вторник, 16 ноября 2021 г.

«И в веках будут жить двадцать восемь самых храбрых твоих сынов…»

Исторический лекторий «Патриот» к 80-летию подвига героев-панфиловцев.


Стрижиный взлёт ракет сигнальных

И вой сирен – недобрый знак.

За сутки десять генеральных

И пять психических атак.

 

Но, остановленные нами

На поле боя и судьбы,

Перед окопами и рвами

Встают их танки на дыбы.

 

Фон Бок сбивается со счета,

В какой уже не помнит раз,

Полмира взявшая пехота

Не может выполнить приказ.

 

Её позёмкою заносит

В глазах оледенел закат.

Но живы всюду двадцать восемь

Бессмертью вверенных солдат.

 

И генерал – майор Панфилов

Ложится сам за пулемет

И в штабе писарю чернила

Уже легенда подает.

Яков Козловский

 

5 декабря 1941 года исполняется 80 лет с того момента, как советские войска перешли в решительное наступление по всей линии фронта под Москвой. О битве под Москвой – одном из ключевых событий не только Великой Отечественной, но и Второй Мировой войны, да, пожалуй, и всех гремевших на земле войн – написано множество книг, статей, военных исследований, но появляются новые, засекреченные до сего времени документы, и открываются все новые страницы того страшного и жестокого времени, когда решалась судьба нашей страны и всего мира. И по мере появления новых научных исследований значение этой битвы только возрастает. Более семи миллионов человек с обеих сторон сражалось под Москвой. Здесь было сосредоточено танковых и моторизованных немецких дивизий намного больше, чем в 1940 году против Франции, Бельгии и Голландии вместе взятых. Группа армий «Центр» страшным ударом прорвала нашу оборону, и значительная часть прикрывавших Москву войск была окружена. Иногда кажется, что от катастрофы тогда спасло нашу страну какое-то сверхъестественное чудо, позволившее Красной армии остановить врагов на самом пороге столицы и нанести первый мощный контрудар вермахту. А чудом этим были советские солдаты: русские, татары, казахи, грузины, украинцы – представители всех народов многонационального Советского Союза, защищавших единую страну, не щадя своих жизней. 

Десятки тысяч героев, чьи имена мы хамски позволили себе забыть, оправдываясь давностью тех событий. А еще страшнее, когда память погибших начинают оскорблять сомнениями или прямым отрицанием совершенных ими подвигов, как это стало модно в постперестроечное время. Это стало возможным еще и потому, что в советское время информация о многих военных событиях и операциях давалась очень дозированно. Кто-то решал, что можно говорить народу, а что не стоит, кого назначить героем, а кого лучше забыть. А уцелевшие участники войны очень неохотно делились своими воспоминаниями. Воскрешать пережитое им было не просто тяжело, но иногда просто нестерпимо. Об этом вспоминают дети и внуки многих ветеранов.

Одним из таких подвергнутых сомнению событий стал бой у разъезда Дубосеково, вошедший в историю Великой Отечественной войны, как подвиг 28 панфиловцев – один из множества мужественных и драматических боев за Москву.

Рассказ о подвиге панфиловцев нужно начинать с рассказа о самой 316 стрелковой дивизии и ее командире – Иване Васильевиче Панфилове.

Генерал И.Панфилов

Дивизия была сформирована в Алма-Ате в июле – августе 1941 года. Призывниками и добровольцами стали граждане Казахской и Киргизской ССР, представители многих национальностей: казахи, русские, украинцы, киргизы и еще 26 народов – Советский Союз в рамках одной дивизии. Комдивом был назначен тогдашний военный комиссар Киргизской ССР Иван Васильевич Панфилов, опытный военачальник, чья судьба была так похожа на судьбы многих военачальников того времени: начал свою военную карьеру в Первую мировую, воевал в Гражданскую, гонял басмачей в Туркестане, к 1941 году в звании генерал-майора он был военным комиссаром Киргизской СССР, очень уважаемым в республике человеком. В Алма-Ате в формировании дивизии участвовал старший лейтенант Б. Момыш-улы, инструктор Алма-Атинского военкомата.

Б. Момыш-улы

Своего командира и друга он вспоминает в книге «Генерал Панфилов». Это очень личные воспоминания о «генерале из народа», военным талантом которого автор восхищается и подражает ему в военных делах. 

Еще одна книга, показывающая нам не просто командира, но еще и отца, написана дочерью Ивана Васильевича Валентиной. Она пошла добровольцем в отцовскую дивизию, в которой воевала и после гибели Панфилова. Прошла всю войну, трижды была ранена. Никаких поблажек, как дочь, она не получала и скрывала родственную связь с генералом. Впрочем, для него все его бойцы были его детьми. Недаром вся дивизия звала его «батей». Воспоминания о битве под Москвой, в которой погиб генерал Панфилов – одни из самых пронзительных в книге.

В конце августа дивизия была отправлена на Северо-Западный фронт под Новгород. За короткое время из абсолютно гражданских людей было создано хорошо обученное воинское подразделение, что дивизия и продемонстрировала в октябрьских боях под Москвой, куда была спешно переброшена. Генерал Роуф, командир 5 армейского корпуса вермахта, был поражен: «316 дивизия …имеет в своем составе много хорошо обученных солдат, ведет поразительно упорную оборону… Но у нее есть слабое место – широкий фронт расположения». Вместо оптимальной 8-10 километровой полосы обороны дивизия прикрывала 44 километровый рубеж. Дивизия сражалась самоотверженно и отчаянно, но Волоколамск был сдан. 

Два месяца 316 стрелковая, а после ноябрьских боев 8 Гвардейская Панфиловская дивизия воевала на рубежах от Волоколамска до станции Крюково, цепляясь за каждый клочок подмосковной земли. Она не бежала от немецких танков, не была раздавлена этими танковыми дивизиями. Большинство ее бойцов погибло, но немцев в Москву они не пустили. Командующий танковой группой, разбитой в боях с 8 Гвардейской Панфиловской, генерал Гепнер в донесении командующему фон Боку называл ее «дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти». Кстати, в военной истории только две дивизии носили имена своих командиров: Чапаевская в Гражданскую и Панфиловская в Великую Отечественную. О боевом пути дивизии вспоминает Дмитрий Тимофеевич Язов в книге «Панфиловцы в боях за Родину».

15 ноября гитлеровцы начали свое наступление на Москву с севера и юга, пытаясь взять ее в «клещи». Московская битва вошла в свою решающую фазу. 16 ноября 1941 года под Волоколамском 1075 полк 316 дивизии под командованием генерал-майора Панфилова принял бой с превосходящими силами противника.

Основной удар колонны немецких танков, прорывавшихся к Москве, принял на себя 2-й батальон, стоявший в районе разъезда Дубосеково и деревень Нелидово и Петелино. Особенно досталось 4-й стрелковой роте, которой командовал капитан П. Гундилович, а политруком был В. Клочков. 

П. Гундилович

В. Клочков

В роте было около 140 человек, в живых после боя осталось около 25. Почти полностью полегшая рота остановила фашистские танки и перекрыла врагу прямую дорогу на столицу. Это исторические факты, отрицать которые никто не осмелится. О. Смыслов в книге «28 панфиловцев. Легенды и реальность» пытается понять, как реальная история подвига превратилась в миф, и так ли это плохо. 

19 января в газете «Известия» появилась статья корреспондента Г. Иванова «8-я Гвардейская дивизия в боях», в которой он рассказал о бое одной из рот 1075-го стрелкового полка, подбившей 9 немецких танков из наступавших 50-60, сопровождаемых пехотой и автоматчиками, имея против них два взвода истребителей танков с противотанковыми ружьями и одну противотанковую пушку. Основой для этого материала стало политдонесение начальника политотдела 316-й стрелковой дивизии начальнику политотдела 16-й армии. Еще в донесении говорилось о героизме сражавшихся и о больших потерях, но о количестве погибших бойцов и, тем более, их фамилиях не было ни слова.

Спустя неделю в штабе 16 армии появляются корреспонденты «Комсомольской правды» Чернышов и «Красной звезды» Коротеев с целью узнать подробности о бое. Полк вел многодневный бой, корреспонденты туда не попали и вернулись в свои редакции со материалами о бое, описанном им не участвовавшим в этом бою комиссаром дивизии со слов так же не участвовавшего в нём комиссара полка.

А дальше все идет так, как это было всегда: редактор газеты «Красная звезда» Ортенберг поручает писать передовицу не журналисту, раздобывшему информацию, а литсекретарю газеты А.Ю. Кривицкому. 28 ноября в «Красной звезде» появляется пафосная передовица «Завещание 28 павших героев». Откуда взялась цифра 28? Так решил редактор Ортенберг. Журналистов можно понять: в те трудные дни были нужны рассказы о ярких подвигах конкретных людей, пусть и слегка приукрашенные, чтобы поддерживать моральный дух и бойцов на передовой, и тех, кто в тылу со страхом ждал известий. Только этим можно объяснить фальсификацию, допущенную самой на тот момент авторитетной газетой страны. Хотя настоящих подвигов хватало и без красивых выдумок. Только за ними нужно было отправляться немного дальше того места, где был расположен штаб армии, сидеть с солдатами в окопах, стрелять, ползать по-пластунски по передовой, видеть все своими глазами. Скоро военные корреспонденты всему этому научатся, но все равно Константин Симонов, прочитав повесть Александра Бека «Волоколамское шоссе», «с удивлением и завистью почувствовал, что ее написал человек, который знает войну достоверней и точнее меня». 

В книге речь идет о Б. Момыш-улы – человеке незаурядном, офицере удивительной храбрости и силы духа, прошедшем путь от командира батальона до командира дивизии и генерале И. Панфилове, командире легендарной дивизии, носящей его имя, «умевшем управлять, воздействовать не криком, а умом, в прошлом рядового солдата, сохранившего до смертного часа солдатскую скромность». Повесть безупречно достоверна даже в мелочах, чего не скажешь за последовавшем за передовицей очерке того же А. Кривицкого «О 28 павших героях», в котором уже появились фамилии 28 панфиловцев, геройски погибших на разъезде Дубосеково.

Весь ноябрь и половину декабря 1075 стрелковый полк вместе со всей дивизией участвовал в тяжелых кровопролитных боях. Он понес огромные потери – в ротах оставалось меньше половины личного состава, в некоторых процентов по двадцать. Едва он был отведен на переформирование, туда прибывает столичный корреспондент в сопровождении комиссара дивизии и требует у командира полка И. Капрова фамилии 28 героев с разъезда Дубосеково. Командир полка отправляет корреспондента к командиру 4 роты, чьи бойцы находились на этом разъезде, П. Гундиловичу. Можно представить себе только что вышедшего из тяжелейших боев человека, смертельно уставшего, измотанного и физически, и морально, пережившего такое, о чем вспоминать и говорить страшно, командира, на глазах которого погибала его рота – что он должен думать и чувствовать, когда лощенный столичный журналист требует назвать имена героев. Для него все его бойцы – герои. Да и состав роты постоянно менялся. Даже самый лучший командир не смог бы точно вспомнить всех убитых и раненых. И он вытаскивает из своей памяти чьи-то фамилии, тех, кого смог вспомнить. Именно эти фамилии и появились в очерке литсекретаря А. Кривицкого. Путаницы было много. Откуда-то появился политрук Диев, которого в дивизии не было вообще. Но такие мелочи не могли смутить опытного журнального волка Кривицкого, и в следующей редакции он без тени сомнения пишет, что так в шутку бойцы – украинцы называли политрука В. Клочкова, за то, что он очень деятельный. Наверное, следовало бы отнестись к этому очерку как к художественному произведению, основанному на реальном событии, раскрашенному авторской фантазией, если бы не то, что из-за него были сломаны судьбы конкретных людей. По сути дела, журналисты похоронили 28 бойцов-героев, чтобы таким образом воодушевить народные массы на защиту Отечества.

Очерк понравился самому И.В. Сталину. В апреле 1942 года, когда о подвиге 28 панфиловцев стало широко известно в стране, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1942 года всем 28 гвардейцам, перечисленным в очерке Кривицкого, было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.

Вот эти имена: Клочков Василий Георгиевич, Добробабин Иван Евстафьевич, Шепетков Иван Алексеевич, Крючков Абрам Иванович, Митин Гавриил Степанович, Касаев Аликбай, Петренко Григорий Алексеевич, Есибулатов Нарсутбай, Калейников Дмитрий Митрофанович, Натаров Иван Моисеевич, Шемякин Григорий Михайлович, Дутов Пётр Данилович, Митченко Никита, Шопоков Дуйшенкул, Конкин Григорий Ефимович, Шадрин Иван Демидович, Москаленко Николай, Емцов Пётр Кузьмич, Кужебергенов Даниил Александрович, Тимофеев Дмитрий Фомич, Трофимов Николай Игнатьевич, Бондаренко Яков Александрович, Васильев Ларион Романович, Белашев Николай Никонорович, Безродный Григорий, Сенгирбаев Мусабек, Максимов Николай, Ананьев Николай.

Вся страна восхищается подвигом героев-панфиловцев. Фраза политрука В. Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва» – вошла во все учебники истории. Их именами называют пионерские дружины, улицы, школы. Мальчишки играют в панфиловцев. И только те, кто там был, кто воевал на передовой, кто знает, что такое – с коктейлем Молотова против танков, какое требуется мужество для того, чтобы просто остаться на месте и не побежать в панике – скептически усмехаются. Но молчат. Никто не посмеет развенчивать легенду. Кроме самой жизни.

В ноябре 1947 года был арестован за службу у немцев Иван Добробабин. На допросе следователи с изумлением узнают, что он – один из павших двадцати восьми героев-панфиловцев, посмертно награжденный Звездой Героя Советского Союза. Оказалось, что кроме Добробабина остались в живых Илларион Васильев, Григорий Шемякин, Иван Шадрин, Даниил Кужебергенов и Иван Натаров, позже умерший в госпитале, которые также числятся в списке 28 панфиловцев, погибших в бою с немецкими танками. В связи с этим Главная военная прокуратура начала расследование истории боя у разъезда Дубосеково. За всё военное и послевоенное время это был единственный случай, когда прокуратура занималась подобным расследованием. Командир 1075 полка И. Капров показал: «Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было – это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период». Журналист А. Кривицкий на допросе сказал, что вся история героями-панфиловцами – его литературный вымысел, что ни с кем из очевидцев он не встречался и не разговаривал. Вывод Главной военной прокуратуры в 1948 году был таким: подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещённый в печати (т.е. в «Красной звезде»), является вымыслом. Вот так зачеркнули подвиг целой роты только потому, что журналистам захотелось украсить и без того героическое сражение. Но разве подвиг перестанет быть подвигом оттого, что шесть человек, считавшиеся погибшими, выжили в бою 16 ноября вопреки всему? И разве оттого, что они выжили, немецкие танки смогли прорваться к Москве? И почему гибель 28 человек – подвиг, а 100 человек – подвигом быть перестает? К выжившим судьба оказалась несправедлива. Их принесли в жертву мифу.

Наиболее трагичной была судьба двоих из них. Сержант Иван Добробабин успел повоевать на Халхин-Голе, на фронт пошел добровольцем. Его мужество у Дубосеково не вызывает никаких сомнений – после тяжелого ранения командира взвода Джуры Ширматова Добробабин заменил его и командовал взводом, пока на позицию не добрался политрук В. Клочков. Сжег несколько танков и самоходок. Был контужен, пытаясь перейти линию фронта, попал в плен, бежал. А дальше происходит необъяснимое – Добробабин не стал пробиваться к своим, а отправился в свое родное село, где устроился в полицию. Летом 1943 года перебрался под Одессу. После освобождения города вновь пошел служить в Красную армию, освобождал Австрию, воевал в Венгрии, был награжден Орденом Славы III степени, медалями. Демобилизовавшись, вернулся в Киргизию, где ему, погибшему герою, был поставлен памятник, изображающий его во весь рост, с гранатой идущим на немецкие танки. В 1945-м Ивану Евстафьевичу дали квартиру, назначили руководителем завода по производству сахара в городе Кант. А в 1947 арестовали и осудили на 15 лет. Потом срок уменьшили до 7 лет, учтя военные заслуги. Ушел из жизни Иван Добробабин в 1996 году не реабилитированным, хотя ни в одном архиве не нашлось подтверждения о принадлежности его к штатному составу полиции села. Он не принимал участия в карательных операциях, убийствах и издевательствах над людьми. Имя Ивана Добробабина есть в списке героев-панфиловцев и выбито на памятнике в Москве. Странная, изломанная судьба.

Еще один из выживших, Даниил Кужебергенов, был просто объявлен самозванцем, когда он имел несчастье первым из 28 объявиться в живых. Его контуженного и оглушенного подобрала немецкая похоронная команда. Пробыв в плену всего три часа, Даниил сбежал, несколько дней плутал в лесу, пока на него не наткнулись конники генерала Доватора. С кавалерийским корпусом участвовал в легендарном рейде по немецким тылам, а когда вышли к своим, оказалось, что он числится погибшим. Из него долго выбивали признание, что это не он участвовал в бою под Дубосеково, а когда он все подписал, его направили в маршевую роту. Под Ржевом он был тяжело ранен, комиссован и вернулся домой в Алма-Ату. Его документы были подчищены и исправлены, наградные материалы переоформлены на однофамильца, Кужебергенова Аскара, которому на момент боя было всего 17, и он еще не был даже призван в армию.

Иван Демидович Шадрин после боя 16 ноября в бессознательном состоянии попал в плен, участвовал в восстании военнопленных в концлагере Заксенхаузен, в 1947 году со справкой военнопленного вернулся домой. Его никто не ждал. Жена с новым мужем жили в доме, который ей построили как вдове Героя. Два года он скитался, перебиваясь случайными заработками, пока его историю не узнал секретарь райкома и не обратился к председателю Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинину. Шадрин был восстановлен в звании Героя Советского Союза.

Григорий Шемякин и Илларион Васильев после соответствующей проверки получили свои Звезды Героев в 1942 году.

После перестройки, основываясь на справке-докладе главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры, любители «шокирующих разоблачений» принялись всюду доказывать, что никакого подвига не было. Не сражались насмерть бойцы-панфиловцы с немецкими танками, прикрытые только железнодорожной насыпью, не произносил политрук Клочков своей знаменитой фразы. Хотя кроме этой справки в распоряжении историков находится множество других документов, фактов и свидетельств, которые ничего не «разоблачают», а достаточно объективно освещают события. Такие, как показания военного комиссара того самого 1075 полка Ахмеджана Мухамедьярова, второго после командира лица: «Против второго взвода двумя эшелонами шло до 50 танков противника. Неравный бой длился 4-5 часов, герои, подпустив танки на близкое расстояние, ручными гранатами и бутылками с горючим подбили и уничтожили 18 танков противника. После того как все бойцы этого взвода во главе с политруком этого взвода т. Клочковым были убиты и задавлены танками, противнику удалось прорвать линию обороны полка и продвигаться вперёд». Никого не интересовали ни показания местных жителей, которые видели бой и хоронили после него погибших, ни появлявшиеся позже из рассекреченных архивов документы, в частности дело под грифом «Смерш». Книги очевидцев и участников этих событий объявили пропагандистскими агитками. Даже книгу легендарного Момыш-улы «За нами Москва», написанную в конце 50-х, в которой он оценивает происходившее под Москвой в 1941 году. Книгу человека, который провел 27 боев под Москвой в 1941 году, пять раз в тылу противника выполнял специальные задачи, поставленные генерал-майором Панфиловым, не однажды выходил из окружения и выводил свой батальон, сохранив живую силу и технику. В этой книге нет вымышленных событий и придуманных героев. Это удивительно достоверное описание боев, в которых он участвовал, и анализ этих боев, который говорит о Момыш-улы как о талантливом военачальнике. 

Лучший панфиловский комбат, он дважды был ранен. За свою прямоту, бескомпромиссность и резкость оценок он часто оказывался в немилости. Даже звание Героя Советского Союза, к которому он был представлен еще в 1942 году, получил уже посмертно в 1990.

Да, этот подвиг – легенда. Не потому, что его не было, а потому, что был. И серьезные историки спорят не о самом существе подвига, а выясняют цифры, детали, обстоятельства. Сопоставляют их, уточняют, чтобы не оставалось белых пятен в нашей истории. Даже сегодня, при наличии современных технических средств, военные не всегда могут точно определить количество пораженных целей. А что говорить о ноябре 1941 года? До сих пор не подсчитано, сколько погибло людей с той и с другой стороны, сколько именно было уничтожено танков, сколько и какое вооружение было у панфиловцев. Не было в те времена блогеров со смартфонами, которые могли бы запечатлеть происходящее и выложить в сеть.

Наши бойцы на самом деле отбили вражеские атаки и погибли почти все. И не только у Дубосеково. В эти дни в дивизии совершалось множество таких подвигов. В 8 часов утра 16 ноября на позиции дивизии обрушился шквал артиллерийского огня, в воздухе появились десятки фашистских бомбардировщиков. Два часа наши войска выдерживали этот огненный смерч, после которого на позиции дивизии двинулись танки гитлеровцев с десантом. Основной удар враг наносил на участке Большое Никольское – Ширяево, по позициям 2-го батальона 1075 полка.

Рядом с Дубосеково, у деревни Петелино, 14 бойцов 6-й роты 2-го батальона под руководством политрука Вихрева подбили 5 танков врага и положили больше взвода пехоты. После того, как все бойцы погибли, политрук подбил еще 2 танка и, окруженный гитлеровцами, застрелился. Он был посмертно награжден Звездой Героя Советского Союза.

У деревни Мыканино 17 бойцов под командованием лейтенанта В.Г. Угрюмова и политрука А.Н. Георгиева остановили 25 вражеских танков. 8 танков было подбито. Погибло 15 бойцов. Этот бой на сутки остановил немецкие танки, и батальоны двух стрелковых полков смогли выйти из окружения.

У деревни Строково 11 саперов во главе с командиром взвода П.И. Фирстовым и политруком М.А. Павловым противостояли вражескому пехотному батальону, поддерживаемому 20 танками. В неравном бою, продолжавшемся несколько часов, уничтожив семь танков, пали все 11 бойцов.

В недавно опубликованных документах 2-й немецкой танковой армии, которая вела бои против панфиловской дивизии, эти события описаны тремя словами: «свирепое сопротивление врага».

И те 28 панфиловцев, которых «не было» сражались и погибали в составе 4 роты, не думая о том, что их имена станут потом символом журналистской безответственности, но от этого их подвиг, как подвиг всей дивизии, не станет менее героическим. А миф – только в списке конкретных фамилий. 28 героев-панфиловцев существовали. И они совершили свой подвиг – не пропустили немецкие танки к Волоколамскому шоссе. Их было гораздо больше, чем 28, но 28 среди них точно были. Хоть и с любыми другими фамилиями. Подвиг бойцов и командиров панфиловской дивизии никем оспорен быть не может Погибшие панфиловцы во главе со своим командиром, который был убит 18 ноября осколком мины, все были достойны звания Героев Советского Союза, и все они – великая легенда нашего народа. А легенду обвинять в неправдоподобии бессмысленно. Пусть будут споры вокруг подвига 28 панфиловцев и исторические, и идеологические. Всегда будут те, кто станет отрицать очевидное. Но будут снимать об этом подвиге фильмы, будут писать книги, такие, как современный роман В.Першанина «28 Панфиловцев. Отступать некуда!» 

Главное, чтобы не забывали.

 

Список использованной литературы:

Аннинский, Л. Это я принял бой у разъезда Дубосеково / Лев Аннинский // Родина. – 2017. – № 1. – С. 14-15: 3 фото

Бек, А. А. Волоколамское шоссе : роман : [в 4 повестях] / Александр Бек. – Москва : Вече, 2005. – 479 с.

Дроздов, К. Героев было не только двадцать восемь / Константин Дроздов // Родина. – 2012. – № 5. – С. 6-11.

Дроздов, К. Героев было не только двадцать восемь / Константин Дроздов // Родина. – 2012. – № 7. – С. 8-16.

Дроздов К. Ноябрь 1941 года. Отступать некуда — позади Москва. Малоизвестные подробности ноябрьских боёв 1941 года, вызвавших острые споры о правде и мифах войны / К. Дроздов //Родина. 2015. № 9

Дроздов, К. 7000 героев-панфиловцев] / Константин Дроздов // Родина. – 2015. – № 9. – С. 16-25 : 4 фото.

Кириченко, Е. Политрук Клочков. Подвиг без ретуши: правда о жизни и смерти героя-панфиловца, которая стала известна "Родине", оказалась величественнее мифа / Евгений Кириченко // Родина. – 2016. – № 2. – С. 18-23 : 12 фото .

Куманев, Г. А. Правда и ложь о сражении у разъезда Дубосеково / Г. А. Куманев // Военно-исторический журнал. – 2019. – № 5. – С. 14-16 : фот.

Момыш-улы, Б.Генерал Панфилов / Б. Момыш-улы – 2-е изд. – Алма-Ата : Казахстан, 1966. – 151 с. : ил.

Момыш- улы,Б. За нами Москва: Записки офицера/ Б.Момыш-улы,- Москва: Воениздат, 1988.- 256с.

Мягков, М. Ю. Подвиг панфиловцев: новые документы и факты / М. Ю. Мягков // Военно-исторический журнал. – 2019. – № 5. – С. 4-14 : 8 фот., портр., схема.

Нарышкин, С.Е. В истории бесспорны только факты [Текст] / Сергей Нарышкин // Родина. – 2015. – № 11. – С. 10-12 : 5 фото

Панфилова, В. И. Мой отец: Страницы воспоминаний : [О генерале И.В. Панфилове]/ В.Панфилова. – Алма-Ата : Жазушы, 1971. – 94 с.

Смыслов, О. С. 28 панфиловцев: легенды и реальность : [12+] / О. С. Смыслов. – Москва : Вече, 2016. – 477с.

Язов, Д. Т. Панфиловцы в боях за Родину / Д. Т. Язов. – Москва : Тезаурус, 2011. – 205, [2] с., [32] л. ил.


Читайте также

5 декабря - разгром немцев под Москвой

 

Юлия Брюханова, Центральная библиотека им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...