воскресенье, 17 мая 2020 г.

История женских рукоделий. «Русское кружево»

Виртуальное заседание в клубе «Берегиня»

       Искусство кружевоплетения на Руси известно издавна. Искусство это сродни ткачеству, шитью, вышивке и прочим древним русским ремеслам и имеет свою историю. Русское слово «кружево» (в старину говорили «круживо») произошло, скорее всего, от слова «круг» – окружать. Под этим словом понимали самые разные отделки, с помощью которых «кружили», т.е. украшали край одежды или какие-либо другие вещи из ткани. Это могли быть вышивка, тесьма, низки жемчуга или самоцветов. Не определишь сейчас точную дату того времени, когда люди стали «окружать» узорочьем края одежды. Слово «кружево» впервые появляется в летописи XIII века. 

Князь Даниил Галицкий при встрече с венгерским королем (1252) имел на себе «кожух оловира грецкаго и круживы златыми плоскими ошит» (Ипатьевская летопись). Вначале кружево было доступно только особому кругу людей – богатому, зажиточному населению. Подтверждением этому – сообщение в одной из летописей XIII в.: князь Владимир Галицкий, умерший в 1288 г., перед погребением был увит кружевом.
Первым кружевам в России скромность не была свойственна: плетёные кружева иногда дополнялись жемчугом и драгоценными камнями. Кружево выплеталось с золотым шитьем, парчой, с драгоценными камнями и ценилась не столько искусная работа, сколько сам материал. Привезенное из Европы золотосеребряное кружево прекрасно гармонировало с крупноузорчатыми тяжелыми тканями, бытовавшими в России, со свободным покроем одежд, с русским жемчужным и золотым шитьем, достигшим совершенства в этот период. Сохранилось описание выходов Ивана Грозного: уже в XVI веке его ферязь украшали «кружево немецкое, золото, зубцы». В те времена немецким называли все иностранное: кружево было привозным. Кружева ввозились через Архангельск, причем на вес. Дошли записи о том, как в 1672 году ввезли «два пуда и восемь фунтов золотых и серебряных кружев и галунов и два ларя с золотыми и серебряными кружевами из Голландии». 

Впервые о русских кружевах из золотой и серебряной нити упоминается в летописи второй половины XVI столетия. В музеях сохранились «металлические» кружева из золотых и серебряных нитей, которые поражают своим богатством и великолепием.1 Такие украшения из-за их дороговизны могла позволить себе лишь знать. Предназначались они для декоративной отделки светской парадной одежды, а также церковных облачений. Ко второй половине XVIII века золотосеребряное кружево полностью исчезло в одежде крупной знати, но продолжало использоваться в одежде русского покроя (кокошники, сарафаны, душегреи) и в украшении предметов церковного обихода.
Новый вид рукоделия – плетение узора из нитей на коклюшках – привезен в Россию из Западной Европы в начале XVII века. Вот тогда-то слово «кружево» укрепилось именно за сплетенными ажурными изделиями, не имеющими тканой основы. Если говорить о русских кружевах, они появилось гораздо позже европейских. Собственное кружевоплетение предположительно появилось лишь во второй половине XVII в. в царицыной Мастерской палате в Москве, в домашних мастерских царевен, княжеских светлицах. 
«Кружевница» В.А. Тропинин

     В эту эпоху развивались всякие рукодельные работы и «женское замышление» (так называли рукоделие) было в большом почете. В Мастерской палате в 1675 году трудилось десять кружевниц. Изначально за образец брали иностранные рисунки, но вскоре при дворе появилась должность «царских знаменщиков» (рисовальщиков), которые готовили рисунки и узоры для женских работ. Сама царевна Ирина, сестра царя Алексея Михайловича, увлекалась рукоделием: сохранилось 15 принадлежавших ей костяных коклюшек. Позднее искусные русские кружевницы, овладев этим рукоделием, работали и в княжеских мастерских Москвы, и во многих боярских и монастырских мастерских.
Существует предание о начале кружевоплетения в тот же период в Макарьевом монастыре города Калязина. В технике плетения на коклюшках из известных образцов раннего русского кружева выполнены прошвы и края платков и полотенец работы московской царицыной Мастерской палаты. Эти изделия датированы 1670–1690-ми гг. XVII века. С XVI века встречаются самые разнообразные названия кружев: «в кружки», «колесчатое», «немецкое зубчатое», «немецкое золотое с полосами кованными», «низано жемчугом в шахматы», «сожено рясою», «сожено жемчугом» и т. д. В XVII веке появились описания различных кружевных узоров: «мелкотравный», «кубы», «кустики», «деревца», «гребешки», «корабль», «бантики», «кулишки».
Второе рождение русского кружева произошло, когда Петр I ввёл моду на западноевропейский костюм в России в начале XVIII века, что весьма способствовало распространению кружева. При Петре I характер кружевного производства совершенно изменился. Россия не могла позволить себе роскоши ввозить из-за границ «розоватые брабантские манжеты», поскольку импорт (и не только в виде кружев) мог стать причиной разорения землепашества и мануфактур. Император издал указ о развитии собственных промыслов. Выписано было много иностранных мастериц. Так, в 1725 году в Новодевичий монастырь Москвы были выписаны 30 мастериц из монастырей Брабанта, организовавшие мастерскую, где обучались плетению кружев девочки-сироты. Жены вельмож, в угоду царю, стали сами учиться новым способам этого производства и вводить эти способы у себя в домашнем быту между дворовыми девушками.
Считается, что по указу Петра в Кадоме возникла кружевная артель, куда были выписаны несколько монахинь из Венеции, которые стали обучать местных женщин плести иглой узоры. До сих пор спорят, считать ли кадомский вениз (вениз – искаженное «Венеция»), уникальную игольную вышивку белым по белому, кружевом или вышивкой. Русские мастерицы, перенимая пришедшее из Европы коклюшечное кружево, оказались неимоверно талантливы и самобытны. 
«Кружевница» В. В. Верещагин

     Вскоре русские умелицы-крепостные в мастерских помещичьих усадеб овладели искусством плетения тончайших кружев различных видов: «валансьен», «шантильи», «алансон». Образцы и рисунки для этого привозились из Германии, Фландрии и Франции. К концу XVIII - началу XIX века практически все виды известного в европейских странах кружева производились в России. Усадебные кружевницы для этого использовали тончайшие «драбантские» нити. На русское кружево оказали влияние более раннее виды рукоделия, например вышивка. Похожие узоры можно найти и в традиционной русской вышивке, и кружевах. Наши мастерицы плели и исконно русские узоры: птица сирин, павы, двуглавые орлы, грифоны – эти мотивы были заимствованы из народных вышивок и резьбы. Традиционное русское кружево отличается от того же фламандского не только внешним видом, но и технологией изготовления. Русские мастерицы выбрали самый сложный путь — плетение. Техника ручного кружевного плетения за несколько веков осталась неизменной: подушка, коклюшки, подставка и булавки с нитями, а также мастерство рукодельницы – вот и все, что необходимо для изготовления изящного и тонкого изделия.


Подушка – это валик, туго набитый соломой, чтобы хорошо держал форму. На нее крепятся булавки-гвоздики, которые вставляют для закрепления переплетенных нитей. Сверху валик обшивается тканью белого цвета, чтобы случайно не окрасить кружево в процессе роботы. Коклюшки изготавливались из древесины твердых пород – чаще всего это клен, береза или дуб. В старину палочки для плетения кружев сначала выпаривались в русской печи. Затем изделия высушивались на свежем воздухе и обрабатывались, для придания нужной формы. Часто дерево выдерживали в специальных условиях несколько лет, чтобы получить идеальный инструмент. Перезвон коклюшек во время плетения также имел большое значение – чем он чище и мелодичнее, тем выше их качество. Для плетения сцепного кружева помимо традиционных булавок требуется крючок.
В России кружево создавалось на коклюшках тремя различными по технологии способами: численным, парным и сцепным.
Численное кружево

       Численное кружево считается самым старинным русским кружевом: узор срисовывали с вышивки и повторяли его посредством счета ниток. Способ его производства теперь утрачен. Если узор повторялся, как в тесьме, а фигуры соединялись сеткой («сцепом») – такое кружево называлось «сцепным». Эта техника использовалась для изготовления изделий большого размера. В начале работы делали особую тесьму – вилюшку, которая проектировала и повторяла все изгибы будущего изделия. С помощью крючка и петель на ней закреплялись отдельно изготовленные детали. Таким образом, получались крупные изделия: скатерти и покрывала, сделанные методом сборки из отдельных кружевных элементов. Зачастую сцепные кружева прикреплялись к темному или цветному фону, чтобы тонкие и изящные нити узора не перепутывались.
Количество коклюшек во время плетения может достигать сотни – потому человеку, далекому от технологии изготовления кружев, кажется невероятным то, как мастерицы умудряются не запутаться в переплетении нитей. Однако опытные кружевницы уверяют, что в их работе нет ничего сложного и запутаться невозможно, так как все коклюшки идут парами – отработанная пара отодвигается в сторону. Отсюда и название этой техники плетения – парное или многопарное. Парное кружево плетётся по заранее созданному и наколотому на бумагу рисунку – сколку.
Сколки


Историки отмечают, что ни в одной стране не было столь разнообразных кружев, как в России. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона об этом сказано так: «Нигде мы не находим такого богатства и разнообразия материала для кружева, как у нас в России. В него входило и волоченое золото, и серебро немецкое, и отчасти турское, сканое и пряденое с шелком, золотая и серебряная бить или канитель, трунцал или струнцал, картулин или картулен и разные рода так наз. блествок, звездок, пелепел, площаков и гиночков и пр. Было еще кружево …с мишурой и фигурными штучками…» Еще упоминается кружево украшенное камнями, жемчугом и перьями, с пухом и горностаем, с разным шелком, мишурой и даже бархатильное. Одних только наименований льняных ниток для плетения существовало около 150 номеров – от самых плотных до почти незаметных.
Весьма оригинальны были и названия узоров. Кроме типичных – «рыбка», «репеек», «дорожка», «оплет», «полотнянка», встречались весьма оригинальные – «протекай речка», «бровки-пытки-города», «мельницы», «денежки», «корабли и полукорабли». Историки отмечают, что на Западе, пожалуй, только в Дании встречаются подобные оригинальные названия узоров – «петуший глаз», «паук», «лира», «труба», «перья». Постепенно кружево стало выполнять не только вспомогательную роль нашивки в украшении, но и основную – создание различных аксессуаров одежды. Кстати, многие исторические документы доказывают, что кружево в России не было, как на Западе, достоянием только высшего класса. Кружева носили как цари и князья, так и купцы и крестьяне. Да и никаким ограничениям и запрещениям, как на Западе, кружевоплетение у нас не подвергалось.
Постепенно производство кружев разрослось, продукции стало хватать не только для собственных нужд, но и на продажу. Плетенное по заграничным сколкам кружево выдавали за иностранное.
В течение многих лет кружевное производство было популярно и востребовано, благодаря даровому крепостному труду в помещичьих усадьбах.


       Рабочий день кружевницы длился по 10–12 часов. Плетеи довольно рано теряли остроту зрения, после чего им даровали вольную. Крепостная мастерица не могла распоряжаться даже своей личной жизнью: помещицы бдительно следили за судьбой лучших кружевниц, не позволяя им выходить замуж. Как ни странно, но после освобождения крестьян, кружевное дело в России пришло в упадок. Новый толчок развитию кружевного производства дала, основанная в 1883 году Мариинская практическая школа кружевниц. Изделия учениц школы заслужили немало похвальных отзывов и медалей на многих выставках. Начальница этой школы, E. Е. Новосильцева, создала новый род кружева, которое получило за границей название «point de Moscou». За границей русские кружева пользовались большим спросом, их вывоз в Европу с каждым годом делался все значительнее.
Мода на кружева находила все больше и больше почитателей. Эти новомодные украшения стали широко использовать в отделке представители разных сословий – дворянства, купечества, мещанства. В этот же период в кружево стали добавлять цветную нить, что повысило его декоративный эффект.
Кружево было непременной частью приданого. Кружевом украшались различные элементы одежды. Накрахмаленный кружевной воротник был в почете во всем времена. Обувь, перчатки, украшенные кружевами, с давних пор дополняли одежду и подчеркивали социальное положение или религиозную принадлежность человека. Когда-то обязательным аксессуаром для дамских нарядов служили кружевные сумочки. Кружевной веер был обязательной принадлежностью светской дамы. Полотенца обязательно украшались кружевами. Именно кружевные оплеты и вышивки сообщали, к какому событию готовилось то или иное полотенце. Кружева на платочках свидетельствовали о творческой индивидуальности и умениях рукодельниц. Простые крестьянки и знатные дамы сами создавали предметы своего туалета. Кружева высоко ценили и в крестьянской среде. В нее промысел был, очевидно, занесён дворовыми крепостными девушками - плетеями помещичьих домашних мастерских, где это искусство было освоено ещё ранее.
Это ремесло обрело большое значение в крестьянской жизни в качестве дополнительного заработка: оно не отвлекало от домашних и сельских работ, избавляло от поисков заработка вдали от дома, превращало в помощников и малых детей. В основном им занимались женщины, но изредка к нему подключались и мужчины. Сажали за коклюшки и мальчиков 7-15 лет.
Обучение кружевоплетению

Девочек же к этому рукоделию приучали в некоторых губерниях с пятилетнего возраста и к 12-14 годам они становились очень опытными мастерицами. Для многих семей кружевоплетение являлось круглогодичным ремеслом, за счет которого они жили. Для других это было только зимним занятием и подспорьем в хозяйстве, которое не требует каких-то особых вложений: и нити для кружев, и оборудование были недороги, и их мог приобрести или смастерить каждый. Не требовалось и специального помещения – летом кружева плели прямо на улице. Да и заниматься этим ремеслом можно урывками, в свободное от труда на земле время.
Коклюшечное кружево, шедшее на продажу, представляло собой 2 вида - штучное и мерное. Штучные изделия: покрывала, занавески, скатерти, салфетки, шарфы, воротники, жабо, манжеты – требовали от кружевниц высокого уровня мастерства. Мерное кружево (ажурная лента с прямыми или волнистыми краями) служило для украшения различных изделий из тканей и имело много общего с лентами и тесьмой фабричного производства. Но оно было богаче по своим декоративным свойствам и более разнообразным по ширине (до 15 и более сантиметров). Это значительно расширяло сферу его использования. Коклюшечные кружева могли быть как белыми, так и цветными; плелись изо льна, шелка, хлопчатобумажной нити. Хотя иноземное влияние Запада и, в особенности, Востока заметно в развитии русского кружевоплетения в разные эпохи его существования, все же русские кружева имеют самобытный и национальный характер.
Наряду с делением по технике исполнения, кружево различали и по месту производства. К началу XIX в. появились кружевные промыслы в Вологде, Ельце, Рязани, Новгороде, Туле, Вятке и др. городах. В каждом кружеве были свои приёмы, по которым можно было определить, где оно было сделано. Со временем отличительные черты различных промыслов сгладились и стали трудноразличимы. В царской России насчитывалось 17 районов, где плели кружева. Казалось бы, эти тонкие ажурные, богатые изделия совершенно не вписывались в скромный советский быт, и было бы понятно, если бы советская власть полностью искоренила кружевные производства. Но советское государство было крайне заинтересовано в получении любой продукции, имеющей экспортное значение, а кружево было именно таким товаром. В середине 1920-х годов советские кружевницы плели товар на экспорт. Благодаря участию в международных выставках русские кружева, созданные вручную, ценили за границей, где в XX веке машинный труд почти вытеснил ручной. Кружева не исчезли – они стали домашним рукоделием, продукцией артелей, мастерством, бережно передаваемым от бабушек внучкам. Кружевные промыслы выжили.
В России есть несколько действующих кружевных центров. Всем известно, как славятся вологодские, вятские или елецкие кружева. Не отстают от них михайловские и белевские мастерицы, а также кружевницы, делающие узоры в технике кадомского вениза. Отдельные мастерицы сохранили производство кружева в Балахне и Кирише. Кружева каждой местности отличаются друг от друга стилистикой рисунка и различным сочетанием элементов кружева – плетешков, насновок, паучков и полотнянок разных видов.
Русские кружева самобытны и многообразны по сюжетам и техникам исполнения. Но есть среди них одни особенные, вологодские. 


Вологодским часто называлось русское кружево вообще. И это неспроста, вот уже несколько веков поражает это кружево нас своим изяществом. Откуда и когда пришел этот вид промысла в Вологду, до сих пор загадка. Начало промысла – 1820 год, когда помещица Засецкая организовала в селе Ковырино крепостную мастерскую, где плели тончайшее кружево для отделки платьев и белья, взяв за образец иностранные узоры. Вологодские мастерицы создали большое количество уникальных орнаментов. На их развитие большое влияние оказали узоры резьбы по дереву и старинные вышивки, особенно ажурная вышивка «вологодское стекло» со «снежинками» и «паучками» на сквозных фонах. Если обычное русское кружево было в основном цветным, в Вологде преобладали белые кружева. Высоко ценились вологодские кружева в столичных магазинах. Хитрые торговцы выдавали вологодские кружева за иностранные, чтобы увеличить прибыль. Но это было излишним – по своим характеристикам изделия вологодских мастериц совсем не уступали европейским. Орнамент вологодского кружева отличается особым своеобразием. Линии его – плавные, текучие, мягко изгибающиеся. Даже геометрические узоры приобретают скругленные очертания. Рисунок узоров – обобщенный, условный, подчас в нем есть лишь намек на реальный прототип. Главное качество кружева – ажурность. Вологодские кружевницы создали множество прозрачных решеток, заполняющих фон между фигурами, делающих кружево похожим на морозные узоры, яблоневый сад, цветущий луг. В то же время его не назовешь легким, как паутинка, для него характерны плотность и весомость. Излюбленный материал вологодских кружевниц – лен. То неотбеленный, «суровый», то белоснежный, он обладает блеском и упругостью настоящего шелка (недаром его часто называют «северным шелком»). Кружево из льна долговечно и красиво.

Вологодские кружева и кружевницы стали время известны и в России, и за границей. В 1876 г. вологодские кружева заслуженно получили высокую оценку на международной выставке в Филадельфии. С не меньшим успехом их демонстрировали в 1893 году в Чикаго. С именами вологодских узорниц связано открытие в Петербурге летом 1883 года Мариинской практической школы кружевниц, в которой мастерицы обучались разрабатывать новые рисунки, составлять по ним сколки. Это из той далекой поры дошли до нас «меленка», «ключики», «черепашка», «веерок», «фарфорики», «гусиные лапки», «морозы», «звездочки», «устьянская терка» – вологодские узоры имели колоритные названия. Наибольшей известностью пользовались вологодские сцепные кружева. В характере их орнаментов преобладали изображения растительных и животных мотивов, среди которых были павлины и декоративные петухи. Вологодское кружево давно приобрело мировую известность, на многочисленных выставках кружевные изделия из Вологды всегда отмечались в числе лучших.
В Балахне, расположенной в Нижегородской области на берегу Волги, кружевной промысел возник с появлением в России в XVIII веке нитяного кружева. Половина женского населения плела кружево. В первой половине XIX в. здесь уже сложился свой тип сцепного кружева. Мотивы узоров типичны: павы, орлы, цветущие деревья, но особенность в том, что их очертания чётки и изысканны. Отличалось балахнинское кружево и разнообразием в формах деревьев, цветов. В Балахне делали и геометрические узоры в виде цепей, ромбов, кругов или овалов. Здесь создали его особый вид — «балахонский манер», в котором были переработаны традиции бельгийского и французского кружева.


Своеобразность «балахонского манера» заключалась в контрасте легких тюлевых решеток и пышных узоров в виде букетов из цветов и листьев, плодов граната и гроздьев винограда. Орнамент почти всегда очерчен толстой шелковой нитью, сканью. В одном изделии могло сочетаться несколько видов решеток, благодаря чему достигался особый эффект игры светотени. Тончайшее балахнинское кружево плелось в многопарной технике, число коклюшек порой доходило до 300 пар. Самый известный рисунок – «балахонская роза». Шелковые косынки с узорами из виноградных гроздьев, ажурные шарфы, платья из кремового и черного шелка очень ценились в России и за границей. Балахнинские кружева сравнивали с самыми дорогими брабантскими, не зря их носили даже монархи. Промысел распространился по всему Балахнинскому уезду. Кружевницы Балахны выплетали шарфы, косынки, наколки на голову, оплеты носовых платков, воротники, части женских платьев, хотя основную долю составляло мерное кружево.
В Орловской губернии кружевом были известны три города: Орёл, Елец и Мценск. Как самое искусное, прославилось елецкое кружево.


В Ельце уже существовало искусство плетения на коклюшках – местные мастера изготавливали из шерсти особый шнур, который использовался для украшения солдатских мундиров. Плели его на восьми толстых коклюшках и на подушке – эта техника была очень близкой к той, что использовалась при создании кружева, потому местным девушкам было легче овладеть новым видом рукоделия. Но со временем армейская форма изменилась, спрос на гарус упал, и женщины перешли на плетение кружева. 1801 годом датируется первое документально подтвержденное наличие кружева в Ельце. Самым ранним образцом елецкого кружева считается плетеное из серебряной нити полотно, обнаруженное в 1990-х годах в ходе археологических раскопок с надписью: «Сей плат шила дьяконова дочь Александра Ивановна».


Но официальной датой рождения кружевного промысла здесь считается 1813 год, когда в имении князя Куракина была создана первая мастерская с 80 кружевницами. Среди мастериц из этого города самыми лучшими считались монахини Знаменского монастыря. Более 200 женщин плели самое искусное кружево, а сам монастырь стал своеобразной школой для рукодельниц. Здесь выполняли заказы на создание украшений для церквей и одежды для священнослужителей, на уникальные изделия из серебряных и золотых нитей для императорского двора. В Ельце плели сложнейшее многопарное кружево, которое требовало нескольких сотен коклюшек. Его изготавливали как из разноцветных шелковых, так и из хлопчатобумажных нитей. В особых заказах использовалась канитель, золотые и серебряные нити. В елецком кружеве встречаются оригинальные узоры «гречишка», «жемчужка», «паучки», «вороний глаз», «павлинка», «речёнка». Елецкое кружево обычно было белого, реже – черного цвета. Иногда вводилась цветная скань. В конце XIX века в Ельце возник и особый род тонкого бельевого кружева – «русский валансьен». Спрос на него был столь велик, что его не успевали выплетать. «Елецкий валансьон», как его еще называли, продавали и за границу.
Елецкие кружева выделяются среди других видов этого искусства богатством узора и количеством мелких деталей. Плотность плетения постоянно меняется, а формы цветов и листвы отличаются особым изяществом исполнения. Кружево из Ельца выделяется особой композицией рисунка: орнамент строится из растительных узоров небольшого размера, таких как розетки, квадраты и необычные решетки. Детали в них чередуются и создают ритм, который сливается в единое и гармоничное полотно с особым смыслом. Однажды скульптор Сергей Коненков описал в одной фразе все своеобразие елецкого кружева: «Разве можно не залюбоваться кружевной метелью елецких мастериц, списывающих свои узоры с окон и деревьев, разукрашенных русским морозом». Рукодельницы действительно создают свои композиции, внимательно наблюдая за окружающей реальностью и природой, повторяя то, что видят, в своих работах.
Мценское кружево начали плести в XVIII в. в имении помещицы Протасовой, когда она пригласила из Бельгии двух мастериц для обучения русских девочек плетению кружев. Постепенно ученицы приобрели свой стиль и стали создавать уникальные узоры. Мценскую продукцию поставляли даже в царскую семью, а также за границу. У мценского кружева – свои особенности. Например, активное использование геометрических мотивов, фоновые решётки присутствуют чаще, оттого узор получается более воздушным.


Мценское кружево было необычайно тонким, ажурным и самобытным, отличалось использованием архаичных узоров. Кружево плели из белой и суровой льняной, белой, черной и кремовой шелковой, белой, красной и синей хлопчатобумажной нитей. Мценское кружево было золотым, черным, серебряным и белым, слоновой кости. Цвет изделия зависел от ниток, которые использовали.
О том, что в Ростове Великом когда-то существовало кружевоплетение сейчас известно только очень узкому кругу специалистов. А между тем, Ростов – один из самых старых центров его производства. Кружево плели послушницы в близлежащих монастырях и крепостные мастерицы. Кружевной промысел в Ростове не сложился, это было занятием отдельных кружевниц. Но дошедшие до нашего времени работы отличаются прекрасным качеством. Ростовские кружева плели только изо льна. Сохранившиеся образцы плетения относятся к концу XVIII в. В большой моде тогда период были кружева «подишпаны» – разновидность гипюров, плетёных, а чаще шитых иглой без фоновой решётки.


Кружева эти были разнообразными, и среди них были такие, которые носили название французских... Известно также, что в это время в Ростове выплетали кружева не только мерные, но и штучные. Они служили столешниками и накомодниками. Образцы кружев этого периода, демонстрируют нам образцы высочайшего мастерства ростовских кружевниц. Они выполнены из очень тонких льняных ниток, изысканы по рисунку и отличаются безупречностью исполнения. Характерной особенностью плетения ростовских гипюров является оригинальная фоновая решётка, составленная из изящных ажурных крестов. Она получила название «Ростовская решётка» или решётка «Ростовский крест». Скорее всего, разработана она была в монастырях. Позднее, с открытием в 1883 г в Петербурге Мариинской практической школы кружевниц, она была взята на вооружение её воспитанницами и получила широкое распространение.
В конце XVIII в. в городе Галиче Костромской губернии уже сложился определенный тип с особыми, только здесь известными узорами, и с особой манерой исполнения. Слабо беленый лен с золотой нитью – визитная карточка галицкого кружева Костромской губернии.


Изысканными мотивами в стиле рококо зашифрованы птицы-павы, двуглавые орлы, трилистники. Кружевницы из Галича плели для парадных случаев и наравне с незамысловатыми шелковыми полосками отдавали предпочтение светским сюжетам. На тонкой основе прогуливались дамы и кавалеры. Расцвет промысла пришелся на ХVIII век. Материалами служили лен, спряденный очень тонко, беленый слабо; металлическая нить; шелка нескольких цветов, преимущественно кораллово красный, травянисто-зеленый, ярко-голубой. Галичское кружево отличается не только ценными материалами, но и прекрасной работой. Оно предназначалось, в основном, для парадных декоративных полотенец из тонких фабричных тканей. Орнамент галицского кружева исключительно разнообразен. В нем мало геометрических узоров, но зато много цветов, птиц, деревьев, двуглавых орлов.
Первый кружевной промысел в Вятской губернии возник во второй половине XIX в. в Кукарской слободе.


Жители Кукарки занимались разными ремеслами и торговлей, в том числе и плетением кружева. Сюда попало кружево из Великого Устюга (вологодское), и местные мастерицы сумели его воспроизвести. А дальше стали уже сами изобретать рисунки. К концу XIX в. кукарское кружевоплетение по объему обогнало даже вологодское. Кружевницы выплетали воротнички, галстуки, рукавчики, косынки, головные сетки, пелеринки, салфеточки, оплеты носовых платков, прошивки для постельного белья и др. Плели из льняной и черной шелковой нити. Последняя служила главным образом для головных косынок. Кукарское кружево отличается обилием новых рисунков и новыми техническими приемами, в нём часто применяется пересечение полосы полотнянки. Она составляет настоящие цепи из петель такой завернутой полосы. Этим приемом заполняется фон, создаются венчики цветов или завершаются зубцы.
В 1893 г. в Кукарке открылась школа кружевниц. Из этой школы вышло много мастериц, ставших затем педагогами в других местностях. Уже в начале XX в. кукарское кружево вывозилось в Англию, Голландию, Швейцарию, США.
В Рязанской губернии сложилось несколько типов кружев, самыми оригинальными из которых были рязанское и михайловское. В самой Рязани плели тонкое многопарное кружево. Наиболее известные узоры – «травчатое», «ветка травчатая» и «ветка с виноградом». Здесь плели как растительные узоры, так и геометрические, были популярны и зооморфные мотивы – павы и двуглавые орлы. В XVIII–XIX веках использовали цветные льняные и шелковые нити с шелковой и золотно-серебряной сканью.
Однако самое оригинальное кружево сложилось в городе Михайлов и его окрестностях. В 1820–1840-е годы тут стала преобладать сцепная техника, которую называли «выкладывать вавилоны». Этими «вавилонами» обрисовывались кусты, деревья, птицы, фигуры львов и других зверей, фантастические животные, включая птицу сирин. Единственное в мире цветное коклюшечное – михайловское кружево.


Но самым распространенным типом кружев все же было численное. Его до сих пор называют «михайловским». В михайловском численном кружеве, плетеном без сколка, проявился народный вкус во всем своеобразии. Для его плетения использовали всего десять пар коклюшек, что значительно упрощало технику. Михайловское кружево было многоцветным, ярким, жизнерадостным. Главный цвет – красный, его разбавляют желтые, зеленые, голубые и даже черные узоры. «Бубенцы», «городки», «павлинки» окаймляют праздничные костюмы, рушники и скатерти. Во второй половине XIX века его вывозят за границу – в Турцию и Иран, а также в столицы, Петербург и Москву, где вошел в моду неорусский стиль.
Несмотря на иностранное происхождение, русские кружева являются таким же национальным достоянием, как павловопосадские шали, дымковская игрушка, оренбургские пуховые платки, Гжель, Палех, Хохлома и другие наши известные промыслы.
Русское кружевоплетение, имея долгую и богатую историю, переживая подъемы и спады, является нашим национальным достоянием, продолжающим развивать лучшие традиции русского тканого искусства. Золото-серебряное кружево восхищает своим великолепием и замысловатыми узорами, нитяное кружево отличается сюжетными мотивами, легкостью и неповторимостью каждого узора. Традиции русского кружевоплетения развиваются и поныне. Создаются новые приемы, узоры, школы. Важно, чтобы этот промысел существовал и далее, демонстрируя самобытность и особую красоту русского национального искусства.

Источники
Давыдова С.А. «Русское кружево и русские кружевницы» и «Русское кружево. Узоры и сколки»; 
Третьякова Е.И. «Русское кружево». Лениздат, 1995, 
Фалеева В.А. «Русское плетеное кружево». Лениздат,1983, 
Брюханова Е.В. «Ростовское кружево в известных образцах», Ростов, 2004. 

Юлия Брюханова, зав. сектором
Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...