пятница, 20 ноября 2020 г.

Плисецкая – это космос...


20 ноября исполняется 95 лет со дня рождения Майи Плисецкой.


«Не прикасайтесь к идолам! Их позолота остается на пальцах»

Гюстав Флобер

По-настоящему, по-честному прикоснулись к ее биографии немногие. Среди всего прочитанного, среди правды и полуправды выделяется книга воспоминаний брата балерины Азария Плисецкого «Жизнь в балете», воспоминания мужа Родиона Щедрина и книга-автобиография самой Майи – «Я, Майя Плисецкая».

Голова идет кругом. Факты ее биографии так энергичны и стремительны, что хочется сказать: Плисецкая – это космос... Как рассказать о космосе? На помощь пришло стихотворение Андрея Вознесенского «Портрет Плисецкой». Пусть выдержки из стихотворения будут путеводителем этого короткого повествования.

«В ее имени слышится плеск аплодисментов.

Она рифмуется с плакучими лиственницами,

С персидской сиренью,

С Елисейскими полями, с Пришествием.

Есть полюса географические, температурные, магнитные.

Плисецкая – полюс магии».

Еще в раннем детстве Плисецкая осознала силу своего воздействия на публику. Поэтому страх сцены был ей неведом.

У каждой великой балерины есть своя «визитная карточка». Своей карточкой она считала «Умирающего лебедя». Впервые эту партию Майя исполнила в 1939 году четырнадцатилетней – в Чимкенте, куда была сослана мать балерины. Читаем в автобиографической книге «Я, Майя Плисецкая»: «Какой-то понурый ссыльный играл мне на аккордеоне попурри из балетов Чайковского. Я импровизировала, вставала на пальцы, ломала торс, чередовала арабески. Это было туманное предвосхищение «Умирающего лебедя»».

Она станцевала его на всех континентах мира сотни раз. Зрители были восхищены красотой ее движений. А подглядела она лебединую пластику в Московском зоопарке. Она ездила туда несколько раз, чтобы запомнить движение крыльев птиц, их пластику, изгиб шеи и посадку головы. Почти в каждом концерте она его исполняла на бис по 3-4 раза. И ни разу не повторилась. То она выходила спиной к публике, то лицом, в финальной сцене всегда делала разные акценты. Когда-то она взяла несколько уроков у Агриппины Вагановой и запомнила ее слова: «Надо танцевать музыку, а не под музыку». Это и стало девизом Плисецкой.

 

«Умирающий лебедь» - хореографическая миниатюра 

на музыку Камиля Сен-Санса из сюиты «Карнавал животных».

 

«Плисецкая – Цветаева балета.

Ее ритм крут, взрывен».

А вот партию Одетты-Одилии Плисецкая исполнила 800 раз за свою долгую сценическую жизнь. В своей книге балерина пишет: «Я считаю, что «Лебединое озеро» – пробный камень для каждой балерины. В этом балете ни за что не спрячешься, ничего не утаишь. Когда-то «черного» и «белого» танцевали две разные балерины. В пол ноги «Лебединое» не станцуешь. Я его танцевала несовершенно, но моя манера, принципы, новшества привились, утвердились».

«Плисецкий стиль» пошел по миру. Коренной момент этой роли – 32 фуэте (вращения).

 

Одетта-Одилия из балета «Лебединое озеро» П. И. Чайковского


 «Лебединое озеро», М. Плисецкая и В. Ковтун


«Как одиноко отчаян ее танец.

Изумление гения среди ординарности –

Это ключ к каждой ее партии.

В «Кармен» она впервые ступила

На полную ступню.

Не на цыпочках пуантов, а сильно,

Плотски, человечьи».

Плисецкая давно мечтала об образе Кармен. Ну почему Бизе написал оперу, а не балет?! Кубинский режиссер Алонсо поставил «Кармен» специально для нее. Но никто из композиторов не решался адаптировать музыку Бизе. Это было почти отчаяние. На помощь пришел муж балерины Родион Щедрин. Вскоре родилась «Кармен-сюита». Кармен Плисецкой совсем не коварна, она снабдила персонаж юмором. Публика была в шоке. Где привычные фуэте? Спектакль запретили, слишком он был далек от соцреализма. Но после некоторых изменений балет разрешили.

 

«Кармен-сюита». Жорж Бизе – Родион Щедрин.

 

Из книги Азария Плисецкого: «Майя любила повторять: «Щедрин дарил мне не бриллианты, а балеты и удержал меня на плаву». Но в то же время она вспоминала один разговор с Лилей Брик, когда Родион обронил: «Я все делаю для Майи, все». «Но и для себя тоже, – ни секунды не задумываясь, обронила проницательная Лиля Брик».

И правда, что произведения Щедрина в таком количестве попали на сцену Большого театра, заслуга Майи. Ведь она была примой и могла себе позволить выбирать репертуар и отдавала предпочтение произведениям супруга. Балеты Щедрина давали возможность Майе не зависеть от главного балетмейстера Большого Ю. Григоровича. А ведь Григорович попал в Большой после Кировского благодаря Майе. Как-то Фурцева вызвала ее и сказала: «Есть идея перенести «Легенду о любви» на сцену Большого. Если Вы будете танцевать в этом спектакле, Григорович сюда приедет, если – нет, останется в Кировском». Майя согласилась. Хотя танцевала она этот балет недолго. Но Григорович уже был главным балетмейстером Большого».

«Поют руки и плечи, щебечут пальцы,

Сообщая нечто высочайшее, важное».

 

«Легенда о любви» Арифа Меликова. Партия Мехмэне-Бану.

 

«В «Ромео» есть мгновение,

Когда произнесенная тишина,

Оттолкнувшись от губ юноши,

Плывет, как воздушный шар,

Невидимая, но осязаемая,

К пальцам Джульетты.

Та принимает этот звук, как вазу,

В ладони, ощупывает пальцами.

В этом балет адекватен любви».

Пьеса «Ромео и Джульетта» больше всего подходит для постановки в балете. В прологе Шекспир написал: «…трудно выразить словами» «трагических событий переплет». В мировой музыке лучше всего обыграл сюжет Сергей Прокофьев, в танце – Майя Плисецкая. Балетная партитура была необычайной и подверглась критике. Но с 1961 года этот балет вошел в репертуар великой Майи.


Партия Джульетты

 

«…разговаривают предплечья, думают голени.

Она слушает шеей. Модильянистой шеей своей,

Линией позвоночника, кожей слушает».

Импрессионизм в музыке воздействует на человека так же, как импрессионизм в живописи. Звуки, как краски, краски, как звуки. Если б можно было создать отдельный фильм о мимике Майи! «Болеро» импрессиониста Мориса Равеля отключает слушателя от реальности, погружает в чистые эмоции. Майя однажды увидела этот танец в постановке Мориса Бежара, и он завладел всеми ее мыслями. Она написала Бежару о своем желании танцевать этот балет. И в 1975 году ее пригласили в Брюссель на съемки «Болеро» для телевидения. Ей предстояло выучить тысячу движений всего за одну неделю.

 

«Болеро» Мориса Равеля

 

«Красота очищает мир,

Отсюда и планетарность ее славы.

Париж, Лондон, Нью-Йорк выстраивались

В очередь за красотой, за билетами

На Плисецкую.

Валитесь в ноги красоте.

Обезоруживает гений,

Как безоружно карате.

Она гибнет – полпланеты спалит!»

Но планета вертится без Майи…

 

Использованная литература:

Демидов А. П. Шедевры балета. – М.: Искусство, 1985. – 302с.

Дешкова И. П. Загадки терпсихоры. – М.: Детская литература, 1989. – 150с.

Плисецкая М. М. Я, Майя Плисецкая. – М.: АСТ, 1998. – 472с.

Плисецкий А. М. Жизнь в балете. – М.: АСТ, 2018. – 350с.

Рославлева Н.П. Майя Плисецкая. – М.: Искусство, 1968. – 122с.

 

Читайте также

Жизнь как танец... Памяти Майи Плисецкой

Магия Майи Плисецкой

Эталон элегантности - Майя Плисецкая

Валентина Тюрина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...