вторник, 12 мая 2020 г.

Профессия – милосердие


12 мая во всем мире отмечают Международный день медицинских сестер. Есть на свете профессии, которые всегда были и всегда будут незаменимы. Работа медсестер относится как раз к таким профессиям. Уход за больными людьми нужен всегда, никакая цифровизация его не отменит, и никакой робот не справится с этой сложной задачей. Медицинские сестры, бесспорно, заслужили свой собственный праздник.
Идея чествования медсестер впервые возникла в 1953 году. Первые массовые торжества начались с 1965 года. Но официально Международный день медицинской сестры отмечается с 1974 года, с момента объединения сестер милосердия из 141 страны в профессиональную общественную организацию – Международный совет медицинских сестер, который и принял решение отмечать данный праздник в день рождения Флоренс Найтингейл. В России праздник отмечается с 1993 года.
Кто же она такая, Флоренс Найтингейл? Это самая известная сестры милосердия, которая создала первую на планете сестринскую службу. 


Флоренс Найтингейл – английская девушка из богатой аристократической семьи, которая в 20 лет решила посвятить свою жизнь помощи больным людям и уходу за ними. Она получила великолепное для того времени образование: прекрасно знала литературу, владела пятью иностранными языками, изучала математику, историю, философию, занималась живописью и музыкой. Флоренс обладала прекрасными манерами и безупречной репутацией, а также значительным приданым. Она отказалась выйти замуж и вскоре объявила родителям, что собирается пойти сиделкой в больницу для неимущих. В то время эта профессия пользовалась дурной славой. У матери Флоренс случился сердечный приступ, её перестали приглашать в гости, и больше к ней никто не сватался. Но Флоренс уже не трогали светские условности, она нашла свой жизненный путь, и ничто не могло помешать ей идти по нему.
В годы Крымской войны английские военные госпитали находились в удручающем состоянии. Военный министр прислал Найтингейл письмо с просьбой помочь раненым, и в ноябре 1854 года она и 38 сестёр отправились на войну. Флоренс Найтингейл стала активно внедрять и применять в лечебной практике санитарные нормы. Она занялась устройством бань, прачечных, больничных кухонь, чем способствовала снижению смертности и санитарных потерь в английской армии. Благодаря выполнению простых правил гигиены, смертность в госпиталях начала носить единичных характер, а до того на больничных койках умирал практически каждый второй. «Леди со светильником» – такое прозвище появилось среди раненых солдат. Флоренс каждую ночь делала обход палат, освещая дорогу маленьким лучиком света. Вскоре по госпиталю начали ходить легенды о трудолюбивой и преданной своему делу англичанке. В конце 1855 г. Флоренс Найтингейл организовала сбор пожертвований с целью создания школы для подготовки сестер милосердия, которая и была открыта в госпитале Сент-Томас в Лондоне 26 июня 1860. В 1912 году Лига Международного Красного Креста и Красного Полумесяца учредила медаль имени Флоренс Найтингейл – самую почётную и высшую награду для сестёр милосердия во всём мире. Каждые 2 года 12 мая присуждается 50 медалей «лучшим из лучших».
Но профессия медицинской сестры появилась значительно раньше, чем родилась Флоренс Найтингейл, и развивалась на протяжении многих веков: менялись методы работы, роль, которую играли сестры, отношение к ним. Неизменным оставалось одно – забота и помощь.
От какой даты считать уход за больными как самостоятельную и, главное, профессиональную деятельность? На заре православия, c I по XII век н.э. существовало движение «диаконис» священнослужительниц, которые заботились о больных и раненых, а также помогали страждущим. Наиболее известной считается диакониса Олимпиада Константинопольская, жившая в V веке н.э. Она была сподвижницей Иоанна Златоуста.
Самые первые медсестры, разумеется, не имели специального образования. В Европе роль ухаживающих за больными, бедными и умирающими часто брали на себя служительницы при церквях и монахини. Появлялись даже целые ордены, посвящавшие себя именно уходу за нуждающимися. В XIV веке во время эпидемии чумы огромную помощь оказали члены ордена Святого Иоанна, или госпитальеры. Монахини-госпитальерки трудились во многих госпиталях Франции того времени. В той же Франции в XVII веке была создана женская католическая организация «Дочери милосердия». Дочери милосердия, сёстры милосердия, старшие сёстры – именно так называли служительниц общины. В XVIII-XIX веках задача сестер милосердия расширилась: они начали ухаживать за солдатами, пострадавшими в ходе многочисленных войн.
Привлечение женщин к уходу за больными на Руси имеет глубокие корни. Впервые к сестринской работе их начали привлекать в XVIII веке – тогда Петр I дал женщинам возможность служить в «воспитательных домах и госпиталях». Царь подписал указ «О назначении монахинь в госпитали», после чего женщины добровольно вступали в ряды сестер милосердия. После смерти реформатора в больницах для медсестер даже учредили штатные должности – они ухаживали за больными и занимались санитарной работой. Однако отсутствие организации в сестринском деле привело к тому, что со временем женщины перестали работать в госпиталях. Петровским начинаниям суждено было развиться лишь с приходом на престол Екатерины II. С ее подачи, сначала в обычных больницах, а позже – в госпиталях военного ведомства, были учреждены должности «баб-сидельниц», которые занимались готовкой, стиркой, присмотром за больными и прочими бытовыми вещами. Но и эти нововведения были несистемными. 
Первой сестрой милосердия по праву можно считать Маргариту Михайловну Тучкову (1781-1852). 

Во всех заграничных походах Маргарита не разлучалась с мужем, Александром Тучковым, и разделяла с ним все трудности военной жизни. Часто ей приходилось следовать за мужем верхом в форме денщика, спрятав косу под фуражку. Женщинам в то время было запрещено находиться при армии в походе. В её лице впервые в русской армии появилась сестра милосердия. Она создавала пункты питания для голодающего населения в местностях, охваченных боями, стойко терпела зрелище смерти, перевязывала раненых, ухаживала за ними, выслушивала последнее слово умирающего…
В начале XIX века, во время правления императрицы Марии Федоровны, в Москве и Петербурге появился первый прообраз сестринской службы, получивший название «сердобольные вдовы». Они не только занимались уходом за больными и прочими бытовыми вещами, но и осваивали основы медицинской помощи, чтоб при необходимости уметь ее оказывать. Качественно новый виток развития сестринского дела начался с появлением в середине XIX века общин сестер милосердия. Они были чем-то вроде общественной организации, представители которой обучались Красным Крестом, больницами и монастырями.
Во время Крымской войны стало широко известным и популярным имя Даши Севастопольской. 

Известно о ней очень мало. Родилась Даша Михайлова в 1836 году на окраине Севастополя, в посёлке Сухая Балка, в семье матроса Лаврентия Михайлова, погибшего в Синопском сражении. Когда началась Крымская война, длившаяся три года, ей было всего семнадцать лет. В день выбывало из строя русской армии до трёх тысяч человек ранеными и убитыми, и тогда Даша совершила поступок, странный для постороннего взгляда. Соседи решили, что, видно, бедная сирота тронулась умом от горя и страданий, но она действовала совершенно осознанно и целеустремленно, по велению своего сердца. Она отрезала косу, переоделась в форму матроса, продала всё своё имущество. Свою драгоценную корову, которая не давала ей умереть с голода, она обменяла на лошадь с повозкой. Накупила уксуса и белого полотна и превратила свою повозку в перевязочный пункт. Эта «карета горя», как прозвали жители Корабельной стороны повозку «помешавшейся сироты», стала первым в истории перевязочным пунктом на поле боя. Целыми днями, без устали, Даша ездила на передовую и обратно, вывозя раненых, за которыми некому было ухаживать, не разбирая, кто перед ней – русский, француз, англичанин или турок. Многие оставались лежать на голой земле, истекающие кровью, без всякой помощи. И тогда Даша являлась к раненым, как последняя надежда. Даша обмывала и перевязывала раны, старалась облегчить участь раненых. После поражения русских войск при Альме, под Балаклавой и Инкерманом началась блокада Севастополя. Один из покинутых севастопольских домов Даша приспособила под госпиталь. Ей стали помогать другие жительницы Севастополя, делая то, на что хватало сил и средств, а необходимые перевязочные материалы, еду, одеяла приносили горожане. Во время одного из обстрелов русских позиций осколком снаряда убило её лошадь, запряжённую в повозку, и Дашина «карета горя» осталась без тягловой силы. Даша готова была выносить с поля боя раненых на себе, но, к счастью, один из русских офицеров приказал привести ей новую лошадь. А вскоре, вместе с другими добровольными сестрами милосердия, Даша перешла в подчинение к знаменитому хирургу Н. И. Пирогову.
В годы Крымской войны впервые в истории к уходу за ранеными в ходе боевых действий были привлечены сёстры милосердия из Крестовоздвиженской общины, учреждённой великой княгиней Еленой Павловной. В Крымскую войну Елена Павловна принялась за организацию сестринской медицинской помощи раненым бойцам. Она обратилась с воззванием к русским женщинам, желающим принять на себя высокие и трудные обязанности сестер милосердия в перевязочных пунктах и подвижных лазаретах. К этой работе она привлекла многих врачей, в том числе знаменитого Николая Ивановича Пирогова, в судьбе которого сыграла немаловажную роль. Под руководством Н. И. Пирогова, основоположника полевой хирургии и первой медицинской помощи на поле боя, сестры милосердия работали в перевязочных и операционных, ухаживали за ранеными в палатах. Крымская война и ее первые сестры милосердия показали всему миру, сколь актуально именно женское участие в положении раненых. Женские, по-особому нежные руки причиняли меньше страданий, женское чуткое сердце угадывало малейшее пожелание солдат, ставших вдруг совершенно беспомощными. На эти преимущества сестер милосердия (и в окопах, и в госпиталях, и позднее в поездах), по сравнению с дюжими санитарами, многие очевидцы обращали внимание в официальных докладах и личных воспоминаниях. Тот же знаменитый Н.И.Пирогов писал о первых сестрах Крымской войны: «Горжусь тем, что руководил их благословенной деятельностью». Впервые дамы (кстати, из самых что ни есть благородных фамилий) появились даже не в окраинных кварталах столицы и не в больнице для бедных, а среди грязи и смрада войны, среди гибнущих тысячами солдат и офицеров. Гибнущих от слабости тогдашней медицинской науки, от неумения организовать врачебную помощь и необходимый уход за ранеными, контуженными и больными.
Вслед за Дашей, вдохновившись её примером, ухаживать за ранеными взялись другие севастопольские патриотки – жены, сестры и дочери участников обороны. По словам знаменитого хирурга, Даша и другие сестры милосердия безропотно перенесли все труды и опасности, бескорыстно жертвуя собою с геройством, которое бы сделало честь любому солдату. Во многих лазаретах и перевязочных пунктах можно было видеть сестер разного возраста в коричневых платьях с белыми передниками, отмеченных золотым крестом на голубой шейной ленте. Имя Даши стало символом мужества, храбрости, самоотверженности. Царь Николай I пожаловал девице Дарье золотую медаль на Владимирской ленте с надписью «За усердие» и 500 рублей серебром. Подвиг этой смелой женщины увековечен на живописном полотне панорамы «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», а в 1974 году в нише панорамы помещен скульптурный бюст героини.
В ознаменование 150-летия со дня её рождения, была учреждена медаль имени Даши Севастопольской, которой награждаются самые достойные медицинские сестры, обладающие такими качествами, как преданность своей профессии, бескорыстие, чуткость. 


68 из прибывших на фронт сестер были награждены медалью «За оборону Севастополя». Из 120 сестер Крестовоздвиженской обители, которые работали в осажденном Севастополе, 17 погибли при исполнении служебных обязанностей.
В 1856 году Ф. Найтингейл поставила на горе над Балаклавой в Крыму белый мраморный крест в память о солдатах, врачах и медсестрах, которые погибли в Крымской войне 1853-1856 гг. Сострадание не различает своего и вражеского солдата, если они одинаково беспомощны. В суровых условиях войны высшее проявление сострадания должно носить характер «Inter arma caritas» («милосердие между армиями»). А это и есть девиз Красного Креста – организации, к образованию которой мир подтолкнула именно Крымская война и стихийно возникшие отряды сестер милосердия.
Дальнейшее становление и развитие сестринского дела в России связано преимущественно с деятельностью Общества попечения о раненых и больных, созданного в 1867 г. и через двенадцать лет получившего привычное нам название «Российское Общество Красного Креста». В 1860 году врач Михаил Пальцев попросил власти создать штаб медсестер в помощь хирургам. Через несколько лет эта профессия появилась в каждом военном госпитале. А позже – во всех больницах.
Готовить сестер милосердия стали различные организации, в первую очередь — так называемые сестринские общины. Это были светские по духу и благотворительные по сути объединения. Одно из правил внутреннего распорядка в такой общине гласило: «Вы перестанете быть сестрами, если даже во время болезни потребуете себе чего-нибудь изысканного». Первое Училище для лекарских помощниц и фельдшериц было основано в 1879 году Петербургским Дамским лазаретным комитетом. Для проведения практических занятий с сестрами милосердия общины имели свои больницы, амбулатории и аптеки. В мирное время все эти учреждения оказывали квалифицированную помощь населению, а в военное, вместе с «наличным и изъявившим на то согласие запасным персоналом», они поступают в распоряжение Главного Управления Красного Креста. Затем, исходя из создавшегося положения, община приступала к подготовке новых сестер в ускоренном режиме.
Учитывая столь серьезное предназначение будущих выпускниц, правила приема в светские общины были достаточно жесткими. Желающие поступить туда в возрасте от 18 до 40 лет должны были представить необходимые документы: метрическое свидетельство, вид на жительство, свидетельство об образовании; а несовершеннолетним также полагалось заручиться разрешением родителей.
Пока делалась история, кто-то перевязывал раны, раздавал лекарства и утешал больных. На русско-турецкой войне 1877-1878 года русская служба милосердия была представлена не только великим множеством прекрасных полевых врачей, но и женским обслуживающим персоналом. В течение 1877-1878 гг. из России было направлено на войну более 1288 сестер милосердия. 
Одна из них – баронесса Юлия Вревская. 

Она была одной из самых красивых и блистательных дам высшего света Петербурга. Неожиданно для всех она сменила бальное платье на простой наряд сестры милосердия и оставила придворную жизнь ради заботы о раненых на войне. Мотивы такого решения для многих остались загадкой. Как и она сама. В 18 лет Юлия вышла замуж за 44-летнего генерала Ипполита Вревского и стала баронессой. Этот брак продлился недолго – через год муж скончался после ранения в бою. Вдову генерала приняли в Петербурге со всеми почестями, она стала фрейлиной двора императрицы Марии Александровны, однако светская жизнь не доставляла ей удовольствия, при дворе она часто скучала и чувствовала себя бесполезной. Когда началась Русско-турецкая война, баронесса Вревская приняла неожиданное для всех решение: отправиться на фронт в качестве сестры милосердия. В июле 1877 г. Вревская вместе с 10 дамами высшего света в составе Свято-Троицкой общины отправилась на фронт. В этом занятии ей виделось ее истинное предназначение. Ежедневно к ним приходило от 1 до 5 поездов с ранеными. Ей приходилось спать на сене, питаться консервами, присутствовать на операциях, работать сутками, но высокородная сестра милосердия не жаловалась на трудности и не отказывалась от своего решения. Во время ухода за больными она заразилась сыпным тифом и умерла в полевом лазарете.
Служение сестер милосердия охватывало самые разнообразные виды деятельности, однако в первую очередь его связывают с уходом за ранеными воинами. Сестры принимали активное участие в оказании помощи раненым во всех войнах от Крымской до Первой мировой.
В перерывах между войнами сестры милосердия занимались воспитанием сирот, уходом за больными и бездомными. И в мирное время находилась для сестер милосердия работа. В их поле зрения попадали стихийные бедствия – пожары, голод, эпидемии, наводнения, засухи, землетрясения. Работы было много, много требовалось и умелых женских рук. Эта не бросающаяся в глаза, но имеющая большое значение деятельность выполнялась сестрами милосердия с присущей им добросовестностью и самоотверженностью.
Русские сестры милосердия сыграли одну из важнейших ролей во время Первой мировой войны. Наравне с мужчинами они сражались в лазаретах и госпиталях за каждую жизнь очередного раненого солдата. Деятельность сестер милосердия началась еще осенью 1914, когда Императорская семья открыла в Большом Царскосельском дворце военный госпиталь. Царское Село превратилось в крупнейший в мире военно-медицинский госпитальный и реабилитационный центр. Вместе с великими княжнами Татьяной и Ольгой императрица сама прошла подготовку как сестра милосердия и лично участвовала в лечении раненых солдат и офицеров. Из-за нехватки кадров сестер начали готовить на краткосрочных курсах – по 6-8 недель. Сестры милосердия отбывали в действующую армию. Очень скоро стали приходить сообщения о героическом поведении сестер на фронте. Сохранилось множество примеров героизма сестёр. На Кавказском фронте Первой мировой войны сёстры милосердия окруженного турками госпиталя закрывали раненых собой от выстрелов. В марте 1916 г. на всю страну прогремела печальная весть: немецкая подводная лодка потопила «Портюгаль» – плавучий госпиталь Российского Общества Красного Креста, часть персонала и раненых погибли. Сёстры и санитары отдавали свои спасательные средства раненым. Оказавшись на берегу, персонал сразу же начал оказывать первую помощь всем пострадавшим. В годы Первой мировой войны впервые начали вручать боевые награды за оказание медицинской помощи раненым под огнем противника.
Медицинская сестра Римма Иванова в одном из боев, спасая раненных, повела в атаку свой полк. 

Были сражены пулеметным огнем оба офицера роты, с которой шла Римма. Солдаты растерялись и повернули обратно, но тут раздался голос их медсестры: «Братцы за мной!». Римма шла в атаку совершенно безоружная, кроме санитарной сумки у нее ничего не было. Ее поступок был из ряда вон выходящим. Девушка защищала, в первую очередь, раненых, которых выхаживала. Вид молодой девчушки, которая кинулась на врага, вдохновил русских солдат, контратака оказалась успешной, позиции были отбиты, лагерь раненых спасен, но в том роковом бою Римма получила смертельное ранение в бедро и скончалась очень быстро на глазах у всего полка. Ей был 21 год. Мужчины не могли сдержать эмоций, никто не хотел верить в гибель сестрички. После смерти девушку стали называть не иначе, как «святая Римма». Она была награждена боевым орденом святого Георгия IV степени. Римма Иванова стала первой женщиной в российской истории, которую царь удостоил столь высокого боевого звания. До этого оно присуждалось лишь мужчинам-офицерам, особо отличившимся в боях. О том, чтобы Римме Ивановой присудили орден, ходатайствовали все однополчане.
Подвиг Риммы Ивановой был повторен многократно медицинскими сестрами Великой Отечественной войны. С приходом Советской власти, сестры милосердия были ликвидированы, а взамен организация сестринского дела производилась уже на государственном уровне. В 20-х годах XX века начали появляться медицинские школы, и было принято положение об обязанностях медсестер. В 30-х специальное образование для них сделали единым и обязательным.
Во времена Великой Отечественной войны наши потери могли быть куда более сокрушительными, если бы не подвиг фронтовых медсестер. Пожалуй, одним из самых ярких образов их подвижничества можно считать эпизод в фильме «Они сражались за Родину», где маленькая хрупкая девчушка тащит через бескрайнее поле израненного бойца. Но это – кино, а сколько подобных эпизодов было в реальности! Приказ Георгия Жукова: «Раненых на поле боя не оставлять!» – и они не оставляли. На плащ-палатках, собственных плечах, ползком, под бомбежкой, пулеметным и артиллерийским огнем вытаскивали раненых с поля боя. И первую помощь истекающим кровью бойцам оказывали чаще всего под обстрелом. Для миллионов солдат в окровавленных шинелях эти девушки стали поистине ангелами милосердия. Они оказывались на фронте по велению души и в пекле войны показывали чудеса самоотверженности.



Ольга Будникова в блокадном Ленинграде прошла курсы военных медсестер и устремилась на фронт. Отчаянная девушка просила направить ее в самое пекло – на Невский пятачок. Про Ольгу ходят легенды. Ветераны говорят, что, не пригибаясь, девушка ходила по полю боя и спасала раненых. Она обладала способностью видеть живых солдат, которые признаков жизни не подавали. Жив или нет боец, определяли, прислонив зеркало ко рту. Не обнаружив следов дыхания, человека считали мертвым. Ольга же взглядом могла определить, жив боец или мертв. Ольга Будникова прошла всю войну. При форсировании Невы в январе 1943-го храбрая девушка встала на место погибшего командира и повела в атаку бойцов. Получив ранение в левую ногу, попала в госпиталь. Однополчане думали, что Ольга погибла. Но девушка выжила и после операции и лечения вернулась на фронт. Войну закончила в Кенигсберге, имеет 17 наград. В наградном листе к ордену Красной Звезды старшины медслужбы О.И. Будниковой сказано: «Работая в должности санинструктора батареи ИПТБ, неоднократно отличалась в боях в районе городов Эльбинг, Данциг, где под сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем противника вынесла с поля боя и оказала первую помощь более 80 раненым бойцам и офицерам Красной армии. Во время боев в районе дер. Дубровки в Ленобласти в сентябре 1942 года одной из первых переправилась через реку Нева, организовала переправу раненых и эвакуацию их в тыл. В этом бою переправила через реку тяжело раненного командира батареи, несмотря на то, что сама получила ранение, не бросила командира батареи, а доставила для эвакуации в тыл».
Тяжелым был и труд медсестер в госпиталях. Юным девушкам доводилось разгружать прибывшие с вокзалов автомашины с ранеными, таскать беспомощных людей на перевязки, на рентген, мыть, скоблить полы в палатах, топить печи, стирать и сушить бинты, простыни, солдатское белье. Помимо этого – уход за ранеными, помощь в операциях, перевязки, уколы, раздача лекарств, бессонные дежурства... Сестрам милосердия удавалось выхаживать самых, казалось, безнадежных. В казанском госпитале хирург Александр Вишневский сделал танкисту сложнейшую операцию, спас ему жизнь и сохранил от ампутации обе ноги. «Необходимо обеспечить ногам больного температуру 37 градусов», – сказал после операции Вишневский. Медсестры придумали, как это сделать: по очереди, закутавшись в тулуп, прижимали к себе, как младенца, ноги танкиста. И так – по многу часов… Когда Вишневский впервые это увидел, заплакал, не стесняясь своих слез, и поцеловал очередную сиделку. Пришел день, когда танкист выздоровел и вернулся в строй.
Многие из сандружинниц и санинструкторов военного времени не дожили до дня Победы. По воспоминаниям ветеранов Великой Отечественной, бойцы санитарных взводов даже после завершения боя оставались под ударом, поскольку немецкие снайперы целенаправленно охотились на тех, кто оказывал помощь раненым. Потери медиков на передовой в годы войны составили более 88% людских потерь медицинских служб Красной армии – десятки тысяч женщин-героинь, имен которых мы сегодня почти не знаем. За 1941-1945 годы фронт прошло более 500 тысяч медицинских сестер. Около 90 тысяч было убито, и практически половина получила в ходе войны различные ранения. Женщины-медики служили на всех фронтах, в самых разных родах войск: в авиации, в морской пехоте, на боевых кораблях, в плавучих военно-морских госпиталях и санитарных поездах. Они уходили в рейды по тылам врага, сражались в партизанских отрядах, с пехотой дошли до Берлина и участвовали в штурме Рейхстага. Невозможно перечислить всех по именам – так много было их, незаметных героинь великой войны. 17 из них удостоены звания Герой Советского Союза.


История движения сестер милосердия чрезвычайно богата. Она продолжает писаться и сегодня, когда мир столкнулся с пандемией практически неизвестной болезни. И снова на линии фронта они – сестры милосердия. Медицинские сестры. А чаще просто «сестрички». Сколько людей на протяжении веков были обязаны им своей жизнью! Медсестра – «вторые руки и глаза» врача, специалист, на чьих плечах лежит строгое выполнение всех назначений, уход за пациентами и оказание первой медицинской помощи при неотложных состояниях. Она всегда находится за спиной лечащего врача. На полшага поодаль по своему статусу, но именно эта дистанция помогает сокращать расстояние между ней и пациентом. И в процессе выхаживания пациента она – главная. Ни одна блестяще выполненная операция не принесет желаемого результата без послеоперационного выхаживания больного. И тут роль медсестры очень важна. Согласно наблюдениям американских исследований, в среднем медицинская сестра за дежурство поднимает вес около 1600 кг, включая медицинское оборудование и пациентов. От профессионализма и проявления личностных качеств сестры часто зависит результат лечения. В этой профессии могут работать только люди с высочайшей моральной ответственностью и любовью к тем, кто ждет от них помощи.

С праздником, дорогие медицинские сестры!


Элеонора Дьяконова, библиотекарь
Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...