пятница, 19 ноября 2021 г.

Слово похвальное… или Размышление о Ломоносове

Обзор к 310-летию М.В. Ломоносова

 

«Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенною силою понятия, Ломоносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшею страстию сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец – он все испытал и все проник».

А. С. Пушкин

 

«Ломоносову по необъятности его интересов принадлежит одно из самых видных мест в культурной истории человечества».

С. И. Вавилов

 

«Открылась бездна звезд полна;

Звездам числа нет, бездне дна...»

Пожалуй, это единственные строки Ломоносова, которые остаются в памяти после окончания школы. Слишком рано соприкасаемся мы с творчеством гения, опередившего своё время, и лишь спустя не один десяток лет, начинаем понимать, насколько гениальным был этот человек.

О жизни и деятельности Михаила Васильевича написана не одна сотня книг. 


Только в серии «Жизнь замечательных людей» вышли его биографии, созданные Александром Антоновичем Морозовым, Евгением Николаевичем Лебедевым и Валерием Игоревичем Шубинским. Как и многие другие издания серии, книги о Ломоносове – документально-художественные биографии. Читать их интересно и даже увлекательно. Нужно только учесть, что более поздние издания базируются на самых новых документах.

Морозов А. А. Ломоносов. – Москва: Молодая гвардия, 1965.


Лебедев Е. Н. Ломоносов. – Москва: Молодая гвардия, 1990.


Шубинский В. И. Ломоносов. – Москва: Молодая гвардия, 2010.


 

Составители детской серии «История России» порадовали читателей книгой «Михайло Ломоносов» Сергея Перевезенцева. Не только школьникам, но и взрослому читателю будет приятно взять её в руки: небольшой объём, прекрасное оформление, иллюстрации, созданные Е. Орловым, и очень доступный стиль изложения оставляют самое приятное впечатление.

Перевезенцев С. Михайло Ломоносов. – Москва: Белый город, 2004.


 

Из пятидесяти четырёх лет жизни около тридцати Ломоносов отдал научной деятельности. Круг его интересов настолько обширен, что нашему современнику очень трудно понять, как всё это можно вместить в одну человеческую жизнь. Неоценимую помощь в знакомстве с творчеством русского гения читателю могут оказать научно-популярные издания. Они выходят практически ко всем крупным юбилеям. Так к 250-летию со дня рождения учёного Издательством МГУ был выпущен ряд произведений, посвящённых деятельности Ломоносова в различных отраслях естествознания. Например:

Кононков А. Ф. М. В. Ломоносов как физик / А. Ф. Кононков, Б. И. Спасский. – Москва: Издательство МГУ, 1961.


Гордеев Д. И. М. В. Ломоносов – основоположник геологической науки. – Москва: Издательство МГУ, 1961.


Любознательный читатель найдёт в них и сведения о жизни Ломоносова, и о состоянии рассматриваемой науки в этот период, и о вкладе Михаила Васильевича в конкретную естественнонаучную дисциплину. В том же 1961 году вышел сборник статей и речей академика С. И. Вавилова, в котором можно обнаружить много любопытного. Далеко не каждый знает, что Ломоносов интересовался оптикой и даже был автором ночезрительной трубы, ставшей предметом научных дискуссий. Лишь спустя 150 лет идея воплотилась в создании биноклей ночного видения и оптики зенитных батарей. Сергей Иванович называет Ломоносова «одним из самых передовых оптиков своего времени и, безусловно, первым русским творческим оптотехником».

Вавилов С. И. Михаил Васильевич Ломоносов. – Москва: Академия наук СССР, 1961.


 

Рассказывая о вкладе учёного в самые разные науки, авторы часто пропускают астрономию, а вклад Ломоносова в её развитие неоценим. Михаил Васильевич постоянно заботился о состоянии обсерватории Академии наук, перевёл на русский язык ряд зарубежных исследований по астрономии, был организатором астрономо-геодезических работ, защищал и пропагандировал теорию гелиоцентрической системы мира, он выдвинул идею множественности обитаемых миров. А его суждения о Солнце на столетие опередило науку того времени.

В «Утреннем размышлении о божием величестве» он писал:

Когда бы смертным толь высоко

Возможно было возлететь,

Чтоб к солнцу бренно наше око

Могло, приближившись, воззреть,

Тогда б со всех открылся стран

Горящий вечно Океан.

 

Там огненны валы стремятся

И не находят берегов;

Там вихри пламенны крутятся,

Борющись множество веков;

Там камни, как вода, кипят,

Горящи там дожди шумят.

Лишь в 1860 г. учёные окончательно признали принадлежность хромосферы и протуберанцев Солнцу, а вихревая природа солнечных пятен была высказана в 70-х годах XIX в.

Куликовский П. Г. М. В. Ломоносов – астроном и астрофизик. – Москва: Наука, 1986.


 

Вышедший в серии «Открытия и судьбы: Летопись научно-технической мысли России в лицах и документах» сборник о русском энциклопедисте заслуживает особого внимания, поскольку составители включили в него помимо жизнеописания некоторые труды учёного, воспоминания современников и суждения потомков, а также стихи и отрывки прозы, посвящённые ему.

Михайло Ломоносов: жизнеописание. Избранные труды. Воспоминания современников. Суждения потомков. Стихи и проза о нем / [составители Г. Е. Павлова, А. С.]. – Москва: Современник, 1989.

 

Вот лишь небольшая часть высказываний о Ломоносове, опубликованных в этом сборнике:

 

«Главная заслуга Ломоносова и писателей, следовавших за ним до начала нынешнего века, состояла в том, что они своими произведениями возбуждали охоту к чтению и мало-помалу увеличивали число людей, интересующихся литературой».

(А. С. Пушкин)

«…В Ломоносове нельзя отрицать ни замечательного поэтического таланта, ни великого ума, ни великой души».

(В. Г. Белинский)

«Бесспорных гениев с бесспорным «новым словом» во всей литературе нашей было всего только три: Ломоносов, Пушкин и частично Гоголь».

(Ф. М. Достоевский)

«История Ломоносова повторяется у нас в России каждый день, а между тем Ломоносовы так же редки теперь, как были редки в прошлом столетии».

(Д. И. Писарев)

«Естествознание, сколько мне известно, никогда не пользовалось у нас особым покровительством…, а между тем и первый русский учёный, в европейском смысле этого слова, был Ломоносов – естествоиспытатель».

(Д. И. Менделеев)

«Какое явление природы ни рассматривал Ломоносов, он прямо метил, между прочим, на то, чтобы рассеять народные заблуждения и распространить истинное естественно-научное понятие».

(А. П. Щапов, историк, публицист)

«Очень важно, далее, стремление Ломоносова возможно шире распространять в России просвещение. Он задумал и осуществил совершенно небывалое до того дело: первый из всех русских профессоров стал читать публичные лекции по физике».

(Б. Н Меншуткин, русский химик)

 

Небезынтересно будет просмотреть и статьи в разделе «Ломоносов в мировой культуре». Составители предлагают статью известного французского историка науки Люси Ланжевен «Ломоносов и французская культура XVIII века», отстаивающую роль Ломоносова в развитии науки. Н. В. Соколова написала «Краткий обзор английской литературы XVIII-XIX вв. о М. В. Ломоносове». Японский историк науки Ёсио Имаи предоставил интересную работу «М. В. Ломоносов в японской литературе».

 

Нельзя не коснуться ещё одной грани таланта Михаила Васильевича – его природного чувства цвета. Заинтересовавшись цветными мозаиками итальянских мастеров, Ломоносов изобрел рецептуру цветных непрозрачных стекол (знания химика помогли страсти художника). В результате было организовано производство смальты и склеивающего раствора, в России возродилось искусство мозаики.

Некрасова Е. А. Ломоносов – художник. – Москва: Искусство, 1988.


Более четверти века искусствовед Е. А. Некрасова изучала художественное наследие этого талантливого человека. В книге подробно рассказано о работе ломоносовской мастерской. Всего было создано сорок работ, но до наших дней сохранилось только двадцать. «Полтавская баталия», созданная Ломоносовым с семью помощниками почти за два года, и сейчас украшает парадную лестницу Академии наук в Санкт-Петербурге. Мозаики выкладывались по эскизам художников. Плодотворно сотрудничал мастер с молодым Рокотовым. По его живописным работам были созданы портреты князя Петра Фёдоровича, П. И. Шувалова, Г. Г. Орлова, Екатерины II и другие. Мечтой Ломоносова было создание монументальной работы, посвящённой Петру I, но ей не суждено было сбыться.

Пётр I. Мозаика собственноручного набора Ломоносова

Мы познакомились с книгами, посвящёнными самым разным направлениям деятельности нашего героя, но почти не коснулись его роли в развитии русского языка и литературы. Раскрыть этот аспект можно, углубившись в исследование

Западов А. В. Отец русской поэзии: о творчестве Ломоносова. – Москва: Советский писатель, 1961.


Что можно сказать об этой книге? Серьёзное и глубокое исследование в научной работе может очень помочь.

«Ну а где же сам Михаил Васильевич, где его произведения?» – спросит меня любознательный читатель.

Его поэзия и проза довольно часто издавались в разные годы. Вот лишь несколько изданий:

Ломоносов М. В. Собрание сочинений Михаила Васильевича Ломоносова: [Ч. 1-3]. – Санкт-Петербург: Императорская Российская Академия, 1840.

Ломоносов, М. В. Сочинения. – Москва; Ленинград: Художественная литература, 1961.

Ломоносов М. В. Избранная проза. – Москва: Советская Россия, 1980.

Ломоносов М. В. Стихотворения. – Москва: Советская Россия, 1984.

 

Все книги, о которых рассказано в обзоре, можно найти в фондах Центральной библиотеки им. А. С. Пушкина Г. Челябинска.

 

Ценителям поэзии XYIII века дополнительно предлагаю небольшую подборку стихотворений Ломоносова.

 

Науки юношей питают

(Отрывок из оды)

 

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастной случай берегут;

В домашних трудностях утеха

И в дальних странствах не помеха.

Науки пользуют везде,

Среди народов и в пустыне,

В градском шуму и наедине,

В покое сладки и в труде.

 

Вечернее размышление о Божием величестве

при случае великого северного сияния

 

Лице свое скрывает день:

Поля покрыла мрачна ночь;

Взошла на горы чорна тень;

Лучи от нас склонились прочь;

Открылась бездна, звезд полна;

Звездам числа нет, бездне дна.

 

Песчинка как в морских волнах,

Как мала искра в вечном льде,

Как в сильном вихре тонкой прах,

В свирепом как перо огне,

Так я, в сей бездне углублен,

Теряюсь, мысльми утомлен!

 

Уста премудрых нам гласят:

Там разных множество светов;

Несчетны солнца там горят,

Народы там и круг веков:

Для общей славы Божества

Там равна сила естества.

 

Но где ж, натура, твой закон?

С полночных стран встает заря!

Не солнце ль ставит там свой трон?

Не льдисты ль мещут огнь моря?

Се хладный пламень нас покрыл!

Се в ночь на землю день вступил!

 

О вы, которых быстрый зрак

Пронзает в книгу вечных прав,

Которым малый вещи знак

Являет естества устав,

Вы знаете пути планет;

Скажите, что наш ум мятет?

 

Что зыблет ясный ночью луч?

Что тонкий пламень в твердь разит?

Как молния без грозных туч

Стремится от земли в зенит?

Как может быть, чтоб мерзлый пар

Среди зимы рождал пожар?

 

Там спорит жирна мгла с водой;

Иль солнечны лучи блестят,

Склонясь сквозь воздух к нам густой;

Иль тучных гор верхи горят;

Иль в море дуть престал зефир,

И гладки волны бьют в эфир.

 

Сомнений полон ваш ответ

О том, что окрест ближних мест.

Скажите ж, коль пространен свет?

И что малейших дале звезд?

Несведом тварей вам конец?

Кто ж знает, коль велик Творец?

 

***

Случились вместе два Астронома в пиру

И спорили весьма между собой в жару.

Один твердил: земля, вертясь, круг Солнца ходит;

Другой, что Солнце все с собой планеты водит:

Один Коперник был, другой слыл Птолемей.

Тут повар спор решил усмешкою своей.

Хозяин спрашивал: «Ты звезд теченье знаешь?

Скажи, как ты о сем сомненье рассуждаешь?»

Он дал такой ответ: «Что в том Коперник прав,

Я правду докажу, на Солнце не бывав.

Кто видел простака из поваров такова,

Который бы вертел очаг кругом жаркова?»

 

Стихи, сочиненные на дороге в Петергоф

 

Кузнечик дорогой, коль много ты блажен,

Коль больше пред людьми ты счастьем одарен!

Препровождаешь жизнь меж мягкою травою

И наслаждаешься медвяною росою.

Хотя у многих ты в глазах презренна тварь,

Но в самой истине ты перед нами царь;

Ты ангел во плоти, иль, лучше, ты бесплотен!

Ты скачешь и поешь, свободен, беззаботен,

Что видишь, всё твое; везде в своем дому,

Не просишь ни о чем, не должен никому.

 

Жениться хорошо, да много и досады

 

Жениться хорошо, да много и досады.

Я слова не скажу про женские наряды:

Кто мил, на том всегда приятен и убор;

Хоть правда, что при том и кошелек неспор.

Всего несноснее противные советы,

Упрямые слова и спорные ответы.

Пример нам показал недавно мужичок,

Которого жену в воде постигнул рок.

Он, к берегу пришед, увидел там соседа:

Не усмотрел ли он, спросил утопшей следа.

Сосед советовал вниз берегом идти:

Что быстрина туда должна ее снести.

Но он ответствовал: «Я, братец, признаваюсь,

Что век она жила со мною вопреки;

То истинно теперь о том не сомневаюсь,

Что, потонув, она плыла против реки».

 

Лишь только дневной шум замолк…

 

Лишь только дневной шум замолк,

Надел пастушье платье волк

И взял пастушей посох в лапу,

Привесил к поясу рожок,

На уши вздел широку шляпу

И крался тихо сквозь лесок

На ужин для добычи к стаду.

Увидев там, что Жучко спит,

Обняв пастушку, Фирс храпит,

И овцы все лежали сряду,

Он мог из них любую взять;

Но, не довольствуясь убором,

Хотел прикрасить разговором

И именем овец назвать.

Однако чуть лишь пасть разинул,

Раздался в роще волчий вой.

Пастух свой сладкой сон покинул,

И Жучко с ним бросился в бой;

Один дубиной гостя встретил,

Другой за горло ухватил;

Тут поздно бедной волк приметил,

Что чересчур перемудрил,

В полах и в рукавах связался

И волчьим голосом сказался.

Но Фирс недолго размышлял,

Убор с него и кожу снял.

Я притчу всю коротким толком

Могу вам, господа, сказать:

Кто в свете сем родился волком,

Тому лисицой не бывать.

 

Я знак бессмертия себе воздвигнул…

 

Я знак бессмертия себе воздвигнул

Превыше пирамид и крепче меди,

Что бурный аквилон сотреть не может,

Ни множество веков, ни едка древность.

Не вовсе я умру; но смерть оставит

Велику часть мою, как жизнь скончаю.

Я буду возрастать повсюду славой,

Пока великий Рим владеет светом.

Где быстрыми шумит струями Авфид,

Где Давнус царствовал в простом народе,

Отечество мое молчать не будет,

Что мне беззнатный род препятством не был,

Чтоб внесть в Италию стихи эольски

И первому звенеть Алцейской лирой.

Взгордися праведной заслугой, муза,

И увенчай главу дельфийским лавром.

 

 

Ломоносов М. В. Стихи. – Текст: электронный // Культура. РФ [сайт]. – URL: https://www.culture.ru/literature/poems/author-mikhail-lomonosov (17.11.2021).


Наталья Гаева, Центральная библиотека им.А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...