суббота, 16 мая 2020 г.

«Блокадная Мадонна» Ольга Берггольц



У Победы лицо девчоночье,
А оно как могильный ком,
У Победы лицо не точеное,
А очерченное штыком.
У Победы лицо нарыдавшееся,
Лоб ее как в траншеях бугор.
У Победы лицо настрадавшееся -
Ольги Федоровны Берггольц.
Е.Евтушенко

16 мая 2020 года исполняется 110 лет со дня рождения поэтессы О. Ф. Берггольц. Немногие знают, что ее стихи помогли ленинградцам выжить в насквозь промёрзшем блокадном городе и не потерять человеческого достоинства. Всю войну она работала на ленинградском радио, куда пришла 23 июня 1941 года.
Умирающие от истощения люди слушали обращения поэтессы из черных «тарелок» – репродукторов и укреплялись в вере дожить до Победы. Голос Ольги Берггольц не зря называли символом Победы, а поэтессу – «блокадной Мадонной» и музой осажденного города. Но самым дорогим подарком для нее была немудреная народная фраза «Наша Оля».

Казалось бы, у этой женщины было всё для счастья и благополучной жизни.
Но судьба никогда не была к ней милостива. На долю О. Берггольц выпало немало испытаний: смерть самых близких людей – родителей, мужей, трех детей, обвинение в заговоре против Родины, застенки НКВД, тюрьма, война, блокада и голод.
Все трагедии ХХ века она мужественно переживала вместе со своим народом.
Свое выступление на радио в канун нового, 1942 года, О. Берггольц назвала так: «Живы, выдержим, победим!» Эти слова звучат современно и в наши дни, когда весь мир объединился для борьбы с Covid-19. Нам страшно и тревожно из-за угрозы заразиться этой болезнью. В этом случае, прежде всего, надо не жаловаться на жизнь, а набраться терпения и слушать советы специалистов. Только так все вместе мы можем победить эту беду.
В это непростое время биография О. Берггольц и ее современников может стать для нас примером стойкости и мужества.
Ольга Берггольц родилась в Петербурге 16 мая (3-го по старому стилю) 1910 года в семье врача. Детские годы прошли на окраине Невской заставы. В 1925 году 15-летняя Ольга Берггольц пришла в литературное объединение рабочей молодежи «Смена». В начале 1926 года Берггольц познакомилась там с Борисом Корниловым (1907-1938). В 1925 году губком комсомола направил молодого поэта на учебу в Ленинград, где тогда же и было опубликовано его первое стихотворение.
Очень скоро после знакомства 19-летний Борис Корнилов и 16-летняя Ольга Берггольц поженились, родилась дочь Ирочка. В 1926 году Ольга и Борис стали студентами Высших государственных курсов искусствоведения при Институте истории искусств. Борис на курсах не задержался, а Ольга несколько лет спустя была переведена в Ленинградский университет. Их брак оказался недолгим, но оставил неизгладимый след в душе каждого из них.
В 1930 году Ольга Берггольц окончила филологический факультет Ленинградского университета и уехала по распределению в Казахстан, о чём рассказала в книге «Глубинка» (1932). В это же время Берггольц и Корнилов развелись («не сошлись характерами») и Ольга вышла замуж за Николая Молчанова.


Литературный дебют Ольги Берггольц пришелся на начало 1930-х годов. В эти годы выходят ее рассказы – сборники «Как Ваня поссорился с баранами» (1929), повесть «Углич» (1932) В 1933-1935 годах очерки «Годы штурма», сборник рассказов «Ночь в Новом мире», а затем ее лирические стихи, «Стихотворения» (1934) и «Книга песен» (1936), с которых начинается поэтическая известность Берггольц.
В 1936 году Бориса Корнилова исключают из Союза Советских писателей, а 19 марта 1937 года он был арестован – по обвинению в написании «контрреволюционных произведений». 20 февраля 1938 года состоялось слушание его дела. Военной коллегией Верховного суда СССР Борис Корнилов был приговорен и в тот же день расстрелян. Он был реабилитирован 5 января 1957 года – «за отсутствием состава преступления». Его могилы не существует.
В 1937 году О. Берггольц за связь с опальным поэтом исключили из Союза писателей, из партии, а через 3 месяца журналистку уволили с работы. Однако в январе 1938 года вышло постановление «Об ошибках парторганизаций», позволившее ей надеяться на послабление травли. Так и случилось, её восстановили в Союзе писателей, приняли на прежнее место работы. Но беда будто ходила за ней по пятам. 13 декабря 1938 года и ее обвинили «в связи с врагами народа» и заключили в тюрьму, но 3 июля 1939 года выпустили на свободу. Беременная, она 197 дней провела в тюрьме, где после пыток родила мертвого ребенка. В декабре 1939 года она писала в своем тщательно скрываемом дневнике: «Ощущение тюрьмы сейчас, после пяти месяцев воли, возникает во мне острее, чем в первое время после освобождения. Не только реально чувствую, обоняю этот тяжелый запах коридора из тюрьмы в Большой Дом, запах рыбы, сырости, лука, стук шагов по лестнице, но и то смешанное состояние обреченности, безвыходности, с которыми шла на допросы... Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в нее, гадили, потом сунули ее обратно и говорят: "живи". "В 1939-м я была освобождена", душевная рана зияла и болела нестерпимо. Мы еще не успели ощутить во всей мере свои утраты и свою боль, как грянула Великая Отечественная война».


Известие о начале войны застало Ольгу Берггольц в Ленинграде. Уже в июне 1941 года она пишет стихи о Родине, той самой, которая совсем недавно убила ее ребенка и первого мужа, той самой, которая едва не убила ее саму:
Мы предчувствовали полыханье
этого трагического дня.
Он пришел. Вот жизнь моя, дыханье.
Родина! Возьми их у меня!
Он настал, наш час, и что он значит -
только нам с Тобою знать дано.
Я люблю Тебя - я не могу иначе,
я и Ты по-прежнему - одно.
8 сентября Ленинград был блокирован. Тихий голос Ольги Берггольц стал голосом долгожданного друга в застывших и темных блокадных ленинградских домах, стал голосом самого Ленинграда. Ольга Берггольц в одночасье вдруг стала поэтом, олицетворяющим стойкость Ленинграда.
Она делала репортажи с фронта, читала их по радио. Ее голос звенел в эфире три с лишним года, почти ежедневно обращаясь к героическому городу. Ее голос знали, ее выступления ждали. Ее слова, ее стихи входили в замерзшие, мертвые дома, вселяли надежду, и Жизнь продолжала теплиться.
Товарищ, нам горькие выпали дни,
Грозят небывалые беды,
Но мы не забыты с тобой, не одни, –
И это уже победа.
Да здравствует суровый и спокойный,
Глядевший смерти в самое лицо,
Удушливое вынесший кольцо,
Как человек, как труженик, как воин!
Сестра моя, товарищ, друг и брат, –
Ведь это мы, крещенные блокадой,
Нас вместе называют - Ленинград,
 
Поэтесса выступала перед ленинградцами на фабриках и заводах, в воинских частях и на кораблях Балтийского флота. «Я работала еще на так называемой контрпропаганде (диктовала свои обращения к гитлеровским войскам)» – писала она в автобиографии. Недаром она была внесена немцами в список лиц, подлежащих после взятия города немедленному уничтожению.
Есть много свидетельств, как людям помогало ее слово, становившееся хлебом, как она умела находить сердечные слова: «Что может враг? Разрушить и убить. И только. А я могу любить…» Ее выступления в последствии называли «феноменом Берггольц»: поэтесса создавала произведения, рассчитанные, прежде всего, на восприятие «с голоса». Стихи были точно документированы и посвящены конкретным событиям из жизни блокадного Ленинграда.

В осажденном Ленинграде О. Берггольц написала свои лучшие стихи и поэмы. Стихи «Письма на Каму», «Разговор с соседкой», поэмы «Февральский дневник» (1942), «Памяти защитников» (1944), «Твой путь» (1945); сборники «Ленинградская тетрадь» (1942), «Ленинград» (1944) вошли в книгу Ольги Берггольц «Говорит Ленинград» (1946). Книге не повезло – первое издание было изъято в связи с т.н. «ленинградским делом» после разгрома журналов «Звезда» и «Ленинград».


В 1950 году Ольга Берггольц написала героико-романтическую поэму «Первороссийск», посвященную петроградским рабочим. За эту поэму поэтессе в 1951 году была присуждена Государственная премия СССР. В 1952 году О.Ф. Берггольц написала цикл стихов о Сталинграде «Верность» (1954), автобиографическую повесть «Дневные звезды» (1959), над которой работала до последнего часа, мечтая сделать своей главной книгой. В 1968 году по этой повести был снят одноименный фильм. В 1960-е годы вышли ее поэтические сборники: «Узел», «Испытание», в 1970-е – «Верность», «Память».


Счастье улыбалось Ольге Берггольц редко. Юношеская любовь к талантливому Борису Корнилову окончилась расставанием: звездная болезнь мужа переросла в алкоголизм. Муж ушел, оставив дочь Ирину. В последний раз они увиделись незадолго до смерти Корнилова. Тогда поэтесса вышла замуж во второй раз за сокурсника. Николай Молчанов оказался главным мужчиной в ее жизни, он боготворил жену. Он отправился на фронт, хотя страдал тяжелой формой эпилепсии и в 1942 году скончался. В браке с Молчановым родилась вторая дочь – Майя. Спустя год, в 1932 девочка умерла. А через 2 года скончалась старшая дочь Ира, у которой обнаружилась болезнь сердца. Все последующее беременности Ольги Берггольц прерывались. Последний раз женщина потеряла ребенка в застенках НКВД. Женское счастье ненадолго улыбнулось ей после смерти Н. Молчанова. Пережить горе ей помог сотрудник радиокомитета Георгий Макогоненко. Он вернул ее к жизни, она вышла за него замуж, но по сути это был обман. На самом деле она продолжала любить своего Колю. До самой смерти на ночном столике Ольги стоял портрет второго мужа – Николая Молчанова. 


Трудности в жизни Ольги Берггольц не прекращались и после Победы. Ее обвиняли в дружбе с опальной Анной Ахматовой, упрекали в том, что в ее военных стихах много горечи и страданий, а также из-за критики властей в вопросах репрессий. Книгу «Говорит Ленинград», выпущенную после войны, изъяли из библиотек. Она чувствовала себя сломленной и разбитой.
Но настоящим ее спасением все-таки было творчество. Все послевоенные десятилетия – пора напряженной работы, не прекращавшейся до последнего дня. Пережитые страдания подорвали ее здоровье. Умерла О. Берггольц в Ленинграде 13 ноября 1975 года.
О.Ф. Берггольц была награждена орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени и медалями. 


Именем Ольги Берггольц названа улица в Невском районе Санкт-Петербурга. На улице Рубинштейна, 7, где она жила с Николаем Молчановым, открыта мемориальная доска.
Ещё один бронзовый барельеф её памяти установлен при входе в Дом Радио. 
Строки Ольги Берггольц высечены на гранитной стеле Пискаревского мемориального кладбища: «Никто не забыт, ничто не забыто».

К столетию поэта издательство «Азбука» подготовило книгу «Ольга. Запретный дневник», в которую вошли ошеломляющей откровенности и силы дневники 1939–1949 годов, письма, отрывки из второй, так и не дописанной части книги «Дневные звезды», избранные стихотворения и поэмы, а также впервые представлены материалы следственного дела О. Берггольц (1938–1939), которое считалось утерянным и стало доступно лишь осенью 2009 года.


Этот дневник – один из самых страшных и пронзительных документов той эпохи, времени великих надежд и разочарований. Он позволяет почувствовать «биографию века», судьбу поколения.
Нет, настоящий поэт не умирает, он остаётся жить в своих свершениях. Ольга Берггольц – поэт, который «всем смертям на зло» победила смерть.


Не обязательно перелистывать все страницы очень непростой жизни этой удивительной женщины.
Почитайте ее стихи, и они откроют совершенно другой мир. Мы часто жалуемся на жизнь, нам вечно чего-то не хватает – то денег, то времени, то человеческого отношения.
И пусть стихи Ольги Берггольц для кого-то покажутся слишком горьким лекарством, но они нужны, они очищают душу.

Читайте также
«Дыша одним дыханьем с Ленинградом, я не геройствовала, а жила» поэмы «Февральский дневник» и «Ленинградская поэма» Ольги Берггольц


Алла Михайловна Сгибнева, библиотекарь 
абонемента художественной литературы 
Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина

2 комментария:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...