среда, 8 сентября 2021 г.

Мое открытие Ольги Берггольц

 8 сентября – День памяти жертв блокады Ленинграда


Вступление

Здравствуй, Питер! Я соскучилась! Я опять буду бродить по любимым маршрутам, знакомиться с новыми местами. Очень люблю путешествовать по городу, куда глаза глядят, и они всегда высматривают что-то новое, необычное или старое забытое. «Путешествия учат больше, чем что бы то ни было. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем 10 лет жизни дома» (Анатоль Франс). Это точно!

Когда я, попав на ул. Рубенштейна, случайно увидела мемориальную доску на доме, где жила Ольга Федоровна Берггольц, я восприняла это как знак познакомиться поближе и посетить еще места, связанные с именем поэтессы.

 

Разговор сквозь года

Дорогая Ольга Федоровна! Буду с Вами честна. Как-то так получилось, что я была знакома с Вашим творчеством, знала, что Ваш голос каждый день слышали жители осажденного города и он вселял веру в победу, но ничего не знала о Вас.

Интернет сообщил, что на набережной Черной речки, 20 есть Ваш памятник. С трудом нашла, так как сквер Вашего имени и памятник находятся во дворе дома, в котором прошли Ваши последние годы жизни. Ожидала увидеть Ваше воплощение в камне, но первое, что бросилось в глаза – это много красных гвоздик. У Вас День рождения? Нет. День смерти? Нет. Вам, конечно, неведомо «до чего дошел прогресс», но я тут же узнала годы Вашей жизни: 16 мая 1910 г. – 13 ноября 1975 г. И это не памятник, а скульптурная композиция, состоящая из трех предметов, связанных с Вашей жизнью: микрофон, печатная машинка и Ваш дневник.  


На граните выбиты фрагменты стихов.

Вот обижали и судили,

забрасывали клеветой,

а все-таки не разлюбили 

ни глаз моих,

                    ни голос мой.

Вас обвиняли в троцкизме и участии в террористической группе, которая занималась разработкой теракта, целью которого было убийство наркома обороны СССР Климента Ворошилова и председателя Верховного совета РСФСР Андрея Жданова. Еще Вас подозревали в связи с опальным литератором («дело Авербаха), выгоняли с работы (в то время Вы работали журналистом газеты завода «Электросила»), исключали из Союза писателей, Вы 171 день провели в тюрьме и Вам даже «светил» расстрел. И что меня поразило, что уже после войны Вы «были подвергнуты критике за то, что в своих стихах отражали тему страдания, связанную с бесчисленными бедствиями граждан осаждённого города». Но нам нужна эта правда! Ничем нельзя приукрасить того, что пережили ленинградцы в годы блокады. Спасибо Вам за то, что «отражала тему страдания»!

На другом гранитном камне читаю:

А я вам говорю, что нет

напрасно прожитых мной лет,

ненужно пройденных путей,

впустую слышанных вестей.

Нет невоспринятых миров,

нет мнимо розданных даров,

любви напрасной тоже нет,

любви обманутой, больной,

ее нетленно чистый свет

всегда во мне, всегда со мной.

И никогда не поздно снова

начать всю жизнь, начать весь путь,

и так, чтоб в прошлом бы –

ни слова, ни стона бы не зачеркнуть.

 

Здесь же можно прочесть и комментарии к изображенным предметам:

«Такие микрофоны использовались для радиотрансляции на блокадный Ленинград в 1941-1944 годах»;

«Пишущая машинка "Ремингтон", "арестованная" в 1938 году вместе с Ольгой Берггольц и вместе с ней вернувшаяся на волю. На ней были напечатаны тюремные и блокадные стихи»;

«Дневник 1949 года, пробитый гвоздем. Был приколочен под садовой скамейкой, чтобы его не нашли при обыске».

Информация: Памятник открыт 12 сентября 2014 года. Архитектор Валентин Федоренко, скульпторы Александр Спивак и Марина Спивак.

 

Улица Рубенштейна

Забрела сюда случайно. Очень оживленная улица. Знала же, что улица Рубинштейна – главная ресторанная улица в Петербурге. Здесь расположено сорок домов и более 70 кафе, баров и ресторанов на любой вкус. Иду, любуюсь архитектурой доходных домов. Едва завернув за угол, я наткнулась на человека, стоявшего в дверях и грустно глядящего на праздную толпу. А у его ног цветы. Рядом стол, на котором пишущая машинка и три табурета. Это памятник Сергею Довлатову, который жил здесь, на Рубинштейна, 23. 


И опять случайная встреча с Вами. Мемориальная доска на доме № 7, в котором Вы жили в 1932-1943 годах. 

 

Информация: Скульптор Владимир Иванович Винниченко (1947 – 2007), архитектор Анатолий Николаевич Васильев. В 1990 году, в день 80-летия Ольги Берггольц, на стене дома №7 по улице Рубинштейна была открыта мемориальная доска, посвящённая поэтессе. Над барельефом, а именно над самим скульптурным изображением «блокадной музы» скульптор Винниченко работал десять лет – с 1979 по 1989 год. Решение об установке барельефа было принято ещё в 1985 году.

Но в 1989 году случилось непредвиденное: в мастерскую, где работал в том числе и Винниченко, проникли вандалы. Они полностью разгромили помещение, уничтожив все скульптуры – в том числе и барельеф Берггольц. Работу пришлось начать заново. Тем не менее, к юбилею поэтессы скульптор успел закончить мемориальную доску».

 

Как Вы жили здесь? Что же было пережито Вами в этом доме? С кем жили? Как был устроен Ваш быт? Над чем работали? Мне все интересно.

 

Информация: «В самом сердце Петербурга, на легендарной улице Рубинштейна стоит дом, ставший печальным памятником так и не достигнутой мечте юных комсомольцев о торжестве коммунизма. Речь идёт о «Слезе социализма» – доме-коммуне, построенном в 1931 год (фото 6). Дом №7 по тогда ещё Троицкой улице был спроектирован в конструктивистском стиле. С одной стороны у него было пять этажей, с другой – шесть, а на плоской крыше пятого этажа можно было гулять, загорать, кататься на велосипеде и сушить бельё.

Здание было построено энтузиастами - молодыми инженерами и писателями, многие из которых уже давно забыты. Но никогда не будет забыта самая знаменитая обитательница «Слезы социализма» - поэтесса Ольга Берггольц. Как и другие жильцы этого необычного дома, молодая поэтесса переехала сюда в начале 1930-х, будучи практически неизвестной. Здесь, в квартире №30 на пятом этаже она жила и в блокаду до 1943 года. Здесь же похоронила второго, любимого мужа, бывшего однокурсника Николая Молчанова, который умер в 1942 году у неё на руках от голода, раненный во время бомбёжки.

За годы жизни в этом доме поэтесса пережила самые страшные события в своей жизни. Трижды она теряла детей, чтобы в итоге навсегда потерять надежду стать матерью. В 1932 году молодая 22-летняя поэтесса родила дочку Майю, которая прожила лишь год. Через пять лет Ольгу Фёдоровну вызвали на допрос в НКВД в качестве свидетельницы... После этого допроса беременная на тот момент поэтесса оказалась в больнице, где у неё случился выкидыш.

 Несмотря на все эти страшные события, Берггольц вновь попыталась стать матерью. И через полгода, когда она снова была на большом сроке беременности, она опять оказалась в застенках НКВД. Её обвиняли в контрреволюционном заговоре и связях с врагами народа, и после долгих пыток и избиений она потеряла и третьего ребёнка.

Быт в «Слезе социализма» мало помогал восстановиться после таких страшных трагических происшествий. Устройство дома-коммуны предполагало общие санузлы (туалеты располагались на этаже), общую столовую, буфет, где по очереди работали сами писатели и другие жильцы, общую библиотеку-читальню, общую кухню и максимальную бытовую сплочённость.

Энтузиазма жильцов хватило ненадолго, когда стали появляться дети, оказалось, что не так уж удобно стирать пелёнки в общих ванных комнатах и готовить на общей кухне. Даже сама Ольга Берггольц, будучи в юности глубоко преданной делу коммунизма, признавалась позже, что дом этот оказался «самым нелепым домом в Ленинграде».

В годы жизни на Рубинштейна, 7 были опубликованы три Ваших первых сборника: «Стихотворения», книга рассказов «Ночь в новом мире» и сборник очерков «Годы штурма». Покинули коммуну советской творческой молодёжи Вы уже известной поэтессой, той самой «блокадной Музой».

И опять гвоздики. Меня мучает вопрос: по какому поводу?

Еще я узнала, что в 1943 году вы переехали в дом № 22 в квартиру своего нового возлюбленного Ю.Макогоненко.

Надо вернуться и взглянуть на этот дом.

 

Туда, где росла девочка Оля

Сегодня иду на свидание к Вам в Палевский сад. Еду на метро до станции Елизаровская. Идя по улице в поисках сада, я обратила внимание, что иду по улице, названной Вашим именем. Именно в этом районе вы провели свое детство и юность. До 22 лет Вы ходили этими улочками в районе, который называется Невская застава. Еще во времена Екатерины II, как гласит источник в интернете, «в этих местах возникло множество небольших предприятий по производству строительных материалов, так как здешние края оказались богатыми лесом, песком, глиной. С годами частные лица скупали все больше земель для постройки фабрик и заводов, и к середине XIX в. вдоль Шлиссельбургского тракта насчитывалось свыше тридцати предприятий». «Невская застава – это центр петербургской фабрично-заводской промышленности, – отмечал обозреватель «Петербургского листка» в год двухсотлетия Петербурга, в июне 1903 г. – Целый день гигантские трубы здешних заводов непрерывно извергают из своих жерл густые облака копоти, осаживающейся на постройках и… на обывательских легких». Когда Вашего отца послали на фронт (он был хирургом), Ваша матушка, спасаясь от разрухи и голода Гражданской войны, вывезла вас с сестрой Мусей в Углич, где вы пошли в первый класс. После войны Ваша семья вернулась опять в этот район. И, наверняка, вы гуляли по этому саду. Насколько я знаю, появился он в 1910-х годах и назван именем фабриканта Карла Яковлевича Паля (1845-1910), владельца Александро-Невской мануфактуры, которая в советское время была известна как прядильно-ткацкая фабрика имени В.П. Ногина.

Вот и я прогуляюсь Вашими тропами. Увидев издали Ваш памятник, я прибавила шаг. Мне не терпелось с Вами встретиться.


Приветствую Вас, Ольга Федоровна! 


На высоком круглом постаменте стоит хрупкая женщина в тревоге прижавшая руки к груди, а за спиной часть окна разрушенного дома, на котором радиотарелка и Ваши стихи: 


Я никогда

героем не была.

Не жаждала

ни славы,

ни награды.

Дыша одним

дыханьем

с Ленинградом,

я не

геройствовала,

а жила.

 

Не согласна я с Вами, уважаемая Ольга Федоровна. Вы были героем!

Вы своими стихами поддерживали дух ленинградцев в промерзшем и голодном городе. Звучит Ваш голос – значит, город жив. Ваши строчки слушали бойцы на линии фронта, которая проходила рядом с городом:

Товарищ, ты слышишь, орудья гремят

Уверенно и напряженно.

Смелее преследуй фашиста, солдат.

Мужайтесь, невесты и жены.

Вы строили баррикады, разгружали баржи, дежурили в штабе, оповещали жильцов, помогали больным и обессиленным. Вы работали и жили «стиснув зубы с железной решимостью».

Вы были героем!

 

Информация: Памятник установлен в 2015 году к 105-летнему юбилею поэтессы архитектором А. Черновым и скульптором В. Трояновским. Общая высота памятника вместе с постаментом около 5 м, высота фигуры — 2,5 м.

Жаль, нет рядом скамейки и Вашего томика стихов. Но я обязательно прочту Ваши стихи, когда вернусь домой. В первый же день после отпуска. Я – библиотекарь. И еще, Ольга Федоровна, Вы же не будете против, если я поделюсь с читателями Блога ЦБС г. Челябинска моими впечатлениями и фотографиями?

 

В библиотеке имени Ольги Берггольц

Выходя из сада, в окнах здания через дорогу напротив главного входа я увидела Ваш портрет. Неужели мне посчастливится попасть в музей? Подойдя поближе, я прочла, что это библиотека № 3, которая носит Ваше имя. 


И, как оказалось, по инициативе именно этой библиотеки появился Ваш памятник. Мне повезло вдвойне! Как библиотекарь взгляну на питерскую библиотеку. И она же Вашего имени.

Библиотека небольшая, но все свободное пространство посвящено Вам. 


При входе небольшой бюст с парой гвоздик, экран, на котором демонстрируются документальные кадры, ваши фотографии и факты жизни.


Встретили меня радушно, с радостью провели экскурсию и познакомили с историей библиотеки, которая была основана в 1954 году, но только с апреля 2010 года она носит Ваше имя. На следующий год после присвоения торжественно открыли Ваш бюст из белого мрамора. Автором является заслуженный художник России Вадим Иванович Трояновский. Это тот же скульптор, который создал и Ваш монумент в саду напротив.

На абонементе оформлена постоянно действующая экспозиция «Судьба и поэзия Ольги Берггольц». 


Благодаря стенду «Здесь оставлено сердце мое» можно совершить виртуальную экскурсию по адресам Петербурга, связанным с именем поэта. Печатный путеводитель подсказал, какие еще есть места, связанные с Вашим именем. В читальном зале за закрытой стеклянной витриной можно рассмотреть музейные экспонаты блокадного Ленинграда. 


Здесь нет вещей, принадлежащих Вам, но подлинные вещи войны вызывают трепет и волнение. Мое внимание привлекла печатная машинка. Именно на такой Вы печатали свои стихи, материалы для газеты, когда работали журналистом на заводе «Электросила». На постоянной выставке «Ольга Берггольц: поэт великого подвига» я увидела книги, изданные при Вашей жизни, книги с Вашим автографом, полистала альбомы, в которых много фотографий со встреч с людьми, которые были с Вами знакомы. 



Работники библиотеки бережно собирают воспоминания о Вас и публикуют в сборнике «Памяти живая нить». В этом небольшом и уютном зале проходят чтения Ваших стихов. Я бы прочла вот это:

Я все еще верю, что к жизни вернусь, -

Однажды на раннем рассвете проснусь.

На раннем, на легком, в прозрачной росе,

Где каплями ветки унизаны все,

И в чаши росянки стоит озерко,

И в нем отражается бег облаков,

И я, наклоняясь лицом молодым,

Смотрю как на чудо на каплю воды,

И слезы восторга бегут, и легко,

И виден весь мир далеко-далеко…

Я все еще верю, что раннее утро,

Знобя и сверкая, вернется опять

Ко мне – обнищавшей,

Безрадостно-мудрой,

Не смеющей радоваться и рыдать…

(1949)

Покидая библиотеку, я вспомнила про гвоздики у Ваших памятников. И мне ответили, что это связано с началом блокады Ленинграда (8 сентября 1941 г.). На моей учительской памяти мы отмечаем День снятия блокады (27 января 1944 г.). А вот о начале я забыла. Простите, Ольга Федоровна, и все, кто пережил этот ужас, и кто погиб в эти трудные годы.

В библиотеке я узнала, что в школе № 340 Невского района есть музей, посвященный Вам, Ольга Федоровна. Посетив четыре выставочных раздела: «Комната Ольги Берггольц», «Блокадная комната», «Место памяти» и «История микрорайона и школы», можно ближе познакомиться с Вами. Но мое пребывание в Санкт-Петербурге подходит к концу. Мне обязательно надо посетить Вашу могилу и найти памятник на ул. Гороховой.

 

Еще один адрес: Гороховая, 57а

Нет, Ольга Федоровна, здесь вы не жили. По этому адресу располагался госпиталь для защитников Ленинградского фронта, где вы не раз выступали, чтобы поддержать раненых. Сейчас здесь находится колледж культуры и искусства.

Не сразу я нашла Вас. И только нырнув в арку за красивыми воротами, я увидела небольшой скверик. Вдали от шума городского, в тиши раскидистых кустов сидит расслабленная, задумчивая женщина. После выступления перед ранеными.


А потом бегом дальше на радио, разгружать, копать, оповещать, помогать… в Ваши блокадные будни.

Да, отдохнуть ото всего на свете:

От поисков тепла, жилья, еды,

От жалости к моим исчахшим детям,

От вечного предчувсвия беды,

От страха за того, кто мне не пишет

(увижу ли его когда-нибудь?),

От свиста бомб над беззащитной крышей,

От мужества и гнева отдохнуть.

 

В раскрытой книге читаем:

«Из недр души

        я стих свой выдирала,

Не пощадив

   живую ткань ее»


Только искренним словом можно помочь, поддержать, подбодрить, успокоить, вдохновить, отогреть и дать знать, что Ленинград еще жив. За это Вас называли «блокадной музой», «ленинградской мадонной», «голосом блокадного Ленинграда». И именно за этот голос, как известно, Гитлер распорядился Вас расстрелять в первую очередь после взятия города.

Информация: Скульптура О. Ф. Берггольц создана скульптором Н. Г. Сухоруковой в конце 1980-х гг. по заказу Художественного фонда России. Неоднократно экспонировалась на выставках в Ленинграде и Москве. В 1988 г. по предложению скульптора М. К. Аникушина статуя передана Ленинградскому областному колледжу культуры и искусства и установлена во дворе. По инициативе колледжа создана стела в виде раскрытой книги с надписью, размещенная перед скульптурой.

 

Литераторские мостки – место погребения

Почему «литераторские» – понятно. Много писателей и поэтов, но не только. Еще композиторы, актеры, скульпторы, архитекторы… Литераторские мостки – это часть Волковского некрополя, известного еще с XVIII века. Тогда он был деревенским погостом. Именно с могилы Александра Радищева начались захоронения известных писателей и других деятелей культуры. Могила Радищева не сохранилась. На церкви есть мемориальная доска, посвященная автору «Путешествий из Петербурга в Москву».

А почему «мостки»? Волковское кладбище находится на берегу реки Волковки. Во время наводнений берег реки сильно затапливало и, чтобы отвести воду, приходилось рыть траншеи, через которые прокладывали деревянные мостки.

Я с благоговением бродила среди памятников, которые являются произведениями искусств, вчитываясь в имена. Здесь покоятся Иван Тургенев, Николай Лесков, Александр Куприн, Иван Гончаров, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Аполлон Григорьев, Семён Надсон, Михаил Кузмин, М. Е. Салтыков-Щедрин, Л. Андреев, В. Рождественский, И. Панаев, А. Блок, В. Белинский, Н Добролюбов.

Я издали увидела Ваш памятник. И уже не обращая внимания на другие могилы, устремилась прямо к Вам. Памятник невысок. Вы стоите с задумчивым взглядом и с томиком стихов в руках на фоне полузашторенного окна.


Как позже я выяснила, что этот памятник был поставлен в 2005 году. Меня это очень удивило, так как вы умерли в 1975. Тридцать лет надгробием был деревянный штакетник, напоминающий мольберт, на котором была Ваша фотография. И это не равнодушие властей к Вашей памяти. Два раза объявляли конкурс, но Вашей сестре Марии Федоровне не нравились эти памятники. Она хотела выполнить Вашу волю:

«И когда меня зароют

Возле милых сердцу мест,

Крест поставьте надо мною,

Деревянный русский крест».

 

Крест – символ страданий и славы

Второй памятник был уже выполнен скульптором Трояновским, но Ваша сестра его отвергла. Сейчас он установлен на ул. Итальянской на Доме радио. «Нигде радио не значило так много, как в нашем городе в дни войны», – это Ваша оценка огромнейшего значения радио во время блокады города.

В августе 2003 года в возрасте 91 года Ваша сестра скончалась. Похоронили ее возле Вас. Проект памятника скульптора Горевого одобрили ветераны войны и блокадники. И крест там есть. В проеме окна.


Памятник открыли к 60-летию Победы и отмечавшемуся 16 мая 95-летию со дня Вашего рождения.

Похоронив Вас в некрополе «Литераторские мостки», власти города не выполнили Вашего желания быть похороненной вместе с 470 тысяч ленинградцев, погибших во время блокады, на Пискаревском мемориальном кладбище. Но на гранитной стеле Пискаревского мемориала выбиты именно Ваши слова:

Здесь лежат ленинградцы.

Здесь горожане – мужчины, женщины, дети.

Рядом с ними солдаты-красноармейцы.

Всею жизнью своею

Они защищали тебя, Ленинград,

Колыбель революции.

Их имён благородных мы здесь перечислить не сможем,

Так их много под вечной охраной гранита.

Но знай, внимающий этим камням:

Никто не забыт и ничто не забыто.

Ольга Федоровна, с одной стороны не выполнено желание, но с другой – Вы достойны отдельного памятника, куда можно прийти и поклониться Вашему мужеству, Вашему творчеству.

 

Заключение

Не удалось мне увидеть мемориальную доску на Доме радио. Но я же еще вернусь к тебе, мой любимый город. Питер, ты столько знаешь, ты много видел. И с радостью делишься с любознательными. До встречи, Питер!

 

Источники:

Памятник на могиле О.Берггольц

Литераторские мостки

Памятник О.Берггольц на Гороховой, 57а

Дом на Рубинштейна, 7 «Слеза социализма»

Невская застава

Факты Биографии О.Берггольц

Места в Санкт-Петербурге, связанные с именем О.Берггольц.

Вспоминая Ольгу Берггольц / составители Г.М. Цурикова, И.С. Кузьмичев. - Ленинград : Лениздат, 1979. - 591 с. : ил., портр., фот.

Хренков, Д. Т. От сердца к сердцу : о жизни и творчестве Ольги Берггольц / Д. Хренков. - Ленинград : Советский писатель, 1982. - 254 с. : ил.

 

Читайте также

«Блокадная Мадонна» Ольга Берггольц

Муза Блокадного Ленинграда Ольга Берггольц

«Дыша одним дыханьем с Ленинградом, я не геройствовала, а жила»

Поэзия блокадного Ленинграда: «Я говорю с тобой под свист снарядов»

Памятники Ольге Берггольц. Дом радио // Мемориалы, посвящённые блокаде Ленинграда. Часть 2

Поэмы Ольги Берггольц

О. Берггольц. Выступление по радио 27 января 1944 г и стихи о блокаде

 

Людмила Ерёмина, библиотека №31 «Притяжение»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...