среда, 28 октября 2020 г.

Свой среди чужих. Рихард Зорге


4 октября 1895 года, в поселке Сабунчи Бакинской губернии, в семье немецкого инженера родился человек, споры историков всего мира о котором не затихают до сих пор, величайший разведчик современности Рихард Зорге. Он прожил на свете неполных пятьдесят лет, но какой яркой, необычной, загадочной была эта короткая жизнь, закончившаяся 7 ноября 1944 года казнью в японской тюрьме «Сугамо». 

Странная жизнь, удивительная судьба…Что мы знаем об этом человеке? Больше легенд и домыслов, чем точной информации. О достоверности дошедших до нас сведений до сих пор спорят историки и разведчики. 


«История жизни Рихарда Зорге, одного из самых успешных шпионов современности, окружена мифами, искажениями и фальшивками», – это из книги Р. Уайманта «Шпион Сталина», одной из множества, написанных о Зорге.

10 февраля 1949 года главные американские таблоиды напечатали сенсационный материал, найденный в секретных архивах, вывезенных американцами из Токио, о гениальном советском шпионе Рихарде Зорге и деятельности его резидентуры. После изучения всех материалов был составлен 2000-страничный секретный доклад с приложениями о коммунистической разведывательной деятельности на Дальнем Востоке – «Шпионская сеть Зорге. Разбирательство по делу международного шпионажа на Дальнем Востоке». Поднимая шумиху вокруг имени Рихарда Зорге, американцы преследовали вполне определенную цель – напугать мир коварством и вездесущностью советской агентуры. Но и они не смогли не отдать должное Р.Зорге: «Перед самым нападением Японии на Пёрл-Харбор в Токио было обнаружено и обезврежено мощное кольцо советских разведчиков. Группа, руководимая блестящим, изобретательным Рихардом Зорге, совершала поистине чудеса… Начав буквально на пустом месте, в стране, о которой он имел самое смутное представление, Зорге сумел создать организацию, которую ещё не знала история разведки». 

Генерал Дуглас Макартур: «Рихард Зорге… обладал всеми качествами великого человека – силой духа, даром остроумно оценивать события, смелостью, соединенной с осторожностью и непоколебимой решимостью». 

Следственные дела Рамзая (агентурный псевдоним Зорге) стали очень ценным материалом для разведслужб США. Они были использованы как пособие для изучения работы советских спецслужб. Американские газетчики отметили высокий профессионализм работы разведчика Рихарда Зорге и были поражены тем, что все члены группы Зорге работали ради идеи и ради общего дела, а не ради денег. Наверное, еще больше они были бы поражены, если бы узнали, что Зорге отдавал собственные деньги на обеспечение работы резидентуры после того, как Центр резко ограничил его в финансах, посчитав, что слишком щедро расходуются государственные средства на оплату иностранных источников в Токио. 

О Рихарде Зорге заговорили во всем мире. А что же СССР?  А СССР равнодушно промолчал. Никакого интереса ни к сообщениям американцев, ни к самому Зорге, ни к его соратникам руководство СССР не проявило. Более того, во время процесса над японскими военными преступниками, прокурор и следователь Токийского трибунала обращались к американцам с просьбой защитить их от японских коммунистов и представителей советской делегации в вопросе наказания убийц Зорге, не зная, что беспокоиться им не о чем: Молотов не рекомендовал в ходе следствия и заседаний трибунала поднимать вопрос о деятельности организации Зорге. Его личное дело с пометкой «Двойной агент» было засекречено, всё, что публиковалось о нем на Западе, в нашей стране было тщательно закрыто в спецхранах и ведомственных архивах, и еще долгие годы никто в нашей стране не знал ничего об этом удивительном человеке. 

И это при том, что Зорге сделал для Советского Союза! «Рихард Зорге – величайший шпион времен Второй мировой войны. Сегодняшний СССР, а с ним и вся структура международного коммунизма обязаны, вероятно, своим существованием этому полунемцу-полурусскому, который, будучи тайным русским агентом, писал официальные донесения за германского посла, одновременно проникая в самые сокровенные секреты японского кабинета министров. То, что удалось узнать Зорге летом 1941 года, спасло Москву от захвата немцами и потому вполне могло стать решающим фактором в последовавшей спустя восемнадцать месяцев победе русских под Сталинградом». – Ч. Уайтон. «Крупнейшие шпионы мира».

В Японии Зорге считается героем, в Токио ему был поставлен памятник со словами: «Здесь покоится герой, отдавший свою жизнь в борьбе против войны, за мир во всем мире. Родился в Баку в 1895 году. Приехал в Японию в 1933 году. Был арестован в 1941 году. Казнен 7 ноября 1944 года». Такое почитание резидента враждебного государства – единственный случай в истории всех разведок мира. А страна, ради которой он работал и рисковал жизнью, отреклась от него и двадцать лет не признавала его своим. Говорят, что Сталин на предложение обменять Зорге на одного из японских генералов, захваченных еще на Халхин-Голе, ответил, что он не знает такого человека. Правда это или один из вымыслов, окружающих Зорге, неизвестно.

Надо было бывшему гитлеровскому дипломату Х.- О. Майснеру написать книгу «Человек с тремя лицами», а бывшему разведчику французского Сопротивления, антифашисту И. Чампи, прочитав ее случайно, увидеть в герое не просто советского разведчика, а человека мира, преданного идее равенства, братства и всеобщего счастья, готового без колебаний отдать за это жизнь, боровшегося против войны, как общечеловеческого бедствия, и снять об этом фильм «Кто вы, доктор Зорге?», посмотрев который тогдашний Генеральный секретарь Н.С. Хрущев был потрясен и увиденным, и тем, что герой фильма – реальный человек, советский разведчик. Значение подвига Рихарда Зорге, считал Чампи, выходит за пределы одной страны и имеет международное значение. Вот такими непростыми путями возвратилась в нашу страну память о забытом герое, уникальном разведчике Рихарде Зорге. 

Вся жизнь Рихарда Зорге представляется увлекательным романом с приключениями, погонями, артистическими перевоплощениями, перемещениями по всему миру, множеством действующих лиц и невероятными поворотами сюжета: от рождения в интернациональной семье от немца-отца и русской матери до создания интернациональной разведывательной организации; от Железного креста, полученного в 1915 году за участие в боях в Галиции – к  слову, против русской армии, до Золотой Звезды Героя Советского Союза, полученной через двадцать лет после гибели и забвения; от мальчика, выросшего в среде обеспеченной германской буржуазии, воспитанного отцом «националистом и империалистом», по словам самого Зорге, в духе пангерманизма, настоящего немецкого патриота, любящего свою страну и без раздумий отправляющегося воевать за нее, до интернационалиста в самом высоком смысле этого слова, самоотверженно ведущего полную ежедневного риска борьбу против нацизма и войны в интересах народов всего мира.

В школе его прозвали «премьер-министром» за независимость поступков и суждений, за взвешенность решений, за умение найти нестандартное решение любой, даже, казалось бы, невыполнимой задачи. Он мечтал стать ученым, хотел получить хорошее образование, но Первая мировая война изменила планы. Не закончив учебу, Рихард уходит добровольцем на войну. Служил в артиллерии. Кровь, смерть, осознание бессмысленности гибели тысяч людей, три ранения. Третье, под Верденом, самое тяжелое. Стоял вопрос об ампутации. Обошлось, но одна нога осталась короче другой и всю жизнь он хромал. Получил чин унтер-офицера, Железный крест и на всю жизнь – ненависть к войне и убеждение, что любой ценой нельзя допустить новой бойни. 


Это и стало главной целью его жизни. «Если бы даже у меня не было бы никаких других убеждений, одной только ненависти к этой войне было бы достаточно, чтобы я стал коммунистом...» Времени в госпиталях он даром не терял. Получил аттестат о среднем образовании. Поступил в императорский университет им. Фридриха Вильгельма в Берлине. После демобилизации стал студентом факультета общественных наук в Кильском университете. Отлично сдал экзамен в университете Гамбурга на соискание ученой степени на факультете «Государство и право» и стал доктором государства и права. Позже получил еще одну степень – по экономике, в том же гамбургском университете. Параллельно с учебой занимался политической деятельностью; участвовал в Ноябрьской революции, вступил в коммунистическую партию Германии, успевал заниматься журналистикой, возглавлял партийную газету в Золингене, работал научным сотрудником в институте социальных исследований Франкфурта-на-Майне. 


Едва не расстрелян за участие в восстании «Спартака». Ушел в подполье, обеспечивал безопасность сотрудникам Коминтерна, приезжавшим в Германию. Но политическое положение в Веймарской республике становилось все тяжелее, компартия запрещена, Зорге предлагают перебраться в Москву.

В 1924 году Зорге приезжает в Москву и начинает работать в Коминтерне, а в 1925 году он вступает в ВКПб. Но роль партийного функционера Рихарду Зорге не интересна. Его независимость, сложный характер, большие амбиции, чувство собственного достоинства, серьезное отношение к делу и своим исследованиям, нетерпимость к бюрократам и аппаратным играм привели к тому, что коминтерновским чиновникам он стал неудобен и его без конца переводили из отдела в отдел, мечтая избавиться от него совсем. Потом очень часто он будет неудобен многим, в том числе и тем, от кого зависела его безопасность. «Зорге был лев, который всю жизнь искал свой прайд, но вместо этого все время натыкался на стада баранов. Он жестоко страдал от этого. Надеялся в силу своей наивности, или, точнее, идеализма, что из баранов можно сделать львов…» Профессионал высочайшего класса, умный, развитой, талантливый, блестящий журналист, по уровню на голову выше коминтерновского руководства, он пришел в Коминтерн, чтобы служить мировой революции и не мог ужиться в узких рамках бюрократической организации. Он постоянно искал дело по себе. За четыре года жизни в Советском Союзе выпустил три книги, посвященные проблемам капитализма и империализма, среди них «Новый германский империализм». В ней он одним из первых заметил то, чего никто еще не замечал – возрождение германского милитаризма.


То, что не устраивало бюрократов Коминтерна, оценили в советской военной разведке. Зорге обладал блестящим аналитическим умом, свободно говорил по-немецки, по-английски, владел норвежским, читал по-французски, позже освоил китайский и японский, был хорошим экономистом, имел имя в журналистике – для разведки он был настоящей находкой, хорошо образованный, эрудированный человек, вызывающий симпатию у окружающих. Наверное, посодействовала и первая жена, Кристина Герлах, которая уже давно была агентом советской военной разведки. Начав работать как аналитик, Зорге печатал в немецкоязычных коминтерновских изданиях статьи по экономическим вопросам под псевдонимом Р. Зонтер. С двадцать седьмого по двадцать девятый годы Зорге с разведывательными заданиями ездил в Германию, Англию и Скандинавию. Оценив его аналитические и организаторские способности, Зорге переводят в Разведупр РККА – военную разведку. В одной из поездок в Англию для встречи с высокопоставленным офицером британской разведки MI6 и получения от него ценной военной информации, Зорге был задержан полицией. Его важные связи раскрыты не были, но работать в Европе ему больше не пришлось.

Персональная карточка Зорге


Первым его серьезным заданием стала работа в Китае, организация и руководство разведывательной сетью Шанхая. В 1930 году Зорге под видом немецкого журналиста отправляется в Китай. Именно тогда появился его агентурный псевдоним «Рамзай». Основным заданием для Рихарда Зорге было освещение вопросов, связанных с деятельностью правительства Чан Кайши, его военного и экономического потенциала. Только что, в 1929 году случился конфликт на КВЖД, первое крупное военное столкновение Красной Армии с китайскими войсками, и оказалось, что о Гоминдане советское правительство знало очень мало. Шанхай тех лет был оживленным, наполовину европейским городом. Тут и пригодилось мощное обаяние Рихарда и его умение находить общий язык с различными людьми. Зорге работал под именем доктора Джонса, ученого и журналиста из Германии, изучающего сельское хозяйство. Его публикации в немецких газетах пользовались большим успехом. Он сразу же стал своим в местной немецкой колонии, завязывал нужные знакомства среди немецких военных советников, прикомандированных к Нанкинскому правительству, получал ценную информацию в немецком генконсульстве. В Китае он познакомился с известной американской журналисткой Агнесой Смедли, дружившей с вдовой Сунь Ятсена, которая, в свою очередь, приятельствовала с женой Чан Кайши. С самим Чан Кайши Зорге связал общий интерес – они оба были страстными автомобилистами и вместе участвовали в гонках. Он стал репортером немецких газет в Китае при правительстве Чан Кайши, сумел получить шифровальные коды немецких военных советников при армии Чан Кайши, их полный поименный список с указанием занимаемых должностей и раскрыть германо-китайский сговор по разработке и применению химических средств массового поражения. После поездки по городам Китая и анализа политики Японии Рамзай сделал вывод о неизбежности большой войны между этими странами. В Центре такой вывод восприняли скептически, столкновения между Китаем и Японией происходили с 1931 года постоянно, но Зорге настаивал на своем: разразится полномасштабная война. В июне 1937 года это произошло. Стремясь как можно лучше понимать, что же происходит в Китае, Зорге изучает китайские обычаи, многовековую китайскую культуру и настроение местных жителей, организует агентурную сеть и занимается восстановлением радиосвязи между Шанхаем и Советским Союзом. Организация, состоящая из десятка человек разных национальностей, заработала в 1932 году. В Шанхае Зорге знакомится с Хоцуми Одзаки, убеждённым коммунистом, главным редактором токийской газеты «Асахи симбун», хорошо знающим Китай и все, что с ним связано. 

Хоцуми Одзаки


Знакомство это имело важное значение и для самого Рихарда Зорге, и для советской разведки. Хоцуми Одзаки стал ближайшим другом и помощником Рихарда Зорге. В Японии они сотрудничали до самого их ареста. В Шанхае Зорге опробовал и разработал методы, которые в будущем использовал в своей разведывательной деятельности, и методы эти пришлись не по вкусу его кураторам. Он слишком многое делал не так, как от него требовали. Еще оттуда, из Шанхая, потянулась та ниточка недоверия к Рамзаю, которая вскоре превратится в огромный запутанный узел. Но информация, которую он сообщает в Москву, признается очень ценной. В 1933 году Рамзай, пытаясь спасти двух раскрытых работников Коминтерна, был близок к провалу, и Кремль отозвал его из Китая.

Отдых был недолгим. Через Германию в мае 1933 года Зорге отправляется в Японию. В Берлине он задействует свои связи в пишущем мире и достаточно быстро решает все проблемы, получает аккредитацию во влиятельной газете «Франкфуртер цайтунг», которая отправила его в Японию в качестве собственного корреспондента. Зорге легально получил новый немецкий паспорт Третьего рейха и ехал на Восток под своим собственным именем. Там же в Берлине, Р. Зорге подал заявление о приеме в нацистскую партию. Он не скрывает, что жил в СССР, кается в былом увлечении коммунистическими идеями, которое давно осталось в прошлом. Обзаведясь в Германии множеством полезных знакомств и связей среди дипломатов, военных и видных деятелей нацистской партии, Зорге едет в Японию, даже не догадываясь, что его товарищи по партии, немецкие коммунисты, приговорили его за «измену» к смерти. Но уведомив по существующим правилам Коминтерн о своем решении, получили категорический запрет. Так очередной раз Зорге чудом избежал гибели. Был еще один момент, когда провал казался неминуем. На прощальном перед отъездом в Токио ужине прессы появился некий Густав Хильгер, узнавший в Зорге человека, которого несколько месяцев назад он видел в Большом театре в Москве. Зорге спасло его хладнокровие и способность находить выход в сложных ситуациях. Он «вспомнил», что они действительно совсем недавно виделись с Хильгером, но только было это не в Москве, а в редакции мюнхенской газеты. А свидетелем этой встречи назвал собственного брата, который, конечно, подтвердил бы его слова. Поверил ли Хильгер, или нет, но проверять ничего не стал. Сколько таких «чудес» случалось в жизни разведчика Зорге!

В сентябре 1933 года Рамзай прибыл в Японию. Поселяется в одной из лучших гостиниц, посещает немецкий клуб, ищет возможности завязать контакты в немецком посольстве. Он понимает, что должен любой ценой стать лучшим немецким корреспондентом в Японии, и через несколько лет непрерывного труда ему это удается. Зорге очень легко сходился с людьми, был очень контактным человеком, обаятельным, с прекрасным чувством юмора, приятным в общении. Скоро он становится популярным человеком среди немцев Токио, душой компании, участвует во всех вечеринках и праздниках. Среди его друзей есть и высокопоставленный чин гестапо, выявляющий «подозрительные элементы» среди граждан Рейха в Японии. Но Зорге, любитель отчаянных гонок на мотоциклах, ценитель изысканных напитков, любимец женщин, вне всяких подозрений. Несколько последующих лет он вдумчиво и последовательно создает в Японии разветвленную агентурную сеть, оставаясь при этом репортером, которого знают и ценят в Германии, журналистом, газеты со статьями которого ждут с нетерпением. Ни у кого не возникало сомнения, что Зорге – респектабельный журналист, глубокий аналитик, преданный член НСДАП. Эта «крыша» обеспечивала доступ к документам государственной важности. Зорге считал своим другом военный атташе немецкого посольства Отт. Зорге – много знающий, прекрасно пишущий – стал его советником, помогал ему готовить аналитические материалы для Берлина, писал серьезные секретные донесения, для которых Отт сообщал ему важные сведения, в скором времени оказывающиеся в Москве. Ойген Отт вырос до генерала, посла Германии в Японии, не без помощи Зорге, который умел расставить в материалах, отправляемых Оттом в Берлин, тончайшие акценты, увидеть то, чего не замечали другие журналисты, отобрать наиболее интересные факты. Он стал необходим не только Отту, но и военным атташе, советникам и секретарям посольства, специальным представителям Гитлера и сотрудникам японского МИДа. Его называли «фюрером прессы».

В сложнейших условиях Рихард Зорге создаёт агентурную сеть. Среди множества влиятельных друзей-информаторов одним из самых важных был Хоцуми Одзаки, Благодаря ему, Зорге удаётся войти в ближний круг премьер-министра Японии принца Коноэ, чьим советником был Хоцуми Одзаки, состоящий в мозговом центре правительства. В резидентуру Зорге входили 32 японца, бизнесмены, государственные служащие, военные, ученые, журналисты, четыре немца, два югослава, один британец. Очень аккуратно и продуманно они входили в доверие к влиятельным лицам. На них работали 160 источников, кто-то по убеждениям, а кто-то и не подозревал о своем сотрудничестве. Ценную информацию получали от немцев, французов, англичан, американцев, итальянцев, на самом высоком, правительственном уровне Японии. 

Когда сейчас читаешь в некоторых работах, посвященных деятельности группы Зорге, что, будучи непрофессиональными разведчиками, они не знали и не соблюдали правил конспирации, испытываешь недоумение, как эти «непрофессионалы» при таком огромном количестве источников и агентов восемь с лишним лет избегали провала. Именно профессионализм Зорге-разведчика, точный расчет и умело выбранный им имидж журналиста-гуляки, бабника и пьяницы, помешанного на своем мотоцикле, позволил ему так долго оставаться в тени. Заподозрить в нем резидента советской разведки было совершенно невозможно. Немцы и не заподозрили – даже тогда, когда Зорге был схвачен японской контрразведкой, представители посольства Германии требовали освободить «невиновного журналиста».


Кстати, о мотоцикле. Это не только часть имиджа, но и жизненная необходимость. Искалеченная нога не позволяла Зорге много и быстро ходить, а узкие улицы Токио для автомобильного движения были плохо приспособлены. Мотоцикл позволял ему оперативно решать многие вопросы.

Сообщения Зорге были точны и подробны, его информация всегда подтверждалась. Рамзай точно определил момент, когда в июне 1940 года гитлеровское командование окончательно склонилось к агрессии против СССР. Убедить Центр в близости войны было сложнее, чем добыть эти сведения. Рамзаю перестали доверять уже давно, после того, как была репрессирована вся верхушка военной разведки. Немец, плохо владеющий русским языком, по определению, не внушал доверия. А многолетняя работа без провалов, по мнению новых руководителей Разведупра, вообще невозможна, значит, перевербован. Зорге подозревали в том, что он двойной, а то и тройной агент. Те, кто готовил Зорге к этой миссии, с кем вместе разрабатывались цели и задачи его работы, были уничтожены. А те, кто пришел на их места, не представляли себе ни уровня, ни ценности Рамзая, не просто разведчика, а глубоко понимающего свое дело ученого – геополитика. Его лучшие аналитические материалы политического, военного, военно-экономического характера вызывали раздражение и реакцию: «Это не нужно». От него требовали данные о численности танков, способности японской промышленности к выпуску самолетов, о запасах бензина и нефти, резины и стали, о тактико-технических характеристиках новых минометов и пистолетов. В одном документе прямо приказывали сообщить площадь авиационного завода в Нагое, установленную личным обмером. Использовать Зорге в подобных акциях все равно, что забивать гвозди микроскопом. Но несмотря на трудности в Японии и недоверие в Москве Зорге продолжал работать. С января 1936 по октябрь 1941 года он направил в Центр по радио 805 срочных донесений. В 1940-1941 годах объем радиопередач резко возрос. Это был большой риск, но Зорге сознательно шел на него. В условиях войны с Германией ценность сообщений возрастала. 20 июня 1941 года он отправляет сообщение: «Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна». 22 июня 1941 года стало для Зорге одним из тяжелейших дней в его жизни. Говорят, что у него случился нервный срыв, когда он узнал о нападении Германии на СССР. Сказалось и напряжение долголетней, полной опасности работы, и то, что война, которую он так старался предотвратить, все-таки началась. С началом войны сведениям Зорге снова стали доверять. В июле, августе и сентябре 1941 года ежедневно в Центр от Рамзая поступали срочные и важные донесения. Блестящий аналитик, Зорге раньше других по едва заметным признакам точно определил, что провал блицкрига в России удержит японцев от боевых действий против СССР, по крайней мере, до тех пор, пока не взяли столицу России. Последняя шифровка Зорге 15 октября 1941 года сообщала как раз об этом. Что позволило перебросить под Москву сибирские кадровые дивизии и отстоять столицу.

Восемь лет хождения по краю пропасти, постоянного напряжения, изматывающей работы, нарастающей усталости, непрекращающейся слежки. В полицейской и ксенофобской Японии каждый европеец подвергался пристальному вниманию японских спецслужб. А Зорге – немецкий журналист, важная персона, был удостоен особенно тщательной слежки, исключительно в целях его безопасности. И при таком пристальном наблюдении Зорге умудрялся собирать информацию и передавать ее. Он просто «подружился» со своими «топтунами» и где взятками, а где призывом к мужской солидарности не портить романтическое свидание, получал какое-то время, свободное от слежки.

«Могу ли я рассчитывать вернуться домой после конца войны?» – точная цитата из разведдонесения Рихарда Зорге, полученного в Москве в октябре 1940 года. Этот вопрос Рамзай ставил не раз и не два. Но его просили потерпеть и поработать еще, его некем заменить. Поэтому версия, что его пытались отозвать в Москву, чтобы обвинить в измене и расстрелять, скорее всего, надумана. Все было наоборот, и возможно, усталость, на которую ссылался Зорге, в конце концов привела к снижению внимания и стала причиной его провала. Заменить и правда было некем. Уж слишком заметной фигурой был Зорге, чтобы его исчезновение можно было объяснить. Вся сеть агентов и информаторов держалась исключительно на нем, энергичном и талантливом разведчике, умевшем правильно ориентироваться в сложной обстановке, кропотливо собирать разрозненные сведения и факты, извлекать из них нужную информации, делать выводы и прогнозировать действия противника. 

Первая радиограмма группы была перехвачена еще в 1937 году. В 1941 году японские спецслужбы все ближе и ближе подбираются к Зорге и его организации. Незадолго до ареста Рамзай доложил в Центр, что его «дальнейшее пребывание в Японии бесполезно», поэтому он ждет указаний: «возвращаться на Родину или выехать в Германию для новой работы?» Родиной Р. Зорге считал Советский Союз. Но в середине октября начинаются аресты, и 18 октября 1941 года Зорге арестован тайной полицией. Японцы понятия не имели, кто попал к ним в руки. Они считали Зорге немецким шпионом. Этот арест вызвал шок и в Токио, и в Берлине. Когда Отт узнал об аресте Зорге, он обвинил японцев в шпиономании и потребовал освободить подданного Германии. В Берлине были просто в бешенстве. Говорят, Гитлер требовал, чтобы Зорге, как этнического немца, выдали Германии. Риббентроп не мог поверить, что в германском посольстве в Токио на протяжении нескольких лет действовал советский разведчик, который был «другом германского посла». Сам Отт был потрясен тем, что «друг Рихард» совсем не тот, кем он его считал. Правда, Отт в этой ситуации почти не пострадал. Вместо Восточного фронта был отправлен в Китай, там и отсиживался до конца войны.

Три мучительных года заключения. Следствие по делу Зорге длилось много месяцев. Ежедневные допросы, пытки. Зорге на допросах молчит. Но узнав, что арестованные участники его группы под пытками сознались во всём, Зорге сменяет тактику – с этого момента он берёт всю вину на себя, говорит, что он агент Коминтерна и борется против войны. Сообщение о раскрытии крупной шпионской сети появляется в японских газетах только 17 мая 1942 года. 29 сентября 1943 года Рихарда Зорге и Хоцуми Одзаки приговорили к смертной казни через повешение на рояльной струне (по совету немцев).Еще год они провели в камере смертников и 7 ноября 1944 года были казнены. Перед казнью Зорге вел себя спокойно, поблагодарил тюремных служащих и прошел в камеру для исполнения приговоров. Врач зафиксировал в протоколе, что после того, как Зорге сняли с виселицы, его сердце билось еще 8 минут. В печати об этом ничего сообщено не было.

Тело его было похоронено в общей могиле, и только через несколько лет останки отыскала и опознала Исии Ханако, женщина, с которой Рихард Зорге жил последние шесть лет. Она написала о нем воспоминания и на гонорар от них похоронила урну с прахом на кладбище Тама.

Отчего провалилась организация, которая успешно работала больше восьми лет?  Версий существует много, начиная от потери секретных документов, до внедрения агентов японской охранки в организацию и предательства кого-то из участников. Но ни одна из них при тщательном рассмотрении не подтвердилась. Восемь лет – это нереальный срок для активно работающей разведгруппы. К ее раскрытию могла привести любая случайность, учитывая, что в последнее время передатчик работал практически без отдыха и его могли запеленговать. Среди агентов резидентуры Зорге могли оказаться коммунисты, следя за которыми полиция вышла на организацию. Кроме того, были нарушены требования Зорге исключить связь его организации с сотрудниками советского представительства. Руководство разведки поставило Зорге в крайне опасные условия работы. С конца 1939 года резидентура Рамзая приказом из Центра была переведена на связь с сотрудниками резидентуры легальной, ни один из разведчиков которой не имел опыта оперативной работы. Они были вопиюще безграмотны в вопросах конспирации. Случалось, они выезжали на встречи с радистом на машине с дипломатическими номерами. Видимо, чтобы полиции удобнее было за ними наблюдать. Некоторые историки предполагают, что Зорге просто сдали. Иначе почему было так спокойно руководство советской военной разведки: провалена лучшая агентурная сеть, а попыток разобраться в причинах провала и сделать выводы нет. Как-то не по-нашему, что и странно. Не потому ли двадцать лет старательно не помнили, а когда пришлось вспомнить, накрутили вокруг его имени и судьбы горы вранья, засекретили на неопределенный срок материалы по делу «Рамзай». Это при том, что Китай, Япония и Германия опубликовали все имеющиеся у них документы по делу Зорге. Масштаб личности Рихарда Зорге не был оценен его руководством, хотя он был самым успешным резидентом Разведупра. Во всем мире есть общества памяти Зорге, проводятся симпозиумы и конференции, посвященные ему. Не бывает их только в стране, за которую он жизнь отдал. 

Рихард Зорге – не просто шпион, не просто гениальный разведчик. Он был талантливым журналистом, ученым – геополитиком, одним из создателей Франкфуртской школы социальных исследований, человеком, заставившим работать на нашу Победу приближенных японского императора и сподвижников Гитлера. В истории разведок всего мира не было ничего подобного, как не было разведчиков, равных Зорге по дерзости, отваге и хладнокровию. Даже его истязатели в японской тюрьме были поражены его стойкостью и покорены его личностью. Мы, как всегда, немного опаздываем. Но надеюсь, что время Зорге все-таки придет. И мы узнаем правду о человеке, который «… достиг вершин в искусстве шпионажа, потому что многое делал не так, как велели».

 

Список использованной литературы:

Алексеев М. «Верный Вам Рамзай»: Рихард Зорге и советская военная разведка в Японии 1933–1938 годы / М.Алексеев. – М., 2017

Голяков С. Зорге. Подвиг и трагедия разведчика / С.Голяков, М. Ильинский. – М., 2001. 

Дикин Ф. Дело Рихарда Зорге / Ф. Дикин, Г. Стори. – М., 1996.

Долгополов Н. Почему Сталин не обменял Зорге // Н. Долгополов. – Родина. – 2015. – №10.

Долгополов Н. Кто выдал Рамзая? // Н. Долгополов. – Родина. – 2018. – №10.

Знаменитые шпионы XX века. – М., 2001

Куланов А. Зорге. Неудобный / А.Куланов. – М., 2018.

Соколов Б. Рихард Зорге. Джеймс Бонд советской разведки / Б. Соколов. – М., 2015.

https://fishki.net/1684725-rihard-zorge.html

https://bookscafe.net/book/uayton_charlz-krupneyshie_shpiony_mira-75347.html

 

Юлия Брюханова, зав.сектором Центральной библиотеки им. А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...