедалась, причастилась и соборовалась. К вечеру 24 декабря Елизавете стало так плохо, что она несколько раз вызывала священника читать над ней молитвы. Она промучилась всю ночь и большую часть следящего дня, а 25 декабря императрица скончалась.

Лучшим некрологом Елизавете Петровне могут служить слова, написанные о ней знаменитым русским историком XIX века В. О. Ключевским: «Мирная и беззаботная, она была вынуждена воевать чуть не половину своего царствования, побеждала первого стратега того времени Фридриха Великого, брала Берлин, уложила пропасть солдат на полях Цорндорфа и Кунерсдорфа; но с правления царевны Софьи никогда на Руси не жилось так легко, и ни одно царствование до 1762 г. не оставляло по себе такого приятного воспоминания. При двух больших коалиционных войнах, изнурявших Западную Европу, казалось, Елизавета со своей 300-тысячной армией могла стать вершительницей европейских судеб; карта Европы лежала перед ней в ее распоряжении, но она так редко на нее заглядывала, что до конца жизни была уверена в возможности проехать в Англию сухим путем; и она же основала первый настоящий университет в России — Московский. Ленивая и капризная, пугавшаяся всякой серьезной мысли, питавшая отвращение ко всякому деловому занятию, Елизавета не могла войти в сложные международные отношения тогдашней Европы и понять дипломатические хитросплетения своего канцлера Бестужева-Рюмина. <…> При всем том в ней, не как в ее курляндской предшественнице, где-то там глубоко под толстой корой предрассудков, дурных привычек и испорченных вкусов еще жил человек, порой прорывавшийся наружу то в обете перед захватом престола никого не казнить смертью и в осуществившем этот обет указе 17 мая 1744 г., фактически отменившем смертную казнь в России, то в неутверждении свирепой уголовной части Уложения, составленной в Комиссии 1754 г. и уже одобренной Сенатом, с изысканными видами смертной казни… Елизавета была умная и добрая, но беспорядочная и своенравная русская барыня XVIII в., которую по русскому обычаю многие бранили при жизни и тоже по русскому обычаю все оплакали по смерти». (Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций. Лекция 73)

Историк С. Соловьев о достижениях Елизаветы: «Россия пришла в себя. На высших местах управления снова явились русские люди, и когда на место второстепенное назначали иностранца, то Елисавета спрашивала: разве нет русского? Иностранца можно назначить только тогда, когда нет способного русского. Народная деятельность распеленывается уничтожением внутренних таможен; банки являются на помощь землевладельцу и купцу; на востоке начинается сильная разработка рудных богатств; торговля с Среднею Азиею принимает обширные размеры…; учреждается генеральное межевание; вопрос о монастырском землевладении приготовлен к решению в тесной связи с благотворительными учреждениями; народ, пришедший в себя, начинает говорить от себя и про себя, и является литература, является язык, достойный говорящего о себе народа, являются писатели, которые остаются жить в памяти и мысли потомства, является народный театр, журнал, в старой Москве основывается университет. Человек, гибнущий прежде под топором палача, становится полезным работником в стране, которая более, чем какая-либо другая, нуждалась в рабочей силе; пытка заботливо отстраняется при первой возможности, и таким образом на практике приготовляется ее уничтожение; для будущего времени приготовляется новое поколение…, приготовляется целый ряд деятелей, которые сделают знаменитым царствование Екатерины II». (Соловьев С. История России с древнейших времен).

Интересная ситуация сложилась в императорском доме после смерти Елизаветы. Императрица шла к власти с намерением восстановить национальную монархию, вырвать её из рук «чужаков», потомков царя Ивана Алексеевича. Но преемники императрицы совсем не были русскими. Это было одной из причин того, что люди были в растерянности после смерти Елизаветы Петровны. Россия пыталась смириться с чужаками на русском троне.

И все же во времена правления Елизаветы страна вела успешные военные кампании в Европе, выйдя победительницей из Русско-шведской войны 1741–1743 годов и Семилетней войны. При дочери Петра I был основан первый в стране Московский университет, в Петербурге появились Академия художеств и оперный театр, в Царском Селе был выстроен пышный Екатерининский дворец, а в самой столице – Зимний дворец (царица умерла, не дождавшись конца строительства), это было время расцвета русской культуры и науки.

 

Использованные источники:

1.  Анисимов, Е. В. Дворцовые тайны / Евгений Анисимов. – 2-е издание, переработанное. – Москва : Питер, 2008. - 349 с.

2.  Боханов, А. Н. Романовы. Сердечные тайны / А. Н. Боханов. – Москва : АСТ-Пресс книга, 2005. – 387 с.

3.  Коняев, Н. М. Романовы. Расцвет и гибель династии / Н. М. Коняев. – Москва : Вече, 2006. – 318 с.

4.  Маурин, Е. И. Людовик и Елизавета / Е. И. Маурин. – Москва : Армада, 1996. – 715, [2] с.

5.  Скотт, Стаффан. Романовы : биография династии / Стафан Скотт. – Москва : Захаров, 2006. – 313 с.

6.  Сукина, Л. Б. Семейные трагедии Романовых : трудный выбор / Л. Б. Сукина. – Москва : Питер, 2008. – 334 с., [8] л. ил.

 

Ольга Шутова, Центральная библиотека им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...