вторник, 30 марта 2021 г.

Крепостной художник Василий Тропинин

Жизнь мало какого знаменитого художника не омрачена неприятными ударами судьбы. Но творчество и талант – лучшие помощники в преодолении невзгод. Жизнь русского художника-портретиста первой половины XIX века Василия Андреевича Тропинина – тому подтверждение. Это история таланта, который благодаря упорству и трудолюбию пробился сквозь самые неблагоприятные обстоятельства.

 47 лет своей жизни он был крепостным. Его хозяин, граф Морков, никак не хотел отпускать от себя талантливого художника. Да и шанс откупиться или получить свободу из рук господина был настолько мал, что казался просто нереальным. Нужно быть благодарным графу хотя бы за то, что он позволил Тропинину окончить Императорскую Академию художеств. И случилось то, что называется «талант всегда пробьет себе дорогу». Природная любовь к рисованию и стремление стать художником сделали свое дело. 

Впервые Тропинин получил признание после выставки 1804 года, на которой представил композицию «Мальчик, тоскующий по умершей птичке». О Тропинине заговорили как о «русском Грёзе». Жан-Батист Грёз, французский живописец, отличался выразительностью и сентиментальностью образов.


Как все художники того времени, Василий Андреевич мечтал об Италии, где можно было бы всецело отдаться искусству, окунуться в художественную среду и продолжить оттачивать мастерство. Вместо этого хозяин отправил его в свое имение на Украину. Там он одинаково хорошо по воле графа прислуживает за столом, печет пирожное, красит колодцы, расписывает дверцы кареты, становиться архитектором, строя и расписывая церковь. В свободное время художник пишет пейзажи и портреты простых людей. Художник вспоминал: «Я там без отдыха писал с натуры, писал со всего и со всех, и эти мои работы, кажется, лучшие изо всех до сих пор мною писанных». С тех пор человек из народа стал для Тропинина мерилом красоты, великодушия и мудрости.

Девушка-украинка, собирающая сливы


Большое влияние на становление Тропинина как художника имел переезд из Петербурга в Москву. В чопорном, чиновном Петербурге в изобразительном искусстве господствовали придворные иностранные художники. В патриархальной Москве же публика любила искусство искренне, а не из моды. Москва была центром распространения лубков и народных картинок. Здесь было более широко развито издательское дело и гравирование. Именно в Москве Тропинин находит искренних ценителей своего искусства. Это было после Отечественной войны 1812 года. Художник пишет портреты героев войны, известных русских деятелей, творческой интеллигенции, московской знати, представителей купечества. Много работает на заказ и к 1820 году завоевывает себе прочное место портретиста в русском искусстве. К. Брюллов, отказываясь писать портреты москвичей, говорил: «У вас есть собственный превосходный художник».

Портрет гусара Мосолова

Портрет Константина Равича

Портрет Булгакова

В 1823 году Тропинин получает вольную и за свои работы «Кружевница», «Старик нищий», «Портрет художника Е. О. Скотникова» избирается «назначенным академиком» в Петербургской Академии художеств. Но быть на казенной службе отказывается. «…Все я был под началом, да опять придется подчиняться то одному, то другому...» К тому же академические собратья не приняли и не оценили новаторский реализм изображений Тропинина, народность его образов.

Старик нищий

Портрет Е. О. Скотникова. 1821


К этому времени сложилось окончательное мировоззрение художника, наметился круг и характер образов, которые станут определяющими для его искусства. Это простые люди труда, в портретах которых акцентируется внимание на характере человека, угадывается род его деятельности. Произведениям Тропинина ближе всего подходит термин «натуральные», в смысле естественные, близкие к натуре. Он запечатлевает образы, широко распространенные и типичные для тех лет: золотошвейку, гитариста, нищего, мальчика с книгой. В этих образах художник видит только положительное, особую внутреннюю душевную красоту: «Кто же любит в жизни смотреть на сердитые, пасмурные лица? Зачем же передавать полотну неприятное, которое останется без изменений, зачем производить тяжелое впечатление, возбуждать тяжелые воспоминания в любящих этого человека? Пусть они его видят и помнят в счастливую эпоху жизни».

Гитарист

Особое место в истории искусства занимают женские образы Тропинина. Никто до него, да и спустя много лет после него, не выразил с такой определенностью новое отношение к женщине не только как к изящному украшению жизни, не только как к матери, жене, хозяйке, помощнице мужа. Тропинин один из первых увидел и оценил человеческое достоинство русской женщины из народа, ее самобытность, ее место в обществе.

Женщина в окне (Казначейша)

Девушка с горшком роз

Сюжетом для многих своих картин он избрал область деятельности, где женщина не знает себе равных – рукоделие. Самая известная его картина на эту тему – «Кружевница».

«Кружевница»


Перед нами миловидная девушка с приветливой улыбкой, царит атмосфера покоя и уюта. Тщательно выписаны детали – кружева, коклюшки. Все в изысканной гамме голубовато-сероватых тонов. Для сравнения взгляните на картину «Кружевница» Яна Вермеера. Там совсем другое настроение.

«Кружевница» Яна Вермеера

Особой заслугой Тропинина явилось создание так называемого «халатного портрета», где человек изображен не как представитель своего сословия или общественного положения, «застегнутым на все пуговицы», а как бы наедине с собой. В Центральной библиотеке им.Пушкина, в Пушкинском зале висит копия портрета Александра Сергеевича Пушкина кисти Тропинина. Многим нашим читателям по душе именно это изображение поэта, а не известный портрет О. Кипренского. Видимо, потому, что Пушкин Тропинина «домашний»: расслабленная поза, мечтательность во взгляде, творчески растрепанные кудри и фишка художника – модель одета в шикарный халат. Халат выступает здесь как символ – свободная одежда свободного человека.


Художник Н. М. Щекотов писал, что из всех портретов Александра Сергеевича он «наиболее передает его черты… голубые глаза поэта здесь наполнены особенного блеска, поворот головы быстр, и черты лица выразительны и подвижны. Несомненно, здесь уловлены подлинные черты Пушкина, которые по отдельности мы встречаем в том или другом из дошедших до нас портретов. Остается недоумевать, – добавляет Щекотов, – почему этот прелестный этюд не удостоился должного внимания издателей и ценителей поэта».

Портрет был написан Тропининым в Москве, в мастерской его дома на Ленивке. В начале 1827 года портрет был заказан то ли Пушкиным для подарка своему другу Соболевскому, то ли самим Соболевским (в литературе существуют обе версии). В этом портрете художник подчеркнул независимость поэта, противопоставил свободный образ мыслей официальной идеологии, как халат противопоставлял мундиру. У этого портрета была странная судьба. С него было сделано несколько копий, а сам оригинал пропал и появился лишь много лет спустя. Его купил в московской меняльной лавке директор московского архива Министерства иностранных дел М. А. Оболенский, которого Тропинин писал, когда тот был ещё ребёнком. Художника просили подтвердить подлинность портрета и подновить его, поскольку он был сильно испорчен. Но Тропинин отказался, сказав, «что не смеет трогать черты, положенные с натуры и притом молодой рукой», и только почистил его.

Всего Тропинин написал более тысячи портретов. Эпилогом долгого и славного пути художника явился его «Автопортрет с кистями и палитрой на фоне окна с видом на Кремль». Он словно подводит итоги жизни и творчества художника. У художника открытое лицо располагающего к себе человека большой внутренней силы, который выполнил свое предназначение и сохранил верность искусству, несмотря на все перипетии своей судьбы.

«Автопортрет с кистями и палитрой на фоне окна с видом на Кремль»


Василий Тропинин не создал собственной школы, подобно Венецианову, не породил толпы подражательства, подобно Брюллову. Однако он оказал влияние на формирование реалистического направления в русском искусстве XIX века. Портреты людей, созданные Тропининым: от простого народа до представителей привилегированного сословия, составляют единую картину русского общества начала XIX века. По глубине их воссоздания не имеют себе аналогий в отечественном искусстве того времени.

Его творчество проложило путь развития национальной культуры к творчеству передвижников. Его портреты заряжают позитивом, положительной энергией и оставляют самые приятные впечатления.


Приглашаем всех любителей живописи полистать альбомы А. Тропинина в зал социально-гуманитарной литературы Центральной библиотеки им. А. С. Пушкина.


Список использованной литературы:

Амшинская, А. М. Василий Андреевич Тропинин, 1776-1857 / А. М. Амшинская. – Москва: Искусство, 1970. – 244 с.: ил. + 1 л. портр. – (Живопись. Скульптура. Графика). – (в пер.).

Василий Тропинин / составитель Ю. И. Волгина. – Москва: Арт-Родник, 2000. – 71 с.: ил. – (Золотая галерея русской живописи).

Петинова, Е. Ф. Василий Андреевич Тропинин, 1776 - 1857 / Е. Ф. Петинова. – Ленинград: Художник РСФСР, 1986. – 95 с.: цв.ил. – (Массовая библиотека по искусству).

Кончин, Е. В. Загадки старых картин / Е. Кончин; [редактор К. Томилина; художник В. Бардодым]. – Москва: Знание, 1979. – 78, [2] с.: ил.; 16 см. – (Прочти, товарищ!).

Познанский, В. В. Таланты в неволе: очерки о крепостных художниках, артистах и музыкантах / В. В. Познанский. – Москва: Учпедгиз, 1962. – 123 с. : ил.

Бенуа, А. Н. История русской живописи в XIX веке / А. Бенуа; [составление, вступительная статья и комментарии В. М. Володарского]. – 3-е издание. – Москва: Республика, 1999. – ил., цв. ил., портр. – Библиография в подстрочных примечаниях.

 

Наталья Меньщикова

библиотекарь Центральной библиотеки им. А. С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...