суббота, 10 октября 2020 г.

«Воображаю… чугунные дороги»: о путешествиях А.С. Пушкина

 

«Долго ль мне гулять на свете

То в коляске, то верхом,

То в кибитке, то в карете, 

То в телеге, то пешком…»

(А. Пушкин «Дорожные жалобы»)

 

Александра Сергеевича можно смело назвать одним из самых известных путешественников своего столетия. Биографы подсчитали: за всю жизнь Пушкин проехал по дорогам нашей родной страны более 34 тысяч верст (это более 36 тысяч километров). Эта цифра почти такая же, как длина Земли по экватору! Для сравнения хотелось бы отметить, что профессиональный путешественник и исследователь Николай Пржевальский проехал всего 30 тысяч километров, а ведь прожил на 12 лет больше, чем Александр Сергеевич.

Пушкин подолгу жил в Москве и в Санкт-Петербурге, был в Крыму, на Урале и на Кавказе, а также на территории современной Турции. Дорога много значила в жизни поэта и нашла отражение в его творчестве.

В «Путешествии в Арзрум» Пушкин писал: «С детских лет путешествия были моею любимою мечтою». И, стоит отметить, что он привык к путешествиям с самого юного возраста.

Дом, где родился Пушкин Бауманская, 40

Родился Александр Сергеевич в Москве, в Немецкой слободе в 40-ом доме по улице Бауманская, но еще младенцем его отвезли в село Михайловское, под Псковом – родовое имение матери Пушкина, Надежды Осиповны. Зимой же из Михайловского семейство Пушкиных до следующей осени перебралось в Петербург. А, когда немного подрос, Саша каждое лето проводил в подмосковном селе Захарове, рядом со Звенигородом, у бабушки, Марьи Алексеевны. 

Усадьба в селе Михайловское
Усадьба Захарово

В 1811 году Александр Пушкин поступает в Царскосельский лицей в Санкт-Петербурге, где проводит шесть последующих лет. Ученики проводили там и каникулы. Один раз только лицеистов возили на экскурсию по окрестностям – в Павловск, Колпино, Ораниенбаум. 

Царскосельский лицей

После выпуска из лицея Пушкина в статусе коллежского секретаря определяют в Коллегию иностранных дел в Петербурге. Работая в этой должности, Александр Сергеевич с родителями живет на улице Фонтанке, в доме 185, который в то время носил название «доходный дом Клокачева». Пушкины занимали квартиру из семи комнат, по-видимому, во втором этаже. Три парадные комнаты своими десятью окнами были обращены на Фонтанку, остальные – во двор. Здесь Александр Сергеевич написал «К Чаадаеву», оду «Вольность», закончил работу над «Русланом и Людмилой».

Здесь же Александр Сергеевич написал и эпиграммы на Аракчеева, Александра I и ряд других стихов, возмутивших власть, и приведших к тому, что Пушкина собирались сослать в Сибирь. Лишь благодаря ходатайствам его друзей, северную ссылку для поэта заменили на южную – так Пушкин впервые отправился в дальний путь, в Кишинев.

В мае 1820 года Александр Сергеевич выезжает из Санкт-Петербурга в Екатеринослав (нынешний Днепр) – начинается южная ссылка. Пушкин отбывает на службу к генералу Инзову, которому поэт вез государственный рескрипт, однако, заболевает, искупавшись в Днепре и уже к концу мая генерал Раевский получает разрешение отвезти Пушкина на Кавказские минеральные воды. По пути путешественники останавливаются в Таганроге (что примечательно, в том доме, где в последствии через пять лет умирает Александр I), после – в Пятигорске, потом в Гурзуфе.

Стоит сразу сказать, что в Пятигорске Пушкин будет не раз. Посетит он этот город еще через девять лет, когда направится в Арзрум, о чем напишет: «Здесь я нашел большую перемену… Нынче выстроены великолепные ванны и дома. Бульвар, обсаженный липками, проведен по склонению Машука. Везде чистенькие дорожки, зеленые лавочки, правильные цветники, мостики, павильоны… Но мне было жаль их прежнего дикого состояния. Мне было жаль крутых каменных тропинок, кустарников и неогороженных пропастей, над которыми, бывало, я карабкался…».

А в 1820 году из Пятигорска Пушкин, все еще в сопровождении семейства Раевских отправляется в Гурзуф, где живет августовский месяц на даче генерала Ришелье (в которой ныне расположен музей А.С. Пушкина). В сентябре поэт отправляется в Бахчисарай, который большого впечатления на него не производит. Пушкин пишет Дельвигу: «Я прежде слыхал о странном памятнике влюбленного хана. К** поэтически описывала мне его, называя la fontaine des larmes (фонтаном слез). Вошед во дворец, увидел я испорченный фонтан; из заржавой железной трубки по каплям падала вода. Я обошел дворец с большой досадою на небрежение, в котором он истлевает, и на полуевропейские переделки некоторых комнат». 

Но, несмотря на то, что первое впечатление от фонтана у Пушкина не было положительным, позже поэт под впечатлением от этой поездки написал поэму «Бахчисарайский фонтан», а также стих «Фонтану Бахчисарайского дворца».

Карта южной ссылки

Стоит отметить, что южная ссылка вообще оказалась для Александра Сергеевича очень продуктивной в творческом плане. Еще в Екатеринославе поэт почерпнул идею для поэмы «Братья-разбойники», написанной уже позже, в 1823 году. Вяземскому Пушкин писал: «Вот тебе и «Разбойники». Истинное происшествие подало мне повод написать этот отрывок. В 1820 году, в бытность мою в Екатеринославле, два разбойника, закованные вместе, переплыли через Днепр и спаслись. Их отдых на островке, потопление одного из стражей мною не выдуманы».

В августе, в Гурзуфе, Пушкин пишет «Погасло дневное светило» – классическую романтическую элегию, вдохновленную красотой крымской природы. Вскоре Александр Сергеевич приступает к написанию «Кавказского пленника», над которым работает около полугода. А после написания «Бахчисарайского фонтана» Пушкин берется за поэму «Цыганы».

Этот период – последний, когда Пушкин пишет романтические произведения, после он переходит к реализму; от элегий – к трагедиям. 

Впечатления от путешествий по Кавказу и Крыму еще много раз будут позже появляться в пушкинских произведениях. «Прекрасны вы, брега Тавриды» – писал он в «Евгении Онегине».

В сентябре 1820 года Пушкин прибывает в Кишинев и поступает на службу к генералу Инзову, как и предполагалось еще в мае, до его болезни и последующего путешествия. Более двух лет Пушкин прожил в Молдавии, однако, генерал относился лояльно к путешествиям поэта, позволяя Александру Сергеевичу отлучаться в Каменку, Киев и Одессу.

А в 1824 году полиция вскрыла одно из писем Пушкина, где тот писал о своем увлечении «атеистическими учениями», после чего он был уволен со службы и отправлен в ссылку в село Михайловское, где он проводит два года.

Как мы знаем, время, проведенное в Михайловском, хоть и было для Пушкина сопряжено со многими душевными переживаниями, стало очень плодотворным. Там были написаны поэтом «Граф Нулин», «Борис Годунов», основная часть «Евгения Онегина». И даже после окончания ссылки, Пушкин не раз еще возвращался в имение матери в поисках уединения и творческого вдохновения. 

Со сменой власти Пушкин освобождается от наказания михайловской ссылки и может путешествовать по просторам России (хоть и с условием, касающимся того, что о своих прибытиях в столицу он должен спрашивать разрешения письмом у самого императора) и особенно часто в последующие годы ездил он по Московско-Петербургскому почтовому тракту. 

Здесь он останавливался в Твери, Торжке, Старице, в Бернове, Грузинах.

гостиница «Гальяни», Тверь

В Твери на улице Скорбященской (ныне – улице Володарского) находилась гостиница «Гальяни», в которой был знаменитый на весь город трактир и ресторан, а в Торжке Пушкин останавливался в гостинице Пожарского, где впервые подавались к столу знаменитые «пожарские котлеты». 

Александр Сергеевич путешествовал по этому маршруту 28 раз за десять лет (с 1826 по 1836) и даже составил для своего друга Сергея Соболевского «кулинарный путеводитель» по этим местам:

«Во-первых, запасись вином, ибо порядочного нигде не найдешь. Потом

(На голос: «Жил да был петух индейский»)

У Гальяни иль Кольони

Закажи себе в Твери

С пармазаном макарони,

Да яишницу свари.

 

На досуге отобедай

У Пожарского в Торжке,

Жареных котлет отведай (именно котлет)

И отправься налегке.

 

Поднесут тебе форели!

Тотчас их варить вели,

Как увидишь: посинели –

Влей в уху стакан шабли…» и т.д.

 

Заканчивался совет для путешественника следующей рекомендацией: «На каждой станции советую из коляски выбрасывать пустую бутылку; таким образом, ты будешь иметь от скуки какое-нибудь занятие».

В 1829-ом году Александр Сергеевич совершает самое свое дальнее и загадочное путешествие – путешествие в Арзрум, куда он, можно сказать, сбегает из Москвы, желая принять участие в событиях русско-турецкой войны, на что император не дал ему разрешения.

Дневник, который он вел в путешествии, лег в основу книги «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года». 

иллюстрация к путешествию в Арзрум

За время своего путешествия Пушкин проехал 4,5 тысячи верст и первые его впечатления от начала путешествия были следующими: «До Ельца дороги ужасны. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки проехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи и свободно покатился по зеленой равнине. В Новочеркасске нашел я графа Пушкина, ехавшего также в Тифлис, и мы согласились путешествовать вместе.

Переход от Европы к Азии делается час от часу чувствительнее: леса исчезают, холмы сглаживаются, трава густеет и являет большую силу растительности; показываются птицы, неведомые в наших лесах; орлы сидят на кочках, означающих большую дорогу, как будто на страже, и гордо смотрят на путешественника…» (из «Путешествия в Арзрум…»).

Добравшись до Георгиевска, Пушкин был так поражен красотами Кавказа и особенностями местных жителей, что написал стихотворения «Калмычке» и «На холмах Грузии лежит ночная мгла…». 

Позже, по военно-грузинской дороге он направился во Владикавказ и далее – в Тифлис. Во время этого путешествия, Пушкин, в том числе, изучал быт местного населения, что отразилось в его заметках. «Я посетил один из них [аулов] и попал на похороны. Около сакли толпился народ… Мертвеца вынесли на бурке... положили его на арбу… Тело должно было быть похоронено в горах, верстах в тридцати от аула… Осетинцы самое бедное племя из народов, обитающих на Кавказе; женщины их прекрасны».

Александр Сергеевич видел знаменитые красоты Кавказа: гору Казбек, реку Терек. Но, стоит отметить, что потрясающие виды ничуть не отменяли того, насколько это путешествие было опасным и сложным. 

Поэта ждали трудности изнурительного пути, зачастую приходилось идти пешком, а также на каждом шагу подстерегала опасность попасть под пулю, а при переходе гор – возможность снежных обвалов, которые, по словам Пушкина, случались в то время довольно часто.

Наконец, Пушкин достиг Грузии. О чем писал: «Мгновенный переход от грозного дикого Кавказа к миловидной Грузии восхитителен. Воздух юга вдруг начинает повевать на путешественника. С высоты Гут-горы открывается Кайшаурская долина с ее обитаемыми скалами, с ее садами, с ее светлой Арагвой, извивающейся, как серебряная лента, – и все это в уменьшенном виде, на дне трехверстной пропасти, по которой идет опасная дорога…».

Спустя месяц Пушкин достиг Арзрума, где в то время велись самые ожесточенные бои русско-турецкой войны. Там он проявил себя настоящим воином, продемонстрировав свой героизм на поле боя. 

За эту поездку Пушкину еще долго пришлось оправдываться перед Бенкендорфом и Николаем I, однако, она послужила источником вдохновения для многих лирических произведений, рисующих красоты Кавказа, Грузии и Турции, и стала самым дальним путешествием поэта. 

В 1830-ом году Пушкин посватался к Наталье Гончаровой, и осенью отправился в имение своего отца Болдино, находящееся в нижегородской области, чтобы вступить в права владения деревней Кистенево, которую отец подарил ему к свадьбе. Однако, холерный карантин не дает Пушкину вернуться обратно в Москву и задерживает его на «самоизоляции» в Болдино на три месяца. Этот период жизни поэта носит название «болдинская осень» – самая плодотворная пора пушкинского творчества. За эти три месяца поэт написал более сорока произведений, среди которых «Повести Белкина», «Маленькие трагедии», последние главы «Евгения Онегина», сказки и стихи. 

Болдино

В Болдино Пушкин провел и осень 1833 года, когда им были созданы «Медный всадник», «Анджело», «Пиковая дама», стихотворения, сказки «О мертвой царевне» и «О рыбаке и рыбке». Живет он в Болдино месяц и осенью 1834-ого.

В 1833 году Пушкин предпринял поездку на Урал, в ходе работы над «Историей Пугачева». Прежде он много работал в архивах Военного министерства, собирая материалы, а после – получил разрешение отправиться в Казанскую и Оренбургскую губернии, чтобы своими глазами увидеть места, где разворачивались события Пугачевского восстания. Он проехал через Казань, Симбирск, Оренбург и Уральск.

Путешествие по Уралу

Но первым городом, который он посетил в этой поездке, был Нижний Новгород, где Пушкин встретился с весьма любезным губернатором, принявшим его за ревизора и поспешившим доложить об этом в Оренбург. Письмо опередило Пушкина, что стало причиной забавной ситуации при встрече уже с оренбургским губернатором. Считается, что именно эта встреча легла в основу позже написанного Н. Гоголем «Ревизора».

На следующий день Пушкин направился в Казань. Именно в Казани разворачивались основные события пугачевского восстания, здесь Пушкин изучал документы, встречался с людьми, которые помнили рассказы очевидцев бунта, осматривал город и окрестности. В письме жене он писал: «Я в Казани с пятого [сентября] ... Здесь я возился со стариками, современниками моего героя; объезжал окрестности города, осматривал места сражений, расспрашивал, записывал и очень доволен, что не напрасно посетил эту сторону».

Через пять дней Пушкин покинул Казань и направился в Симбирск. В Симбирске поэт навещал губернатора Загряжского (дальнего родственника тещи поэта), а также имение своего друга поэта Николая Языкова, старший брат которого, Петр, бывший этнографом и историком, мог многое поведать Александру Сергеевичу о Пугачеве.

Спустя десять дней Пушкин прибыл в Оренбург, где произошла встреча поэта с Владимиром Далем, который познакомил Александра Сергеевича с достопримечательностями города и окрестностей. С ним же поэт направился в Бердскую слободу, считавшуюся оплотом пугачевского восстания – Пушкину довелось даже увидеть избу, в которой жил Пугачев. 

Правда, работа – работой, а задерживаться надолго Пушкину в Оренбурге не хотелось. Жене поэт писал: «Я здесь со вчерашнего дня. Насилу доехал, дорога прескучная, погода холодная, завтра еду к яицким казакам, пробуду у них дня три и отправлюсь в деревню [в Болдино] через Саратов и Пензу».

Следующим пунктом назначения значился Уральск, прежде называвшийся Яицким городком, так как расположен был на реке Яик, переименованной, как и город, и называющейся теперь Уралом. Уральск также считался одним из центров крестьянского восстания – Пушкин увидел в городе здание войсковой канцелярии, где содержался пойманный Пугачев, церковь Петра и Павла, где Пугачев венчался с Устиньей Кузнецовой, знаменитый Михайло-Архангельский собор. 

Через три дня, как и обещал жене, Пушкин отправился в Болдино кратчайшим путем. Часть дороги он ехал по тому же пути, по которому везли пленного Пугачева. 

К сожалению, эта поездка стала последним большим путешествием Александра Сергеевича. Однажды он приезжал еще в Михайловское, но, в основном, оставался в Санкт-Петербурге, откуда отбыл лишь однажды, но уже после своей смерти – в Псковскую губернию, где тело его было захоронено на территории Святогорского монастыря.

Путешествия были огромной частью жизни поэта, дорожная лирика является значительной в его творчестве – на тему дороги и путешествий им было написано множество стихотворений. Не всегда дорога была ему в радость – так, например, свое недовольство и скуку от некоторых поездок он отразил в стихотворении «Дорожные жалобы». Однако, впечатления от путешествий по стране легли в основу весьма значимых его произведений – «Кавказского пленника», «Истории Пугачева» и «Капитанской дочки»; большая часть «Евгения Онегина» написана под впечатлением от поездок.

При том, что Пушкин объехал расстояние, равное длине земного шара по экватору, он оставался «невыездным» по политическим соображениям и никогда не бывал заграницей. Все территории, которые он посещал в ходе своих путешествий, принадлежали Российской империи того времени. 

То, сколько времени Александр Сергеевич провел в пути, оказали значительное влияние на его жизнь и творчество. Можно с уверенностью сказать, что Пушкин-путешественник неотделим от Пушкина-поэта и писателя. Он внес огромный вклад в такой жанр литературы как «путевые заметки», журналистику о путешествиях, а также рассказал своим читателям о быте и укладе многонациональной России.  

 

Использованные источники:

1. Антоненко, С.  Пушкин путешествует [Текст] / Сергей Антоненко // Наука и религия. – 2015. – № 7. – С. 19-21

2. На Кавказе [Текст] // Пушкин без глянца / сост. П. Фокин. – Москва, 2007. – С. 201-207

3. Патрина, Д. В пыли на почтовых [Текст] / Дарья Патрина // Вокруг света. – 2013. – №11. – С. 92-94

4. Розина, И. Путешествие поэта [Текст] / Ирина Розина // Клуб. – 2015. – №7. – С. 3-5

5. Черкашина, Л. «Среди зеленых волн, лобзающих Тавриду...»  [Текст] / Лариса Черкашина // Наука и жизнь. – 2019. – № 5. – С. 100-103

6. [Электронный ресурс] https://rvb.ru/pushkin/01text/06prose/01prose/0870.htm

7. [Электронный ресурс] http://journal-shkolniku.ru/pushkin-v-puti.html

 

Ольга Сустретова, библиотекарь 

Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...