пятница, 22 октября 2021 г.

Любите ли вы Листа так, как…

К 210-летию со дня рождения Ференца Листа 

Портрет Ф. Листа художника И. Репина в Московской консерватории


Всмотритесь в лицо этого человека. Да это же Фауст, воскликнут одни. Нет, в нем больше от Мефистофеля, скажут другие. И те, и другие будут правы. А еще он похож на романтических героев в поэзии Генриха Гейне, в прозе Оноре Бальзака, музыке Рихарда Вагнера. Так кто же он? Он – борец за новое музыкальное искусство, пианист-виртуоз, дирижер, педагог, композитор, просветитель. Это Лист. Мы привыкли называть его Ференц, помня венгерское происхождение гения, сам же он до конца жизни называл себя Францем, на немецкий манер.

С такими композиторами, как Чайковский и Глинка, мы знакомимся с детства. Проходим через «Щелкунчика» Петра Ильича, «Детскую польку» Михаила Ивановича. Музыка Листа – для взрослых? Тогда посмотрите мультипликационный фильм «Том и Джерри». Там «Кошачий концерт» из музыки Листа. Получается, и Лист с нами с детства.

Конечно, кто же не слышал Венгерские рапсодии Листа… На слуху неискушенного меломана Лист ассоциируется именно с ними.

 До рапсодий еще далеко. Написаны они на его второй родине, в Германии. А пока Лист в Венгрии, в имении графа Эстерхази, где отец работает смотрителем овец. Венгрия – это овцы, овцы – это богатство, смотритель овец – материальное благополучие. Родители не были музыкантами, но музыкальными были. Отец играл на нескольких инструментах в оркестре графа.

О, сколько незамеченных талантов погибло в истории. Но только не семье Листов. Там, в деревне Доборьян, 22 октября 1811 года и родился Ференц Лист. В этот же день над Венгрией пролетела большая комета, оставив вечный след во Вселенной. Ну разве не знак небес? Маленькому Листу не исполнилось и пяти лет, когда обнаружились его музыкальные способности. Отец незамедлительно стал давать ему первые уроки на фортепиано. Девятилетнему, ему уже рукоплескали на большом открытом концерте в Шопроне. Талант мальчика был настолько велик, что венгерские богачи оказали юному артисту денежную помощь. Но это была временная поддержка. Отец прекрасно понимал, что только упорное профессиональное обучение может превратить его сына из вундеркинда в настоящего художника. Что делать? Переехать в центр музыкального мира – в Вену. Там Карл Черни, ученик Бетховена, словно ждал юного гения и начал с ним заниматься. По сути, это был, кроме отца, его единственный учитель. До конца своих дней Ференц был благодарен этому благородному человеку, называл его лучшим фортепианным педагогом мира. Хорошую роль в судьбе мальчика сыграл Антонио Сальери. Он дал Листу уроки музыкальной теории.

Современники вспоминали, как десятилетний Лист в 1822 году дал в Вене свой первый концерт, как на второй был приглашен Бетховен и при бурных овациях поцеловал мальчика.

Однако образование пришлось прекратить. Причина – террор Габсбургов, угнетавших венгерский народ. Отец вновь принимает верное решение – надо ехать в Париж, там лучшая в мире консерватория. Увы, мальчику отказали в приеме как иностранцу. Холодное сердце директора консерватории не почувствовало в Листе гения. А ведь сам Керубини был иностранцем.

Париж XIX века – это салоны. Оттуда и пришла помощь. Посыпались приглашения на вечера. Париж был в восторге от юного пианиста. А вот и первый успешный концерт в Париже. «Это был, – писал отец, – триумф моего мальчика. После каждого пассажа публика выражала свой восторг, его после каждой вещи вызывали два-три раза и бурно аплодировали». Французская столица сравнила его с Моцартом. После концерта Ференц бежал к почтовому ящику – там лежали указания от его любимого учителя Черни. Вторым учителем была сама жизнь, она давала впечатления, а это тоже уроки для художника.

Йозеф Данхаузер «Ференц Лист у рояля» (1840) 

По словам Гейне, как пианист он вызывал «настоящее сумасшествие». Руки его были словно специально для фортепиано. Кисть имела большую растяжку (мог брать две октавы). Это качество и позволило ему стать виртуозным исполнителем. Играл так, что создавалось впечатление игры целого оркестра.

Если бы Лист был только виртуозным исполнителем, этого было бы вполне достаточно, чтобы остаться в истории искусства. Но он не просто играл, а стал творцом современного пианизма.

Странно, его музицирование признавали все. Но стоило ему отдаться творчеству, он сразу сталкивался с неблагодарностью поклонников, с завистью композиторов и злобой. Его сонаты принимались в штыки, симфонические поэмы называли ничтожными, освистывали, высмеивали в печати. В результате в мире утвердилось прочное мнение о нем, как о непревзойденном пианисте, но никчемном композиторе. Возможно, до сих пор Лист как художник недостаточно понят и изучен.

Что же нужно, чтобы понять и полюбить Листа как композитора? Освободиться от ложных мнений и предрассудков, обратиться к истинным фактам. Лучше всех определил образ Листа Генрих Гейне: «Сердце поэта – центр мира. В наше безжалостное время это сердце надорвалось. Отсюда – раздвоенность его существа». Она сказалась во всем – в его мировоззрении, в творчестве и в повседневной жизни. Сам о себе он говорил: «Наполовину цыган, наполовину францисканец. Обо мне даже сказали: «Вы имеете дело с тремя личностями в самом себе: вращающийся в обществе светский лев, виртуоз и творчески мыслящий художник».

А сколько раз он переделывал свои произведения по советам людей, разбиравшихся в искусстве меньше, чем он. Что поделаешь – буржуазный век. Трагедия художника того времени – нет места в настоящем, неизвестен путь к будущему.

Эту трагедию блестяще описал Мюссе в романе «Исповедь сына века». Он назвал людей того поколения «каплями крови, затопившей землю». Все они с детства мечтали о героических подвигах, о славе, о свободе, о любви, а в жизни столкнулись с торжеством мракобесия, ханжеством реставрационной эпохи.

Когда читаешь о жизни Листа во Франции, его хочется назвать французом. Он жил там не как посторонний, а как заинтересованный человек. Сражался за демократическое развитие культуры в одном ряду с Гюго, Делакруа, Жорж Санд, Бальзаком против бесцветного искусства. Настойчиво пропагандировал произведения Берлиоза, Сен-Санса, Бизе, Гуно.

Живя в Швейцарии и Италии, он всеми силами содействовал росту музыкальной культуры этих стран, словно был их гражданином.

А какой мощный след он оставил в Германии, богатой национальными традициями. Организация «Ново-веймарской» школы – всецело его заслуга. Им обучена целая кагорта немецких пианистов – Бюлов, Еаузиг, Зауэр.

Немало сделал Лист и для развития национальных культур таких стран, как Чехия, Польша, Норвегия. Благодаря Листу Эдвард Григ получил свое первое международное признание.

С великой симпатией относился Лист к русской музыкальной культуре. Его восхищали в ней народные элементы, склонность к программности, национальный колорит. Он первым распознал гений Глинки. И русские музыканты не могли не любить Листа и как художника, и как человека.

Мы оставили Листа юным. Вернемся в те годы, когда от его фортепианной игры была в восторге вся Европа. Рвение не проходит даром – подвело здоровье. Большим потрясением стала для Листа смерть отца. И жизнь преподнесла Листу новые жестокие уроки. Он вдруг увидел пустоту буржуазно-аристократических салонов. «Мною овладела меланхолия, я увидел пренебрежение к артисту, низводящее его до положения слуги». Нет, он не будет источником развлечений избранного общества, музыкантом на содержании богатых людей. «Я не жонглер и не ученая собака». А тут еще любовь к Каролине де Сен-Крик. Девушка принадлежала знати, Лист – простолюдин. Ему быстро дали понять, кто он.

Спасла его от душевного кризиса любознательность, жажда знаний. Книги, музеи, театры – все это заполняло его жизнь. Но читал беспорядочно. Реакционные произведения смешивались с мятежными стихами Байрона. Тут же были романтические очерки Шатобриана и драмы Гюго. В этот период и в исполнительство, и в сочинительство он воплотил образы мирового искусства: Фауста, Прометея, Орфея, Гамлета. Сильная личность – в центре внимания композитора и пианиста. Не потому ли и внешне он стал похож на этих героев?

Что же он пишет? От итальянской оперы он воспринял страстность, от французской – живописность, от немецкой – поиски в области формы и гармонии.

Французскую революцию 1830 года он воспринял с энтузиазмом и приступает к работе над «Революционной симфонией». Он задумал в монументальной форме отразить свободу народа, братство людей. Что может быть лучше Славянской песни, немецкого хорала «Господь – могучий наш оплот» и «Марсельеза». Вот три темы симфонии. Она, правда, не была завершена, но Лист в ней выразил свои убеждения как молодой художник.

Революция быстро разочаровала Листа. Правительство Луи Филиппа оказалось продажным и беспринципным. Как Лист мог бросить вызов власти? Только музыкой. Фортепианной пьесой «Лион» (о восстании лионских ткачей). Самое главное, он узнал, что у него есть друзья и союзники. В этот период он подружился с Гектором Берлиозом, Никколо Паганини, Федериком Шопеном, Жорж Санд, Виктором Гюго, Оноре Бальзаком, Генрихом Гейне. Он увидел в их творчестве борьбу за новое, яркое, свободное от штампов искусство.

В 1833 году в одном из парижских салонов Лист встречается с Мари д, Агу, в последствии известной в литературе как Даниэль Стерн. Дружба переросла в любовь, но любовь недолговечную. Слишком разные у них были характеры. Истинной подругой гения может стать не каждая женщина. Между тем Мари родила Листу дочерей Бландину, Козиму и сына Даниэля.


Лист по-прежнему много гастролирует. Он пишет другу Массару: «Каждый день два концерта из восемнадцати вещей каждый». В апреле 1840 года состоялся его первый публичный концерт в Петербурге. Впечатление от игры Листа было ошеломляющее. Казалось, играть лучше было невозможно. Да, он жил в эпоху расцвета концертного пианизма. Находясь в авангарде этого процесса, добился величайшего успеха, имея безграничные технические возможности. Современные пианисты до сих пор ориентируются на его виртуозность.

Значение концертов в России переоценить трудно. Это был шаг Листа на пути связи с русской музыкальной культурой. Лист не просто концертировал, он ПРОСВЕЩАЛ. В России невзлюбил его только один человек – Николай I. Называл его выскочкой с длинными волосами.

Неужели до Листа не было виртуозов-пианистов? Были. Мендельсон, Клара Шуман, Шопен. Но Лист затмил их всех умением потрясать публику, только на его концертах дамы падали в обморок.

Где бы он ни был, что бы ни делал, он всегда сочинял музыку. Его произведения – тоже вершина фортепианной виртуозности. За 75 лет жизни он создал 647 произведений. Лучшее из лучших – Рапсодия №2.


Потом родились «Большие этюды», этюды по каприсам Паганини, «Альбом путешественника». Уже из этого перечня видно, как разнообразны были его замыслы, как созрел его творческий гений. Не только как исполнитель, но и как композитор, он вошел в музыку как новатор. Но удовлетворения в концертной деятельности Лист не находит. Слишком большие расхождения оказались у его идеалов и вкусов буржуазной публики. Выход найден – погружение в композиторскую работу. Никогда еще из-под его пера не выходило столько совершенных произведений, как в 1848 году. Он поселился в Веймаре, старейшем центре немецкой национальной культуры. Вот плоды тринадцати лет: «Фауст-симфония» по Гете и симфония к «Божественной комедии» Данте, двенадцать симфонических поэм, «Прометей» по Гердеру, «Мазепа» по Гюго, «Гамлет» по Шекспиру и др. Нет, он не забыл работу над фортепианным стилем. Он стал еще выразительнее, точнее, лаконичнее.

Огромную художественную ценность представляет цикл пьес «Годы странствий». Лист писал его почти сорок лет. Это были впечатления от путешествий. «Лион», «Валленштадское озеро», «У родника», «Колокола Женевы», «Долина Обермана» и др. Все эти пьесы в 1842 году появились под общим названием «Альбом путешественника»

Вот пьеса «На Волленштадском озере». Эпиграф Лист взял из «Чайль Гарольда» Байрона: «Водоворот житейский ради мира твоей волны теперь забуду я». Это музыка о чувствах человека после житейского водоворота, столкнувшегося с чистотой горного озера. Важны не сами картины природы, важны переживания, связанные с восприятием природы.


Наконец, пьеса «Женевские колокола». К ней так и просятся стихи Байрона: «Я больше не живу в себе самом, – я часть того, что вижу». Никто до Листа не делал даже попытки выразить музыкой романтическое отношение к природе.


А это пьеса «У родника». Это совсем не про источник. Лист не был бы Листом, если бы не связал увиденное с внутренним миром человека. Но и слушатель, извините, должен иметь хорошее «ухо» и трепетное воображение.

Спросим себя: а про что его «Эклоги»? Слышите, музыка передает туман, восходящий с долин, вот первые лучи, слышен звук альпийского рога, пастушеская песня, звон колокольчиков. Жизнь проснулась! Какие бы картины природы не описывал Лист, всюду слышен голос его сердца.


Если описывать дальше пьесы Листа, возникает чувство однообразия. Хорошо, что существует цикл «Второй год странствий». Там уже нет цитат из песен Байрона. Пример – Испанская рапсодия.


Сводят с ума «Грезы любви»


С глубокой человечностью написан вальс-экспромт.


Быть в Италии и не записать подлинные неополитанские мелодии? Особенно хороша «Тарантелла». Она пользуется широкой известностью.


Творческий путь Листа был бы не полностью прослежен, если не упомянуть сольные вокальные произведения. Один из песенных шедевров – «Лорелея». С поклоном двойной благодарности должны прийти к нему певцы. Он не просто писал для них, он бесконечно расширил всю вокальную область искусства.


Важно, что во всех жанрах Лист ставит своей целью сближение музыки с поэзией, живописью, скульптурой. Живя в Веймаре, он не теряет связи с венгерской музыкальной общественностью. Здесь особо выделяются Венгерские рапсодии. Это своеобразный музыкальный патриотический эпос венгерского народа.

Фотография Ференца Листа


Со всех сторон стремились к нему юные музыканты, так как авторитет Листа как педагога был огромен. Он мало кому отказывал и занимался с учениками бесплатно.

 Лист предложил реформу оперного театра – показывать только передовые музыкальные произведения. Но реакционные круги были сильны. Еще сильнее были интриги. В результате чего в 1861 году он отказался от занимаемой должности придворного капельмейстера.

На этот раз он едет в Рим, где заканчивает «Легенду о святой Елизавете», ораторию «Христос», пишет псалмы, Реквием для мужского хора. Значительными стали такие произведения, как «Испанская рапсодия», две легенды «Шум леса» и «Хоровод гномов».

Ударом по здоровью Листа стала смерть дочери Бландины, затем сына Даниэля. Однажды Лист перешагнул порог церкви не как прихожанин, а как монах. Он устал от жизни, ему необходимо спокойствие. Разочарованный в действительности, он видит единственный выход – стать католическим аббатом. Он не берег себя, окружающие еще меньше.


Умер Лист в результате пневмонии, вовремя не обнаруженной, 31 июля 1886 года.

Та самая комета, которая пролетела над младенцем-Листом, устала гореть и погасла. Но имя Лист живет во Вселенной вроде звезды.

Его имя носит Национальная венгерская академия, Международный аэропорт Будапешта.

 Ференц Лист и книги

Среди литературных работ Ференца Листа — книга о Шопене, книга о музыке венгерских цыган, а также множество статей.

Интересна книга Ференца Листа «Шопен». Суть книги выражает цитата автора из этой книги «В сутолоке и суете больших городов, где ни у кого нет времени разгадывать загадку личности другого, где каждого судят лишь по внешности, весьма немногие берут на себя труд бросить взгляд в глубь характера». Великий музыкант написал о другом великом музыканте. Но это не только рассказ о личности и творчестве Ф.Шопена, это и преклонение друга перед талантом, и описание эпохи, где в повествовании проглядывает автобиографическая история великого художника.

Неоднозначную реакцию вызвала книга Ф.Листа «О цыганах и их музыке в Венгрии» – о цыганской традиции в венгерской музыке.

Ф.Листом написано много музыкально-критических и публицистических статей, в которых были обоснованы новые принципы программной музыки, поддерживались передовые творческие явления современности, рассматривались проблемы музыкальной эстетики, критики, исполнительского искусства и педагогики, подчеркивалось благотворность взаимосвязи музыки с литературой, живописью, скульптурой, театром: «Письма бакалавра музыки», «Паганини. По поводу его смерти», «Тангейзер», «Лоэнгрин», «Летучий голландец», «Золото Рейна», «Роберт Шуман», «Моцарт. К столетию со дня рождения», «Письмо о дирижировании» и др.

Статьи Ф.Листа, посвященные многим актуальным вопросам, представлены в сборнике Ф. Лист. «Избранные статьи» (Государственное музыкальное издательство (МУЗГИЗ), 1959).


Чтобы узнать больше о жизни и творчестве Ференца Листа, рекомендуем монографию Мильштейн, Я. И. Ференц Лист – фундаментальное исследование профессора Московской консерватории Я.И.Мильштейна жизни и творчества великого музыканта – композитора и пианиста.

И две книги из серии «Жизнь замечательных людей»

Гаал, Д. Ш. Лист Гаал Д. Ш. Лист. — М. : Молодая гвардия, 1977. — 319 с. — (Жизнь замечательных людей. Выпуск 11 (572)).

Залесская М. К. Ференц Лист. — М. : Молодая гвардия, 2016. — 493 с. — (Жизнь замечательных людей ; вып. 1)

 

Использованная литература:

Житомирский, Д.В. Избранные статьи / Д. В. Житомирский. – М.: Советский композитор, 1981. – 389 с.

Серов, А. Н. Статьи о музыке / А. Н. Серов. – М.: Музыка, 1989. – 334 с.

Друскин, М. С. История зарубежной музыки / М. С. Друскин. – М.: Музыка, 1980. – 587с.

Алексеева, Л. Н. Страницы зарубежной музыки XIX века / Л. Алексеева, В. Григорьев. – М.: Знание, 1983. – 111 с.

Попова, Т. В. Зарубежная музыка XIX века / Т. В. Попова, Г. С. Скудина. – М.: Просвещение, 1981. – 320 с.

Попова, Т. В. О музыкальных жанрах / Т. В. Попова – М.: Знание, 1981. – 128 с.

Пожидаев, Г. А. Рассказы о музыке / Пожидаев Г. А. – М.: Мол. гвардия, 1975. – 189 с.

Коллинз, Ст. Классическая музыка от и до : научно-популярная литература / Стефан Коллинз ; [перевод с английского Т. Новиковой]. – Москва : Гранд : Фаир-Пресс, 2000. – 286 с.

Нестьев, И. В. Учитесь слушать музыку / И. В. Нестьев. – М.: Музыка, 1987. – 58 с.

Мильштейн, Я. И. Ференц Лист / Я. И.Мильштейн – 3 изд. – Москва : Музыка, 1999. - 654 с. : ил.

Гаал, Д. Ш. Лист / Д. Ш. Гаал. – М.: Правда, 1986. – 389 с.

Ванслов, В. В. Что такое искусство / В. В. Ванслов– М.: Искусство, 1988. – 322 с.

 

Валентина Тюрина, Центральная библиотека им. А. С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...