пятница, 17 сентября 2021 г.

Вспоминая о Грузии

 

Начиная с 2001 года, ежегодно избирается Всемирная столица книг. Инициаторами проекта стали несколько организаций – ЮНЕСКО, Международная ассоциация книгоиздателей и Международная федерация библиотечных ассоциаций. В этом году отмечается 20-летие этой интересной традиции. 20 городов мира уже становились книжными столицами. Среди них и крупные, действительно столичные города – Мадрид, Афины, Амстердам, и мало кому известные – Порт-Харкорт, Анверс. Все эти города объединяет высокая книжная культура и культура чтения.

В 2021 году книжной столицей стал город Тбилиси. Есть повод вспомнить о Грузии, грузинской литературе, полистать книги грузинских авторов.



Старт всем мероприятиям, которые пройдут не только в Тбилиси, но и по всей стране, был дан 23 апреля во Всемирный день книг и авторского права. 

Акция рассчитана на целый год. Основная цель всех проводимых мероприятий – популяризация чтения и повышение доступности книг для всех социальных уровней. Проходят они под лозунгом – «Итак, ваша следующая книга…». Особое внимание будет уделено использованию современных технологий, как инструменту продвижения чтения в первую очередь среди молодежи.


Хочется пожелать замечательному городу Тбилиси успешного проведения всех мероприятий. А для нас есть повод вспомнить о Грузии, грузинской литературе, полистать книги грузинских авторов.

Грузинская литература прошла долгий и сложный путь развития, испытав периоды расцвета, упадка и возрождения. Она дала миру замечательных поэтов, прозаиков. Традиции грузинской литературы, как и традиции грузинского народа, уходят в далекое прошлое и во многом связаны с развитием национального языка.

Ещё до появления письменности в Грузии были распространены мифы, сказания, песни, передававшиеся из поколения в поколения в устной форме. Датой отсчета истории грузинской литературы принято считать V век. И связывают это с принятием христианства и появлением письменности. Эти события способствовали установлению связей с передовыми странами христианского мира и дали толчок к развитию национальной культуры.

Первые пять столетий ещё только зарождающаяся грузинская литература не была самостоятельной и носила религиозный характер. Она представлена переводами с греческого и сирийского языков на грузинский язык Библии и других церковных книг, богословских и философских сочинений. Создавались такие книги в основном в монастырях, расположенных на территории Грузии и за её пределами. Одновременно с переводами появляются и оригинальные сочинения о жизни и деяниях людей, совершивших благие поступки во имя веры, о святых. Древнейшим памятником такой прозы является повесть «Мученичество Шушаник», датируемая серединой V века. В ней рассказывается о жене одного из правителей. Она погибла мученической смертью, но в отличие от мужа не отреклась от христианской веры. «Житие и деяния св. Нины», появившееся в VIII–IX веках, посвящено «просветительнице всех грузин», которую по легенде сам господь направил в Грузию для распространения христианства.

В XI–XII веках Грузия превращается в довольно сильную феодальную державу. В эпоху правления Давида Строителя, Георгия III и царицы Тамар она постепенно освобождается от иноземной зависимости, идет по пути объединения разрозненных земель. В эти годы развиваются архитектура и строительство, художественные ремесла, создаются живописные произведения, развивается книжное дело и зарождается светская литература.

Грузинские правители покровительствовали искусству, поддерживали придворных поэтов, писателей. На торжественных дворцовых приемах поэты-одописцы читали свои произведения. До наших дней дошло имя Иоанна Шавтели, который написал поэму «Абдул – Мессия» - оду правителю Давиду Строителю и царице Тамар. Поэт Чахруцхадзе написал цикл стихотворений «Тамариани», также посвященный царице Тамар.


Одним из первых сохранившихся памятников светской литературы XII века является рыцарский роман «Амиран-Дареджаниани», написанный Мосэ Хонели. В нем рассказывается о сказочных, героических похождениях храбрых витязей и подвигах богатыря Амирана. Главный герой Амиран – преданный своему государю витязь, добрый, щедрый, сообразительный и мудрый. Он борется против злых сил и коварных людей. Вместе с другими рыцарями он отправляется в дальнее странствие, во время которого рыцари проявляют чудеса храбрости. Они убивают львов как котят; одним ударом меча разрубают драконов и других чудовищ; уничтожают циклопов и великанов. Удар их меча подобен грому. В бою прославленный рыцарь может сражаться против сотен и тысяч воинов без устали. А ещё он защищает слабых и немощных людей и отстаивает женскую честь. Хотя действие романа развивается в сказочной стране, а герои идеализированы, в нём нашли отражение проблемы грузинского общества того времени.

Широкую популярность получило оригинальное сказание «Этериани». В поэме рассказывается о трагической любви простой девушки Этери и царевича Абесалома. История дошла до наших дней не только в виде поэмы, но и благодаря опере грузинского композитора З. Палиашвили.

Одновременно с романом Хонели появилась поэма «Висрамиани». Ее авторство приписывают Саргису Тмогвели, но на самом деле он только перевел и обработал персидскую поэму о любви «Вис и Рамина», которая напоминает всемирно известную историю о Тристане и Изольде.

Переводная литература стала неотъемлемой частью грузинской литературы того времени. Этому способствовали торговые и культурные связи Грузии со средневековой Византией и Ираном и другими странами Ближнего и Среднего Востока. Как правило, заимствованные сюжеты значительно преображались за счет того, что действие переносилось на грузинскую территорию, наполнялось национальным колоритом. Так произошло с поэмой «Шахнаме» Фирдоуси, которая стала популярна в Грузии под названием «Ростомиани», от имени главного героя Рустама. 

Но самым ярким и значительным произведением грузинской средневековой литературы стала самобытная поэма Шота Руставели «Вепхисткаосани», известная у нас под названием «Витязь в тигровой шкуре» или в других переводах «Витязь в барсовой шкуре». Создавалась она на рубеже XII–XIII веков.

Сведения об авторе поэмы собирались буквально по крупицам учеными и исследователями в течение длительного времени. Основные данные о поэте принадлежат ему самому и изложены во вступлении к поэме. Для их уточнения исследованы различные литературные источники, организованы научные экспедиции, проведены научные изыскания. Но, несмотря на это, они крайне скудны, а реальные факты тесно переплелись с легендами о поэте. Существует несколько версий его биографии. Вот одна из них.

Автором поэмы действительно является Шота Руставели, но Руставели, скорее всего, прозвище автора, так как он является уроженцем небольшого городка Рустави. По происхождению он – месх, то есть грузин. Образование получил в Афинах, потом много путешествовал по Азии. Впоследствии он стал крупным сановником, государственным казначеем при дворе царицы Тамар, в которую был страстно влюблен. После того как царица пренебрегла его чувствами, Руставели решил уйти от мирской жизни и закончить свои дни в грузинском монастыре Креста в Иерусалиме, где его изображение есть на фреске. На ней он выглядит почтенным старцем, одетым в дорогое облачение светского вельможи.

Шота Руставели посвятил свое произведение царице Тамар, воспев её и её мужа Давида Сослани.

В центре повествования история двух пар влюбленных. Красавица Тинатин – единственная дочь царя Аравии Ростевана и рыцарь Автандил влюблены друг в друга. И всё у них складывается хорошо.

Тариэл – знатный витязь и военачальник индийского царя Парсадана, любит царевну Нестан-Дареджан. Но царь, несмотря на это, решил разлучить влюбленных. Руководствуясь государственными интересами, он решил выдать Нестан-Дареджан замуж за хорезмийского царевича. Помимо этого, он хочет объявить его и наследником престола, хотя по праву им является Тариэл. Нестан-Дареджан уговорила Тариэла убить соперника и захватить власть. Царевну подвергли наказанию и увезли за пределы Индии. Тариэл бросается на поиски возлюбленной, но они оказываются тщетными. Потеряв надежду найти царевну, он покидает страну, уединяется и живет в пещере. По воле судьбы Тариэл встречает Автандила, рассказывает ему свою историю. И они вместе отправляются на поиски Нестан-Дареджан. Их побратимом становится еще один рыцарь – Фридон. Они вместе находят место заточения царевны и освобождают её. Победившие витязи возвращаются в родные края, женятся на своих возлюбленных и успешно, а главное, справедливо управляют своими государствами.

Были преданы друг другу три державные собрата:

Часто все они встречались, победивши супостата.

Нарушители их воли исчезали без возврата,

И росли их государства вместе с мощью их булата.

 

Милосердные дела их всюду сыпались, как снег.

Вдов, сирот они кормили, престарелых и калек.

Усмирён был в их владеньях недостойный человек

И на пастбище с козою волк не ссорился вовек.

 Пер. Н Заболоцкого 

Современные читатели воспринимают поэму «Витязь в тигровой шкуре» как сказку о всепобеждающей любви. К. Бальмонт назвал поэму «лучшей поэмой о любви, которая когда-либо была создана в Европе, радугой любви, огневым мостом, связующим небо и землю».

Всё сказать о ней нет власти. Лишь скажу: земные страсти

Подражают ей отчасти, Зажигая отблеск свой.

О, любить! Любовь есть тайна, Свет, что льнёт необычайно.

Неразгаданно, бескрайно светит свет того огня.

 Пер. К. Бальмонт

Любовь пробуждает в героях поэмы возвышенные чувства. Ради любви они совершают героические поступки, жертвуют своей жизнью.

Поэма еще и о большой дружбе, причём дружат люди разных национальностей, живущих в разных странах. Окончательную победу рыцари одерживают благодаря дружеской поддержке и братской взаимопомощи: «Верный друг не бросит друга, если он попал в беду».

«Витязь в тигровой шкуре» ещё и о безграничной любви к родине и такой же безграничной ненависти к её врагам. Современники автора видели в поэме отражение социальных, политических, нравственных проблем, существовавших в Грузии в то время: феодальные распри, ослаблявшие страну; отношения между сословиями; законность нахождения у власти женщин; насилие, бесправие, несправедливость и их преодоление.

В то же время поэма Шота Руставели полна оптимистических и жизнеутверждающих идей. Герои поэмы любят жизнь, борются за свое счастье, за справедливость, стремятся к добру. При этом поступают смело, благородно, храня своё доброе имя.

Лучше смерть, но смерть со славой,

Чем бесславных дней позор.

Обезвредив внешних врагов и установив порядок в своих владеньях, герои поэмы уничтожили всякое насилие и бесправие, осуществив в своих государствах мечты о свободе и справедливости, о победе добра над злом.

Встало солнце над землёю, бездна мрака просветлела,

Зло убито добротою, доброте же нет предела.

Литературоведы отмечают, что поэма написана прекрасным литературным языком, который приближался к живой, разговорной народной речи и очень близок по звучанию к современному литературному грузинскому языку. В поэме много ярких метафор, сравнений, эпитетов. Она полна афоризмов.

«Витязь в тигровой шкуре» написан стихами, получившими название «шаири». Они «изящные, гибкие, музыкально-напевные».

Поэма оказала огромное влияние на дальнейшее развитие грузинской литературы. Последователями Шота Руставели в разное время были многие известные грузинские поэты.

Однако за пределами Грузии имя Шота Руставели стало известно только в 1802 году благодаря книге митрополита Евгения Болховитинова «Историческое изображение Грузии в политическом, церковном и ученом её состоянии». Сейчас поэма «Витязь в тигровой шкуре переведена на многие языки мира. В том числе существует 5 полных и 10 частичных переводов на русский язык. Первый полный перевод был сделан К.Бальмонтом в 1933 году, а последний, самый известный, благодаря которому мы и знаем поэму, осуществил Н.Заболоцкий.

Начиная с XIV века, развитие грузинской литературы замедляется. Нашествия монголов и падение багдадского халифата, взятие Константинополя турками оказали катастрофическое влияние на дальнейшее развитие Грузии. Страна оказалась не только оторванной от мировых торговых путей, но и погрузилась в пучину оборонительных и междоусобных войн.

С XVI столетия Грузия стала искать пути политического и культурного сближения с Россией. Этот процесс растянулся на несколько столетий. И окончательно завершился в начале XIX столетия.

Грузия присоединилась к России. Она обрела мир, получила возможность развиваться, но потеряла независимость и попала под гнет царских чиновников. Многие представители различных грузинских сословий были недовольны. Начались массовые волнения, заговоры следовали один за другим. На фоне проснувшегося национального и социального самосознания ярко заявили о себе поэты-романтики. 

Александр Чавчавадзе, Григол Орбелиани, Вахтанг Орбелиани, Николоз Бараташвили писали в лучших традициях европейского романтизма, но их поэзия была глубоко национальной и проникнута любовью к своей родине, болью за неё.

Грузинские романтики, каждый по-своему, отразили социальные, политические противоречия своего времени, патриотическую настроенность общества, его стремление к поиску и утверждению гуманистических идеалов, раскрыли духовный мир человека, показали его красоту и трагичность. Они протестовали против уродливой действительности, мечтали о лучшем будущем для своей многострадальной родины, пытались найти и утвердить общественные идеалы и запросы нового поколения.

Александр Гарсеванович Чавчавадзе был одним из образованнейших людей своего времени – крестник Екатерины II, военный, общественный деятель, поэт. С его именем связаны истоки грузинского романтизма. Он родился в 1786 году в Петербурге в семье князя Гарсевана Чавчавадзе, который 18 лет был послом грузинских царей в России и способствовал укреплению связей между Грузией и Россией. Александр получил прекрасное образование в частном пансионе, затем в Пажеском корпусе. Получив чин подпоручика, он отправился на службу в гусарский полк. На военном поприще Александр Чавчавадзе добился многого. Он участвовал в военных действиях на Кавказе. Во время Отечественной войны 1812 года сражался против Наполеона и с войсками вошел в Париж. Адъютант главнокомандующего М.Б. Барклая де Толли проявил себя храбрым офицером в боях под Лейпцигом, за что был награжден золотым оружием с надписью «За храбрость» и другими боевыми наградами. А.Чавчавадзе участвовал в русско-персидской и русско-турецких войнах, брал крепости Диадин и Баязет. Военную службу закончил в чине генерал-лейтенанта.

Александр Чавчавадзе дважды становился участником заговоров. Первый раз в возрасте 18-ти лет, затем в 1832 году участвовал в дворянском заговоре, ставившем цель отторжения Грузии от России. Оба раза был приговорен к ссылке, которую отбывал в Тамбове. Оба раза вскоре был прощен, и это никак не отразилось на его блистательной карьере.

Александр Чавчавадзе был не только храбрым воином. Он в совершенстве владел русским, французским, немецким, персидским языками и перевел на грузинский язык некоторые произведении Вольтера, Расина, Гюго, Жуковского, Пушкина. Его гостеприимный дом в Тбилиси посещали как местные, так и приезжавшие в Закавказье из России и стран Европы поэты, ссыльные декабристы, дипломаты, военные, философы. Его старшая дочь Нина была женой А.С.Грибоедова.

Александра Чавчавадзе называют родоначальником грузинского романтизма. Его творчество находилось на стыке старой традиционной национальной поэтической школы и новой европейской. Именно в его поэзии появляется патриотический, гражданский мотив, который стал впоследствии одним из основных мотивов всей грузинской литературы XIX века. Основная тема его творчества – историческая судьба Грузии, потерявшей национальную независимость. В своих патриотических стихотворениях поэт сравнивает прошлое величие своей страны с наступившей ничем не примечательной действительностью.

Идея национального освобождения в творчестве А.Чавчавадзе связана и с социальными проблемами. Первым в грузинской поэзии он поднимает острые общественные вопросы, осуждает «грабителей, притеснителей, набивших себе карманы». В тоже время поэт уверен в светлом будущем своей страны. Пафосом борьбы за это будущее пронизаны многие его стихотворения.

А.Чавчавадзе был ещё и мастером любовной лирики. Его называют последним «языческим» поэтом, так как любовь – самое совершенное проявление земного блаженства он связывает с чувственным наслаждением и желанием. Его лирические стихотворения проникнуты настроением гедонизма. Чувственность – « дар земного наслаждения» поэт ставит выше « всех благ, явленных с неба». В тоже время личное, интимное переживание у него ещё не приобрело характера исключительности, неповторимости, как у романтиков.

 ***

Горе миру, где злодей владыка,

Где лжецов разгуливает клика,

Где загубленная дико,

Слезы льёт свобода,

Горе вам, душители народа!

Горе лицемерам, всюду сущим,

Горе торгашам, мошной трясущим,

Важно голову несущим, -

 Весь товар распродан.

Горе вам, губители народа!

Государства борются друг с другом,

Убивать приказывают слугам.

Злым охвачена недугом

Мирная природа.

Горе вам, властители народа!

Торжествует победитель сильный,

Вянет цвет весенний изобильный,

Все глушит сорняк могильный,

Жалкая порода…

Горе вам, обидчики народа!

Но найдется для неправых кара,

Не уйдут злодеи от удара.

Месть заполыхает яро

Вплоть до небосвода!

Гор вам, насильники народа!

Царь земной, чьи повеленья святы,

Царедворцы, что пришли в палаты,

Вам не избежать расплаты,

Не найти прохода!

Горе вам, обманщики народа!

Горе вам, хотевшим жить беспечно,

Отгулявшим в славе скоротечной!

Ваша жизнь не длится вечно,

Вянет год от года.

Будет время – смерть врагам народа!

 Пер. П.Антокольского

 

Любовь

Любовь могучая! Какого не одолеешь ты бойца?

Тебе оброками – стенанья, тебе престолами – сердца.

Рабом ты делаешь владыку, предав безумью мудреца,

И соловей, поющий розу, тебе покорен до конца.

 

Монах, мирянин, и невольник, и повелители племен -

Подвластны все твоей державе и признают её закон.

Самодержавная царица, везде находишь ты свой трон,

И люди – подданные страсти, и я, как все, тобой пленён.

 

Неужто кто-нибудь захочет избегнуть радостных цепей?

Пускай любовь несёт страданья – отрада сладостная в ней.

Благословенна эта нега, да разгорается сильней!

И грустно если в ней не будет хотя бы отблеска скорбей.

 Пер.Б. Брика

 

Кавказ

Став гордым теменем – понтийских волн пределом

И в Каспий врезавшись своим прекрасным телом,

Суровый Голиаф меж двух морей возник –

Кавказ, величием исполненный тайник!

Край дикой прелести таинственной природы,

Как непрерывный пот, твои струятся воды –

То реки грозные, срываясь с мощных плеч,

В долины дальние к полям стремятся течь.

Он горы на хребте своём вознес на горы.

Тысячелетний снег грозит покрыть просторы,

И если скатится одна из тех громад,

Услышишь ты тогда, увидишь белый ад,

Ты обезумеешь, коль в бешеной погоне

Промчатся груды льда, как скачущие кони,

Взметая до небес густую пыль снегов,

Им путь оврагами до пропасти готов.

Но буря зимняя свистящими ветрами

День превращает в ночь, в туманы над горами, -

То вновь идет потоп менять лицо земли.

Здесь рухнула гора, там нивы полегли,

Сосновые леса в песчаный прах поникли,

Здесь сушей стал ручей, там скалы вдруг возникли,

А повелитель гор – себе лишь верен он,

Он рушит и роднит – таков его закон!

Но солнце мирное восходит над Кавказом,

Окружено венцом, оно сверкнёт алмазом

В тысячегранных льдах и водяной пыли,

Чтоб брызги золотом и радугой цвели,

И капля каждая стоцветным переливом

В природной красоте горит великим дивом…

 Пер. П. Антокольского


 Николозу Бараташвили фатально не везло в жизни. Она была очень короткой и трагической. Будущий поэт родился в 1817 году в Тбилиси в семье, которая принадлежала к знатному, но промотавшему состояние княжескому роду. Мечтал стать военным, но в юности получил травму и на всю жизнь остался хромым. После окончания гимназии хотел продолжить образование в университете, но не имел средств для поступления. Вместо университета он в восемнадцать лет поступил чиновником в судебное учреждение, где работал в канцелярии. Тифлисское общество он раздражал своими насмешками и привычкой говорить правду в лицо. Он был влюблен в красавицу Екатерину Чавчавадзе. Любовь, казалось, была взаимной, но всё же она предпочла бедному юноше влиятельного князя Мегрели. Николоз Бараташвили писал прекрасные стихи, но лишь друзья и родственники знали о нём как о поэте. Им было написано всего около 40 стихотворений и одна небольшая поэма «Судьба Грузии», но впоследствии его назвали величайшим поэтом Грузии. При жизни же не было напечатано ни одной его строчки. Он очень любил Грузию, но умер вдали от неё на чужбине в Гандже в возрасте 27 лет.

Драматизм грузинской истории, личные обстоятельства оказали влияние на творчество поэта. За мотивы одиночества, скорби Н. Бараташвили часто называли трагическим поэтом. Но при всей трагичности он не был пессимистом, поэтому создал яркие образы жизни, хотел видеть её прекрасной, а свою родную землю цветущей.

Один из критиков впоследствии отмечал, что «он, как метеор, озарил грузинскую поэзию на целый век вперед». Он писал о мятущейся в поисках правды человеческой душе, о национальном достоинстве грузинского народа, о возвышенной любви к жизни и женщине.

 Соловей и роза

На кусте росистом розы пел и плакал соловей.

Он насвистывал и щёлкал, говорил влюблено ей:

«О, мучительница роза, дай увидеть дорогая,

Как ты ночью расцветаешь, тайну сердца раскрывая».

 

Но восторгу светлой страсти тоже свой бывает срок:

Ночь спустилась на долину, лёгкий дунул ветерок,

И, когда певец умолкнул, вышла полная луна, -

Вся долина ароматом роз была напоена.

 

И заснул певец влюбленный, сладкой песней утомлен.

Встало солнце золотое. Птицы подняли трезвон.

Соловей проснулся, замер от нахлынувшей тоски,

Он увидел: с милой розы облетели лепестки.

 

В бедном сердце, полном грусти, струны все оборвались.

Он крылом в крыло ударил, в голубую взвился высь.

Он запел. И столько скорби было в песне неземной!

«Где мне боль свою развеять, птицы, сжальтесь надо мной.

 

От рассвета до полночи розу я боготворил,

Не жалел ночей бессонных, песни, жизни не щадил.

Я желал совсем немного, не сбылось мое желанье,

Я хотел расцвета розы, а увидел увяданье.

 

 Княжне Екатерине Чавчавадзе

Твоя открытая душа

Неповторимо хороша

И в голосе и в пенье.

В твоих глазах, глядящих вдаль,

Моё смятенье и печаль,

В улыбке – исцеленье.

 

Всегда и всюду в свой черед

Твое явленье, твой приход

Веселием отмечен,

Открытый смысл твоих речей

Отраден, как живой ручей,

Чист и добросердечен.

 

Я помню все твои черты,

Когда в застолье пела ты

Про «Соловья и розу»,

И в одиночестве своём

Забыл я тем блаженным днем

Своих печалей прозу.

 

 ***

Я обнаружил храм в пустынном мире.

Был освещен светильником придел.

Хор ангелов, играющих на лире

Давидовой, согласно гимны пел.

 

Я странником, усталым от тревоги,

Искал успокоения привал.

И сердце, злом убитое в дороге,

Светильником священным согревал.

 

Принёс я в жертву вместо фимиама

Своей любви чистейшую зарю.

Под сводами торжественного храма

Блаженствовал и мнил себя в раю.

Но светлый праздник радости не вечен.

Исчез в пустыне заповедный храм

Блаженства быстро догорели свечи.

И – в сердце мрак со скорбью пополам.

 

Мой храм исчез бесследно, без остатка,

Спалён дотла зловещим светом дня.

И в мире лжи, где пусто всё и шатко,

Остался мне светильник без огня.

 

Любви моей бесплодные свершенья

Не возведут на пепле храм святой.

Превратностью закрыты утешенья.

Я вновь один скитаюсь сиротой.

 Пер. Б. Пастернака



Несколько иную, но свою, заметную, тропу проложил в грузинской поэзии Важа Пшавела. Это псевдоним поэта Луки Разикашвили – интересного и своеобразного человека. Родился он в далёком горном районе Грузии – Пшавии, в семье священника в 1861 году. Всех детей в ней воспитывали по-спартански, готовя физически к нелегкой жизни горцев. Но в тоже время поощряли интерес к знаниям, литературе, книгам. Будущий поэт обучался в духовном училище, в двухклассном учительском институте, учительской семинарии. В совершенстве владел русским языком. Мечтал получить образование в Петербургском университете. Но отсутствие средств позволило ему стать лишь вольнослушателем юридического факультета и то лишь на два года. Работал учителем. Затем окончательно поселился в своем родном селе Чаргали, где прожил до конца жизни. За это его называли «отшельником и созерцателем, затерявшимся в неприступных горах». Лишь изредка он спускался с гор и появлялся на улицах Тбилиси неизменно в традиционной одежде простого горца. Изучая быт и нравы горцев, традиции родного края, он собрал богатый этнографический материал, издал целую серию этнографических очерков. 

Писать стихи он научился очень рано. Все дети в семье с детства владели приемами стихосложения и даже устраивали между собой соревнования в умении писать стихи. Но первые публикации его стихов появились в то время, когда он был уже взрослым, сложившимся человеком. В Грузии Важа Пшавела (в переводе с грузинского означает «муж Пшавский») называют «певцом гор». Главной темой его поэзии и источником вдохновения стали горские народы, их быт, обычаи, тревоги, многострадальная история, а также красота окружающей их природы. Лейтмотивом творчества стали испытания, выпавшие на долю Грузии.

Многим его поэзия казалась странной. А Борис Пастернак, переводивший стихи Важа Пшавела на русский язык, назвал их «сказочно замысловатыми». Поэт создал свой самобытный поэтический мир, который тесно переплетался с народными, религиозными представлениями горцев об окружающем их пространстве. В своих стихах и поэмах Важа Пшавела воссоздал мир их мифологических представлений, используя народные сказания, легенды. В его стихах мало чувственного самовыражения, зато в грузинской литературе ему не было равных в изображении природы. Он одухотворял её, его пейзажи полны движения и внутренних конфликтов.

Произведения созданы на прекрасном литературном грузинском языке, но в его поэмах и стихах сохранен местный диалект и возвышенный лирический тон, свойственный народной поэзии пшавов и хевсуров.

Важа Пшавела автор более 500 стихотворений, 35 поэм, 80 рассказов и новелл.

 По ущелью тянутся туманы

По ущелью тянутся туманы,

Поднимаясь с каменного дна.

Радуются, словно басурманы,

Что земля во мрак погружена.

Всё в глазах слилось и потемнело,

Зря гляжу на горные хребты.

Горе мне! Не греет больше тело

Солнышко из этой темноты.

Так возьми ж, проклятый сумрак ночи,

Жизнь мою и растопчи во прах,

Вырви сердце, выклюй эти очи,

Загрызи, безжалостный в горах!

Ты куда стремишься в путь-дорогу,

Чёрный ворон, страж моих полей?

Поспеши хоть ты мне на подмогу,

Обними меня и пожалей.

Улетим отсюда мы с тобою

В дальний путь, в неведомый простор,

С милою простимся стороною,

Не увидим больше этих гор.

Полетим мы, ворон, над горами,

Понесёмся в дальние края,

Обольёмся горькими слезами

Вдалеке от милых – ты и я!

 Пер. Н. Заболоцкого

 

 И мы людьми когда-то были

И мы людьми когда-то были

И знали светлое дерзанье,

Достойные сыны отчизны,

Ценили мы её признанье.

А ныне наша жизнь пустая

Для сердца лишь одно терзанье!

Могучие душой и телом,

Служили родине герои.

Из глубины времён минувших

Их лики светят мне порою.

И я скажу, что их недаром

Растили матери-грузинки.

Сияют судьбы их, как жемчуг,

Как в солнечном луче роинки.

Живой, я с мёртвыми встречаюсь,

Гляжу взволнованно на Шота.

Он хмурится, глаза отводит,

Сердит он на меня за что-то.

О, пусть прославятся вовеки

Его героев меч и сила,

Любовь безумца Тариэла,

И светлый разум Автандила,

И верность их в беде друг другу,

Что души их соединила.

И весь я там, у мёртвых,

Я горстки пыли здесь не стою.

Я им навеки благодарен,

И повторяю не впервые:

Они мне подслащают горечь,

Что преподносят мне живые.

 Пер. Ю. Вронского

 

 Я был в горах

Я был в горах – и мир увидел,

Каким не видел до сих пор, -

Я на груди луну баюкал

И с богом вёл там разговор.

Высокой думой окрыленный,

Ту созерцая благодать,

Я был готов для блага мира

И жить и жизнь легко отдать.

То был мой новый символ веры!...

Спускаюсь вниз. И вот – внизу –

Мне угрожает мрак ущельный,

А в сердце горечь я несу.

Да, огорчительно и тяжко

Спускаться вниз с таких высот.

А слёзы – что! Вернуть не могут

Ни горних дум, ни тех красот!

Зачем ушел я с той вершины?

Бессмысленно, едва спущусь,

Погибну я внизу, хоть в чашу

Земных страданий превращусь!

 Пер. Л.Пеньковского

 

Очень громко и ярко заявила о себе грузинская советская литература. Особое место в её истории занимали писатели «шестидесятники» – Нодар Думбадзе, Отар Чиладзе, Тамаз Чиладзе и другие. Это было поколение со своей программой, своими идеалами.


Лидером этого поколения, безусловно, был Нодар Думбадзе (1928–1984) – самый известный и популярный прозаик Грузии, веселый гуриец, завоевавший публику от Москвы до Лондона. А вот Дмитрий Быков считает, что вероятно, Нодар Думбадзе самый непрочитанный писатель Грузии. И предлагает взглянуть на его творчество по- новому:



«Думбадзе до сих пор предпочитают видеть автором веселой и лиричной книги « Я, бабушка, Илико и Илларион». Это книга не только о лирических воспоминаниях о детстве, мудрых стариках и сельских чудаках. В своих поздних произведениях «Белые флаги» и «Закон вечности», наполненных глубоким трагизмом, Нодар Думбадзе – писатель с глубокими национальными корнями, решал мучительный вопрос о том, что делать порядочному человеку, когда вырождается власть, и каковы перспективы социума, в котором на равных соседствуют навязанный бесчеловечный советский кодекс и отживающие, но все еще влиятельные архаические правила. Это соотношение национального и советского было главной темой серьезных республиканских литератур. Коллизия была обозначена ясно: архаика отживает свое, родовыми и племенными законами не спастись, но альтернатива бесчеловечна и вдобавок вырождается еще быстрее.

Думбадзе (сын репрессированных родителей) всю жизнь противопоставлял власть и то глубинное, национально-корпоративное чувство родства, круговой поруки, всеобщей связи, которое он в последнем романе назвал «законом вечности». Трагизм его прозы заключается в недостаточности этой народной альтернативы, в ее обреченности – здесь кроется истинная причина грузинской, да и не только грузинской драмы, свидетелем которой стали мы все. Вся эволюция прозы Думбадзе, лирика и трагика, слывшего в юности юмористом, говорит о том, как мучительно и постепенно разочаровывался он в этой альтернативе. Ранние вещи – «Я, бабушка, Илико и Илларион», «Я вижу солнце», даже «Не бойся мама» – праздник детства, хоть и надломленного репрессиями, и обожженного войной. Перед нами единое тело народа, чудо горизонтальной солидарности, той прекрасной корпоративности, которая так пленяет северянина на юге. Все готовы в крайних ситуациях прийти на помощь, все – родня. В «Белых флагах» конфликт бесчеловечной государственности и низовой народной солидарности был особенно нагляден: есть безвинно арестованный герой, есть десяток таких же бедолаг в камере. Никто из них, по сути, не виноват. Все хорошие люди, каждого либо подставило бесчеловечное начальство, либо толкнула на преступление бесчеловечная система. Есть следователь, который может верить лжесвидетельствам и лженаукам либо честному слову героя. Он поверил честному слову, герой оказался ни в чем не виноват, взаимопомощь хороших людей сильней жестокого крючкотворства, клеветы и угодливости – словом народная нравственность жива, национальное сильней, здоровей и чище советского. Но уже в «Законе вечности» обозначились издержки той самой круговой поруки, которая спасает от власти. Она ведет к купле продаже, прямой коррупции, к торжеству несправедливости, только иной – не идеологической, а клановой, кастовой. «Закон вечности» был книгой не только о болезни героя, но и роковом, пока ещё скрытом заболевании общества, развращенного безвластием и всеобщей продажностью».



Писателем, связующим время, называли Отара Чиладзе (1933 – 2009). Он родился в городе Сигнахи в 1933 году, окончил филологический факультет Тбилисского университета по специальности журналистика. Будучи студентом, стал писать стихи и вскоре стал известным и популярным не только в Грузии поэтом. Его поэтическим кумиром был Важа Пшавела.

В 1972 году он неожиданно для всех опубликовал большой роман «Шел по дороге человек». В советский период написаны ещё три романа: «И всякий, кто встретится со мной…», «Железный театр», удостоенный в Грузии Государственной премии имени Ш.Руставели и роман «Мартовский петух».

Говоря о писательских пристрастиях, Отар Чиладзе неоднократно заявлял: «Меня интересует человек в бесконечном времени и пространстве. Интересно определить, меняется ли вообще человек, национальный характер с течением времени или, если точнее, что сохраняется в нем, а что навсегда уносит время».

В своих произведениях он как раз и пытается в этом разобраться. Для этого писатель помещает своих героев в разное временное пространство.



«Шел по дороге человек» повествует о мифологической Грузии, о легендарных временах аргонавтов. Фоном второго романа «И всякий, кто встретится со мной…» стал XIX век. «Железный театр» переносит нас в конец XIX и начало XX века и завершается в годы Первой мировой войны. События «Мартовского петуха» разворачиваются после Великой Отечественной войны.

Человек и мир, человек и жизнь, его ответственность перед ней и собой, его умение не приспосабливаться к жизни, а смотреть ей прямо в лицо, воспринимать ее без обмана – на этих вопросах сконцентрировался автор. В каждом времени автор пытается найти в своих героях то общечеловеческое, что заставляет или помогает им принимать те или иные решения. Какие этические проблемы встают перед людьми в разные исторические эпохи и меняются ли они с течением времени. Подвергая своих героев порой жестоким испытаниям, писатель проверяет пределы их душевной и нравственной стойкости.

Книги Отара Чиладзе – это плотный, почти без диалогов текст, сплошной поток повествования. Читать его книги непросто, но они неизменно вызывали читательский интерес. Современники характеризовали его прозу как философскую, глубокую, искреннюю и магическую.

Уже в 90-е годы вышли два последних романа писателя «Авелум» и «Годори», в которых он впервые обратился к осмыслению современных для него событий 90-х годов. На фоне развала страны, развала экономики, обнищания народа Отар Чиладзе пытается создать обобщенный образ своего современника – «советского интеллигента», «советского писателя», показать тот путь, который они могут избрать, когда страна, наделенная «талантом жизни и незаконной радости» (так характеризовал Грузию философ Мераб Мамардашвили), не справилась с обрушившимися на неё испытаниями.

Оба романа вызвали большие споры. В России опубликованы спустя годы после появления в связи с резким, негативным взглядом на советскую действительность и роль России на историческое развитие Грузии.

Отар Чиладзе неоднократно выдвигался на Нобелевскую премию. В 2009 году его имя было внесено в финальный список номинантов.


Большое внимание привлек к себе и своему творчеству харизматичный Чабуа Амирэджиби. Он родился в 1921 году в Тифлисе в семье юриста. В 1938 году отец был арестован и вскоре расстрелян. Позднее в застенки лагерей попала мать, а затем и сам Чабуа. В 1944-м он был арестован за участие в студенческой политической группе «Белый Георгий» и приговорен к 25 годам заключения.

Он трижды бежал из заключения. После последнего побега, используя поддельные документы, работал директором завода в Белоруссии. Вновь арестован и отправлен в лагерь. Срок отбывал в Норильске, где в 1953 году стал участником восстания заключенных. Освободился только в 1959 году, отсидев в общей сложности более 15 лет. В 90-е годы был депутатом грузинского парламента, в 2010-м открыто обвинял режим президента Михаила Саакашвили. Оказывался в оппозиции ко всем властям, дружил только с Шеварнадзе. За 3 года до смерти он постригся в монахи. Умер в 2013, когда ему было 92 года.

Особой популярностью у читателей пользовался его роман-притча «Дата Туташхиа», опубликованный в 1972 году. Действие носит авантюрно-детективный характер и происходит в дореволюционной Грузии. Дата Туташхиа – главный герой, которого зовут так же, как персонажа грузинской мифологии, «благородный разбойник», грузинский Робин Гуд. Он, бескорыстный правдоискатель, ставит перед собой цель искоренить все зло в мире, но это приводит его к конфликту с государством и законом и Дата становится изгнанником. На пути к своей цели он постоянно попадает из одного трудного положения в другое.

В 1977 году по мотивам этого романа был снят многосерийный фильм «Берега».

О том, что происходит в современной грузинской литературе сейчас, массовый читатель не знает практически ничего. Наши взаимоотношения с Грузией ослабли по всем направлениям – политическим, экономическим и даже культурным.

Информационный канал Spytnik Грузия опубликовал список самых популярных авторов в стране. Среди них – Гурам Дочанашвили, Ака Морчиладзе, Заза Бурчуладзе, Дато Турашвили, Екатерина Тогонидзе, Георгий Кекелидзе и другие. Российскому читателю эти имена малоизвестны. На русский язык их произведения переводятся редко, и в основном это журнальные публикации. За период с 2005 по 2013 год в журнале «Дружба народов» были опубликованы 20 стихотворений, 14 рассказов, 1 повесть и 3 романа, в том числе роман О.Чиладзе «Годори».

Больше нам известны грузинские русскоязычные авторы.

У нас в библиотеке есть книги двух современных грузинских авторов – Михаила Гиголашвили и Тинатин Мжаванадзе.



Хотя Михаила Гиголашвили назвать грузинским писателем можно, наверное, с большой натяжкой. Он типичный представитель современного глобализированного сообщества. Его трудно привязать к какой-либо конкретной стране. Он грузин, родившийся в Грузии, живет в Германии, пишет на русском языке и темой некоторых своих произведений избрал историю России.

Он родился в 1954 году в Тбилиси в семье филологов русистов. Сам себя он называет «многокровным». В нем течет грузинская, венгерская, польская, чешская, немецкая, итальянская кровь. С детских лет он говорил на трёх языках: грузинском, русском и немецком, потому что ходил в немецкий детский сад, где нужно было говорить только на немецком. Рос «под сенью двух культур: грузинской и русской». Окончил русскую школу, а затем филфак и аспирантуру Тбилисского университета. Изучает творчество Ф.М.Достоевского. Его научные работы о писателе переведены на грузинский и немецкий языки. После защиты диссертации преподавал в Тбилисском университете. В 1991 году уехал в Германию, где преподает русский язык в университете земли Саар. Он поддерживает связь с земляками, приезжает регулярно на родину. «Тбилисцы не забывают родной город, они носят его с собой», – говорит Михаил Гиголашвили. Его не упрекают в том, что пишет на русском, понимая, что «пишут на том языке, на котором можно наиболее полно выразить себя».

Писать начал в конце 80-х годов. Автор романов «Иудея», «Толмач», «Чёртово колесо», «Захват Московии», «Тайный год».


Роман «Чёртово колесо» о наркомании – беде, которая захлестнула все постсоветское пространстве после распада СССР.

Книга привлекла к себе внимание читателей и критиков. Вот что пишет об этом произведении Галина Юзефович: «Тбилиси, 1987 год. Наркоманы колются, барыги сбывают наркоманам «дурь», наркоманы кидают барыг, менты (сами чуть не поголовно сидящие на игле) ловят наркоманов, отнимают у них добытое зелье – но лишь для того, чтобы снова пустить его в оборот. Сотни фигур движутся по бесконечному кругу, не в силах ни разомкнуть его, не прервать движение. Сколько бы ни надеялся читатель на благополучный исход, ни одному из героев так и не удастся соскочить, сбежать, обнаружить спасительный зазор в роковой окружности своей судьбы и выбраться, наконец, на волю. Из множества частных историй и сложнейшей паутины сюжетных линий, каждая из которых, в конце концов, непременно свернется в обособленное маленькое колечко, Гиголашвили собирает поразительно масштабную панораму перестроечной эпохи».

Захар Прилепин говорит, «что роман создает ощущение огромного многоголосья, автор помнит обо всех и о каждом. Это не роман идей, а роман страстей – но страсти настоящие, эпоха разрезана как яблоко на дольки, вереница героев зрима настолько, что их можно рассадить на стулья в той комнате, где ты читаешь роман, и время от времени посматривать на них».

С этим романом Михаил Гиголашвили стал лауреатом премии «Большая книга» (выбор читателей).


Роман «Захват Московии» является своеобразным продолжением «Чёртова колеса». Действие его переносится уже в Москву и Питер 90- х годов. История рассказывается от лица иностранного студента.

Дина Рубина оставила такой отзыв о романе: «Острый литературный приём – заставить читателя взглянуть на его привычную жизнь глазами чужака – в новом романе Михаила Гиголашвили сработал с изумительной гротесковой мощью. Немецкий студент, идеалист, вдохновенный романтик, влюблённый в «великую русскую культуру», угодил в сегодняшнюю российскую жизнь, как кур в ощип, причём чуть ли не в самом буквальном смысле. Роман написан мастерски: временами дико смешно, временами страшно; а когда отхохочешься… так и хочется воскликнуть вслед за А.С.Пушкиным: «Боже, как грустна наша Россия!» Роман вошел в шорт – лист премии «Нос»

В 2017 году вышел в свет роман «Тайный год».


В истории России было много неясных и туманных событий, объяснения которым нет до сих пор. Одно из них произошло в 1575 году, когда царь Иван Грозный оставил престол и уехал, а ещё лучше сказать, сбежал, на год в Александровскую слободу. Иван Грозный, который для всех олицетворяет собой силу, власть, раздираемый сомненьями решает очень важный для себя вопрос. «Как человече я – тих и робок, как царь – зол и грозен, ибо по-другому правление не удержать! О, господи! Укажи, как дальше жить: душу ли свою нетленную горючим смирением спасать? Или дыбы на площади возводить?».

Вместе с героями романа читатели проживают две недели из жизни царя. Они наполнены раздумьями, воспоминаниями, интригами, физическими и душевными страданиями. Автор во всех подробностях описывает быт, нравы того времени. Перед нами проходит вереница людей, окружающих царя. Среди них реальные исторические персоны и вымышленные герои. Почти все события в книге не просто правдоподобны, но взяты из подлинных документов и лишь слегка обработаны и продолжены.

Но, по мнению критика Д.Бавильского, значимость этого произведения не только в исторической достоверности описываемых событий. Автору удалось связать давно минувшие дни с современностью и показать, что «жизнь человеческая в корневых своих проявлениях не меняется столетиями, что власть во все времена больна одними и теми недугами».

Из художественных направлений Михаил Гиголашвили предпочитает реализм. Считает, что «только реализм останется во времени и пространстве. Игра в словесный бисер, плутание по лексическим лабиринтам» его не привлекают. Писатель считает, что «головоломки должны быть в характерах, сюжетах, поступках героев, а не в филологических нагромождениях, в жеманных оборочках бесконечных метафор, плетении словес…». Читателя «надо уважать и не морочить ему голову ребусами и кроссвордами».

У Михаила Гиголашвили есть формула успешного писателя. Надо уметь проникать в мысли людей, видеть истинное положение вещей, обладать усидчивостью, быть внимательным к деталям, к индивидуальной речи героев. А еще нужно уединение и молчание. Возможно, это помогло Михаилу закончить в этом году и издать новую книгу «Кока», которую критики назвали современным плутовским романом. Будет ли он успешным, покажет время.

В жизни Михаил Гиголашвили не только писатель. Он любит заниматься художественным творчеством: делает объемные картины, коллажи, организует выставки своих работ. Такая деятельность помогает ему отвлечься, сменить род занятий, дать волю зрительному воображению.



Тинатин Мжаванадзе проложила свой путь к читателю через грузинскую кухню, которая любима у нас в стране и всегда вызывает восторженные отзывы. У Тинатин свой блог в ЖЖ. Своим русскоязычным читателям она рассказывает об особенностях грузинской кухни, делится рецептами национальный блюд и секретами их приготовления, которые есть в каждой грузинской семье и у каждой хозяйки.

Рассказы о приготовлении блюд Тинатин всегда сопровождает забавными историями, связанными не только с едой, но и с особенностями национального характера, поведения своих соотечественников. По материалам блога Тинатин были изданы отдельные книги – «Грузинская домашняя кухня», «Лобио, сациви, хачапури, или Грузия со вкусом» и другие.


В детстве она была очень активным ребенком, который всё хочет узнать и попробовать, очень много и всё подряд читала. Окончив школу с медалью, она поступила в университет и стала дипломированным филологом, работала журналистом. В какой-то момент ей захотелось что-то написать кроме кулинарных рецептов. Первой ее книгой стала книга « Лето, бабушка и я». Она во многом автобиографическая, основана на подростковых воспоминаниях о своём взрослении, о семье, в которой она выросла, о бабушке – главном своем воспитателе. Книга понравилась читателям, и последовало своеобразное продолжение под названием « А также их родители». В ней Тинатин рассказывает о своём опыте построения семейной жизни и воспитании вместе с мужем двух сыновей.


В нашей библиотеке есть книга Тинатин Мжаванадзе «Самолет улетит без меня». В сборник вошли небольшая повесть и рассказы, анонсированные как «истории о людях в поисках счастья». Счастье – это жить своей собственной жизнью, настоящей, а не придуманной. Для Лики, из одноименной повести, счастье - это когда у тебя есть свой дом, друзья, любимый. Тетушка Асико счастлива только тогда, когда все родственники и знакомые строго следуют её советам и рекомендациям. Для других счастье – это когда непонятная, странная, непредсказуемая война, на которой свои убивают своих, обходит тебя и твоих близких стороной. В конце концов, счастье обретает и Анита – «женщина-кремень», находящаяся в постоянной борьбе, взявшая на себя все заботы о семье. Незатейливые и простодушные, эти светлые истории рассказывают о людях, которые живут обычной жизнью и каждый день решают какие-то свои проблемы.

Из дальних уголков своей памяти Тинатин Мжаванадзе достает истории прямо из жизни, где персонажи знакомы, реалии близки и известны. «А всё остальное – дело куража, вдохновения и импровизации», – считает автор.

За 16 веков существования грузинской литературы писатели, поэты в своих произведениях рассказали о своей маленькой, но очень красивой стране, её древней многострадальной истории, самобытной культуре, о смелых, свободолюбивых людях, их стремлениях, надеждах и мечтах. Своей самобытностью, неповторимостью они обогатили мировую литературу, внесли в неё именно «ту краску, производить которую природа помогла этому народу».

Библиотека им М.Горького приглашает читателей за книгами грузинских авторов.

 

Использованные источники:

Асатиани Г.Л., Буачидзе Т.П. Грузинские романтики.// Грузинские романтики. – Л.: «Советский писатель», 1978. – с.5-35.

Быков Д. Л. Календарь. Разговоры о главном/ Дмитрий Быков. – М.: АСТ: Астрель, 2012. – 637 с.

Прилепин З. Книгочет: Пособие по новейшей литературе с лирическими и саркастическими отступлениями/ Захар Прилепин. – М.: Астрель, 2012. – 444 с.

Чиковани С. Важа Пшавела.//Важа Пшавела. Стихи и поэмы. Пер. с грузинского. –Тбилиси: «Заря Востока», 1961. – С.5 – 36.

Юзефович Г. Удивительные приключения рыбы – лоцман: 150 000 слов о литературе./ Галина Юзефович. – М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. - 415 с.

https://sputnik-georgia.ru/interview/20170503/235842364/interviu-mikhail-gigolashvili.html

 

Людмила Давыдова, Библиотека №32 им. М.Горького

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...