суббота, 16 мая 2020 г.

«Восточные мотивы в творчестве Александра Сергеевича Пушкина»

Виртуальное заседание Пушкинского общества

Тема восточных мотивов в Пушкинском творчестве не нова и привлекла внимание литературоведов еще в XIX веке.
В годы жизни Александра Сергеевича резко возрос интерес его современников к культуре Ближнего Востока, как благодаря географическому соседству, так и из-за вооруженных конфликтов между странами.
Одним из самых рьяных поборников изучения культуры Востока в то время был С. Уваров, состоявший с Пушкиным в литературном обществе «Арзамас», именно он способствовал развитию такого научного направления как востоковедение в России, открытию музеев и соответствующих кафедр в институтах. 
Однако Александр Сергеевич заинтересовался темой Востока еще до знакомства с Уваровым и чтения его статей. Предпосылки его интереса, возможно, лежат в том, что предком Пушкина был Ибрагим Ганнибал, который был выходцем из Эфиопии, где мусульманство соседствует с христианством и местными верованиями.
В лицейские годы, наверняка, Пушкин читал журнал «Вестник Европы», который выписывался Лицеем на постоянной основе. В этом журнале публиковались не только востоковедческие статьи, но и арабские легенды, и нравоучительные изречения.
Не только эти статьи, но и лекции лицейского учителя истории И. Кайданова, и общение со сверстниками, и театральные постановки – все это способствовало становлению отношения Александра Сергеевича к Востоку, его культуре, народу и нравам.
После окончания в 1817 году Царскосельского лицея Пушкину доводится лично познакомиться с культурой Востока – в 1820 году, во время ссылки, Пушкин оказывается на Кавказе. «Эти оригинальные поездки, – как писал первый биограф Пушкина П. И. Бартенев, – эта жизнь, вольная, заманчивая и совсем непохожая на прежнюю, эта новость и нечаянность впечатлений, жизнь в кибитках и палатках, разнообразные прогулки, ночи под открытым южным небом, и кругом причудливые картины гор, новые, невиданные племена, аулы, сакли и верблюды, дикая вольность горских черкесов, а в нескольких часах пути упорная, жестокая война с громким именем Ермолова, – все это должно было чрезвычайно как нравиться молодому Пушкину».
Автопортрет в бараньей папахе, 1829г.

Впечатления от первого посещения Кавказа были отражены Пушкиным в эпилоге к «Руслану и Людмиле»:
«Забытый светом и молвою,
Далече от брегов Невы,
Теперь я вижу пред собою
Кавказа гордые главы.
Над их вершинами крутыми
На скате каменных стремнин,
Питаюсь чувствами немыми 
И чудной прелестью картин
Природы дикой и угрюмой».

Но не только в этих строках отразился пережитый Пушкиным на Кавказе опыт – этим путешествием было вдохновлено также и написание поэмы «Кавказский пленник», произведения, бывшего одним из самых популярных при жизни поэта. «Кавказский пленник» Пушкин посвятил генералу Раевскому – тому человеку, который и способствовал его первому путешествию на Восток. 
Поэма стала первой из цикла южных байронических, созданная благодаря слиянию байронического, романтического языка, яркой природы Кавказа и пылкого нрава его народов.
В основе сюжета поэмы – противопоставление чувств пленного русского офицера, живущего прежде в цивилизации, пресытившегося и охладевшего к жизни, к горячим чувствам Черкешенки, на которые главный герой ответить не может. 
По мнению Пушкина, эта душевная черствость свойственна не только русскому народу, но и всем представителям западноевропейской цивилизации.
«Огонь» чувств, который олицетворяет Черкешенка противопоставлен «холоду» и даже «окаменелости» преждевременно «постаревшей» души Пленника. 
Одной из главных тем поэмы является то, что страсть, если ей не пресыщаться, что свойственно европейским людям, возвышает человека, дает возможность совершить подвиг: Черкешенка, горячо любящая героя, освобождает его, несмотря на риск и отпускает, не следуя за ним, потому что он любит другую, хотя ее собственной любви не суждено реализоваться. 
Тот романтический стиль, что Александр Сергеевич создал в «Кавказском пленнике», надолго стал образцом стиля всех романтических поэм. И, несмотря на критические высказывания Пушкина о своей поэме, он все же любил ее. В 1922 году в письме к Гнедичу он писал: «Вы видите, что отеческая нежность не ослепляет меня насчет «Кавказского пленника», но, признаюсь, люблю его, сам не зная за что; в нем есть стихи моего сердца. Черкешенка моя мне мила, любовь ее трогает душу». 

Предлагаем вам послушать аудиокнигу «Кавказский пленник», сопровожденную красочными иллюстрациями к поэме. 


После «Кавказского пленника» восточная культура тут же заинтересовала русских читателей. Белинский писал: «...С легкой руки Пушкина Кавказ сделался для русских заветною страною не только широкой, раздольной воли, но и неисчерпаемой поэзии, страною кипучей жизни смелых мечтаний. Муза Пушкина как бы освятила давно уже на деле существовавшее родство России с этим краем».
На той же почве, что и «Кавказский пленник» – путешествие с Раевским и байроновское творчество – возникла еще одна восточная поэма Пушкина «Бахчисарайский фонтан».
Ханский дворец в Бахчисарае Пушкин посетил 7 сентября 1920 года. 
«Бахчисарайский фонтан» состоит из двух частей – эпической и лирической, причем лирическая часть невелика и сводится к включенной в эпилог поэмы интимной исповеди. Основная же, эпическая, часть (любовная трагедия в гареме хана Гирея) изложена в более сдержанном, повествовательном стиле. Но и в ней есть субъективное начало – автор в ней становится своеобразным свидетелем излагаемых событий.
Сказывается в этом произведении и увлеченность Пушкина творчеством Байрона. Многие критики подчеркивают некоторое сходство «Бахчисарайского фонтана» и байроновского «Гяура», как в форме стихотворения, так и в отдельных мотивах. Более того, среди черновых набросков «Бахчисарайского фонтана» в тетрадях Пушкина исследователи нашли отдельные четверостишья перечитываемого в то время и переводимого поэтом «Гяура». Однако, несмотря на отдельное сходство, завязка сюжета в поэме Пушкина иная – его главный герой обречен на неразделенную любовь. 
Еще одно отличие поэмы Александра Сергеевича в том, что на первый план ее выходят и женщины – Зарема и Мария – прописана яркая индивидуальность их характеров, противопоставленных друг другу. Все это отвлекает внимание от главного героя. 
Стоит отметить, что в отличие от «Кавказского пленника», где европейский Пленник предстает нам человеком холодным и не способным на чувства, а Черкешенка страстно любящей и жертвенной, в «Бахчисарайском фонтане» мы видим иное противопоставление.
Мария видится читателю возвышенной, опоэтизированной, лишенной всяческой злобы, несмотря на свою участь пленницы: 
«Она давно желанный свет, 
Как новый ангел, озарила».
Зарема же, в которой измена хана пробудила «злобной ревности мученье», убивает соперницу. 
Однако, о любовных муках Заремы поэт рассказывает сочувственно, этот поступок не заслоняет положительных качеств ее яркой, страстной натуры. 
Особое место в своей поэме Пушкин уделяет природе, она выступает не просто фоном, но полноценным художественным объектом изображения.
Наряду с условно-обобщенными пейзажами в «Бахчисарайском фонтане» много конкретных зарисовок ночного Бахчисарая и особенно полюбившегося поэту Гурзуфа. «Лучшая сторона поэмы, – писал Белинский, – это описания, или, лучше сказать, живые картины мухаммеданского Крыма... В них нет этого элемента высокости, который так проглядывает в «Кавказском пленнике» в картинах дикого и грандиозного Кавказа. Но они непобедимо очаровывают этою кроткою и роскошною поэзиею, которой запечатлена соблазнительно-прекрасная природа Тавриды: краски нашего поэта всегда верны местности». 
А вот что писал в предисловии к «Бахчисарайскому фонтану» Петр Вяземский: «Цвет местности сохранен в повествовании со всею возможною свежестью и яркостью. Есть отпечаток восточный в картинах, в самих чувствах, в слоге».

Предлагаем вам посмотреть первый акт балета «Бахчисарайский фонтан» в исполнении актеров МОГТ «Русский балет», премьера которого состоялась в музее-заповеднике Пушкина 6 июня 2019 года.

Не стоит забывать и о стихотворениях. В них поэт также неоднократно касался темы Востока: как в описании пейзажей («На холмах Грузии лежит ночная мгла…», «Калмычке», «Кавказ», «Делибаш», «Из Гафиза», «Монастырь на Казбеке», «Меж горных стен несется Терек…»), так и в обращении к исламским мотивам («Подражания Корану», и, возможно, «Пророк»).
«Подражания Корану» были написаны Пушкиным через год после окончания «Бахчисарайского фонтана». Цикл этих стихотворений является пушкинским видением и переосмыслением арабской культуры. 
По сей день исследователи творчества поэта не пришли к единому мнению о том, что же побудило Пушкина создать «Подражания». Стремился ли он к поэтической интерпретации Корана (К- С. Кашталева) и восточной культуры и нравов (В. И. Филоненко, Г. А. Гуковский) или пытался прежде всего выразить собственные религиозные чувства (П. В. Анненков, Н. И. Черняев), черты своей индивидуальности (Н. В. Фридман), свой оптимистический идеал творчества (Б. В. Томашевский)? 
«Подражания» – это не просто стилизация, но и раздумья Александра Сергеевича над своей жизнью и событиях своей исторической эпохи. Однако, и личными интересами поэта данное произведение не ограничено – Пушкин также стремился воссоздать Восток в чертах его своеобразия, религиозно-философского воззрения. 
Сам поэт называл свои «Подражания» вольными, он не копировал подлинник, но обогащал заимствованные образы и сюжеты собственной интерпретацией. Эти его стихи, в том числе, и видение Пушкиным задач независимого писателя. 
Коран привлекал поэта вовсе не как религиозно-культовый памятник, но как общефилософский трактат восточной культуры. Характерно, например, такое замечание Пушкина, опубликованное в примечаниях к «Подражаниям»: «...многие нравственные истины изложены в Коране сильным и поэтическим образом».
Так как Коран привлекал Пушкина в качестве памятника культуры, не удивительно, что в своих «Подражаниях» он пишет стихи в хронологической последовательности, как бы отображая историю возникновения и развития ислама, вместе с тем раскрывая человеческую судьбу пророка Мухаммеда. 
При создании «Подражаний Корану» Пушкин мастерски передал художественное своеобразие подлинника. «Слог восточный» был для него образцом и здесь. Это один из тех пушкинских шедевров, в котором восточная традиция была воспринята русским поэтом особенно плодотворно.

Предлагаем вам «Подражания Корану» Пушкина в видении творческого объединения ruQuran, текст читает Евгений Романов.

Спустя девять лет после первого путешествия, Пушкин вновь отправляется на Кавказ, однако, теперь уже целенаправленно. Во время путешествия поэт вел путевые записки, опубликованные позже под названием «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года».
По времени это путешествие совпало с военными действиями на границах с Турцией, что не могло не найти своего отражения в написанном. 
В заметках нет событийной остроты, вызванной желанием привлечь большее внимание читателя, их ценность, по мнению Л. Тартаковской «во внутренней сцепленности мысли, философской глубине идеи, гуманистическом богатстве идеалов, присущих самой личности автора».
Организующая роль в структуре этого произведения отдана пейзажу. Именно описания природы делают «Путешествие в Арзрум» поистине художественным. Описание природы Кавказа и Грузии сопровождает читателя на протяжении всего повествования, причем Пушкину хватает всего нескольких строк, чтобы уловить изменения пейзажа, его особенность: «Мгновенный переход от грозного Кавказа к миловидной Грузии восхитителен. Воздух юга вдруг начинает повевать на путешественника. С высоты Гут-горы открывается Кайшаурская долина с ее обитаемыми скалами, с ее садами, с ее светлой Арагвой, извивающейся как серебряная лента, – и все это в уменьшенном виде, на дне трехверстной пропасти, по которой идет опасная дорога» 
Пейзажные зарисовки становятся особенно яркими в моменты, являющиеся ключевыми в пушкинском путешествии: и уже представленный выше переход от Кавказа к Грузии, встреча с телом Грибоедова, победы в сражениях, взятие Арзрума. Природа здесь видится читателю немым свидетелем всего происходящего.
Более того, картины природы являются важной частью композиции, обрамляя каждую из сюжетных линий и замыкая их. Так с первых страниц внимание автора привлекают горы, а затем Пушкин вновь, и на последних страницах, возвращается к этому образу. 
В пяти главах «Путешествия в Арзрум» Пушкин поднимает несколько основных тем: тему поэта и его судьбы, тему декабристов, военную тему. Восточные мотивы этого произведения показаны не только через пейзажи Кавказа и Грузии, но и через призму происходящих военных событий на фоне вечной и безучастной природы.
Для наилучшего погружения в заметки Пушкина, связанные с его вторым путешествием по Кавказу, предлагаем вам к ознакомлению моноспектакль по мотивам «Путешествий в Арзрум», прошедший 28 октября 2018 года в Библиотечно-культурном комплексе им. А. В. Молчанова, в рамках проекта ЦБС Кировского района «Литературный мейнстрим». Исполнитель – заслуженный артист России Михаил Морозов.

Не оставляет Пушкин восточных мотивов и позднее – одним из самых ярких примеров влияния культуры Востока на пушкинское творчество может служить «Сказка о золотом петушке», написанная в 1834 году. 
В фольклоре некоторых народов Европы, Востока и Африки присутствует образ птицы, предупреждающей о каком-либо событии. В восточном фольклоре такой птицей зачастую выступает петух, предвещающей приход врага.
Согласно изысканиям, проведенным Анной Ахматовой, мотив сказки Пушкина навеян «Легендой об арабском астрологе» из книги новелл В. Ирвинга «Альгамбра»; фабулы произведений Пушкина и Ирвинга совпадают в чем-то частично, а в чем-то и полностью. В свою очередь в основу сказочных повестей Ирвинга легли давние арабо-испанские предания.
Однозначно восточные корни и у Шамаханской царицы. Исследователи по сей день не могут прийти к единому мнению о том, кто же послужил ее прообразом – то ли грузинская царица Тамара, то ли аварская ханша Паху-бике. В современном прочтении Шамаханская царица из восточной страны Ширван (Шамахия), в настоящее время являющаяся территорией Азербайджана, с национальными чертами одежды. 
Восстановим в памяти восточный образ Шамаханской царицы, созданный студией Союзмультфильм в «Сказке о золотом петушке».

В завершении хотелось бы привести слова Федора Достоевский, которые он произнес на открытии памятника Пушкину в Москве: «Пушкин лишь один из мировых поэтов обладает свойством перевоплощаться вполне в чужую национальность».
Изображение Пушкиным Востока было пропитано его глубоким уважением и интересом к культуре восточных народов. 
Именно Александр Сергеевич открыл русской литературе путь к культуре Востока, благодаря поэту мы начали свое приобщение к его красочным пейзажам и богатству восточной мысли, и в этом огромная заслуга Пушкина. 

Список использованных источников:
1. Бойко, К. Восточные корни мотива о золотом петушке в сказке А.С. Пушкина / К. Бойко // Письменные памятники и проблемы культуры народов востока. – Москва. : Издательство «Наука». – 1978. – С. 14-20
2. Искандарова, Н.Б. Тема Востока в творчестве А.С. Пушкина / Н.Б. Искандарова // Вестник науки и образования. – 2020. – №3(81). – С. 28-29
3. Каменева, М.Б. Исламские мотивы и образы в русской литературе 20-30-х годов XIX века // Бишкек. : Издательство КРСУ. – 2014. – 155 С.
4. Лобикова, Н.М. Пушкин и Восток // Москва. : Издательство «Наука». – 1974. – 97 С.

Ольга Сустретова, библиотекарь отдела социально-гуманитарной литературы 
Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...