среда, 12 августа 2020 г.

30 песен памяти АПЛ «Курск»

 

Памяти АПЛ «Курск»

Музыка: А. Городницкий

Исп. А. Городницкий

 

Наша держава, как судно, сбивается с курса.

Век приходящий, как прежний, тревожен и лих.

Вечный покой морякам затонувшего «Курска»,

Вечный позор адмиралам, покинувшим их.

 

Дым от разрывов расходится в небе морозном.

Сраму не имут лишь те, кого нету в живых.

Вечная память солдатам, убитым под Грозным,

Вечный позор генералам, подставившим их.

 

Снова нам жить, меж собою мучительно ссорясь,

Спорить о том, что такое свобода и честь.

Мир поделён на подонков, утративших совесть,

И на людей, у которых она ещё есть.

 

Бой барабана ударит в усталые уши,

Струны гитары сердца позовут за собой.

Бой продолжается снова за юные души,

Самый последний и самый решительный бой.

 

Наша держава, как судно, сбивается с курса.

Век приходящий, как прежний, тревожен и лих.

Вечный покой морякам затонувшего «Курска»,

Вечный позор адмиралам, покинувшим их.

А. Городницкий

 

Гибель «Курска»

Музыка: Г. Сукачёв

Исп. Г. Сукачёв

 

Они вышли из порта, только глянул рассвет,

Море нежилось тихим прибоем.

Только чайки о чём-то кричали им вслед,

И тревожно кружили над морем.

 

Лодка шла на норд-вест, на намеченный курс,

Выполнять боевую работу.

И на солнце сверкая грозным именем «Курск»,

Уходила в глубокую воду.

 

Чёрные ленты, а на них якоря,

Любят матросы, знают моря,

Прямо за бортом в дымке морской,

За горизонтом берег родной.

 

Но внезапно беда, и спасения нет,

Страшный взрыв, тьма, заклинило люки,

Лишь отчаянно бьётся девятый отсек,

Издавая прощальные звуки.

 

Не спастись нам, ребята, больше воздуха нет,

Нас раздавит сейчас перегрузка.

Так услышьте ж, кто может, последний привет,

От матросов погибшего «Курска».

 

Водные толщи рушат наш борт,

Прощайте навеки, дом наш и порт,

Чайка печально над морем кружит,

Наша подлодка в бездне лежит.

Где чайка печально над морем кружит,

Наша подлодка в бездне лежит.

 

Передайте же волны родной стороне

И морскому Андреевскому флагу,

Хоть погибли мы здесь на безжалостном дне,

Но мы помнили нашу присягу.

 

Передайте любимым, родным и друзьям,

Что мы отдали все наши силы.

И теперь наша лодка достанется нам,

Обелиском и братской могилой.

Наша лодка вовеки останется нам

Обелиском и братской могилой.

 

Чёрные ленты, а на них якоря,

Любят матросы, знают моря,

Где-то за бортом в дымке морской,

За горизонтом берег родной.

Г. Сукачёв

 

Капитан Колесников

Музыка: Ю. Шевчук

Исп. Ю. Шевчук и группа «ДДТ»

 

Кто о смерти скажет нам пару честных слов?

Жаль, нет чёрных ящиков у павших моряков.

Карандаш ломается, холодно, темно,

Капитан Колесников пишет нам письмо.

 

Нас осталось несколько на холодном дне;

Два отсека взорваны, да три ещё в огне.

Знаю, нет спасения, но если веришь — жди.

Ты найдёшь письмо моё на моей груди.

 

Чтоб взлететь на небеса, выпал этот ад,

До свидания, милая, мы приняли парад.

Помнишь нашу лестницу, солнце, эскимо?

Капитан Колесников пишет ей письмо.

 

«Курск» могилой рваною дёрнулся, застыл,

На прощанье разрубил канаты ржавых жил.

Над водою пасмурно — чайки, корабли...

На земле подлодка спит, но как далеко до земли!

 

Позже о случившемся долго будут врать.

Расскажет ли комиссия, как трудно умирать?

Кто из нас ровесники, кто герой, кто чмо,

Капитан Колесников пишет нам письмо.

Ю. Шевчук

 

Подводникам России

(памяти моряков АПЛ «Курск»)

Музыка: В. Егоров

Исп. В. Егоров

 

Они ушли. Им больше не вернуться.

Им жён не обнимать не целовать.

С порога дома им не оглянуться

И дверь ключом не открывать.

 

Они ушли в бессмертье, в строчки писем,

В рыданье жён, в морщины матерей.

В последний раз их отпустила пристань

В холодное безмолвие морей.

 

Они ушли. Одетый в траур берег,

Родной их порт сиренами ревёт.

А жёны, дети, матери не верят,

Что экипаж обратно не придёт.

 

Сжимает лодку глубина,

Работают натружено турбины.

И тишина команды ждёт

В отсеках субмарины.

 

Крадёмся по рельефу дна,

И сквозь локаторов заслон

Выходим в заданный район.

 

Акустик в хаосе дискрет

Отыщет вражеский портрет,

И обретёт на дне покой

Морской конвой.

 

Давай поднимем за подводников стакан,

Чтоб им живым домой из глубины вернуться.

Давай нальём стакан за тех, кто не сумел

Из глубины морской живым домой вернуться.

 

На глубине не страшен шторм и ураган,

Но миг покоя на подлодке зыбок.

Пижонства не прощает океан

И не прощает роковых ошибок.

 

А наверху в солёных брызгах белый свет

И чайки под небосводом синим.

Давай нальём стакан за сто подводных лет,

За ратный труд подводников России!

 

Проходят годы чередой, но вы живёте

И никогда в сердцах людей вы не умрёте.

Вы в лицах дочек, сыновей, вы с нами.

Вас помнит Родина и флот гордится вами.

 

Вас помнит Родина и флот гордится вами.

Вы с нами!

В. Егоров

 

Письмо

Братишкам-подводникам, погибшим в Норвежском море, посвящается

Музыка: А. Розенбаум

 

Ну вот и все: проложен курс,

и на борту комплект,

Опять в поход нас океан позвал.

Опять несем одну судьбу,

опять одну на всех,

Опять в ЦП наш каперанга встал.

 

Но, друг мой, как ты прав,

что всю жизнь мне завидовал.

В рубку бьет волна,

и ветер вспарывает гюйс.

И если б не жара,

я бы снова лодку выдумал,

Коль удача нам улыбнется,

я вернусь.

 

Как хорошо, идет слушок,

в подплаве морякам —

Дают вино и шоколад дают.

А я за воздуха глоток

сейчас весь мир отдам,

Но рядом дно,

и облака не тут.

 

Но, друг мой, как ты прав:

я все время жил неправильно,

И если в наш отсек

прорывается вода,

Чтоб друзей спасти,

мы себя задраим намертво,

Это знают все,

кто глубинам клятву дал.

 

Мы помним тех, кто не пришел,

кто не обнял детей,

Их женам век не выплакать глаза.

Седин тот снег, который шел,

когда «Варяг» летел

Над ледяной водой,

забыть нельзя.

 

Но, друг мой, как ты прав,

что всю жизнь мне завидовал,

Даже в смерти нам

брата чувствовать плечо.

И если б не жара,

я бы снова лодку выдумал...

Будь здоров, старик!

Обнимаю горячо.

А. Розенбаум

 

Океан

Памяти моряков, погибших на АПЛ «Курск», посвящается

Музыка: О. Коледин

Исп.: А. Маршал

 

Погружаемся мы и уходим под воду,

Сколько дней не увидим небес синевы!

Я прошу — вы за нас улыбнитесь восходу,

И закату, прошу вас, порадуйтесь вы.

 

Сколько дней и ночей! Только радио нити

Будут с Родиной связью в положенный час.

Я прошу — вы за нас по аллеям пройдите,

На берёзы и клёны взгляните за нас!

 

Океан...

Уходит лодка в темноту глубин,

Мы остаёмся один на один -

Не любит слабых океан...

 

Океан...

Ну что сегодня растревожен он?

Ну что сегодня он почти взбешён? —

Не любит шуток океан!..

 

Свет дежурный горит, и за месяцем месяц

Длится наша работа и труден поход,

Не грустите, прошу! Смейтесь в праздники, смейтесь! —

Так быстрее для нас время в трюмах идёт

 

А когда мы придём после долгой разлуки,

После боя вернёмся к родным берегам,

Нас обнимут, прижмут к сердцу верные руки,

За любовь и надежду спасибо всем вам!

 

Океан...

А. Шаганов

 

Присяге верны

Экипажу атомной подводной лодки «КУРСК», трагически погибшему в августе 2000 года в Баренцевом море, посвящается...

Музыка: П. Медведев

Исп. Ансамбль Северного Флота

 

Закончены учения, стальная «бригантина»

Идёт на перископной глубине.

Приборы дали сбой — чужая субмарина

Вспорола борт и сгинула во тьме.

Рванула сквозь пробоину в разбитые отсеки

Холодная забортная вода.

Нашли погибель там свою навеки

Сто восемнадцать жизней, как одна.

 

Долгу и присяге мы верны,

Вам никогда не увидеть наши слёзы,

Ведь со стометровой глубины

Не видны звёзды, не видны звёзды.

 

За те минуты, падая с подлодкою на дно,

Успели мы реактор заглушить.

Уж, коль погибнуть нам и суждено,

То только так, чтоб вы могли бы жить.

Из глубины стучали вам, как могли, ребята

И ждали, что, услышав, нас спасут.

Лишь честь морскую храним мы свято

В надежде, что на помощь к нам придут.

 

Долгу и присяге мы верны,

Вам никогда не увидеть наши слёзы,

Ведь со стометровой глубины

Не видны звёзды, не видны звёзды.

 

Ну, что же долго, братцы, к нам вы шли.

С надеждой к жизни в море мы уснули.

Прости нас, господи, за всё прости,

Уж лучше умереть от быстрой пули.

Могила братская у нас на всех одна —

На дне холодном Баренцева моря.

И будет плакать мать или жена

И повторять: «За что такое горе?..»

 

Долгу и присяге мы верны,

Вам никогда не увидеть наши слёзы,

Ведь со стометровой глубины

Не видны звёзды, не видны звёзды.

О. Забусов

 

Экипаж

(Памяти АПЛ «Курск»)

Музыка: В. Бобков

 

До свидания, порт, мы уходим в глубины морские,

Оставляя в залог белый шлейф за кормой.

Не грустите, друзья, и не плачьте, не плачьте, родные,

Мы попробуем в срок возвратиться домой.

 

Сиротеет причал, и надёжно задраены люки,

Мы ложимся на курс, выполняя приказ.

Значит всё как всегда: ожидания, встречи, разлуки,

И другая судьба не для нас, не для нас.

 

Нам на весь экипаж — восемь футов под килем,

Нам на весь экипаж — глубины неземной,

Нам на весь экипаж — ураганы и штили,

Нам на весь экипаж — под водой, под водой.

 

Что положено нам, всё исполнили точно и честно,

Но увидеть рассвет помешала беда,

И откуда пришла — никому, никому не известно,

Отшумели винты навсегда, навсегда.

 

Тишина за бортом, тишина… тишина на подлодке,

Вот последний наш «SOS» дал девятый отсек.

Заливает вода через все, через все переборки,

И из этой воды невозможен побег.

 

До свидания, порт, мы уходим в глубины морские,

Оставляя в залог белый шлейф за кормой.

Извините, друзья, и простите, простите, родные,

Что в положенный срок не вернулись домой.

 

Нам на весь экипаж — восемь футов под килем,

Нам на весь экипаж — глубины неземной,

Нам на весь экипаж — ураганы и штили,

Нам на весь экипаж — под водой, под водой.

В. Быченков

 

К-141

Музыка: Г. Пономарёв

Исп. Ж. Бичевская

 

Собранно у руля

Встал молодой моряк.

Не пропускай в себя

Запада липкий мрак.

 

В мире покоя нет,

Сумрачно впереди.

Да сохранит от бед

Крест на твоей груди.

 

За оставшихся дома

И за родину-мать

Моряку молодому

Дважды не умирать.

 

Память, вечность и слава

За героем грядёт,

Сокрушает, как лава,

Российский флот.

 

Птиц испугал и рыб

Вспышки слепящий свет.

Атомный вырос гриб —

Это Америки нет.

 

Снятся на корабле

Сны предстоящих бойнь,

Странствуют по земле

Призраки звёздных войн.

 

За оставшихся дома

И за родину-мать

Моряку молодому

Дважды не умирать.

 

Память, вечность и слава

За героем грядёт

Сокрушает, как лава,

Российский флот

 

Вынесет шквальный бой

Стойко на всех морях.

Бог и победа с тобой,

Русский святой моряк!

 

Подвиг крутой свершив,

Вышел на райский курс.

Ты не погиб — ты жив,

Атомный крейсер «Курск»!

 

За оставшихся дома

И за родину-мать

Моряку молодому

Дважды не умирать.

 

Память, вечность и слава

За героем грядёт.

Сокрушает, как лава,

Российский флот.

 

Вечность обрёл в борьбе

В толще морских глубин.

Вечная память тебе, К-141!

Вечная слава тебе, К-141!

Г. Пономарёв

 

Гранитные мальчики

(Посвящение погибшим на ПЛ «Курск»)

Музыка В. Губанов

Исп. В. Губанов

 

— Ты мне главное скажи: это была «Акула», «Гранит»?

— Это был «Гранит»...

Из телефонного разговора с Видяево.

(«Акула», «Гранит» — используемые в среде российских подводников условные названия типов субмарин. Атомоход «Курск», потерпевший катастрофу в августе 2000 года, был «Гранитом»...)

 

Вы это не увидите воочию.

Нас дважды испытать не суждено.

Историки расставят многоточия —

не их вина, но так заведено.

 

Где вето молчаливое наложено,

нам почести окажут еще те —

из глубины поднимут, как положено:

прилюдно, на титановом щите.

 

По жизни пролетели не бесследно,

и крутится опять веретено:

без нас теперь мелькает одноцветное,

немое заполярное кино.

 

Печаль и вера воедино слитые...

Подледные маршруты далеки.

Но их ломают мальчики гранитные

безжалостному веку вопреки.

В. Губанов

 

Экипажу подлодки «Курск»

Музыка А. Харчиков

Исп. А. Харчиков

 

«Плещут холодные волны,

Бьются о берег морской».

Гулко колотится сердце,

Песня поётся с тоской.

 

Снова тревожная сводка

Дрожью бежит по земле,

Снова подводная лодка

Гибнет в удушливой мгле.

 

Плачут родимые люди,

А по Москве ливень льёт,

Радио шлягеры крутит,

Громко резвится ворьё.

 

В шоу народное горе

Вновь превращает кагал.

«Ящик» — «окно голубое»

Ложью страну пропитал.

 

Русская честь продаётся,

И по кремлёвской вине

Братики-североморцы

Смерть принимают на дне.

 

Раненой чайкой летает,

Тяжко крылами маша,

К дому родному взывает

Чья-то морская душа!

 

В рваных отсеках качает

Трупы братишек вода.

А во церквах Николая

Славят попы без стыда.

 

Там ко святым причисляют

Серых, ничтожных царей,

Здесь моряки умирают

в муках и в славе своей.

 

Родина, Родина, где ты?

Кто тебя в бездну влечёт?

Чьим ты внимаешь советам,

Бедный российский народ?!

 

Нету конца лихолетью.

Август. Двухтысячный год.

«Демократический» месяц.

Русский разрушенный флот.

 

Тают надежды и силы.

Ночи и дни напролёт

Помощи ждёт субмарина.

Кто ей на помощь придет?

 

«Плещут холодные волны,

Бьются о берег морской».

Гулко колотится сердце,

Песня поётся с тоской...

А. Харчиков

 

«Курск»

Музыка: О. Фаворская

Исп. О. Фаворская

 

Написал письмо жене:

— Я б вернулся, если б смог…

Просто помни обо мне…

И живи… моя любовь…

 

Только чёрная вода,

Ни ответа, ни следа.

Хоть стучись — не достучись,

Не услышат никогда.

Странный голос в вышине

Что-то шепчет горячо.

Напишу письмо жене,

Пока дышится ещё.

 

Но ещё, ещё, ещё

Мне бы воздуха глоток…

Ах, как хочется мне жить,

Мне жить так хочется, браток.

Только страх сжимает грудь,

Не поверить, не понять.

Я любимой напишу,

Пока силы есть дышать.

 

Чёрная вода, чёрная вода

Души моряков скрыла навсегда!

Стань река любви океаном слёз,

Сколько боли им этот мир принёс.

 

Ну ещё, ещё, ещё

Мне бы мужества ещё

В час последний обхватить

Друга лучшего плечо.

Настоящих мужиков

Ты прости Россия-Мать!

Настоящим морякам

надо в море умирать!

 

Чёрная вода, чёрная вода

Души моряков скрыла навсегда!

Стань река любви океаном слёз,

Сколько боли им этот мир принёс.

 

Словно стоны, чаек крик

Ветер носит по волнам.

Что же Ты, моя Страна,

Помогай своим сынам!

Да что ж ты Родина моя,

Так запуталась во лжи?

Помогай своим сынам,

Дай им выжить, дай им жить!

 

Чёрная вода, чёрная вода

Души моряков скрыла навсегда!

Стань река любви океаном слёз,

Сколько боли им этот мир принёс.

 

Сквозь туманы, облака…

В сердце нам направив взгляд,

Через годы и века

Чайки белые летят.

Это души моряков

Возвращаются домой,

В шуме времени веков

Слышу голос их живой…

 

Сквозь туманы, облака…

Появляясь там и тут,

Через годы и века

Лодки русские плывут.

И живые моряки

Возвращаются домой,

В шуме времени реки

Слышу голос их живой…

 

Чёрная вода, чёрная вода

Души моряков скрыла навсегда!

Стань река любви океаном слёз,

Сколько боли им этот мир принёс.

 

Написал письмо жене:

— Я б вернулся, если б смог…

Просто помни обо мне…

И живи… моя любовь…

О. Фаворская

 

Самолёты

Музыка: Мара (М. Нестерова)

Исп. Мара (М. Нестерова)

 

Уходим под воду, к свободе уходим...

 

Как вспарывали стены самолеты,

Как вспарывали свои животы пилоты,

И флаги приспускали на исходе,

Весь мир следил за тем, как мы уходим.

 

Сирены по венам, мгновенно, мгновенно.

Уходим под воду, к свободе уходим...

 

Как руки что-то в панике ловили,

Как лёгкие рвало от едкой пыли.

Все стратегически остановили,

Весь мир следил за тем, как нас убили.

 

Сирены по венам, мгновенно, мгновенно.

Уходим под воду, к свободе уходим...

Уходим...

 

Лишь наши не родившиеся дети

Уже всё понимали на рассвете:

Что мир накроет шоковым цунами,

И мир проснётся новым, но не с нами.

 

Сирены по венам, мгновенно, мгновенно.

Уходим под воду, к свободе уходим...

Уходим под воду, к свободе уходим...

М. Нестерова

 

«Курск»

Музыка: Губа (А. Лобанов)

Исп. «АссА и Со»

 

Приказ «ученья» нам дали вчера,

И мы вышли в море с утра,

Ушли под воду, чуть царапали дно,

И под водой было всё хорошо.

 

Атомоход под названием «Курск»,

А на борту у нас атомный груз,

Своя торпеда ударила в нас,

Родные, вы помолитесь за нас.

 

Мы не вернёмся уже никогда,

Остаться здесь это наша судьба,

Над нами сто восемь метров воды,

Сто восемнадцать остаться должны.

 

А наверху красота, полный штиль,

И с лодки смыло последнюю пыль,

Но вдруг удар, всё как в страшном кино,

И лодка камнем упала на дно.

 

Морские волны качают венки,

Осталось эхо от крика: «Спаси!»,

Тревожно чайки летают вокруг,

Никто не дал нам спасательный круг.

А. Лобанов

 

Чёрная вода

(Реквием подлодке «Курск»)

Музыка: Н. Прилепский

Исп. Н. Прилепский

 

Какая черная вода —

Вода-беда.

Беда безмолвна и темна —

Не видно дна.

Какую тайну прячет дно —

Знать не дано.

Кто под водой оставил след —

Ответа нет.

 

...Была не лодка лишь она —

А вся страна.

И свой нащупывала путь —

Сквозь тьму и жуть.

Но не учла, что там, где мрак —

В засаде враг.

Что десять лет не спит радар —

Держи удар!

 

...Лежат куряне вниз лицом —

Все сто бойцов.

Сто миллионов русских лиц —

Над ними ниц.

Сто залпов грянут вдоль воды —

Тесней ряды.

Чтоб в ста столетьях не забыть —

России — быть!

 

Россия вечный наш ковчег —

Один на всех.

Она всплывет еще стократ —

Что Китеж-град!

 

...А по воде, легки-легки,

Как тень Чернобыля,

Плывут прощальные венки,

И все — терновые...

Е. Нефёдов

 

Субмарина

Музыка: А. Чернецкий

Исп.: «Чиж & Co»

 

Над нами ласковое море,

И с двух сторон полоски берегов.

Осталась песня о просторе,

И воздуху — всего на семь часов.

 

Радист кричит: «Спасите наши души!»

Сквозь толщу вод летят тире и точки,

А тишина все глуше давит в уши, —

Письмо наощупь ласточке и дочке.

 

Над нами ласковое море,

И с двух сторон полоски берегов.

Осталась песня о просторе,

И воздуху - всего на шесть часов.

 

Продуты полностью балластные цистерны,

Но субмарина с места ни на фут,

Ну, всё — конец! А на земле, наверно,

Давно забыли, как нас всех зовут...

 

Над нами ласковое море,

И с двух сторон полоски берегов.

Осталась песня о просторе,

И воздуху — всего на пять часов.

 

Лежит на грунте наша субмарина,

Зарывшись в ил по самый перископ,

Все оттого, что часовая мина

Из лодки сделала подводный братский гроб.

А. Чернецкий

 

Поход в бездну

(памяти экипажа подлодки «Курск»)

Музыка: В. Воронов

Исп.: В. Воронов

 

Тонны воды на борт, и голоса в эфир,

В долгий поход ушла подлодка.

Но их не дождался порт, и не дождался Мир,

Снова смешались, слёзы с водкой.

 

В утренней тишине, не распахнётся дверь,

Господи, где ж твоя сила?

Как на чужой войне, что говорить теперь,

Жизнь, ни за что, ребят била…

 

Люки уже не вскрыть, болью глаза в глаза,

Что же, прощай, дружок Сашка!

Знать, оборвалась нить, тонкая полоса,

Наша, с тобой судьба-тельняшка.

 

Воздуха больше нет, руки металл крошат,

И сумасшедший взгляд — смерти…

Чайкой из детских лет, не принесёт душа,

Больше к родным письма, в конверте.

 

Волны вскипели вмиг, свечки зажглись во мгле,

Ветер морской, сердца резнул.

И материнский крик, эхом по всей земле,

Словно последний шаг, в бездну.

 

Тысячу лет в пути, во глубине веков,

Лишь на мгновенье, сбившись с курса.

Тем пацанам идти, с завистью всех Богов,

Гордо, под флагом лодки «Курска»!

 

Тем пацанам идти, с завистью всех Богов,

В вечность, на субмарине «Курска»…

В. Воронов

 

Памяти экипажа подлодки «Курск»

Музыка: В. Коротков

Исп. С. Шипуля

 

Приговор был, как выстрел, коротким…

Содрогнулась от боли страна.

На затопленной в море подлодке

Очутилась внезапно она.

 

А на суше гудели экраны —

Ложь красива и многим к лицу.

Ну а правда — вся в шрамах и ранах —

По плечу одному лишь Творцу!

 

Если совесть слепа и безмолвна —

Ей цена два стакана вина!

Мир дрейфует на лодке огромной

И не видит опасного дна.

 

Убиенным бессмертье даруют!

Свечи ставят на Млечном пути…

Дайте воздуху, добрые люди!

Царь Небесный, грехи отпусти!

 

Приговор был, как выстрел, коротким…

Содрогнулась от боли страна.

На затопленной в море подлодке

Очутилась внезапно она…

А. Чертенков

 

Лиловый гас закат (песня-реквием)

Посвящается морякам подлодки «Курск» и их жёнам

Музыка: В. Баталов

 

Всё было неспокойно,

Когда с тобой прощались:

Ты плакала невольно

И голос твой дрожал…

Лиловый гас закат

Над морем так печально,

Когда тебя в слезах

Я тихо утешал.

 

И море волновалось,

И чайки — причитали!

Но тут сигнал ворвался,

Призывно прозвучал!

Лиловый гас закат

Над морем так печально,

Когда в последний раз

Тебя поцеловал…

 

Взрыв прокатился страшный

В морской глухой пучине.

Без воздуха, ужасно

Отсек наш умирал…

Погас, погас закат

Над морем так печально,

А я, водой зажат,

Тебя, родная, звал…

В. Баталов

 

Вальс подводников

Погибшему экипажу подводной лодки «Курск» и их любимым

Музыка: В. Панов

 

Пеной вскипает бурлящий поток,

Нашу разлуку венчая.

Перед глазами любимой платок —

Белой испуганной чайкой.

Солит слеза синеву милых глаз,

Щиплет порывами ветра.

Нежность не выразить пылкостью фраз,

В горле — тоски километры.

 

Погода — любая!

Уходит подлодка стальная.

Приказ выполняя:

«На страже стоять до конца!»

Не плачь, дорогая!

Вернуться к тебе обещаю!

Под воду спускаясь,

Мы здесь оставляем сердца!

 

Стонет обшивка под толщей воды,

Будто вздыхая по дому.

Наша любовь — талисман от беды,

Горю — преградой любому!

Служба суровая ночью и днём.

Вахта трудна и бессрочна.

Верность сердец служит нам маяком,

Час приближая урочный.

 

Лодка, вдохнувши в себя кислород,

Вынырнет через полгода.

Все мои чувства — незримый полёт

К той, что дождётся с похода…

Чуть непривычная твёрдость земли.

Ласка в искрящемся взоре.

Вахту свою мы надёжно несли.

Я, ты и синее море!

 

Погода — любая!

Уходит подлодка стальная.

Приказ выполняя:

«На страже стоять до конца!»

Не плачь, дорогая!

Вернуться к тебе обещаю!

Под воду спускаясь,

Мы здесь оставляем сердца!

В. Панов

 

«Курск»

Музыка: В. Стефанов

Исп. В. Стефанов

 

Легли на дно и приняли решенье,

Мы поняли, что Родине нужны

Свой долг России жизнями отдали,

Хотя так много не были должны.

Мы умерли, но нет, мы вечно живы,

И под свинцовой ледяной водой

Остались, чтобы ты была счастливой,

Всегда с поднятой гордой головой.

 

Волны за кормой, чайки надо мной,

А вдали причал уходит высоко в небо.

Если бы я знал, я б тебя обнял,

Крепче бы обнял, прежде чем уйти,

Навсегда уйти в небыль.

 

Простят нас жены, что не долюбили,

А матери, что раньше их ушли.

Простят нас сыновья, что не взрастили,

И дочек под венец не повели.

Простят невесты, а друзья в застолье,

Налив бокал, с поникшей головой,

Его поднимут, выпив за здоровье,

Как за живых, а не за упокой.

В. Стефанов

 

Экипажу АПЛ «Курск»

Музыка: С. Коноплянников

Исп. С. Коноплянников

 

Мы в этой жизни все зачем-то рождены,

И каждому дана своя дорога.

И радость, и беда судьбою суждены,

И все мы просим помощи у Бога.

 

Кому-то на земле отмерено сто лет,

Но ничего он так и не добьется,

А кто-то, как звезда, оставит яркий след,

И в двадцать пять на небеса вернётся...

 

Нам тяжело терять любимых и родных,

Вдвойне, когда уходят молодыми,

Не встретимся уже, но до волос седых

Душой и сердцем будем рядом с ними.

 

У многих на щеке появится слеза,

Кто смог душой принять чужое горе,

А кто-то на вопрос лишь отведет глаза,

Ответит сухо: «Это море...»

 

Мы в этой жизни все зачем-то рождены,

И каждому дана своя дорога.

И радость, и беда судьбою суждены,

И все мы просим помощи у Бога.

 

Я знаю, не всегда, не каждому дано

Пройти по жизни твердо тропкой узкой,

Спасая от беды других, уйти на дно,

Как сделал экипаж подводной лодки «Курск».

С. Коноплянников

 

Подводникам с лодки «Курск»

Случайно иль нет, где ответ на вопрос,

На связь не выходит подлодка?

И грянула бедственным выстрелом «SOS»

Над морем эфирная сводка.

 

Как будто далекое эхо войны —

От боли земля застонала,

А в маленьком домике вдруг со стены

Икона святая упала.

 

«О, Господи, что-то там с сыном моим!

Примета какая плохая…

Сынок мой родной, возвращайся живым!» —

Мать тихо шептала, вздыхая.

 

Но шанс на спасенье судьба не даёт —

Водой затопило отсеки,

Надежда жива, только сын не придёт,

Он в море остался навеки.

 

О чем они думали в скорбный свой час —

Все сто восемнадцать в подлодке?

Собою спасали от гибели нас

Герои в матросской пилотке.

Автор неизвестен

 

Сто восемнадцать...

Песня посвящается морякам-подводникам атомохода «Курск»

Музыка: П. Кравченко

Исп. П. Кравченко

 

Море затихло в диком безмолвии,

Чайки кричат над застывшей волной,

Сто восемнадцать — было их в лодке,

И никого, кто б остался живой.

 

Жизнь отобрало студеное море,

В плен их взяла ледяная вода.

Ну, а в семье только слёзы и горе,

Встречи не будет уже никогда.

 

Только вот сердцу не хочется верить,

Только душа не желает понять,

В то, что уже не откроются двери,

Некого больше встречать, провожать.

 

Больно подумать: уже не вернётся

Столько ребят и отважных мужчин,

По миру скорбная весть разнесётся,

Для ста восемнадцати — подвиг один!

П. Кравченко

 

В память АПЛ «Курск»

Музыка: А. Незгода

Исп. А. Незгода

 

Приспущены флаги над нашей страной.

Скорбим мы и плачем над вашей судьбой.

Вы горькую чашу испили до дна,

Вы тяжкий свой крест пронесли до конца.

 

Но как нам поверить, что нет вас в живых,

Таких жизнерадостных и молодых?

Вина тяжким грузом на всех нас лежит.

А время стремительно быстро летит.

 

Простите, что вам не сумели помочь.

Но все мы молились за вас день и ночь.

Все наши надежды, увы, не сбылись.

Теперь молим Бога, чтоб души спаслись.

 

Но как нам поверить, что нет вас в живых,

Таких жизнерадостных и молодых?

Вина тяжким грузом на всех нас лежит.

А время стремительно быстро летит.

 

Прощаются чайки, кружась над водой,

И бьётся о скалы, прощаясь, прибой.

Мы всю вашу боль ощутили сполна,

Минутой молчанья почтим имена.

 

Но как нам поверить, что нет вас в живых,

Таких жизнерадостных и молодых?

Вина тяжким грузом на всех нас лежит.

А время стремительно быстро летит.

А. Незгода

 

Памяти АПЛ «Курск»

Музыка: К. Дружин

Исп. Л. Мухин

 

Солёный ветер

Давал разбег крутой волне,

Подлодка в море

На перископной глубине.

Ревун тревоги,

Успешно выполненный пуск,

Взят курс на базу,

Где ждут подводный крейсер «Курск».

 

Укрыли солнце

Седые копна облаков,

Шторма качают

Не первый месяц моряков.

Винты молотят

Морские мили за кормой,

Какая участь

Им уготовлена судьбой?

 

А море Баренцево бьёт волною в скалы,

Шторма и шквалы здесь в любое время года.

Поднимем третий тост и осушим бокалы мы

За тех, кто не вернулся из похода.

 

А рок коварен,

Он затаился и затих,

Вал цепенения,

В отсеках слышен первый взрыв.

Все носовые

Водой холодной отсекло,

Кто в них остался,

Тем, видно, больше повезло.

 

В корме — кто выжил,

Им только воздуха глоток,

Смерть от удушья,

Поверь мне, страшная, браток!

Рассвет багряный

Крестом над сопками взошёл,

Подводный крейсер

Домой к причалу не пришёл.

 

А море Баренцево бьёт волною в скалы,

Шторма и шквалы здесь в любое время года.

Поднимем третий тост и осушим бокалы мы

За тех, кто не вернулся из похода.

 

Чины большие

Родным и близким сладко лгут,

Слова пустые

Братишек к жизни не вернут

Беду России

Они взвалили на себя,

Могилой братской

Стал прочный корпус корабля.

 

За флот обидно,

А за державу, брат, вдвойне,

Слепому видно,

В какой с тобой живём стране.

Законы стаи:

Кто сыт — голодных не поймёт,

Разворовали,

«Шакалы», армию и флот!

 

А море Баренцево скорбное, как скалы,

Как ночь полярная, что тянется полгода.

И горько мне, что вместе с нами пьют «шакалы»,

За тех, кто не вернулся из похода...

К. Дружин

 

«Курск»

Музыка: Р. Силин

Исп: гр. «Гвадалахара», Р. Силин

 

Все же переменчива роза ветров,

Потому на море закон так суров.

Если погибаешь и некуда плыть,

Знаешь точно, здесь уж некого винить.

 

Заговор молчания выпит до дна,

Вроде бы не мир здесь и не война,

Нервы наши чувствуют толщу глубин —

Прибавляя с каждым метром нам седин.

 

Нам бы только выбраться к свету

И обнять за берег — планету.

Сможем не дышать до рассвета

Только не оставьте нас лежать на дне…

…в тишине.

 

Рваное дыхание — вечный покой,

Каждая минута пронзает тоской.

Надо бы не думать — и страх подавить

Никогда еще так не хотелось жить.

 

Столько нам воды даже всем не поднять,

Засыпали с мыслями — не умирать.

Только в тишине оставляли сердца

Достучать сигнал до самого конца.

 

Нам бы только выбраться к свету

И обнять за берег — планету.

Сможем не дышать до рассвета

Только не оставьте нас лежать на дне…

…в тишине.

 

Все же переменчива роза ветров —

Потому на море закон так суров:

Если погибаешь и некуда плыть

Знаешь точно, здесь уж некого винить.

Р. Силин

 

Памяти экипажа АПРК «Курск»

Музыка: Ю. Скворцов

Исп. Ю. Скворцов

 

Низкое солнце бубном шамана

катится валко за горизонт,

туда, где проходит в снежной саванне

меж льдами и морем невидимый фронт.

 

Смерч крутит штопор в грозные волны

Наша подлодка пошла в глубину.

Тонны балласта, ход самый полный!

Движется, движется к чёрному дну.

 

Вздрогнул акустик: что-то нащупал!

Щелкают пальцы, нервно дрожа:

Звук принимает ГАКовский купол,

Цель где-то рядом, ходит, кружа.

 

Курс 240, слушай, торпедный!

Пуск нажимают, но что-то не так.

Через мгновенье наша подлодка,

Вся, с экипажем, — сплошной только ад!

 

С корнем нервюры, в хлам лонжероны:

В корпус подлодки рвётся вода.

Вот и Нептун в золотистой короне

Принял от Бога наши тела.

 

Память не водка — нет здесь похмелья.

Всё, что осталось — записка одна.

В ней, что хотели, сказать не успели,

Всех поглотила чёрная мгла!

 

Низкое солнце бубном шамана

Катится валко за горизонт.

Там, где проходит в снежной саванне

Меж нами и морем невидимый фронт.

 

Смерч крутит штопор, в грозные волны

Наша подлодка ушла в глубину.

Тонны металла, души матросов

Движутся, движутся к чёрному дну.

Е. Кабалин

 

Памяти АПЛ «Курск»

Музыка: С. Ермаков

Исп. С. Ермаков

 

В глубине нет дорог.

Среди северных скал

Только вечная ночь

Да упрямый штурвал.

 

Мне сказал капитан:

«Ты не дрейфь, морячок!

Сто путей ты пройдёшь,

Сто путей, сто дорог».

 

Дома любят и ждут,

И подлодка плывёт.

Это значит, что нам с тобой

В этой жизни везёт.

 

Надо мною теперь

Сотня метров воды.

А прибой донесёт тебе

Вести беды.

 

В глубине снова ночь,

И они не найдут

В искорёженной тьме

Наш последний приют.

 

Говорил капитан:

«Ты не дрейфь, морячок!

Сто путей ты пройдёшь,

Сто путей, сто дорог».

 

Я письмо дописал,

Положил под матрас,

Вот вернёмся домой,

И отдам все за раз.

 

Растворила вода

Строчки нежные слов.

Я ушёл навсегда,

Но осталась любовь.

 

И дочурки глаза,

Что похожи на сны,

В них застыла слеза сейчас,

Словно капля волны.

 

Надо мною теперь

Сотня метров воды.

А прибой донесёт тебе

Вести беды.

С. Ермаков

 

Белые чайки

(Памяти подлодки Курск)

Музыка: С. Тимошенко

Исп. С. Тимошенко

 

Как долго здесь гидролокатор со дна

Пытался правду ото лжи отличать.

Никто не знает, кем она создана,

Её хранит от глаз седьмая печать.

 

Сквозь толщу вспененной солёной волны

Железный скрежет бился стуком сердец.

Все эти годы были скорбью полны

Мать наша, армия и флот, наш отец.

 

Все четыре стихии смешались в одной,

И потопленный крейсер укрыло водой,

Льдами, будто слезами, блестят берега

Той земли, что детей своих не сберегла.

 

Отче наш, для чего же взошёл ты на крест,

И зачем смерти предан, а после воскрес?

Человечество твой потеряло уж след,

Человечней не став за две тысячи лет.

 

Но твои заповеди были нужны,

Тем, кто в душе берёг святую скрижаль,

И кто тогда в огне холодной войны

К своей груди твоё распятье прижал.

 

У моряков нерукописный устав:

Последним с палубы идёт капитан,

А у подлодки «Курск» весь личный состав

Остался брошенным лежать где-то там…

 

Горизонт от зари багровел, как рубин.

И с потоками света из мрачных глубин

По небесному трапу взошёл экипаж,

Стаей чаек украсив лазурный пейзаж.

 

С той поры на восток, запад, север и юг

Непокорные норды им славу поют,

И на синем холсте в белоснежных кистях

Облака им рисуют Андреевский стяг.

С. Тимошенко

 

Читайте также 20-летию гибели атомной подводной лодки «Курск»: 50 стихов

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...