воскресенье, 5 сентября 2021 г.

Дмитрий Николаевич Кардовский – реалист в искусстве

И. Репин. Портрет Д. Н. Кардовского 1896-1897

Среди тех мастеров искусства, чей жизненный путь, творческие искания и художественное мировоззрение поражают своей исключительной целеустремленностью, личность академика живописи Дмитрия Николаевича Кардовского относится к числу выдающихся. Известный русский художник, график, книжный иллюстратор, портретист, академик Д. Н. Кардовский, расцвет творчества которого пришелся на весьма бурное время, ознаменованное революционными событиями начало XX века, был также реформатором системы образования Академии художеств и автором педагогической системы, знаменитой «Школы Кардовского».

Дмитрий Николаевич Кардовский родился в деревне Новоосурово, бывшего Переславского уезда, Владимирской губернии, 5 сентября (24 августа по старому стилю) 1866 года в небогатой дворянской семье, отличавшейся широтой и живостью духовных интересов.

 Лишившись отца в возрасте четырех лет, мальчик воспитывался сначала няней, а затем матерью. К слову, нянька маленького Дмитрия была левшой, и очень рано обучила своего воспитанника рисовать и писать левой рукой, что оставило о себе напоминание на всю жизнь. Кардовский впоследствии написал: «Таким образом и получилось, что для всего обыденного, бытового у меня была правая рука, а для рисования и живописи — для искусства – левая. Для «бога» – левая, для «Маммона» – правая, как я говорил потом, когда понял всю величи­ну и значение для меня искусства».

Позднее роль руководителя взяла на себя мать Мария Федоровна, занимавшаяся живописью ещё девушкой в Строгановском училище. Именно ей художник обязан получением первых навыков в области живописи и рисования.

Любовь к русскому фольклору, старине, интерес к историческим темам возникли у Кардовского еще в юности под влиянием знакомства с памятниками древней живописи и архитектуры во Владимире и Переславле-Залесском.

Обладая великолепной зрительной памятью, Дмитрий Кардовский накапливал огромное количество впечатлений от наблюдаемого им крестьянского труда и быта старинного городка, что явилось источником «откровения» и творческого познания натуры, позволив потом с исключительной точностью воспроизводить увиденное в художественных работах. Сам Кардовский впоследствии вспоминал: «…я еще в гимназии не учился, но рисовал уже без конца. Хотя у нас в деревне, где я в то время жил, кроме двух прудов и дрянненькой речонки никаких водных пространств не было, но мне почему-то срочно понадобилось…  изобразить корабль. И вот я нарисовал корабль и на его уровне провел горизонтальную линию, отчего вдруг мой корабль отделился и получилось в рисунке глубина и пространство. Это открытие было настолько сильно, что я никогда уже, в дальнейшей жизни, не испытывал такого впечатления от пространства».

Окончив гимназию во Владимире на Клязьме, Кардовский переехал в Москву и получил образование на юридическом факультете университета, проучившись с 1886 по 1891 год. Даже в то время он не оставлял живопись. Регулярные посещения Третьяковской галереи, Румянцевского музея, а также многочисленных выставок, где он знакомился с работами Сурикова, Поленова, Репина, постоянно давали новую пищу его увлечению. Углублялось понимание искусства, а постепенно и безотчётно, как учил впоследствии сам Кардовский, такое понимание переходит в уменье.

И, наконец, в августе 1892 года, Д. Н. Кардовский смог осуществить свое заветное желание – вступить в число учеников Академии художеств по отделению живописи.

Среди преподавателей выделялся профессор П. П. Чистяков, к которому с первого момента льнула вся наиболее талантливая молодежь, к числу которых принадлежал и Дмитрий Кардовский. Студенты под руководством Чистякова, каждый урок которого являлся источником постижения законов рисунка и живописи, приобретали наряду с высокой профессиональной техникой глубину и ясность подлинно реалистического мышления и восприятия натуры. По словам И. Э. Грабаря (учился вместе с Кардовским, впоследствии выдающийся художник и реставратор, искусствовед), «этюды Кардовского принадлежали неизменно к числу лучших. Они были сильнее по цвету и лучше вылеплены».

К сожалению, Чистяков был отстранен от преподавания путем сложных внутриакадемических интриг.

Затем на Кардовского обратил внимание И. Е. Репин и принял в свою мастерскую, где молодой художник с увлечением работал.

Репин, не имея строгой системы преподавания и не стремясь к её выработке, учил студентов своим примером, заботясь о точности рисунка и обучая строить форму. Стремясь достигнуть с учениками духовного общения, Репин устраивал общественные обсуждения выполненных в мастерской работ, вел задушевные беседы о значении искусства, о назначении художника, преданности искусству и прочем. Но постепенно преподавательский пыл Репина остыл, он все реже стал появляться в мастерской, и староста группы Кардовский стал посредником между учителем и учениками. При этом он сблизился с Репиным, который благотворно действовал на формирование творческих навыков молодого Кардовского.

В 1896 году, ощущая со всей остротой недостаточность профессиональной подготовки, Д. Н. Кардовский вместе с И. Э. Грабарем уезжают за границу в Мюнхен и поступают в школу выдающегося педагога и обаятельного человека – Антона Ашбе (Ажбе), австро-венгерского художника словенского происхождения.

В своей методике Ашбе делал акцент на развитие сознательного «мышления формой», а также индивидуальных способностей учеников и выработки ими собственной творческой манеры. Кроме того, большое внимание Ашбе уделял изучению рисунка и считал его необходимой частью художественного образования. В этой мастерской Кардовский с особенным прилежанием и упорством штудирует человеческое тело, что дает вскоре положительные результаты. Рисунки его попадают в число «образцов», а сам он становится одним из любимых учеников мастера и продолжателем «системы Ашбе».

Д. Кардовский. Рисунок из студии Ашбе

Д. Кардовский. Рисунок из мастерской Ашбе

В конце своего творческого пути, ясно отдавая отчет в ценности приобретенных им знаний, Кардовский свидетельствует: «В обстановке чистяковского руководства и его мудрых указаний началось для меня… постижение закона отношений в живописи и рисунке. Следующим этапом моих познаний в этой области была мастерская И. Е. Репина, который…как необычайный мастер, знавший очень многое сам, умел очень много показать действием и конкретным примером… Последний заключительный момент моих познаний этих законов был в школе Ашбе».

Таким образом, пребыванием в школе Ашбе закончились годы учения.

Представив в Академию художеств картину «Самсон и Далила», 1 ноября 1902 года «за отличные познания в живописи и научных предметах, доказанные им во время пребывания в Отделении живописи и скульптуры» Кардовский Д. Н. был удостоен звания художника.

Эскиз к дипломной картине «Самсон и Далила»

В этот период определяется дальнейший творческий путь Кардовского.

С одной стороны, он всецело отдается личному творчеству с большим увлечением работая в области книжной иллюстрации, с другой – в равной, а может даже в большей мере, полагая целью своей жизни создание полноценной системы преподавания живописи и рисунка, вступает на путь педагогической деятельности.

Перечень работ Дмитрия Кардовского велик: исторические картины и книжные иллюстрации, портреты, пейзажи и эскизы театральных постановок. Он с равным вниманием, творческой увлеченностью и добросовестностью работал маслом, акварелью, темперой, карандашом и пером. Но с особенной полнотой все творческие искания художника, его мировоззрение и эволюция художественных приемов раскрылись в работах в области книжной графики.

Описать все работы художника в небольшом обзоре просто невозможно. Благо, существует достаточно большое количество книг и статей, посвященных Кардовскому. Остановлюсь лишь на самых ярких моментах его творчества.

Первая иллюстрация к роману Достоевского «Преступление и наказание»– разговор Сони и Раскольникова, – была сделана еще во время пребывания в Академии художеств в 1894 году. Уже в этой работе видна большая эмоциональная напряженность, умение выделить кульминационный момент развития действия и его живописное решение.

Вообще же, творчество Кардовского-иллюстратора можно условно разделить на три периода: 1894–1906, 1907–1916, 1917–1943 годы, каждый из которых охарактеризован новым своеобразным подходом к тексту литературного произведения, появлением особенностей художественного языка, изменениями в общей направленности творчества.

Первый период – это время особенно ярко проявившихся творческих исканий художника. Кардовский выполняет ряд иллюстраций к произведениям русских писателей, где наиболее крупными работами являются иллюстрации к рассказу Чехова «Каштанка» и к повести Гоголя «Невский проспект».

Показывая читателю в своих рисунках жизнь и приключения дворняжки Каштанки, художник стремится особенно полно передать лирический характер и мягкий юмор чеховского рассказа, выбирая для воплощения наиболее яркие и эмоциональные эпизоды. Кардовский сумел в множестве мелких сценок или «портретов» передать характерные особенности героев чеховского рассказа – зверей. Ему удалось подсмотреть их повадки, характерные позы, наделив их острой, типично чеховской характеристикой.

Иллюстрация к рассказу Чехова «Каштанка»

Иллюстрация к рассказу Чехова «Каштанка»

Иллюстрация к рассказу Чехова «Каштанка»

Кстати, Кардовский еще вовремя пребывания в Академии и в школе Ашбе отличался мастерством в изображении животных и «до страсти» любил их рисовать.

На смену живописному красочному пятну и трепетному освещению, столь характерным для иллюстраций к «Каштанке», в гоголевском «Невском проспекте» приходит настоящее графическое начало. В работах художника прослеживается строгий, даже несколько суховатый, но чеканно точный рисунок, в котором пластическая форма и объем передаются тонкой параллельной штриховкой.

Сложное содержание одной из романтических повестей Гоголя, с её двумя столь разными и столь тесно переплетающимися сюжетными линиями, Кардовский воплощает, находя для каждой из них свой образный строй. В иллюстрациях к «Невскому проспекту» художник с особенной силой показал свойственное ему стремление к предельной точности в передаче быта, одежды, архитектуры той эпохи, находя в них новые средства художественного выражения – четкий рисунок с преобладанием линейно-графического начала, и попытку дать социальные характеристики и поднять звучание обличительных мотивов.

Иллюстрация к рассказу Гоголя «Невский проспект»

Иллюстрация к рассказу Гоголя «Невский проспект»

Иллюстрация к рассказу Гоголя «Невский проспект»

Большую роль в формировании мировоззрения Кардовского сыграли революционные события, происходящие в России в 1905, а впоследствии и в 1917 годах. Глубокая переоценка ценностей, которую пережил художник в те годы, заставила сделать его решительный выбор, определить дальнейший творческий путь. Кардовский был одним из немногих деятелей культуры России, не изменивших прогрессивным идеям. Революционная действительность заставила его решительно встать на путь последовательного осуществления принципов критического реализма.

Последовали великолепные работы по созданию иллюстраций к бессмертной комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума». Иллюстрации художника явились не только свидетельством творческой зрелости их автора, но и способствовали появлению многолистных иллюстрационных циклов на протяжении длительного периода в развитии русской книжной иллюстрации.

Иллюстрация к комедии Грибоедова «Горе от ума»

Иллюстрация к комедии Грибоедова «Горе от ума»


Мастер книжной иллюстрации, хорошо знавший издательское дело, Кардовский придает большое значение качественному, тщательному исполнению иллюстраций, выполненных в черной манере. Он стремится найти наиболее выразительные художественные приемы и приспособить их к современной ему репродукционной технике.

Иллюстрация к роману М .Лермонтова «Княгиня Лиговская»

Иллюстрация к роману М .Лермонтова «Княгиня Лиговская»


Еще в 1905 году Дмитрий Николаевич обращается к исторической теме, выполнив акварель военной сцены времен Петра Великого «Привал в походе», тем самым начав серию исторических композиций. Период правления Петра I всегда живо интересовал художника, он достаточно много изучал историю и материальную культуру петровского времени, что нашло отражение в его полотнах.

Заседания Сената при Петре I

Солдаты Петра Великого

Петр I и новики


Углубленное знание русской истории, внимательное изучение быта и характера русского человека дали возможность Кардовскому показать героизм, волю и моральную чистоту русского народа.

Д. Кардовский Оборона Севастополя

Д. Кардовский Москва в 1812 году


Приняв революцию 1917 года и активно включившись в процесс подъема культуры и преобразования жизни народа, Кардовский и в творческой практике, и в педагогической деятельности становится одним из основных борцов за реалистическое искусство, за дальнейшее развитие реалистической книжной и станковой графики, театральной декорации, системы художественного образования.

В это время художник много работает над изображением эпохи декабристов. Создавая цикл иллюстраций к «Русским женщинам» Некрасова, Кардовский ставит целью раскрыть величие подвига русских женщин, последовавших за близкими их сердцу «во глубину сибирских руд», и вместе с тем уяснение огромного значения декабристов в истории русского освободительного движения.

Некрасов. Русские женщины. Княгиня Трубецкая

Некрасов. Русские женщины. Княгиня Волконская

Дальнейшим развитием темы декабристов в творчестве мастера явилась серия из 12-ти портретов и 12-ти композиций «Декабристы», над которыми Дмитрий Николаевич продолжал работать до последних дней жизни, а также ряд станковых акварелей на эту же тему.

И вновь хочется обратить внимание на то, что Кардовский остаётся верен своему историзму, своему интересу к культуре и быту начала XIX века. Художником тщательно изучена историческая канва трагических событий декабря 1825 года, точно воспроизведена обстановка основных эпизодов, достаточно убедительны некоторые отдельные сцены, продуманы характеристики героев. Акценты, достигаемые при помощи сплошной заливки или белых пятен, способствуют динамичности и напряженности композиций.

Допрос Николаем I декабристов

Декабристы на Сенатской площади

Казнь декабристов


Серия рисунков к истории «декабристов» помогла художнику справиться с задачами более крупного масштаба. На грани между собственно станковой графикой и живописью можно считать две картины, выполненные акварелью и гуашью, на эту же тему: «У Исаакиевского моста» и «На Сенатской площади».

Обе картины остро вскрывают политическую романтику момента: трагическая взволнованность образов декабристов, их изолированность и обречённость противопоставлены тупым, неподвижным шеренгам войск и взбаламученной толпе петербуржцев, – частью сочувствующих, но больше любопытствующих.

Восстание на Сенатской площади

У Исаакиевского моста

На протяжении всей жизни Дмитрий Николаевич, так или иначе, обращался к творчеству великого русского поэта А. С. Пушкина. Первой работой стали акварели к «Сказке о царе Салтане», которые он выполнил в 1900 году, отдавая дань стилизации и условности. Эти рисунки к пушкинской сказке весьма отличаются от его дальнейшего творческого пути. Именно с этого момента у Кардовского и начались искания художественного образа, искания синтеза между его содержанием и средствами художественного выражения. Затем были отдельные наброски и эскизы к разным произведениям великого поэта, художник писал и его образ.

Возвращаясь к теме декабристов в творчестве Кардовского, вспомним еще одну его замечательную работу – «Пушкин и декабристы в Каменке».

Как известно, Александр Сергеевич гостил в усадьбе Каменке во время Южной ссылки, которая в то время являлась, по выражению А.С. Пушкина, средоточием «умов оригинальных, людей известных в нашей России», и где находилось имение Василия Давыдова, представителя зюйдового общества декабристов. Одно из таких собраний и изобразил график в 1934 году.

«Пушкин и декабристы в Каменке»


Пять лет спустя после разгрома декабрьского восстания Пушкин вспомнит и напишет об этих встречах в строфах «славной хроники» – Десятой главы «Евгения Онегина»:

Сначала эти заговоры

Между лафитом и клико

Лишь были дружеские споры,

И не входила глубоко

В сердца мятежная наука.

Все это было только скука,

Безделье молодых умов,

Забавы взрослых шалунов.

Увы, закончилось все – серьезно, жестоко и кроваво.

Среди акварелей в личной пушкиниане Кардовского Дмитрия Николаевича стоит обратить внимание на несколько работ, передающих быт так любимого им XIX века.

На картине «Пушкин в Царском Селе в 1831 году» (1910-1914 г., гуашь) художник изобразил жанровую сценку из жизни поэта в Царском Селе, куда он летом 1831 года переехал из Петербурга на съемную дачу с молодой женой. На открытой веранде дачи сидит Наталья Николаевна в красном платье, рядом с ней стоят двое мужчин и Пушкин. Они встречают подъезжающую коляску с дамой и военным.

Пушкин в Царском Селе в 1831 году

Как всегда у Кардовского, каждая фигура, каждое второстепенное действующее лицо, наделены яркой, поражающей своей остротой характеристикой. Концентрированность сюжета здесь можно уподобить небольшой новелле. Картина отличается ювелирной точностью рисунка в сочетании с богатством красочной гаммы, построенной на соотношении светлых тонов.

Кисти Кардовского принадлежат еще две картины, отражающие одну тему – балы XIX века. Но каким разным предстает на них главный персонаж– Пушкин.

На первой «Пушкин на балу в Москве» (1910, бумага, акварель, карандаш) изображен холостой поэт. Пушкин увлечен беседой с дамами, фигура его полна экспрессии, живости.

На другой «Пушкин на балу в Аничковом дворце» (1934 г.) мы видим уже женатого Пушкина, который, подавленный и утомленный, подпирает колонну, пока его жена кружится с кем-то в танце.

Образ Пушкина в обеих картинах прописан Кардовским с привычной тщательностью, с точной характеристикой настроения и времени.

Пушкин на балу в Москве 1910 г.

Пушкин на балу в Аничковом дворце 1934 г.

Рассказывать о творчестве Кардовского можно достаточно долго. Но в этом нашему читателю помогут книги, альбомы и воспоминания самого художника, его жены О. Л. Делла-Вос-Кардовской (также известной художницы) и дочери Е. Д. Кардовской.

Завершая повествование, хочется отметить, что Дмитрий Николаевич Кардовский был не только блистательным графиком, являясь рисовальщиком с реалистичной манерой и одним из лучших книжных иллюстраторов, максимально полно реализовывавшим идею автора литературного произведения. Он был незаурядным педагогом, человеком широкой эрудиции, умеющим на протяжении всей своей творческой жизни щедро и неутомимо делиться с другими своими знаниями и мастерством. Выпускники его «школы» прославились в разных художественных областях – это гравюра, станковая живопись, книжная иллюстрация, монументальная живопись. Его учениками были, ставшие впоследствии известными, художники А. А. Александров, Б. И. Анисфельд, В. Ф. Бордиченко, В. А. Гринберг, Б. Д. Григорьев, Б. А. Дехтерев, В. И. Ефимов, В. П. Ефанов, К. Н. Корнилов, С. А. Павлов, А. И. Савинов, Г. Б. Смирнов, А. М. Соловьев, П. А. Шиллинговский, П. М. Шухмин, В. И. Шухаев, П. П. Шмелев, А. Е. Яковлев.

«Нет ни одного ученика Д. Н. Кардовского, который не вспоминал бы с тёплым чувством и признательностью дни своего учения у него, – рассказывал о художнике педагоге Кардовском И. Э. Грабарь. – В круг своих обязанностей он ставил не только обучение художественному ремеслу, но, так же и поднятие культурного уровня учеников. Методика и педагогическая практика Д. Н. Кардовского представляют собой богатейшее наследие отечественной художественной школы».

 Л.Делла-Вос-Кардовская. Портрет мужа (Д. Кардовского)


Дмитрий Николаевич Кардовский очень любил свою родину – милый его сердцу Переславль-Залеский. Отсюда начался его славный творческий путь. Судьбоносные, счастливые и драматические моменты его биографии также связаны с Переславлем. Здесь прошли последние годы жизни художника, здесь же он скончался 9 февраля 1943 года и был похоронен, согласно завещанию, на территории Переславского Горицкого монастыря – музея, в создании которого принимал активное участие.

Могила Д.Н.Кардовского


Память о художнике бережно сохраняется на его родине. Имя Кардовского носит уникальная картинная галерея музея, Дом творчества художников, открытый в 1956 году в доме Кардовских, переданном Союзу художников дочерью Дмитрия Николаевича, Екатериной Дмитриевной. Именем Кардовского названа улица города, Общество, объединяющее художников и скульпторов. Таким образом благодарные потомки увековечили память одного из самых замечательных уроженцев древней переславской земли.

 

Библиография

Барановский В. И., Хлебникова И. Б. Антон Ажбе и художники России. – М. : Изд. МГУ, 2001. – 256 с.

Д. Н. Кардовский и О. Л. Дела-Вос-Кардовская : Сб. статей / Под ред. А. Ю. Фоменко. – М. : MelanarЕ, 2010. – 22 с.

Дмитрий Николаевич Кардовский : Сб. статей / Под ред. А. Ю. Фоменко. – М. : MelanarЕ, 2007. – 35 с.

Дмитрий Николаевич Кардовский об искусстве. Воспоминания, статьи, письма. – М. : Изд. Академии художеств СССР, 1960. – 339 с.

Еремина И. Щедрый талант художника-педагога // Библиополе. – 2011. – № 1. – С 74–79.

Молева Н. М. Выдающиеся русские художники-педагоги : Книга для учителя. – М. : Просвещение, 1991. – 416 с.

Подобедова О. И. Дмитрий Николаевич Кардовский. – М. : Советский художник, 1957. – 182 с.

Шаньков М. Императорская Академия художеств: Чистяков, Репин // Юный художник. – 2011. – № 5. – С. 14–17.

http://repin-book.ru/art-education-naumova.html

 

Ольга Солодовникова, Центральная библиотека им. А. С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...