пятница, 30 октября 2020 г.

Книги памяти: «Краткая история Гулага», воспоминания очевидцев

Мы выходим на рассвете,

Целый день стоим с пилой;

Где-то есть жена и дети,

Дом, свобода и покой.

Мы о них давно забыли —

Только больно ноет грудь.

Целый день мы пилим, пилим

И не можем отдохнуть.

Но и ночью отдых краток:

Только, кажется, прилег

В мерзлом холоде палаток,

Уж опять гудит гудок,

И опять мы начинаем.

Режет ветер, жжет мороз.

В Колыме, я твердо знаю:

 Сколько снега, столько слез.

Н. Гаген-Торн

 

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий.

Памятная дата была учреждена постановлением Верховного Совета РСФСР от 18 октября 1991 года «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий».

В этот день вспоминают миллионы людей, которые были оклеветаны, невинно осуждены, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку, лишены жизни в годы сталинского террора и после него.

Дата была выбрана в память о голодовке, которую 30 октября 1974 года начали узники мордовских и пермских лагерей в знак протеста против политических репрессий в СССР. Они объявили 30 октября Днем политзаключенного в СССР. 

 

В 30-е годы XX столетия по всей территории СССР раскинулась огромная империя под названием ГУЛАГ, которая за три десятилетия своего существования искалечила миллионы судеб, унесла в небытие сотни тысяч человеческих жизней. Точных данных о числе жертв массовых политических репрессий, пик которых пришелся на 1930-е годы, нет до сих пор. По данным общества «Мемориал», речь идет о 12 миллионах человек, по оценкам Музея истории ГУЛАГа — о 20 миллионах, свыше миллиона человек были расстреляны.

Заключенные ГУЛАГа принимали участие в «ударных стройках», поднимали народное хозяйство, работали в закрытых конструкторских бюро и использовались в качестве «пушечного мяса» штрафных батальонов на фронтах Великой Отечественной войны, их использовали в качестве подопытных при проведении секретных исследований и разработок в различных областях прикладных наук.

Многое из того, что происходило за колючей проволокой сотен лагерей, долгое время было известно только тем, кто там находился, а именно заключенным, персоналу лагерей и ведомствам, творившим это зло. Сегодня мы знаем многое из серьезных научных книг на эту тему, из воспоминаний бывших узников, которые прошли через горнило ада, смогли выжить и рассказать обо всем, что им пришлось пережить.

Несмотря на это тема остается неизученной до конца. Архивы не очень охотно, по крупицам рассекречивают новые документы. Достоянием гласности становятся воспоминания, записки узников ГУЛАГа, уже ушедших из жизни. Ведь многие не сумели, не смогли или так и не осмелились поделиться своими воспоминаниями при жизни. Эти материалы появляются на свет благодаря родным, близким узников.

В 2019 году вышла книга «Краткая история Гулага», которую называют первым полноценным научным исследованием, основанном на архивных документах. У нас в библиотеке есть только журнальный вариант этого издания. 



В 10-12 номерах журнала «Новый мир» за 2018 год опубликованы отдельные главы из книги «Краткая история Гулага» (авторский вариант написания). 

Авторы книги кировские историки Виктор Аркадьевич Бердинских и Владимир Иванович Веремьев.

В.А.Бердинских – доктор исторических наук, профессор. Он автор многих научных и популярных книг по истории русского крестьянства, ГУЛАГа.

В.И.Веремьев историк по образованию, много лет служил в уголовно-исполнительной системе, подполковник в отставке. Что интересно, родился в 1947 году в Вятлаге в семье спецпоселенцев.



Избранные главы, представленные читателям журнала, можно назвать своеобразным обзором. Он дает представление о широте охвата тем, о глубине проработки материала, солидном арсенале документов, изученных и использованных авторами. Свою историю ГУЛАГа они строят на исследовании конкретных лагерных комплексов, которые являлись основой гулаговской империи. Авторы считают, что именно так можно понять и объяснить механизм действия всей системы, особенности ее функционирования, воссоздать объективную картину жизни, быта и менталитета людей в исключительно тяжелых условиях неволи – на стройках, лесоповале, рудниках и шахтах. 

Книга состоит из двух разделов. В первом рассматриваются основные периоды развития системы, предлагаются причины ее появления и исчезновения. В журнальном варианте анализируются события, начиная с предвоенного 1941 года.

Историю ГУЛАГа В.Бердинских и В. Веремьев рассматривают на фоне общих исторических и политических событий, происходивших в стране, дают подробное описание хронологической последовательности исторических и экономических решений руководства страны, принятых в связи с началом войны. Детально анализируют, насколько эффективной оказалась лагерная модель в условиях советской экономики, сколько промышленных объектов было реализовано с привлечением труда заключенных, какова была их экономическая эффективность.

Одна из глав – «Наказанные народы в ГУЛАГе» – посвящена принудительным  этническим переселениям, которые осуществлялись во время войны и превратились в обыденное событие. Мировая история знает такие примеры, но, масштабы, которых достигло это явление в СССР, потрясают. Депортации стали одним из важных компонентов решения многих политических, экономических, социальных и межнациональных вопросов в стране. Первыми пострадали немцы. В июне 1941 года были изданы первые постановления, а уже в августе для практического осуществления депортации в Поволжье направляются 1550 «ответственных сотрудников», 3250 милиционеров, 12150 военнослужащих войск НКВД. С 3 по 20 сентября 1941 года 446480 немцев в 230 эшелонах были вывезены в Сибирь и Казахстан. Затем аналогичные мероприятия проведены в других регионах и республиках страны. В общем итоге к 25 декабря 1941 года насильственно выслано 894600 человек, что составляло 82% от состава немецкого населения. Многие из них не доехали до места назначения. А дальше началась так называемая «трудовая мобилизация». Трудармейцев использовали на строительстве стратегически важных объектов: железных  дорог, предприятий цветной и черной металлургии, лесоповале, и в других сферах, требовавших тяжелого физического труда. Правовой статус этих подневольных рабочих можно определить как смешение положения заключенного в лагере и рабочего военно-строительных частей,  с преобладанием лагерных признаков. 

В результате, депортации 40-х годов повлекли за собой массовую гибель отечественных немцев, лишение их всего имущества, а зачастую и средств к существованию, ликвидацию их автономии, рассеивание по большой территории, и как следствие насильственную ассимиляцию. Это в немалой степени явилось причиной массовой эмиграции немецкого населения в конце XX веке (1886534). А это в свою очередь нанесло непоправимый ущерб экономике отдельных регионов и страны в целом.

В 1943-1945 годах подверглись депортации еще шесть народов: карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы и крымские татары. Мотивом служили «возмездие», «кара», «наказание» за действительные или надуманные (чаще) преступления. Под непосредственным руководством Л. Берии было подготовлено 5 «чисток – облав». Для этого выделялись огромные материальные средства. Для высылки 521247 чеченцев и ингушей в течение с 23 по 28 февраля 1943 года было выделено 194 эшелона по 65 вагонов каждый и задействовано 119 тысяч человек из специальных войск НКВД. И все это в разгар войны. Депортации прибалтийских народов, молдаван, греков, армян, турок в стране продолжались до самой смерти Сталина, но уже не носили столь массового характера.

Несколько глав книги посвящено послевоенному периоду и последним годам сталинщины, которые не были ознаменованы громкими публичными политическими процессами и большим террором. Но тем не мене в полуголодной и полуразрушенной стране увеличилось число наказаний за мелкие хищения. Теперь голодные колхозники, женщины, дети за воровство нескольких килограммов ржи могли получить от 8 до 10 лет, а за недоносительство готовящегося преступления от 2 до 3 лет лагерей. К концу 1948 года в ГУЛАГе содержалось 500 тысяч женщин, вдвое больше, чем в 1945 году.

Конец сталинской эпохи отмечен наивысшим размахом карательно-исправительной системы. После войны происходит рост числа ИТЛ, в начале 1953 года в них содержится 2,5 миллиона заключенных. Появляется новая Гулаговская структура – «особые лагеря и тюрьмы» со строгим режимом содержания для особо опасных преступников. Одна из тюрем находилась в городе Верхнеуральске.

Авторы подробно рассматривают меры реформирования, предпринятые властью с 1953 по 1960 гг, которые в результате привели систему к кризису, а затем и к распаду. 

Второй раздел книги называется «Лагерный социализм: несущие структуры». Это своеобразный обзор повседневной жизни ГУЛАГа.

Отдельные главы посвящены спецконтингенту и кадрам.

Спецконтингент или заключенные. Их классификация определялась по окрасам, то есть по статьям Уголовного кодекса и включала около 40 позиций. Например, «контрреволюционеры», осужденные за хищения государственной и личной собственности, осужденные по уголовным статьям. Такая классификация применялась лишь в официальных отчетах. На самом деле в лагере существовала своя структура, которая делила заключенных на 4 основные касты: блатные, мужики, придурки и отверженные. Были и промежуточные масти. Принадлежность к касте давала заключенному определенный статус, диктовала свои правила поведения, определяла условия взаимодействия друг с другом. Авторы подробно останавливаются на характеристике каждой из них.

Лагеря были местом массового произвола, бесправия, унижения, издевательств и каторжного труда, но заключенные здесь жили, и у каждого из них имелось конкретное место проживания и работы. Существовал определенный режим дня и определенные условия работы. Заключенным нужно было есть, одеваться, бороться с антисанитарными условиями. Они болели, общались друг с другом, умирали. Все моменты лагерной жизни были регламентированы и нормированы официальными документами. Скрупулезно описывают авторы лагерную жизнь и ее субкультуру.



ГУЛАГ – это не только заключенные. Это еще и целая армия тех, кто обслуживал эту систему – управленческий аппарат, вольнонаемный персонал, надзирательский состав, военизированная охрана. От их человеческих и профессиональных качеств напрямую зависело состояние заключенных и их жизнь. В главе «Граждане начальники» представлены документы, регламентирующие основные требования, предъявляемые к кадровому составу, критерии отбора сотрудников на различные должности. Далее детально исследуется характер служебных обязанностей, условия жизни, методы подготовки и политического воспитания тех, кто руководил и обслуживал лагерную систему в центре и на местах. 

По каждой теме, по каждой позиции авторы детально анализируют официальные документы: партийные и правительственные постановления, ведомственные приказы, распоряжения, циркуляры, директивы, доклады. Очень многие из них изданы под грифом «секретно». Они регламентируют как глобальные, так и частные вопросы лагерной жизни. Цифры, приведенные авторами, просто ошеломляют. Кроме того, в каждой главе есть материалы под общим заголовком «Люди и нравы», где собраны воспоминания бывших заключенных и сотрудников лагерей. Они оживляют сухую официальную и статистическую информацию, наполняют исследование конкретными историями живых людей.

В конце журнальной публикации помещен список исправительно-трудовых лагерей, существовавших в СССР с 1920 по 1950-е годы. В списке более 430 наименований. По каждой позиции приводится профиль деятельности, годы существования, численность, географическое положение, количество «филиалов». В книге собран и представлен читателям богатейший материал по истории Гулага. 

 

Есть и другие книги о ГУЛАГе. В них нет цифр, но есть личная причастность к событиям, личная боль и личные переживания. 

Как известно, в лагерях оказалось немало представителей научной, творческой интеллигенции. Среди них и ученый физик-теоретик – Георгий Георгиевич Демидов.

Он родился в 1908 году в рабочей семье в Петербурге. После окончания школы работал рабочим на сахарном заводе в Донбассе. Автор 50-ти изобретений. В 21 год поступил в Харьковский университет на физико-математический факультет. На третьем курсе его пригласил на работу в свою лабораторию Лев Ландау. Работая в Украинском физико-техническом институте (УФТИ), Демидов не только окончил университет, но и вместо диплома сразу защитил кандидатскую диссертацию и получил звание доцента Харьковского электротехнического института. В феврале 1938 года по сфабрикованному обвинению ученый был арестован, обвинен в троцкистском заговоре и приговорен к 8-ми годам заключения. Затем получил второй срок – уже 10 лет. Местом отбывания стали колымские лагеря. В общей сложности он провел там 14 лет. Работал на самых тяжелых работах, в том числе на добыче золота. Шесть раз был в состоянии между жизнью и смертью. Вышел из лагеря в 1951 году на положении ссыльного. После реабилитации в 1958 году жил в Ухте, затем в Калуге.

На Колыме Г.Г.Демидов познакомился с В.Шаламовым и впоследствии стал прообразом героев нескольких его произведений. Вместе в лагере они провели 2 года. Позднее В.Шаламов напишет: «Что же касается моих многих наблюдений, то самым умным и самым достойным человеком, встреченным мной в жизни, был некто Демидов, харьковский физик».

Еще находясь в лагере, Г.Демидов поклялся выжить, во что бы то ни стало, чтобы описать тот ад, в котором он провел значительную часть жизни. В письме к родным он писал: «Я хочу внести свою лепту в дело заколачивания осинового кола в душу и память сталинского режима». Поставив перед собой задачу, рассказать всю правду о своем времени, Георгий Георгиевич начинает активно писать рассказы о репрессиях и лагерном быте на Колыме, которые распространялись в самиздате.

Судьба его книг оказалась такой же непростой, как и его собственная. При жизни ни одно из его произведений не было опубликовано. Печататься за границей он категорически отказывался. Темы его произведений, их правдивость и жесткость высказываний не устраивали власть. Даже после реабилитации он находился под наблюдением КГБ. Наученный горьким опытом Демидов сделал пять экземпляров своих работ и разослал их своим друзьям в разных городах на хранение. Но в 1980 году по всем этим адресам прошли обыски, рукописи изъяли и отправили в архивы КГБ. Только в 1988 году, уже после смерти Георгия Георгиевича, его дочери при поддержке А.Н.Яковлева, удалось возвратить рукописи.

Первые несколько рассказов были опубликованы в журнале «Огонек» в 1988 году, появились публикации в зарубежных изданиях.

В 2008 году издательство «Возвращение» начинает публиковать сочинения Г. Демидова. Вышло четыре книги: «Чудная планета», «Оранжевый абажур», «Любовь за колючей проволокой», «От рассвета до сумерек».

В сборнике «Оранжевый абажур» три повести о тридцать седьмом: «Фонэ квас», «Оранжевый абажур» и «Два прокурора». Это художественные произведения, в которых нашли отражение и факты биографии автора, и воспоминания о тюрьмах и лагерях.


Герой повести «Фонэ квас» Рафаил Львович Белокриницкий – главный инженер крупного энергетического предприятия, автор многих изобретений и смелых проектов.

Профессор Трубников из повести «Оранжевый абажур» – ученый. Долгое время он жил за границей и, вернувшись на родину, работал в научно-исследовательском институте.

Михаил Коренев – молодой прокурор, недавно окончивший юридический институт, но уже получивший ответственную должность.

Каждый из них оказался в следственной тюрьме НКВД. Белокриницкий и Трубников оказались там по доносу, Коренев, непосредственно исполняя свою работу. Они уверены в своей невиновности и абсурдности предъявленных им обвинений.

Автор скрупулезно, с точностью до мелочей описывает обстановку, в которой находятся арестованные. Камера, ее запахи, ее обитатели, тюремные порядки.

Каждый из героев осмысливает случившееся и готовит свой способ защиты, который все объяснит следователям и разрешит недоразумение.

Но ни хитроумный план Белокриницкого, ни благородный оговор себя с целью спасения семьи Трубникова, ни профессионализм, знание законов Коренева, не спасают их от гибели. Ведь та система, в которой оказались безвинные люди, не ищет способа разобраться в произошедшем, не требует доказательств невиновности. Она нацелена  исключительно на их истребление любой ценой. И здесь не нужен ум, не нужны законы, тем более – честность.

 

О своем ГУЛАГе рассказала Ольга Львовна Адамова-Слиозберг.


Она родилась в Самаре в семье портного. Училась в гимназии и в Московском университете, получила диплом экономиста. В 1936 году, вскоре после ареста мужа, доцента МГУ, забрали и ее. До ареста у нее была обычная жизнь беспартийной интеллигентной советской женщины. Она не отличалась особой активностью в общественных делах, добросовестно работала. В тюрьму Ольга Львовна попала из круга благополучных людей, не сомневавшихся в справедливости советской власти. Ее, не интересовавшуюся политикой, обвинили в троцкизме и лишили свободы и семьи. Ольга Львовна прошла соловецкий и колымские лагеря, а затем и казахстанскую ссылку.



Свою книгу воспоминаний она так и назвала «Путь». Двадцать лет своей жизни она шла по пути страха, унижений, разлук, осознания бесчеловечности сталинской системы. Но одновременно по этому же пути шли тысячи таких же безвинных и оболганных. В своей книге Ольга Львовна рассказывает не только и не столько о себе, сколько о тех, с кем она встретилась в тюрьмах, делила нары в лагерных бараках, работала на лесоповале. За что отбывают наказание, знали лишь немногие. Большинство женщин не понимали, что и почему это с ними происходит. Автор пишет: «Вначале я пыталась не доверять горестным повестям, которые мне рассказывали. Ведь если все так же невиновны, как я, значит, произошло ужасное вредительство. Значит – лгут газеты, лгут речи вождей, лгут судебные процессы. Нет, этого не может быть! Где-то там, в одиночных корпусах, в мужских камерах, сидят эти проклятые заговорщики, из-за которых так все смешалось, что теперь нельзя отличить правого от виновного. Но я не могла не верить людям». Каждая  встреча – это история разрушенной жизни. Когда количество людских страданий переполнило сердце, Ольга Львовна сделала для себя выбор и решила: «Я буду думать, я буду запоминать все. Я должна выжить и донести все, что видела, до людей. Я не могу сейчас всего понять, но я вижу, что творится злое дело».

Благодаря автору мы становимся свидетелями десятков человеческих трагедий простых крестьянок и жен высокопоставленных начальников, партийных работников и студенток, ученых, писателей и рабочих. В книге нет рассказов о пытках, истязаниях, но мы  узнаем о бессмысленных обвинениях, о постановочных судах, об унизительных обысках, о том, как мучительны бесконечные мысли о детях, оставленных на воле, о стариках... Но ее книга еще и о способности выживать, о вере в себя, о надежде и любви, о том, как сопричастность чужому горю, дружба и человеческая взаимопомощь помогали тысячам людей выжить в аду лагерей.

 

А вот другая судьба, другая история и такое же острое желание рассказать о своих испытаниях.

Лев Мищенко «Пока я помню». Лев Глебович Мищенко – ученый физик, прожил долгую жизнь. Многое в жизни видел и многое испытал.


Он родился в 1917 году в Москве, рано лишился родителей и воспитывался бабушкой. После окончания школы поступил на физический факультет МГУ и окончил его в 1941 году. Еще, будучи студентом, был приглашен на работу в Физический институт АН СССР, где работал в лаборатории профессора Д.В. Скобельцына. В июне 1941 года добровольцем ушел на фронт. Воевал в составе Отдельного батальона связи 8-й Красно-Пресненской стрелковой дивизии Народного ополчения. В октябре 1941 года, выходя из окружения под Вязьмой, попал в плен. Содержался в различных лагерях для военнопленных. Сначала был помещен в лагерь в Смоленске, затем находился в лагерях на территории Германии в Фюрстенберге, в Берлине, в Ошаце, Лейпциге. В 1944 году был переведен в Бухенвальд. За время пребывания в лагерях, неоднократно отказывался от предложений сотрудничать с немцами в части военного шпионажа против СССР.


Находясь в заключении, работал на фабрике весов, станкостроительном заводе, подземном заводе, в шахте. Периодически привлекался к работе переводчиком. 

Работая переводчиком, пытался вместе с пленными активно протестовать против жестокостей и тяжелых условий в командах. Вместе с немецкими антифашистами-солдатом Хладиком, и механиком Ределем организовал доставку информации советских радиостанций пленным, вел работу по разоблачению действий немцев. Участвовал в нескольких неудачных побегах, за что был отправлен в штрафной лагерь. В апреле 1945 года при эвакуации лагеря бежал. Продвигаясь в сторону ближайшего фронта, оказался в городе Эйслебен, занятом американцами. Эмигрировать в штаты отказался. Поэтому после окончания войны был репатриирован в советскую зону оккупации.

Но насладиться свободой не успел. В лагере репатриантов был обвинен в шпионаже и арестован ОК «СМЕРШ». 

Суд состоялся в городе Веймаре. При рассмотрении дела Военный Трибунал изменил предъявленное обвинение в шпионаже на антисоветскую агитацию среди пленных и осудил по ст. 58-1(б). Приговор – 10 лет ИТЛ. Срок отбывал в Печорском лагере, работая на лесозаготовках. Так, бежав, из одного заточения Лев Глебович попал в другое. Он на себе испытал тяжесть двух карательных тоталитарных систем.  Освободился в 1954 году. После реабилитации работал в НИИ Ядерной физики при МГУ. Умер на 91 году жизни.



Эти книги, каждая по-своему, напоминают нам и рассказывают об одной из самых трагических страниц в истории нашей страны. Предлагая их, я не могу пожелать всем приятного и увлекательного чтения. Скорее оно будет непростым. Ведь читать о непридуманных, а реальных людских трагедиях нелегко.

Эти и другие книги по теме можно взять в библиотеке № 32 им.М.Горького.

 

Источники:

http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_11/Content/Publication6_7049/Default.aspx

https://magazines.gorky.media/ural/2019/7/gulag-strochnymi.html

https://bookmix.ru/book.phtml?id=2459024

https://www.livelib.ru/author/314002-georgij-demidov

https://audioliba.com/authors/132539

 

Читайте также в нашем блоге:

Писатели – жертвы политических репрессий

 

Людмила Давыдова, зав. отделом библиотеки № 32 им.Горького

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...