суббота, 16 октября 2021 г.

Хлеб: Стихи для детей. Берегите хлеб


 Хлеб: Стихи для детей

Хлебный колосок

В каждом зёрнышке пшеницы

Летом и зимой

Сила солнышка хранится

И земли родной.

 

Ты расти под небом светлым,

Строен и высок,

Словно Родина бессмертный,

Хлебный колосок.

В. Орлов

 

Слава хлебу!

Слава миру на земле!

Слава хлебу на столе!

Слава тем, кто хлеб растил,

Не жалел труда и сил.

 

Вот он, хлебушек душистый,

Вот он, теплый, золотистый.

В каждый дом, на каждый стол,

Он пожаловал, пришёл.

 

В нём — здоровье наше, сила,

В нём чудесное тепло.

Сколько рук его растило,

Охраняло, берегло.

 

В нём — земли родимой соки,

Солнца свет весёлый в нем...

Уплетай за обе щеки, —

Вырастай богатырём!

С. Погореловский

 

Хлеб

Только снег сошел в апреле

Как поля зазеленели.

Мы говорим: «Хлеб».

Мы говорим: «Хлеб».

 

Золотой простор бескрайний,

Там работают комбайны.

Мы говорим: «Хлеб».

Мы говорим: «Хлеб».

 

Вот зерно течет рекой,

Чтобы сделаться мукой.

Мы говорим: «Хлеб».

Мы говорим: «Хлеб».

 

Тесто кружится в квашне,

Запекается в огне.

Мы говорим: «Хлеб».

Мы говорим: «Хлеб».

 

Ешь его, расти и помни:

В мире нет труда огромней,

Чтоб на стол к тебе явился

Свежий хлеб.

Свежий хлеб.

И. Токмакова

 

Хлеб России

Хлеб для России —

Не просто еда.

Символ он Мира,

Семьи и Труда.

И. Агеева

 

Стихи о хлебе

Эта жёлтая пшеница

Не сама собой

Родится,

Чтобы вырос

Добрый хлеб,

Брат вспахал

Весною степь,

А потом

В степи просторной

Мой отец

Посеял зёрна.

…Поднялись

Над полем всходы.

Тут привёз

Мой дядя воду —

Не жалел речной водицы,

Чтоб росла дружней

Пшеница.

А как вызрел

Урожай,

Тут уж дед

Не оплошал —

Сжал и вывез

Аккуратно

Хлеб степной наш

Ароматный.

И из жёлтой той пшеницы

Намолол семье

Мучицы.

Чтоб мучица

Хлебом стала,

Рук мужских, однако,

Мало:

Протопила мама печь —

Стала хлебы

В печке печь.

Испеченный нашей мамой,

Пышет жаром каравай,

Пышный,

С корочкой румяной, —

Всякой пище голова!

Точно степь,

Он ароматен,

Прибавляет людям сил.

Но особенно приятен

Тем, кто этот хлеб растил.

Гашам Иса-Заде

 

* * *

Положит в землю Человек зерно,

Прольется Дождь — зерно орошено.

Крутая Борозда и мягкий Снег

Зерно укроют на зиму от всех.

 

Весною Солнце выплывет в зенит

И новый колосок позолотит.

Колосьев много в урожайный год,

И Человек их с поля уберет,

 

Чтоб золотые руки Пекарей

Горячий хлеб достали поскорей.

А Женщина на краешке доски

Румяный хлеб нарежет на куски.

 

Всем, кто лелеял хлебный колосок,

По совести достанется кусок...

Зато великодушней не найдешь,

Чем Борозда и Солнце, Снег и Дождь:

 

Свои ломти, от щедрой доброты,

Уступят малышам, таким, как ты.

Г. Виеру (перевод Я. Акима)

 

Зернышко

Перед этой пашнею

Шапку скинь, сынок:

Видишь, пробивается

Хлебный стебелек.

 

Сколько в это зернышко

Вложено труда,

Знает только солнышко,

Ветер да вода.

 

Перед ним на цыпочках

Тракторист шагал,

В сеялки и бороны

Трактор запрягал.

 

Перед ним, малюсеньким,

Крошечным зерном,

Долго думу трудную

Думал агроном.

 

Для него, для зернышка,

Через всю страну

Комсомольцы ехали

Жить на целину….

Г. Граубин

 

Чудо

Зернышко-крошку всю зиму хранил,

В рыхлую землю весной посадил.

Чудо случилось, наверное, с ним.

Зернышко стало живым и большим.

 

Зернышко-крошка лежало в земле,

Лежало, согрелось, разбухло в тепле.

Сначала разбухло, потом проросло.

Тонким росточком на грядке взошло.

 

Чубик завил этот слабый росток,

Выкинул перышки нежный листок.

Ну, разве не чудо, что чубик такой

Пробился, прорвался сквозь слой земляной?!

 

Он землю буравил, он лез напролом,

Он к свету и солнцу пробился с трудом.

А над землею — опять чудеса:

Что-то растет не по дням — по часам.

 

Зернышка нет и в помине давно.

Не угадаешь, чем стало оно?

Л. Квитко

 

Золотой хлеб

Летний дождик

Рожь купал,

Ветер

Песни напевал,

солнце баловало,

нежно целовало.

Золотою стала рожь.

Поле —

Вдень не обойдёшь.

Сколько глаз хватает —

Золото сверкает.

Каждый колос —

Налитой,

Каждый колос —

Золотой!

Люди, выходите,

Дома не сидите!

Дружно все за дело —

В поле рожь поспела!

А. Матутис

 

* * *

В землю бросили зерно,

А в земле темным-темно.

Пусть не страшно —

Все равно

Прорасти спешит оно.

Корни пустит,

А росток

Сам пробьет наверх оконце

И туда,

где всходит солнце, —

Утром смотрит на восток...

В землю бросили зерно:

Проросло!..

Растет оно!..

Не напрасно бросили —

Колос вырос к осени.

В. Мусатов

 

Хлеб

Хлеб душистый, хлеб румяный,

На столе он самый главный

Прямо с пылу, прямо с жару

Хлеб притопал к самовару.

В. Степанов

 

Хлеб, откуда ты пришёл?

Положили мне на стол

Каравай душистый.

Хлеб, откуда ты

пришел,

Теплый, золотистый?

— Я взращён трудом

упорным

Замечательных

людей,

Силой я рождён

народной

Светлой Родины моей.

М. Чупина

 

Мама печёт хлеб

Ах, как разгорается аппетит,

Когда наша мама хлеб печёт!

Не замечаю, как время летит,

Когда наша мама хлеб печёт.

 

Птицы — и те прилететь спешат

К нам в большой и красивый сад.

Здесь поют они дружно, в лад,

Когда наша мама хлеб печёт.

 

Круглая яма с углём — тендыр —

Для меня словно целый мир.

Становится вкусным обычный сыр,

Когда наша мама хлеб печёт.

 

Я приглашаю в наш дом гостей —

Всех соседей и всех друзей:

«На хлебный запах идите скорей!» —

Когда наша мама хлеб печёт.

 

Радость птицей летит по свету —

Сегодня печалиться повода нету:

Я готов накормить всю планету,

Когда наша мама хлеб печёт.

Т. Имамов (Перевод с азербайджанского Талии Шарафиевой)

 

Хлеб

На полях поспела рожь.

Каждый колосок хорош.

Туча просит: не зевай!

Хлеб скорее убирай,

Чтоб у каждого стола

С хлебом хлебница была.

Г. Новицкая

 

Откуда хлеб берется

Он не падает к нам с неба,

Появляется не вдруг.

Чтобы вырос колос хлеба,

Нужен труд десятков рук.

 

Взором радостным объемлю

Даль бескрайнюю полей.

Слава тем, кто любит землю,

Тем, кто трудится на ней.

В. Данько

 

* * *

Из чего печётся хлеб,

Что едим мы на обед?

Хлеб печётся из муки,

Что дают нам колоски.

Рожь, пшеница в век из века

Щедро кормят человека.

Плюшки с маком, кекс сметанный,

Чёрный с тмином, пеклеванный,

Калачи, батоны, халы...

Хлеб для маленьких и старых,

Для Танюшек и Наташ.

Добрый хлеб — кормилец наш!

Т. Лаврова

 

Булка

Три паренька по переулку,

Играя будто бы в футбол,

Туда-сюда гоняли булку

И забивали ею гол.

 

Шел мимо незнакомый дядя,

Остановился и вздохнул

И, на ребят почти не глядя,

К той булке руку протянул.

 

Потом, насупившись сердито,

Он долго пыль с нее сдувал

И вдруг спокойно и открыто

При всех ее поцеловал.

 

— Вы кто такой? — спросили дети,

Забыв на время про футбол.

— Я пекарь! — человек ответил

И с булкой медленно ушел.

 

И это слово пахло хлебом

И той особой теплотой,

Которой налиты под небом

Моря пшеницы золотой.

С. Михалков

 

Как хлеб на стол приходит

Хлеб уложен горочкой,

И к румяным корочкам

Протянуло солнце

Сто лучей в оконце.

 

И в обычной булочной

Хлеб совсем не будничный —

Он все время праздничный,

Песенный и красочный...

П. Синявский

 

Земля хлебами славится

Каждый ломтик хлебушка

Пахнет тёплым небушком,

И земля всю силу

В хлебе затаила.

 

С юга и до севера

Краше злата-серебра

Зреет рожь-красавица,

Пшеница наливается.

 

Здесь дождинки быстрые,

Зори здесь лучистые.

Радугой украшен

Хлеб родимых пашен.

 

От весны до осени.

Русыми колосьями

Светится любимая

Земля необозримая.

 

Здесь поля привольные,

Люди хлебосольные.

Добрым караваем

Мы гостей встречаем.

 

С юга и до севера

Краше злата-серебра

Зреет рожь-красавица,

Пшеница наливается.

П. Синявский

 

Расти, колосок!

Ржаной росток зелёный

Оглядывает поле,

Смешной и удивлённый,

Как первоклашка в школе.

 

Зелёный росток,

Весёлый росток,

Ты только пробился

Из зёрнышка.

Расти, колосок!

Расти, колосок!

Расти, колосок, до солнышка!

 

Его расти научит

Любой весенний дождик,

И каждый летний лучик

Раскрасит как художник.

 

Он вместе с близнецами

Так быстро станет взрослым,

Что скоро даже с нами

Померяется ростом.

 

Зелёный росток,

Весёлый росток,

Ты только пробился

Из зёрнышка.

Расти, колосок!

Расти, колосок!

Расти, колосок, до солнышка!

П. Синявский

 

Мы хлеборобами будем

О труде хлебороба

Все колосья поют —

Значит, это особый,

Замечательный труд.

 

Мы хлеборобами будем,

Чтобы когда-нибудь к людям

Хлеб на стол, хлеб на стол

С нашего поля пришёл.

 

И растут не случайно

Среди наших друзей

Капитаны комбайнов,

Адмиралы полей.

 

Хлебу знаем мы цену,

Любим песню труда.

И отцовскую смену

Ждет большая страда.

 

Мы хлеборобами будем,

Чтобы когда-нибудь к людям

Хлеб на стол, хлеб на стол

С нашего поля пришёл.

П. Синявский

 

Сказочный завод

От завода-автомата,

От завода-автомата

Льётся теплый хлебный запах.

Поздно ночью спят ребята,

Поздно ночью спят ребята,

А завод готовит завтрак:

Все, что хочешь, испечёт

Этот сказочный завод.

 

Так и скачут из печи,

Так и скачут из печи

Плюшки, сушки да ватрушки,

Куличи да калачи,

Сладкие коврижки,

Маковые пышки,

Двадцать пять фасонов

Булок и батонов.

 

Здесь науке не до скуки,

Здесь науке не до скуки,

Чудесам здесь просто тесно —

Механические руки,

Механические руки

Лепят бублики из теста:

Интересно, как в кино,

Даже чуточку смешно.

 

Все быстрее, все резвее,

Все быстрее, все резвее

Появляются буханки.

Этот сказочный конвейер,

Этот сказочный конвейер

Лучше всякой самобранки,

Целый город угостит,

Был бы только аппетит.

 

Так и скачут из печи,

Так и скачут из печи

Плюшки, сушки да ватрушки,

Куличи да калачи,

Сладкие коврижки,

Маковые пышки,

Двадцать пять фасонов

Булок и батонов.

П. Синявский

 

Корочка хлеба

Даже не верится, что когда-то

На поле, сожженном огнем батарей,

Перед атакой герои-солдаты

Делили остатки ржаных сухарей.

 

Корочка хлеба,

Хлебная крошка,

Что это,

Много или немножко?

Корочка хлеба,

Хлебная крошка...

 

Даже не верится, что на свете

В какой-нибудь очень далёкой стране —

С чёрствой лепёшкой голодные дети.

Порою встречаются только во сне.

 

Даже не верится нам с тобою,

Что кто-то сорит этим чудом земли.

Сердце за хлеб обливается болью,

Когда он лежит в придорожной пыли.

 

Корочка хлеба,

Хлебная крошка,

Что это,

Много или немножко?

Корочка хлеба,

Хлебная крошка...

П. Синявский

 

Золотое зёрнышко

Хлебное поле большое, как море, —

Не сосчитаешь колосьев на нем.

В дружном дозоре, в почётном дозоре

Каждое зёрнышко мы бережем.

 

Зёрнышко, зёрнышко —

Капля золотая,

Капля золотая,

В море урожая.

 

Зёрнышко мы согреваем заботой

В теплых и добрых ладонях полей.

Солнышку тоже хватает работы,

Чтобы звенели хлеба веселей.

 

Хлебные зёрнышки сказочным кладом

Спрячутся в землю и дружно взойдут.

Самая лучшая в мире награда —

Эта живая награда за труд.

 

Зёрнышко, зёрнышко —

Капля золотая,

Капля золотая,

В море урожая.

П. Синявский

 

Наш хлеб

Урожай золотой

Множится в работе,

Чтобы хлебом была

Родина горда.

 

Хлеб у нас в народе

В заслуженном почёте —

Хлеб идет по пути

Мира и труда!

 

Он несёт у станка

Вахту на заводе,

Он ведёт поезда,

Строит города.

 

Он идёт по стране

В дружном хороводе,

Чтобы нам помогать

Всюду и всегда.

 

Хлеб у нас в народе

В заслуженном почёте —

Хлеб идет по пути

Мира и труда!

П. Синявский

 

Хлеб

Пашут каждую весну,

Поднимают целину,

Сеют, жнут, ночей не спят,

С детства знай, как хлеб растят.

 

Хлеб ржаной, батоны, булки

Не добудешь на прогулке.

Люди хлеб в полях лелеют,

Сил для хлеба не жалеют.

Я. Аким

 

* * *

Вам и расскажут, и в книгах прочтёте:

Хлеб наш насущный всегда был в почёте.

Низкий поклон мастерам урожаев,

Тем, кто зерно в закромах умножает,

И хлебопекам-умельцам искусным,

Всем, кто нас радует хлебушком вкусным.

А. Гришин

 

О хлебе

Рос на поле колосок,

Он не низок, не высок.

В колоске росло зерно,

Созревало там оно.

 

Стало зёрнышко мукой —

Мелкой, беленькой такой.

А потом пора настала —

И мука уж тестом стала.

 

Посадили тесто в печь,

Чтобы хлебушек испечь.

Ах, какой же хлеб душистый,

И поджаристый, пушистый!

 

Испекли его с любовью

Всем детишкам на здоровье.

З. Торопчина

 

Мама

Мама режет хлеб пшеничный —

Хлеб пшеничный,

Нам привычный.

Всем вокруг — по равной доле.

В доме пахнет,

Словно в поле:

Пахнет сеном, пахнет мятой,

Пахнет солнцем,

Пахнет мамой...

На столе готов обед.

Входит мама,

Входит свет.

Аурел Чокану

 

Как же так, скажи на милость?

Сладко пахнут и дымятся

Две буханки на столе.

Мамы не могу дождаться —

Слишком вкусно пахнет хлеб!

 

Хлебушек, ты сладкий очень!

Не могу: не утерплю

И хоть корочки кусочек

До обеда отломлю.

 

Никогда не ел такого!

Надломлю ещё одну

Сверху отщипну немного

И с боков отколупну…

 

Как же так, скажи на милость?

Ты куда девался, хлеб?

Как же это получилось —

Только мякиш на столе!

Л. Вацземниек (Перевод Л. Копыловой)

 

* * *

Пахнет хлеб…

Как сладко пахнет хлеб

Любовью тружеников,

Радостью земною

И солнышком, и щедрою весною,

И нашим счастьем!

День труда окреп.

Душисто пахнет хлеб!

П. Воронько

 

Остальное потерял

Я за хлебом собираюсь —

Булки хватит на еду...

Одеваюсь, обуваюсь —

Всё готово, — я иду.

 

Хлеб сегодня подходящий

Свежий, тёпленький купил!

И от корочки хрустящей

Я кусочек отломил...

 

Вот иду и понемножку

Хлеб щиплю со всех сторон —

Сверху крошку, сбоку крошку...

Ничего — большой батон!

 

Ох, уж мне вопросы эти:

«Где же хлеб?», — и я сказал:

«Вот пол булки, здесь, в пакете —

Остальное потерял!».

И. Федорков

 

Чёрный хлеб

С белым хлебом положили

Чёрный хлеб мне на обед.

Удивить меня решили?

Чёрный? В чём его секрет?

 

Видно, пекарь с неохотой

Пёк и хлеб в печи забыл?

Или же перед работой

Чисто руки не помыл?

 

Мама тут же объяснила,

Что мука ржаная есть:

«Черный хлеб прибавит силы».

Съел. И завтра буду есть!

Г. Стеценко

 

* * *

Даже стены тут приятно

Пахнут хлебом ароматным:

Много дружных пекарей

Хлеб пекут здесь на заре.

 

А потом его —

В машины

И развозят в магазины.

 

Вот откуда к нам на стол

Теплый, вкусный хлеб

Пришел!

В. Пальчинскайте

 

Хлебные стихи

Пышут жаром блины,

хороши оладушки!

До чего ж они вкусны

на столе у бабушки!

 

Прямо с жару, из печи,

Горячи, душисты,

остывают калачи

На скатерке чистой.

 

На плите серчает чай …

И, тяжелый — здорово! —

На столе каравай!

Урожая нового,

 

Каравай, каравай,

кого хочешь выбирай!

Покрупнее отрезай!

Не забудь при этом —

Кто хлеба в полях косил,

тесто мягкое месил,

Кто вставал с рассветом.

Н. Шамсутдинов

 

Каравай

Вот лежит каравай у меня на руках.

Черный хлеб на руке — не милей на земле.

Будет плакать мой хлеб, каравай мой румяный,

Если я разленюсь, если лодырем стану.

 

Плачет хлеб, что лентяй его в руки берет.

Плачет хлеб, если лодырю в рот попадет.

Но ведь я не лентяй, я в работе проворный.

Улыбнись, каравай, улыбнись, хлеб мой черный.

 

Вот увидишь: тебе горевать не придется.

Пусть не плачет мой хлеб, пусть он только смеется.

С. Дрожжин

 

Хлеб

Бросил в землю зерно Человек,

А укрыл его бережно Снег.

Дождь весною поля оросил —

У росточка прибавилось сил.

 

Греет Солнце весенний росток,

Золотит молодой колосок.

Мукомол его тронет рукой —

Станет колос отменной мукой.

Г. Виеру

 

Почему у пирога зарумянились бока

Снег растает в поле чистом,

Схлынет талая вода —

Побежит за трактористом

Ранним утром борозда.

 

Выйдут сеялки потом

Засевать поля зерном.

И черны, как из печи,

Провожают их грачи.

 

Чтобы всходы были крепче,

Не напала злая тля,

И удобрит, и подлечит

Летчик с воздуха поля.

 

Слышен летом до заката

Гул комбайнов у реки,

И везут на элеватор

Урожай грузовики.

 

Время жаркое - страда,

Праздник мирного труда.

Убран хлеб - и тихо стало.

Мелят мельницы зерно.

 

Поле-полюшко устало,

И под снегом спит оно.

Над селом дымки плывут:

Пироги в домах пекут!

 

Почему у пирога

Зарумянились бока?

Потому что поле летом

Было солнышком согрето.

 

Потому что днем весенним,

Летним днем, осенним днем

Согреваем землю все мы

И любовью,

И трудом!

В. Степанов

 

Он вечно будет

— Хлеб как солнце! —

сказал отец.

— Хлеб как солнце! —

мать повторяет.

И сестренка

Вставляет слово:

— Хлеба и солнца

у нас хватает!

 

— Хлеб как солнце! —

считают люди.—

Хлеб как солнце,

он с нами всюду.—

А сестренка опять свое:

— Хлеб как солнце,

он вечно будет!

Н. Сынгаевский

 

* * *

Вот и лето пролетело,

тянет холодом с реки.

Рожь поспела, пожелтела,

наклонила колоски.

 

Два комбайна в поле ходят.

Взад-вперед, из края в край.

Жнут — молотят, жнут — молотят,

убирают урожай.

 

Утром рожь стеной стояла.

К ночи — ржи как не бывало.

Только село солнышко,

опустело зернышко.

В. Воронько

 

Пахнет хлебом

На пустых полях стерня

Жухнет и сереет.

Солнце только среди дня

Светит, но не греет.

 

По утрам большой туман

Бродит по болотам.

То ли что-то прячет там,

То ли ищет что-то.

После сумрачных ночей

Выцветает небо…

 

А в деревне из печей

Тянет свежим хлебом…

Пахнет домом хлеб ржаной,

Маминым буфетом,

Ветерком земли родной,

Солнышком и летом.

 

Нож заточен о брусочек.

— Папа, дай и мне кусочек!

Анзельмас Матутис (Перевела с литовского И. Токмакова)

 

Ломоть хлеба

Хлеба мягкого ломоть,

Свежего, пшеничного.

Хлеба белого ломоть,

Что в нем необычного?

 

Дело, может быть, простое —

Белый хлебушек испечь.

Тесто замесить густое

И его поставить в печь.

 

Но сначала, детки, нужно

В поле вырастить зерно,

Летним днем трудиться дружно,

Чтобы налилось оно.

 

Чтоб поднялся колос спелый,

Полный зерен, золотой,

Чтоб пшеница зазвенела

На ветру тугой струной.

 

Надо в срок убрать пшеницу,

И зерно в муку смолоть,

Чтобы мог на свет родиться

Хлеба белого ломоть!

Т. Шорыгина

 

Рождение караваев

Бабушка на ночь

Муку и закваску

Тёплой водою

В квашне развела...

Артёмка смеётся:

Он вспомнил,

Как в сказке

Бабка живой колобок

Испекла!

 

Назавтра Артёмка

Встал спозаранку,

Видит: и бабушка

Тоже не спит.

Квашня, как и прежде,

Стоит на лежанке,

А тесто шумит,

Вылезает, пыхтит...

 

Бабушка

Тесто катала,

Месила,

И на лопате

Отправила в печь.

Плотной заслонкой

Топку закрыла,

Чтобы получше испечь,

Не поджечь.

 

По дому запах

Поплыл ароматный.

Бабушка

Печь не спеша

Открывает

И достаёт

Деревянной лопатой

Четыре румяных

Больших каравая.

Г. Ладонщиков

 

Лепешки

С поля в амбары убрали зерно,

Солнце все лето

Копило оно.

Мельник зерно смолол на муку,

Помол передал он

Грузовику.

С трудною ношей справляясь один,

Вмиг прикатил грузовик в магазин.

Утром гуда я примчался чуть свет,

Соли купил

И с мукою пакет.

Бабушка тесто месила в котле,

После то тесто стояло в тепле.

Мама, в муке перепачкав ладошки,

Прямо с огня

Доставала лепешки,

И от лепешек вдруг стало светло,

Будто бы солнце на кухню пришло!

М. Якубова

 

Мама месит тесто

Мама тесто замесила.

Тесто вкусно дышит,

Тесто для лепешек,

Для пышек-кульчишек.

 

Хлопочет мама у печи

В горячем свете пламени;

Как две румяные кульчи,

Алеют щеки мамины.

 

Мы толчемся у дверей,

Не находим места:

Ах, скорей бы, скорей

Подходило тесто!

 

Ох, когда же, когда

Снова я попробую

Пышечку-кульчишку

И лепешку сдобную!

 

Мама жару поддала,

Засучила рукава,

Волосы откинула,

Тесто пододвинула.

 

Тесто прилепила

К стенке печи —

С жару да с пылу

Будут кульчи!

 

Пламя разгорается,

Мама улыбается,

И румяная лепешка

Улыбается немножко.

 

Кушайте, девчонки,

Пробуйте, мальчишки,

Душистые лепешки,

Горячие кульчишки!

Г. Сулейманова

 

Веселая песня веселых пекарей

Кто мы такие?

А вот кто такие:

пекари мы,

хлебопеки простые.

 

Булочки наши —

на ваших щеках.

Все уплетают их.

Да еще как!

Пекари мы.

Хлебопеки простые.

Руки — не вата,

а гири литые.

 

...Эй, замеси, наддави, разомни,

тесто распухшее в жар посади!

 

Булки готовы!

Запах их пряный

ходит повсюду,

веселый и пьяный.

 

И мы веселимся,

рады, как дети —

самые светлые

люди на свете.

 

Что мы печем,

хлебопеки простые?

Булки с изюмом,

простые, витые,

круглые, длинные,

булки рожками,

с маком, без мака...

Попробуйте сами!

 

Руки в муке наши,

в тесте рубахи.

Самые чистые

в мире неряхи.

Мы торопились —

месили, давили,

чтобы все граждане

с булками были.

 

Кто мы такие,

такие-сякие?

Пекари мы.

Хлебопеки простые.

 

...Эй, замеси, наддави, разомни,

тесто упругое в жар посади!

 

Требуют булок

пожарники.

Требуют булок

полярники.

Требуют булок

охотники.

Требуют булок

плотники,

строители

и писатели

и летчики-испытатели.

Каждый проспект, переулок

требует, требует булок!

 

...Эй, замеси, наддави, разомни,

тесто распухшее в жар посади!

 

Велосипеды, автомобили,

эй, уступи, уступи, уступи!

Едут с изюмом,

витые, простые,

с кремом, повидлом

и с таком внутри,

круглые, длинные,

с маком, без мака

булки!

К бабушкам, дедушкам,

папам и мамам,

к детям и внукам

и просто к соседу

едут!..

Горячие булочки едут

и к дому шестнадцать,

и к дому четыре...

Здравствуйте, булки,

в каждой квартире!

 

Кто мы такие,

ребята лихие?

Сказано вам —

хлебопеки простые!

Вот каковы мы,

смотрите, смотрите...

Хватит о нас,

о себе расскажите.

Р. Файзуллин

 

Продавец хлеба

По весенней улице

Из конца в конец

С хлебною тележкою

Едет продавец.

 

А в тележке — плюшки,

Бублики, ватрушки,

Халы,

Пряники,

Лепешки

И... пирожные картошки.

 

Что хотите,

Выбирайте —

Порумяней,

Повкусней

Для себя

И для детей!

 

Для Майры

И для Мурата —

Есть в тележке

Все, что надо!

 

Только дырок от баранок,

Уж простите,

Только дырок от баранок

Не просите!

 

Этот редкостный товар

Отвезу сейчас я в дар

Тем беднягам,

Что весь день

В холодке лелеют лень...

 

По весенней улице

Из конца в конец

С хлебною тележкою

Едет продавец.

А. Дуйсенбиев

 

Пекари

Когда под звездным небом

Все по домам уснут,

Запахнет город хлебом,

Что в темноте везут.

 

Ночными переулками

Бегут машины с булками.

Внутри грузовика

Лежат, не смяв бока,

Высокие батоны,

И плюшки всех фасонов,

И халы, и ватрушки,

И калачи, и сушки.

 

На цыпочках машина,

Чтоб спящих не будить,

Спешит по магазинам

Поклажу развозить.

Машина за машиной –

Шуршат неслышно шины…

 

Заря займется алая,

И пекари усталые

Халаты снимут белые:

- Мы эти булки сделали,

Высокие батоны,

И плюшки всех фасонов,

И халы, и ватрушки,

И калачи, и сушки.

Катали мы рогалики

И маком посыпали.

 

Шофёры помогали нам:

Возили их – не спали.

Мы все трудились от души –

Садитесь, ешьте, малыши!

Е. Стюарт

 

Оденься, росток!

Эй, росточек,

Эй, малышка,

Потеплей надень

Рубашку!

Я в долине

Видел иней:

Прознобит тебя,

Бедняжку!

Тонкой изморозью

Белой

Травы жухлые покрыты.

Значит, время

Даже смелым

От зимы искать защиты.

 

И сказал в ответ росточек:

— Мне пугаться не годится,

Я не травка,

Не цветочек,

Я — озимая пшеница!

Не боюсь я зимней стужи,

Пусть хоть сам мороз ударит.

Вот придет зима и тут же

Шубу снежную подарит.

А. Матутис

 

Песня пашни

Летят птицы стаями.

Снега сошли, стаяли.

На весеннем солнышке

Ожили воробушки.

 

Крылышками машут как!

Проснись, проснись, пашенка!

Проснись, проснись, полюшко

Согрей в себе зернышко!

 

Будет спать, позевывать!

Пора плуг попробовать!

Пора, пашня-золотце,

С весной поздороваться!

М. Дильбази

 

Что снится зернышку?

— Зернышко ржи,

Зернышко ржи,

Что тебе снится зимой,

Расскажи,

Долгой зимою,

Когда под землею

Спишь ты, накрывшись

Снегов пеленою?..

 

— Поле, конечно, —

Ответило зернышко, —

Ну и, конечно,

Высокое солнышко...

Колосом звонким

Стою я под ним,

Став наконец-то

Большим-пребольшим!

Ф. Миронов

 

Хлебное зерно

Посажу я в землю

Хлебное зерно —

Из земли подымется

Колосом оно.

 

Много-много зернышек

В этом колоске —

Вот уже лежат они

На моей руке.

 

Посажу их в землю,

И пойдут ростки —

Весело потянутся

К солнцу колоски.

 

Не один, а вон уже

Сколько их растет!..

Так и буду делать

Каждый-каждый год.

 

А однажды на ноле

Гляну поутру —

Как один я столько

Хлеба соберу?!

 

На моей ладошке

Хлебное зерно...

Посажу-ка в землю —

Пусть растет оно.

К. Жанэ

 

* * *

Садовник деревья сажает,

А снимет он горы плодов.

По капельке мед собирает

Пчела золотая с цветов.

 

Вот зернышко в землю ложится...

А вырос уже колосок!

Посеяли горстку пшеницы —

Собрали пшеницы мешок.

Мехти Сеидзаде

 

Первая борозда

Дни холодов минули,

Весна взяла бразды,

И празднуют в ауле

День первой борозды.

 

Распахнуты сокольи

Просторы, как всегда,

И первая на поле

Ложится борозда.

 

Ее дается право

Тому лишь провести,

Чья пахарская слава

Не первый год в чести.

 

Косматая папаха

Касается бровей.

Идет за плугом пахарь —

Гляди, благоговей!

 

Ему и воздух сладок,

Сладка и слава. Вах!

Как пара куропаток,

Чарыки на ногах.

 

И наизнанку шуба

Одета потому,

Что дорога и люба

Традиция ему.

 

Душа ликует, будто

В груди у тамады:

Сверкающее утро,

День первой борозды.

 

Земля, дыша свободно,

Чернеет, чуть влажна,

И жизни соприродна

Весенняя она.

 

Кормилица и пряха

Для нас во все года,

Хранительница праха,

Ушедших навсегда.

 

Резвится в небе птаха,

Поет на все лады,

Идет за плугом пахарь

В день первой борозды.

 

И каждый бросил горстку

В него земли родной:

Такой обычай горский,

Повитый сединой.

 

Кружился снег давно ли?

Но вот пришла весна,

И первая на поле

Чернеет борозда.

 

И нет вокруг сторонних,

И пахарь рад до слез,—

Он землю на ладонях

К губам своим поднес.

Ю. Хаппалаев

 

Борона

Чешет поле

Стозубовый гребешок,

Подрезает сорняки

Под корешок.

Чисто землю очищает

От камней,

Чтобы рожь росла

И гуще и дружней.

Е. Лось

 

Голоса поля

Звенит метелками овес:

— Мне повезло,

Я в поле рос!

 

За пятерых

Бубнит горох:

— Стучит мой бубен

Вдоль дорог!

 

— Я че-че-вица,

Че-че-вица,

Розовощекая

Девица!

 

— Ячмень я,

Поклонись мне, гость,

— Насыплю крупных зерен

Горсть!

 

И тихо

Шепчет рожь под небом:

— Людей кормлю я

Сытным хлебом.

Е. Лось

 

Песня колоса

Поясок золотой, завяжись!

Ниже, облако, на землю спустись!

Наной меня водой, не ленись,

И скажи мне: колосись, колосись!

 

Ветер, ветер, в облаках не витай!

О морях и о волнах не мечтай!

И пока я малышок, не скучай,

Колыбелечку мою покачай!

 

Поясок золотой, завяжись!

Ниже, облако, на землю спустись!

Стебелечек мой, струной натянись,

И тянись, тянись, тянись только ввысь!

 

Чтобы полон был мой колос зерном!

Чтобы полон был, как колос, твой дом!

М. Дильбази

 

Молодой лес

О дожде мечтало поле

В солнцепек, июльским днем,

Чтоб колосья пили вволю,

Наливались бы зерном.

 

О дожде мечтали люди:

«Солнцем выжжены поля.

Хлеба на зиму не будет —

Вся растрескалась земля!»

 

Но упрямилась природа:

«Что мне хлебное зерно!

Урожаи! Недороды!

Разве мне не все равно?»

 

Насылала суховеи,

Баламутила пески.

От злодея-суховея

Почернели все ростки.

 

Тут слетелись птицы вместе

И решили всей гурьбой:

«Улетим и наши песни

В дальний лес возьмем с собой!»

 

И тогда сказал народ:

— Надоел нам недород!

 

Люди землю разметали,

Раскопали глубь земли,

Свежих саженцев достали,

На машинах привезли...

 

Годы шли — настал он снова,

Летний, жаркий южный день,

Вырос свежий бор сосновый,

И легла над полем тень.

 

Лес стоит большой и крепкий,

Он прохладен и тенист,

И как будто с каждой ветки

Льется соловьиный свист.

 

И горячий, разъяренный,

В свежей зелени ветвей

Остывает покоренный

И притихший суховей.

 

И уже в соседнем поле

В солнцепек, июльским днем,

Влагу пьют колосья вволю,

Наливаются зерном.

 

Пролетят за годом годы,

Но останется навек

Сказ о том, как нрав природы

Переделал человек.

Е. Тараховская

 

Колос

Ветер летает,

Блещут зарницы,

Голову клонит

Колос пшеницы.

 

Поле, как море,

Рябью искрится,

Волны качают

Колос пшеницы.

 

Ждет не дождется

Жатки ли, жницы

К сроку созревший

Колос пшеницы.

 

Время трудиться

И не лениться,

Не перезрел бы

Колос пшеницы.

 

Зерна, как капли, могут,

Могут пролиться...

Хлеб наш насущный —

Колос пшеницы.

 

Нам, хлеборобам,

Есть чем гордиться:

Сила и крепость —

Колос пшеницы.

У. Раджаб

 

Запахи

Много запахов на свете,

Все, пожалуй, и не счесть.

Но у каждого, поверьте,

Свой любимый запах есть.

 

Кто-то любит запах моря,

Кто-то — сена, кто-то — трав.

Кто тут прав, не надо спорить,

Тут, наверно, каждый прав.

 

Но когда приносит ветер

Аромат хлебов с полей —

Нету запаха на свете

Мне дороже и милей.

Черкез-Али

 

С добрым утром!

Ночь идет степями Казахстана,

Ходики стучат.

— Ты слышишь, Анна?

Ведь пора тебе в ночную смену.

Свет зажги. Давно вставать пора!

Трактористы барабанят в стену,

В кухне кашу варят повара...

 

А перед рассветом сладко спится!

Снится первомайская столица,

Снятся мама, младшая сестра,

Бал кремлевский, танцы в белом зале,

Новые подруги на вокзале...

 

На рассвете ветрено и зябко,

Не дождаться, видно, здесь весны.

Пригодилась дедушкина шапка,

Ватные солдатские штаны...

 

Включены, проверены моторы,

И над степью нарастает гром,

Словно эскадрилью на просторы

Выслал фронтовой аэродром.

 

Словно громыхая, мчатся танки

В наступление, а не на парад.

Щеки разгораются у Анки,

От неповоротливой баранки

Даже руки нынче не болят.

 

Выбрала себе ты, Анка, долю.

Не беда, что трудная она!

Впереди, как в сказке чисто поле,—

Без конца, без края целина.

 

Целина! Понятней станет это,

Если едешь той же бороздой —

Трактористкой начатой с рассвета,

Конченною с первою звездой.

 

Сколько в ней гектаров? Миллионы...

Здесь не праздник, а почетный труд.

И грохочут снова эшелоны,

Молодежь задорную везут.

 

Но пахать не сразу всем придется —

Дела много: надо рыть колодцы,

Печи класть и собирать дома...

Анна штукатурила сама,

 

Стены в общежитии белила,

Ножиком с полов сдирала грязь...

И откуда вдруг такая сила

У недавней школьницы нашлась?!

 

Анка знала: Чайке или Зое

Было на войне труднее втрое,

Было тяжелее в десять раз!

 

Надо честно, хорошо трудиться,

Все богатства взять у целины,

Чтобы горы солнечной пшеницы

Отовсюду были бы видны.

 

И, увидев каравай румяный

В новеньком киоске на окне,

Мама скажет: «Хлеб из Казахстана!

Дочка у меня на целине».

 

И промолвит женщина другая,

Доедая бережно кусок:

«Корочка какая золотая —

Этот хлеб, наверное, с Алтая.

На Алтае у меня сынок...»

 

Рассвело. Орел над степью кружит,

Тушит звезды, прогоняет ночь...

Грузовик застрял в глубокой луже,

Надо как-нибудь ему помочь.

 

— Здравствуй, Анка!

С добрым утром, Анна! —

Девушка кричит с грузовика.

И встает над степью Казахстана

Солнышко, скуластое слегка.

З. Александрова

 

В поле

В поле вызрели хлеба —

начинается косьба!

Вот идет комбайн огромный,

косит гладко, косит ровно.

 

За рулем сидит Ахмет —

комбайнеру десять лет!

Здесь Ахмет вполне на месте:

но, конечно, с папой вместе...

 

Сбрил колосья острый нож,

стало поле, будто еж!

Только у обочины

цветок озабоченный.

 

Щурит синенький глазок

наш знакомый — василек:

«Чисто, хорошо ли

выкошено поле?..»

Муса Гали

 

Снопы

Прямо на дорогу,

Так что пыль столбом,

Взрослым на подмогу

Мчимся вчетвером.

 

Тяжелы колосья,

Зерна их крупны.

Мы со всеми носим

Желтые снопы.

 

Кружат птичьи стаи,

Так и льнут к зерну.

Весело мы ставим

За копной копну.

 

— Живо, парень, живо!

Рук не опускай.

Как тут быть ленивым —

Дела через край!

 

Словно муравьишки,

Принялись за труд,

Всюду ребятишки

По полю снуют.

 

Вон овец в сторонке

Мой дружок пасет,

Вон бежит сестренка —

Полдничать несет.

 

Вереск с травкой мятной

Пахнут, словно мед,

Но еще приятней

Пахнет бутерброд!

 

Мы глядим на поле,

Радости полны:

Будет хлеба вволю —

Пироги, блины!

Костас Кубилинскас

 

Ты спасла меня

Шла Бегум от родника

И кувшин несла с водой;

Вдруг заметила в пыли

Крепкий колос молодой.

 

Кто же колос потерял?

Кто же колос уронил?

На ладони у Бегум

Колос вдруг заговорил:

 

— Я для радости людей

На пшеничном поле рос;

Не боялся ни жары,

Ни ветров, ни страшных гроз.

 

Человеку дорог хлеб —

Каждый колос и зерно!

Ты ведь знаешь, что с людьми

Дружен хлеб давным-давно.

 

Я с арбы свалился в пыль,

Тряско ехать на арбе;

Ты, Бегум, спасла меня,

Благодарен я тебе!

 

Скоро в гости я приду.

Сядет есть твоя семья.

И в чуреке у тебя

Окажусь, быть может, я!

 

Отнесла его Бегум

На колхозный шумный ток;

Там снопы лежат горой

И зерна течет поток.

 

Чтоб не портилось зерно,

Хлеб молотят день и ночь...

Вот и ты, моя Бегум,

Нам в страду смогла помочь.

С. Рабаданов

 

После жатвы

Уходят комбайны, уходят, пыля...

Пусты после жатвы под небом поля.

И лишь кое-где па колючей стерне

Стоят колоски в золотой тишине.

 

Стоят колоски, шелестят колоски:

«Мы скоро умрем от дождя и тоски.

За что нам судьба — погибать на корню?»

И зерна, как слезы, роняют в стерню.

 

На поле, ребята! На поле бегом —

С плетеным лукошком, с пузатым мешком,

Скорее за речку, минуя мостки,

Еще мы успеем спасти колоски!

 

Один колосок и еще колосок.

Один кузовок и еще кузовок.

В мешках под завязку и в сумках полно —

Струится в амбарную чашу зерно!

 

А голос у солнышка нежен и тих:

«Спасибо вам, дети, за деток моих...»

И долго не гаснет сквозь осени дым

Закатное солнце над полем пустым.

Р. Сарби

 

Урожай

Стук,

Бряк,

Скрип колес.

Через речку

Шел обоз.

 

Шли обозы

Целый день

Из колхозов,

Деревень.

 

В полночь,

В полночь,

На заре

Шли обозы

По горе;

 

Утром

Встанешь —

Вот они!

Ночью глянешь —

Вот они!

 

Ясным днем

И в свете звезд

Едут

С кладью

Через мост.

 

То грузят на пароходы

И везут из края в край

Для советского народа

Добрый, щедрый урожай.

Л. Квитко

 

Еще перепела молчали

Еще перепела молчали,

Ночные звезды побледнели,

А мы уже проснулись, встали,

Уже моторы тарахтели.

 

Постель была такой прекрасной,

Полынью пахла, сеном свежим!

А потолок — высокий, ясный —

Разлитым светом еле брезжил.

 

Как угасающие свечи,

Мерцали звездочки без счета...

День промелькнул. И лишь под вечер

Была окончена работа.

 

Да, был он труден, день рабочий,

Комбайну нашему досталось!

А знаете, приятно очень

В руках почувствовать усталость,

 

Когда отец кивнет с улыбкой:

— Давай, сынок, две нормы — наши! —

И ничего, что влагой липкой

К спине приклеилась рубашка.

 

Тот, кто встречал рассветы в поле,

Кто умывал лицо росою,

Счастливой хлеборобской доле

Порадуется тот со мною!

В. Ладыжец

 

Запах земли

За рекой — за лугом —

Пашут землю плугом.

Отворочены пласты,

Как сурьма, черны, толсты.

 

Скачут птицы следом:

Заняты обедом.

Оглушительно галдят —

Червяка схватить хотят.

 

Запах вспаханной земли

Слышен даже из дали:

Пахнет нолем, пахнет садом,

Дыней пахнет, виноградом,

 

Пахнет сладким, пахнет пряным,

Пахнет славным дастарханом,

И весельем, и заботой,

И нелегкою работой...

Убайд Раджаб

 

От зернышка до булочки

Труд у крестьянина сложный, ребятки,

Поутру выедет на поле трактор,

Землю он вспашет, засеет зерном.

Дальше работу ведет агроном.

 

Строго следит он, как тянутся всходы.

В солнечный день иль плохую погоду

Он объезжает большие поля,

Слушает, что ему скажет земля.

 

Заколосится и рожь, и пшеница.

Солнышко греет, и хлебушек спеет.

Скоро комбайном его соберут,

Мельница смелет, и в город свезут.

 

В жаркой пекарне мука станет тестом,

Гордо поднимется после замеса,

Нужную форму машина предаст,

В печку отправится хлебушек наш.

 

За выпеканьем следят автоматы.

Все по стандарту сегодня, ребята.

Сайки и плюшки, буханки, батон...

Хлеб в магазины развозит фургон.

 

Вот он румяный лежит на витрине.

Все ароматы, известные ныне,

Тают пред хлебом. Прекрасны слова:

«Хлебушек, дети, всему ГОЛОВА!»

Е. Житникова

 

На улице хлебной

Пахнет хлебом, пахнет пышкой,

Пахнет сладкою коврижкой.

Пахнет хлебушком прохожий,

Сам он на калач похожий!

 

Обещали хлебопеки

печь такие караваи —

Как огромные трамваи!

Созову тогда гостей —

Всех знакомых мне детей —

 

На ту улицу, где с хлебом

Мед едят под звонким небом!

Ю. Некрошюс

 

Стихи о хлебе

«Хлеб?! Вот невидаль какая! —

закричит мудрец иной.

Я по вкусу покупаю

белый, серый и ржаной!..

Мне его снимает с полки

тетя Зина – продавец.

Я ношу его в кошелке, —

скажет маленький мудрец.

По дороге, между прочим,

хлеб горячий — вкусный очень.

А пока пройду свой путь,

не могу не отщипнуть.

А потом его не ем —

не люблю его совсем!

Мне о хлебе все известно!

Мне читать не интересно».

 

Нет, читатель мой ученый,

ты прочти хотя бы раз

Про обычный хлеб печеный

немудренный мой рассказ.

Ведь обед нам не обед,

если к супу хлеба нет.

И не та на вкус картошка,

если хлеба нет ни крошки.

Даже каша с хлебом краше.

Гусь без хлеба — ерунда!

«Хлеб кормилец — пища наша,

хлеб насущный —сила наша

Молодецкая еда», —

говорил народ всегда.

 

На работе и в походе

у народа хлеб в почете.

С хлебом русский человек —

богатырь из века в век!

И недаром хлеб солдатский

наши воины по-братски

Честно делят меж собой,

уходя на смертный бой.

 

Хлеб душистый, пропеченный

с хрупкой спинкой золоченный

Нам привычен и знаком,

к нам заходит в каждый дом.

Не везде, дружок, на свете

хлеб едят досыта дети…

 

У Народа есть слова:

«Хлеб- всей жизни голова».

Хлеб не только серый, белый,

и пшеничный, и ржаной.

Он ещё, сказать к примеру,

трудовой и дармовой.

Лёгкий — тяжкий, горький — сладкий,

хлеб различен меж собой.

У него свои повадки,

у него характер свой.

 

Горький хлеб тебе неведом —

подневольного труда.

Он знаком был нашим дедам

в те минувшие года.

Хлеб слепой судьбы бедняцкой

горек был и тяжек был.

И с полей в амбар кулацкий

он из рук батрацких плыл.

От зари и до зари

хлеб косили косари.

Удивительные вещи,

были раньше, если б знал!

Не работая, помещик

сладко ел и сладко спал.

Жил за каменной оградой

в белом доме у пруда.

И считал, что так и надо

жить на свете без труда.

Раньше был такой порядок:

у богатого хлеб сладок.

А зато у бедняка —

корка черствая горька…

 

Нынче выйди за станицу

дымка сизая клубится.

Слышит чуткая округа

гул моторов день - деньской.

И бурлит земля под плугом.

Как высокий вал морской.

Не сама собой природа

хлеб на блюде подает.

Сколько требует ухода

мать земля за целый год.

Чтоб сошлись, как океане,

в закромах твоей страны

Золотой поток Кубани

и далекой целины…

 

До большого магазина,

где торгует тетя Зина

И туда, в этот раз

начинали мы рассказ,

Добрый хлеб идёт нескоро

со степных, земных просторов.

Это в сказках, да в стихах

все бывает в двух словах.

 

На муку размелют зерна,

много сит мука пройдет

Белый, серый, сдобный,

черный хлеб нам пекарь испечет.

Покупай себе любой —

лишь бы только трудовой!

 

И не надо нам другого,

ни на раз, ни про запас.

Мы не любим дармового,

не в почете он у нас.

На работе силы пробуй,

находи по сердцу путь

Но дороги хлеборода,

мой читатель, не забудь!

Помни верные слова:

«Хлеб — всей жизни голова!»

В. Бакалдин

 

Хлеб и хан (Сказка)

«Сынок, немало лет прошло

Да и немало зим

С тех пор,

Как удивлял село

Один соседский сын.

Того парнишку

Звали Хан.

Ну лежебока был!

Он только знал,

Что отдыхал,

А от чего — забыл.

 

Отец души не чаял в нем,

Зацеловала мать,

Мальчишке-баловню

Ни в чем

Не смели отказать.

 

А Хану, сколько ни проси,

Подняться было лень.

— Эй, мама,

Хлеба принеси! —

Вопил он целый день.

 

Однажды

Тетя Айгерек

К ним по пути зашла:

— Племянник,

Пролежишь свой век,

Пора и за дела!

Проспал уже с десяток лет,

Советую, любя:

Трудись! Догнать не сможешь хлеб

Сбежит он от тебя.

 

— Что-что, а хлеб я догоню,—

Ленивец отвечал,—

Он нужен мне

Пять раз на дню

И даже но ночам!

 

— Аллаха ради,

Замолчи! —

Вскричала Айгерек.

...Скатился на пол

Из печи

Румяный хлеб-чурек

И прямо к двери

Колесом,

Во двор —

И наутек.

Схватился Хан,

За беглецом

Помчался со всех ног.

 

Кричит:

— Лови его! Держи! –

А хлеб бежит,

Бежит, бежит

С горы,

Через овраг...

Ленивец

Скинул башмаки,

Совсем замедлил шаг.

 

А хлеб

Скрывается из глаз,

Чуть различим вдали...

Задохся Хан,

Остановясь,

На тропке лег в пыли.

 

А рядом пасся белый конь:

— Эй, мальчик, ты чуть жив!

— Мне тяжело, — захныкал Хан,—

Будь другом, услужи!

Я хлеб из дома упустил,

Никак не догоню.

Помог бы ты, его настиг,—

Хан говорит коню.

 

— Нет, мальчик,—

Морду конь поднял,—

Я сроду хлеб не догонял.

Удрал бы клевер,

Ну... овес —

Они мои друзья,

Их мигом бы тебе принес,

А тут бессилен я.

Ищи того, кто хлебу друг! —

И конь побрел пастись на луг.

 

Неподалеку,

На лугу,

Овец увидел Хан,

Тотчас

Чопану-пастуху

Рукою замахал:

 

— Ты мне поможешь,

Друг-чопан?

Хлеб от меня сбежал,

Из печки прыгнул —

И пропал,

Летит как на пожар!

От дома я за ним бегу,

А заарканить не могу.

Просил я белого коня,

Но конь не выручил меня:

Ты, говорит, ищи того,

Кто хлебу лучший друг...

 

— Нашел бы я Тебе его,

Да, видишь, недосуг.

Ни поискать, ни отойти:

Отару должен я пасти...

Постой,— сказал он вдруг,—

К тому, кто хлеб догонит,

Путь

Я знаю,

Мы — родня.

А ты, пока вернусь, побудь

Подпаском у меня.

 

— Спасибо, дядя,

Остаюсь

Твоих овец пасти,

Твой лучший друг

Поможет пусть

Сбежавший хлеб найти.

 

— Тогда прощай! —

Ушел чопан.

Хан стал овец стеречь,

От злых волков их охранял,

На пастбище перегонял,

Не успевал прилечь.

И день,

И ночь,

И день опять

С отарой он бродил

И чувствовал:

Чтоб хлеб догнать,

Теперь хватило б сил.

Но пастуху

Ведь слово дал

Не оставлять ягнят...

На пятый день

Он увидал:

Чопан идет назад.

 

И, чуть от счастья не ослеп,

Хан не поверил сам —

За пастухом

Румяный хлеб

Катился по пятам.

 

Поджаристый,

Румяный круг

У ног подпаска лег.

— Теперь ты понял, паренек?

Труд — хлеба первый друг.

Дрова пили,

Паси стада,

Берись за труд любой,

И хлеб твой честный

Навсегда

Останется с тобой».

 

Как хлеб увижу —

Всякий раз

Я вспоминаю

Тот рассказ.

Каюм Тангрыкулиев


Берегите хлеб: Стихи

 

Не просто еда

Мальчик,

Ногою пинающий хлеб,

Мальчик,

Голодных не знающий лет,

Помни,

Что были лихие года.

Хлеб —

Это жизнь, а не просто еда.

Хлебом клялись,

За хлеб умирали

Не для того,

Чтоб в футбол им играли.

В слове

Народная мудрость таится.

Вот что

В народе у нас говорится:

«Если ты хлеб ценить перестал,

Ты человеком быть перестал»

Бобо Хаджи

 

Не оброни, сынок!

Прошу тебя:

Не оброни, сынок,

Когда лепешку ешь,

Хоть крошку хлеба!

Мы собирали

Каждый колосок,

Когда грозой войны

Гремело небо.

 

Тот хлеб спасал

Москву и Ленинград,

Жизнь продлевала людям

Хлеба крошка...

Но и сейчас

Оплачена стократ

Трудом нелегким

Каждая лепешка.

 

Да сколько ж им

Пришлось познать невзгод

Тем людям,

Что на нивах уставали,

Что ту лепешку —

Чуть не целый год! —

Из рук своих

На стол передавали.

 

Не раз прощал

Тебе я озорство.

Я знаю: детство

Без игры нелепо.

Но не смогу простить

Лишь одного —

Хоть крошки

Всуе брошенного хлеба!

Х. Сапаров

 

Хлеб уважайте!

Что на земле дороже хлеба?

Какой алмаз сравнится с ним?

В нём — запах пашни, нежность неба.

И жизнь вся, вскормленная им.

 

Дороже всякого богатства

Растущий в поле колосок.

И нет страшнее святотатства,

Чем хлеба брошенный кусок!

Д. Попов

 

* * *

В твоей руке — как воплощенье жизни

Насущный хлеб от матери отчизны.

Сквозь смерть, огонь несли меня когда-то…

И стал святым ржаной ломоть, ребята.

 

Хлеб береги, съедай меня до крошки.

Ведь я взращён трудом людей хороших.

Я хлеб простой, я чёрный, серый, белый…

Осталась крошка? Птице дай, чтоб пела!

 

Мой милый друг! Я от тебя хочу лишь одного —

Чтоб хлебу относился ты с любовью.

Ведь люди, чтобы ты имел его,

За хлеб платили собственною кровью.

А. Николаев

 

Ещё раз о хлебе

У всех есть в жизни острые моменты —

Я помню, хоть уж сколько лет прошло,

В столовой первокурсники — студенты

В друг друга хлеб швыряли со столов.

 

Улыбчиво куски с тарелок брали,

О всякой человечности забыв,

И радовались, если попадали

Сокурсникам в компоты и супы.

 

А на упрёки усмехались криво...

Была видна их дикость налицо.

И шум покрыв я, помню, что — то крикнул

Бросающему, первому, в лицо.

 

Откуда это? Что ж ещё им надо?

Иль это от того, что каждый сыт?

Неужто позабыли о блокаде,

Где жизнь и хлеб ложились на весы?

 

И сердце что-то сжало, стало душно,

Как-будто сам стоял перед судом.

Неужто не дойдёт до них? Неужто

Об этом не подумают потом?

 

Неужто не возникнет мысли зрелой

У них, людей совсем иных судеб,

Но те, кто пережили тридцать третий

Конечно знают, ЧТО ТАКОЕ ХЛЕБ.

 

2

Когда была нарушена блокада,

Под куполом весенней синевы,

Мальчонку, лет пяти, из Ленинграда

Пехота подобрала у Невы.

 

Опухшего от голода. И руки

Казались от того ещё длинней,

Стоял он переживший смерть и муки

Девятисот шестидесяти дней.

 

Протягивали шпроты, галеты,

Настои валерьяны и хвои,

А он шептал им: Хлеба! Дайте хлеба,

Ломая пальцы детские свои.

 

...Он ел, уткнув лицо в пахучий мякиш,

А по щеке слеза стелила след...

Не знаю, где теперь он, этот мальчик,

Но он сказал бы, ЧТО ТАКОЕ ХЛЕБ.

Ю. Терещенко

 

Еще раз о хлебе

Мне больно, когда я, случается, вижу,

Что хлеб недоеденный брошен бесстыже.

Эй, ты! Попирающий корку ногою!

Ты топчешь достоинство наше людское.

Ты мать оскорбил, ты обиду нанес

Земле, на которой родился и рос.

П. Бровка

 

Помните о хлебе

Знаете, однажды я увидел,

Как старик прощение просил.

Он буханку хлебушка обидел

Тем, что вдруг на землю уронил.

 

Перед нею встал он на колено,

В пополам согнувшись, кое-как.

Сор стряхнул с горбушки… Неумело

На себя навесил крестный знак.

 

«Ты прости меня, краюха хлеба,

Я неловким стал на склоне лет.

Станет пусть свидетелем синь неба,

Ничего важней тебя здесь нет.

 

Ты была наградой хлеборобу,

Утешеньем путнику была.

За тебя молитвы слали Богу

И вершили ратные дела.

 

А ещё я вспоминаю детство,

Трудные военные года.

Горе, что досталось нам в наследство

И плохая, скудная еда.

 

И мальцам, как пряники, как сладость,

Выдавался маленький кусок

Хлеба чёрного — простая радость…

Разве кто на землю бросить мог?»

 

Постоял ещё старик немного,

И куда-то вдаль побрёл один.

Помните о хлебе, ради Бога,

С ним народ вовек непобедим.

С. Антонов

 

Хлеб

Воистину: не углами

изба и теперь красна,

а хлебом да пирогами,

как в старые времена.

 

За ужином ли, за чаем

мы хлеб не спеша жуем.

Жуем — и не замечаем,

не ценим: добро живем!

 

Нас радуют ширпотреба

изделия по углам.

Но если изба без хлеба —

что эти изделья?! Хлам!

 

Буфет, шифоньер, посуда

и ситчики про запас

наш взгляд веселят, покуда

есть хлеб на столе у нас.

 

Он — есть! Заварной, подовый...

И вот уже («не свежа»!)

буханка, почти пудовая,

с десятого этажа

летит, громыхая, в ящик

за мусором прочим вслед.

И белую булку мальчик

швыряет, как будто снег.

 

И недоросль чей-то сытый,

носясь по улице вскачь,

гоняет засохший ситный,

как будто футбольный мяч.

 

Ему: — Перестань, бездельник!

Побойся, балбес, греха! —

А он: — Не на ваши деньги

купил я его, пахан!

 

Привет!..— И попеременно —

то левой, то правой — пас...

Мальчишки поры военной,

услышать хочу от вас,

солдаты, — от вас, и вдовы,

и сестры, — от вас ответ:

что значит, коль хлеба вдоволь,

что значит, коль хлеба нет?».

 

«И, дней тех черную стаю

припомнив (вам не дано

забыть про войну), я знаю,

вы скажете мне одно: —

Не видело горше небо

картины наверняка,

чем эта: за коркой хлеба

протянутая рука.

И вспомнится вам полоска

в родной своей стороне,

куда собирать колосья

ходили вы по весне;

и ступы; и непременно

мучители жернова;

и горстка муки ячменной —

последняя... И трава:

макуха, крапива, «слезки»...

И — радость тех горьких дней —

с оттаявшей чуть полоски

картошка — земли черней;

с обугленными краями

лепешка — на всех одна...

Воистину, не углами

от века изба красна,

а хлебом — все та же мода...

Цените же хлеб, сыны!

Хлеб — это судьба народа,

хлеб — это судьба страны!..

С. Викулов

 

Живой хлеб

...Что значит, коль хлеба вдоволь,

что значит, коль хлеба нет?

Сергей Викулов

 

Дороже и злата и соболя

он — всем и всему голова.

У хлеба значенье особое:

державные держит права.

 

И так повелось это исстари:

изба пирогами красна.

Хлеб — наиглавная исповедь

пред жизнью во все времена.

 

Память... Она не парадная:

живые по мертвым скорбят.

За пискаревской оградою

бесхлебные души лежат.

 

Жизнь измерялась граммами,

что весил голодный паек.

Большими людскими потравами

смерть насладилась впрок.

 

В детстве мы пахли порохом,

но легче пулю поймать,

чем с глазу на глаз

с голодом

от голода умирать.

 

Спросите бойцов ополчения,

солдат-ветеранов и вдов,

ответят: хлеб — воскрешение

для тыла и всех фронтов...

 

А если б меня спросили,

как павшим по праву воздать?

Сказал бы: колосьям России

по августу вызревать!

В. Макаров

 

Хлеб

В кафе, где стены с зеркалами,

Где грохот джаза дразнит плоть,

В углу валялся под ногами

Ржаной поджаристый ломоть…

 

Корить кого-нибудь нелепо

За то, что мир разбогател

И что кусок ржаного хлеба

Никто поднять не захотел.

 

Но мне тот хлеб, ржаной, «немодный»,

С обидой тихо проворчал:

«Забыли, чай, как в год голодный

Я всю Россию выручал?!

 

Когда война в дома ломилась,

И черный ветер мел золу,

Тогда небось во сне не снилось,

Чтоб хлеб валялся на полу!

 

Добро, что люди сыты ныне,

Что столько праздничных судеб.

Но, как заветные святыни,

Нельзя ронять на землю хлеб».

 

Я протянул поспешно руку

И подобрал ржаной кусок —

Как поскользнувшемуся другу

Подняться на ноги помог.

И. Кобзев

 

* * *

По обе стороны дороги

Пшеница. Жаворонки. Степь.

И тут же, полные тревоги,

Призывы: «Берегите хлеб!»

 

Плакат отчаянно взывает

Толковым русским языком.

Один при встрече с ним зевает,

Другой — воспримет как закон.

 

А третий из окна машины

На яркой скорости швырнет

Краюху в солнечных морщинах —

Вчерашний гривенный расход.

 

Привыкли к голосу призывов?

А вдруг достаток укачал?

Молю, чтоб мы у магазинов

Не грели стены по ночам.

 

Осьмушка (лишь понюхать!) норма,

И я — согбенный, словно дед.

Чернильный на ладони номер

И нынче можно разглядеть.

 

Гудит по трассе автовьюга.

В бензине горьком и пыли

С откоса катится краюха

Слезою скорбною земли.

 

Пробив озимые густые,

Рубахи золотит страда...

Исчезли нищие в России,

Дан бог, чтоб это навсегда.

А. Богданович

 

В защиту хлеба

Какой-то мамы сын,

мой друг зеленый,

В джинсовых латах

с головы до ног, —

Я обомлел, когда ты полбатона

Послать в «девятку» виртуозно смог.

 

Соленым потом майка пропиталась...

Футбол и впрямь не сладкая игра!

Передохни. И потолкуем малость.

Нам есть о чем.

А главное—пора.

 

Я просто, слов своих не подслащая,

Скажу: когда уверенным рывком

«Провел» ты хлеб, атаку завершая, —

Ты мне под сердце угодил носком.

 

Ты так пробил, что почернело небо

И до державных крайних рубежей

У тех, кто пух в 46-м без хлеба,

От ужаса все замерло в душе.

 

И у отцов, что здесь,

на поле ратном,

Делили хлеб у смерти на краю,

Солдатские опять открылись раны,

И зазвенели нервы, как в бою.

 

У матерей, когда ты вел по кругу

Буханку хлеба, как футбольный мяч.

Так застонали, затужили руки,

Как будто ты по ним

прошелся вскачь.

 

Мы все, сынок, из хлеба вырастали,

Его лелея, поднимались ввысь,

И если мы людьми сегодня стали.

То хлебу, а не богу поклонись.

 

И я с тобою откровенен буду:

Ты можешь мяч дубасить без вреда,

Но если уж на душу поднял бутсу,

Смотри, чтоб не споткнулся...

навсегда!

Б. Олейник

 

* * *

В твоей руке — как воплощенье жизни

Насущный хлеб от матери отчизны.

Сквозь смерть, огонь несли меня когда-то…

И стал святым ржаной ломоть, ребята.

 

Хлеб береги, съедай меня до крошки.

Ведь я взращён трудом людей хороших.

Я хлеб простой, я чёрный, серый, белый…

Осталась крошка? Птице дай, чтоб пела!

 

Мой милый друг! Я от тебя хочу лишь одного —

Чтоб хлебу относился ты с любовью.

Ведь люди, чтобы ты имел его,

За хлеб платили собственною кровью.

А. Николаев

 

Колос

Валялся колос

на краю дороги —

обычный незаметный

колосок.

Неслись машины,

пробегали ноги.

Страда. Жарища.

Хлеб везут на ток.

 

А он лежит,

колесами измятый,

Но все такой же крепкий,

налитой.

Он несгибаем,

как и все солдаты,

Людьми взращенный,

колос золотой.

 

Постойте, люди,

под ноги взгляните—

Пред вами драгоценный

дар Земли!

Остановитесь,

колос не топчите —

Ведь это хлеб

валяется в пыли!

 

Мне вспомнилось

зимы блокадной небо,

Кусочек хлеба,

что был сдан в музей,

И хоть на хлеб похож он

даже не был,

Но он один

поддерживал людей.

 

Я вспомнил,

как горящими руками,

Спасая хлеб,

у нас на целине

Герой-солдат сбивал

с колосьев пламя.

Спасти-то спас,

но сам погиб в огне!

 

Ведь это хлеб —

попристальней смотрите?

Изломанный, лежит

в степной пыли.

Возьмите колос,

мимо не пройдите,

Он — слиток солнца,

золото Земли!

Насу Абайханов (Перевод с карачаевского Т. Макаренко)

 

Хлеб

Мальчишке было 10 лет. Он шел по переулку

И нес домой в плетенке хлеб, жуя дорогой булку.

В пути груженную песком он встретил пятитонку

И недоеденным куском швырнул он ей вдогонку.

 

Но если б думал мальчик тот о зернышке— о чуде,

И сколько мыслей и забот в него вложили люди.

О том, что знает вся страна путь от озимой травки,

Путь от проросшего зерна до хлеба на прилавке.

 

О том, что хлеб пришел не вдруг, от копен желтокудрых,

А через сотни сильных рук и механизмов мудрых.

И что он много испытал, хоть очень свеж и молод,

Что он на солнышке лежал и в жерновах промолот.

 

В пекарне на дрожжах бродил, прошел огонь и воду.

А уж потом в дома входил, чтоб пищей стать народу.

А вот сбирал бы паренек колосья меж стогами,

Так не лежал бы тот кусок, растоптанный ногами.

 

К вам обращаюсь, сыновья, мои или чужие,

Отчизна, хлеб, мать и семья — Понятия Святые.

Н. Кончаловская

 

* * *

Запомнил я минуту ту

Из детства озорного.

Вдруг скучно сделалось во рту

От хлеба аржаного.

 

И бросил наземь я кусок

От дедушки украдкой

И наступил я на кусок

Босой чумазой пяткой.

 

И вдруг, едва лишь наступил,

Зарылся носом в пыль я.

А раньше дед меня не бил

И вообще не били.

 

Но он снимает поясок,

Крученую веревку,

За мой нестриженый висок

Меня хватает ловко.

 

Его трясется борода

И в гневе и в обиде,

А в чем обида, я тогда,

Признаться, и не видел.

 

А было так, что дед вставал

До солнышка задолго.

Пласты отваливал отвал,

Была рубаха волглой.

 

Двужильна лошадь, да и ту

Качало как шальную.

Но было деду вмоготу

Корежить ширь земную.

 

Дымилась дедова спина,

Дымок на солнце таял.

Так шел он, пригоршни зерна

Вокруг себя кидая.

 

И то он помнил хорошо,

Как в поле на колени

Вставал и малый и большой

Под жалостное пенье:

 

«Дож-ж-а-а!» — и в маревую муть

Протягивали руки.

Еще теперь объемлет жуть,

Как вспомнишь эти звуки.

 

Но вот поспел он, урожай,

Опять берись за дело.

Была рубаха — выжимай,

Приклеивалась к телу.

 

Лучами в деда бил восток

Над пажитью горевшей,

А он стоял, почти как бог,

Зерно взрастить сумевший.

 

Все помню я минуту ту

Из детства озорного:

Вдруг скучно сделалось во рту

От хлеба аржаного.

 

Я растоптал.

И весь как был

Зарылся носом в пыль я...

А раньше дед меня не бил

И вообще не били.

В. Солоухин

 

Дедушкин гнев

Мой дедушка родной

Любил меня безмерно.

«Разбой» очередной

Прощал мне непременно.

 

Он больше был, чем друг.

Всегда я буду помнить

Его тяжёлых рук

Шершавые ладони —

 

Взъерошит чёлку мне:

«Ну, Лёлька, ну, подруга!

Фашисты на войне

Бежали бы с испуга!

 

Ну хватит нападать

И биться на подушках.

А ну-ка, марш в кровать!

Закончилась войнушка!»

 

...Очередной каприз,

И, на глазах у деда,

Я хлеб швырнула вниз

Однажды за обедом.

 

Дед глянул — как обжёг.

Не проронил ни слова.

А я, не чуя ног,

Пропасть была готова.

 

За хлебушка кусок

Разломанный и тонкий,

От бабушки шлепок

Я получила звонкий.

 

«Ты что это творишь?» —

Мне бабушка шепнула.

Я тихо, словно мышь,

Со стула соскользнула.

 

«Эй, плакать погоди!

Совет тебе дам ценный:

Ты деда не серди.

Гнев у него — Военный!»

 

Дед промолчал полдня,

Пугая строгим взглядом.

Вдруг он позвал меня:

«Присядь-ка, внучка, рядом.»

 

Дед тихо говорил:

«Под грохот канонады

Детей я вывозил

Голодных, из блокады.

 

Уж сколько лет прошло,

А я глаза их вижу...

Не делай больше зло.

Тебя я не обижу.

 

Хлеб — Жизнь, а не еда.

Жизнь под горящим небом...»

 

И больше никогда

Я не бросалась Хлебом.

О. Шмакова

 

Булка

Три паренька по переулку,

Играя будто бы в футбол,

Туда-сюда гоняли булку

И забивали ею гол.

 

Шел мимо незнакомый дядя,

Остановился и вздохнул

И, на ребят почти не глядя,

К той булке руку протянул.

 

Потом, насупившись сердито,

Он долго пыль с нее сдувал

И вдруг спокойно и открыто

При всех ее поцеловал.

 

— Вы кто такой? — спросили дети,

Забыв на время про футбол.

— Я пекарь! — человек ответил

И с булкой медленно ушел.

 

И это слово пахло хлебом

И той особой теплотой,

Которой налиты под небом

Моря пшеницы золотой.

С. Михалков

 

Хлеб

Мне не спалось сегодня ночью.

Лежа и глядя в потолок,

Я вспомнил вдруг далекий вечер,

Как дед мне преподал урок.

 

Как я, тогда совсем мальчишкой,

На кухню с хлебом забежал,

И уронив буханку на пол,

Ее под лавку запинал.

 

Потом, с веселыми глазами,

Гордясь за точность моих ног,

Сказал, что всякое бывает!

Буханку бросил я на стол.

 

А дед схватил меня за руку,

И со слезами на глазах

Мне рассказал, что ел в войну он,

Как в Ленинграде голодал.

 

Его слова я не услышал,

Обиду в сердце затаил.

И лишь с годами все я понял,

Что хлеб — не мяч, а многим жизнь!

В. Крупин

 

Цена хлебу

Что в наше время значит слово ХЛЕБ,

Относятся к нему небрежно, дурно,

Теперь им кормят уток, голубей

И сумками выбрасывают в урны!

 

Кто для рыбалки делает прикорм,

Ведь продают его без всяких норм,

Забыли быстро люди ужас тот,

Как умирал от голода народ!

 

Блокадный пред глазами Ленинград,

Крошки в ладони, им безмерно рад.

И пайка малая, похожая на хлеб

И умирающей сестрёнки тихий бред...

 

Обстрелы, зажигалки, холод, смрад,

Покойники на улицах лежат...

Тот, кто упал, подняться нету сил,

Кто шёпотом о помощи просил...

 

Но, память человечья коротка,

Забыты те, кто умирал тогда,

Порой не знает наша молодёжь,

Рассказами теперь их не проймёшь!

 

Хлеб — это жизнь, как это им привить?!

Они не знают, как его растить,

Летят батоны в мусоропровОд,

Родителей вина, что сын — урод!

А. Розкин


Читайте также

300 стихотворений о хлебе

Хлеб и война. Хлеб и блокада

Всемирный день хлеба

Свой хлеб сытнее

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...