пятница, 15 мая 2020 г.

«Лебединая песня» Ильи Мечникова

к 175-летию со дня рождения русского ученого

Ярче всего о человеке говорят его прозвища. У Ильи Мечникова было целых три прозвища, данные ему в разные периоды жизни. Первую «Бога нет» он получил от друзей за свои атеистические воззрения. Второй кличкой «Вундеркинд» его наградил сам Иван Сеченов, выдающийся физиолог. А третью – «Лебединая песня» – он заслужил от своих коллег за упорную работу в деле продления жизни.
Илья Ильич Мечников – лауреат Нобелевской премии 1908 года в области физиологии и медицины. 

Он родился в селе Ивановка Харьковской губернии 15 мая 1845 года. По отцовской линии происходил из молдавского боярского рода. Мать Мечникова – дочь известного еврейского публициста Неваховича. Талантливый с детства, Илья Мечников в 12-летнем возрасте достал у студентов микроскоп и занялся исследованием инфузорий. Он увлекся этими «козявками» потому, что они – родоначальники всех форм животных. Результаты изысканий юного натуралиста были опубликованы в «Бюллетене Московского общества испытателей природы».
Диапазон научных интересов у молодого Ильи Мечникова расширялся год от года: от клетки до процессов эволюции, от борьбы с вредителями хлебных злаков до философских воззрений. Когда ему было чуть за 20, по рекомендации знаменитого хирурга Пирогова, Мечникову выдали государственную стипендию для стажировки в лучших европейских лабораториях. В 22 года он уже стал профессором.
Гения русской науки сохранили в живых только стечения обстоятельств. У него были попытки суицида. В первый раз он попытался покончить с собой после долгой и изматывающей болезни его жены, страдавшей туберкулезом. Он влюбился в свою ровесницу Людмилу Федорович – племянницу ботаника Бекетова. Но она была настолько больна, что в день свадьбы ее внесли в церковь в кресле. Он надеялся вылечить ее, но после 4-х лет мучений и нужды жена умерла. У Мечникова от переживаний стали болеть глаза, и для ученого, не расстававшегося с микроскопом, жизнь потеряла смысл. Он принял сверхсмертельную дозу морфия, но не знал, что слишком большие дозы вызывают рвоту. После такой неудачи, он облился ледяной водой и вышел на холод. Вот что пишет его вторая жена Ольга в своих мемуарах: «Проходя по мосту, через Рону, он вдруг увидел насекомых, летающих вокруг пламени фонаря. Мысль его направилась к научным вопросам. Он был спасен. Связь с жизнью восстановилась».

Вторая попытка самоубийства была связана уже с женой Ольгой. Она заразилась брюшным тифом и была на грани смерти. Мечников, желая умереть вперед супруги, ввел себе бактерии тифа, причем дважды, чтоб уж наверняка. Он на собственном опыте успешно доказал возможность заражения тифом через кровь, но, к своему удивлению, выздоровел после тяжелой и продолжительной болезни. Его любимая жена тоже справилась с недугом. Как ни странно, смертельно опасная болезнь повлияла на ученого благотворно: его зрение резко улучшилось, а характерный для Мечникова пессимизм исчез, он начал ценить жизнь во всех ее проявлениях.
Илья Ильич поставил задачей своей жизни – борьбу со смертью, или хотя бы отдаление ее. Он взялся изучать признаки старения, чтобы победить их. Он стоял у истоков мировой геронтологии – науки, изучающей все аспекты старения человека, его причины и способы борьбы с ним. Он считал, что старость и смерть у человека наступают преждевременно, в результате самоотравления организма микробными и иными ядами. Он первым задумался об участи стариков, которые чувствуют себя покинутыми всеми на склоне лет и которых молодые хотят сжить со свету. В начале ХХ века находились ученые, которые предлагали кардинальные средства по избавлению от стариков. Так, еще в 1905 году известный американский врач В. Ослер заявил, что стариков следует уничтожать при помощи хлороформа в возрасте 60 лет, так как в эти годы снижаются умственные и другие способности человека, человек становится в тягость самому себе и помехой прогрессу общества. В «Этюдах о природе человека» Мечников мечтал о том времени, когда старость сделается полезным обществу периодом, и «старики смогут применять свою большую опытность к наиболее сложным и тонким задачам общественной жизни». Прошло более 100 лет, пришло ли к нам это время?..

Помимо научных проблем, Мечников в своих «Этюдах…» увлекательно рассказывает о Гёте, Толстом, Ницше, Шопенгауэре, Дарвине… И доказывает, что с возрастом интеллект человека не падает: «Многие люди в 70-75 лет еще хорошо сохранены как в физическом, так и в умственном отношениях, и это не позволяет считать этот возраст естественным пределом человеческой жизни. Такие философы, как Платон, поэты, как Гете и Виктор Гюго, и художники, как Микеланджело, Тициан и Франс Гальс, создали некоторые из лучших своих произведений позднее возраста, считаемого предельным некоторыми учеными».
Лев Толстой и Илья Мечников
Будучи всегда настроенным против религии и мистики, в этой же книге он рассказывает буддийскую легенду о молодом принце Сакиа-Муни, жившем в радости и богатстве, который случайно встречается с тремя людьми – со стариком, с больным и с мёртвым. Размышления принца, удрученного их видом, легли в основу буддизма, проникнутого пессимистическим воззрением на человеческую природу. «С того времени все религии занимались лечением и предупреждением болезней. Причиной последних они обыкновенно считали влияние злых духов и гнев богов; как средства против них они предлагали жертвы, молитвы и все, что может успокоить божественный гнев… Несомненно, что в пессимистическом мировоззрении большую роль играл страх болезней… Шопенгауэр из страха холеры в 1831 г. бежал из Берлина во Франкфурт. В обвинении, направленном против устройства Вселенной, одним из главных доводов Шопенгауэра в пользу того, что мир этот – «наихудший из всевозможных миров», служит факт распространения эпидемических болезней… Если бы основатели пессимистической философии по всем пунктам своего учения ошибались настолько же, как они ошибаются относительно болезней и медицины, то человечество могло бы счесть себя очень счастливым… До сих пор не найдено верного средства против холеры, но известны способы помешать ей развиться. Всего проще – кипятить всякую пищу и избегать всякого соприкосновения с испражнениями, водой и другими носителями холерного коховского вибриона. К тому же, в некоторых случаях можно употреблять сыворотки, способные предупреждать холеру».
Во время холерной эпидемии 1892-1894 гг. Илья Ильич работал в очаге эпидемии в Бретани (Франция), ставил опыты на животных, прибегал к самозаражению, чтобы проверить свои предположения в отношении действия болезнетворных бактерий. «Человек способен на великие дела; вот почему следует желать, чтобы он изменил человеческую природу и превратил ее дисгармонии в гармонии. Одна только воля человека может достичь этого идеала». Эти слова открывают сборник статей И.И. Мечникова «Пессимизм и оптимизм». Его современники вспоминают, что некоторая рефлексия, свойственная молодому Мечникову, ослабевала в периоды его удач и обострялась во время любых препятствий на пути к достижению цели. Хандра была спутником жизни гения. Однако он расточал деятельную симпатию вокруг себя, жил совершенным аскетом, отдавая все, чем располагал. И в зрелые годы с помощью науки и воли ему удалось перестроить свой темперамент с меланхолика на сангвиника.

В 1887 году Мечникову предоставили лабораторию в новом институте Пастера в Париже, занимающимся исследованиями в области биологии, микроорганизмов, инфекционных заболеваний и вакцин. Он не терял связи с родиной, в 1911 году даже возглавил экспедицию в очаг чумы в России.
В годы первой мировой войны ясно видны его антивоенные настроения. В предисловии к книге «Основатели современной медицины», вышедшей в свет в 1915 году, он пишет: «Следует надеяться, что эта беспримерная бойня надолго отобьёт охоту воевать и драться и вызовет в непродолжительном времени потребность более разумной работы. Пусть те, у кого воинственный пыл еще не остынет, лучше направят его на войну не против людей, а против врагов в виде большого количества видимых и невидимых микробов, которые отовсюду стремятся завладеть нашим телом и помешать нам провести наш нормальный полный цикл жизни».

Илья Ильич Мечников прожил 71 год. Он искал «эликсир бессмертия». Он был уверен, что люди будут жить до 150 лет. Он развил в нашей стране такие науки, как зоология, эмбриология, иммунология, физиология и патология. Он пытался найти ответы на вопросы: Являются ли болезни, старость, смерть для человека неизбежными, обязательными? Почему большинство людей пессимисты и как их превратить в оптимистов? Как рождаются необыкновенные дети? Чему надо учиться у животных? Какую еду есть? Почему человек чувствует себя одиноким? Почему женщины хотят быть независимыми? Как человеку стать счастливым?
Все эти вопросы освещены в его письмах и книгах, которые ждут своих читателей в библиотеках:
             Клиентов, А. Е. Российская наука. Ученые и изобретатели. – Москва, 2005. (ЦБ, библиотеки №№ 1, 2, 5, 6, 7, 8, 10, 11, 12, 13, 14, 16, 18, 19, 20, 21, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 31, 32)
             Мечников, И. И. Пессимизм и оптимизм. – Москва, 1989. (ЦБ, библиотеки №№ 1, 8, 14, 15, 22)
             Мечников, И. И. Письма к О. Н. Мечниковой (1876-1899). – Москва, 1978. (ЦБ)
             Мечников, И. И. Письма к О. Н. Мечниковой (1900-1914). – Москва, 1980. (ЦБ)
             Мечников, И. И. (1845-1916). Природа человека. – Москва, 2014. (ЦБ)
             Мечников, И. И. Этюды о природе человека. – Москва, 1961. (ЦБ)
             Мечников, И. И. Этюды оптимизма. – Москва, 1964. (ЦБ)
             Могилевский, Б. Л. Илья Ильич Мечников. – Москва, 1958. (ЦБ, библиотека № 22)
             Резник, С. Е. Мечников. – Москва, 1973. (библиотеки №№ 14, 22)
             Фролов, В. А. Опередивший время. – Москва, 1980. (ЦБ, библиотеки №№ 1, 8, 14, 16, 18, 22, 23)

Наталья Гаврилова,
зав. отделом научно-популярной литературы
Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...