четверг, 9 сентября 2021 г.

Искусство – путешествие во времени

Из глубины веков – искусство Древней Руси



Выставка из цикла «Искусство – путешествие во времени» в Центральной библиотеке им.А.С.Пушкина, в зале социально- гуманитарной литературы, посвящена искусству Древней Руси, может быть, самому драгоценному вкладу России в мировую культуру. Созданные столетия тому назад творения русских зодчих, иконописцев, книжников до сих пор поражают воображение своим величием, восхищают необыкновенно поэтическим воплощением образов, ощущением радости и красоты бытия. Именно древнерусское искусство сформировало на Руси то понимание жизни человека, которое стало почвой для основных нравственных установок нации. Под его влиянием складывалось национальное самосознание русского народа.


Историей древнерусскому искусству отведено целых восемь веков – с X по XVII. Восемьсот лет духовного и творческого поиска, иногда мучительного, внезапных озарений, гениальных решений и великих творений, имен создателей, которых мы часто не знаем.

Д. Биллингтон в своей довольно спорной книге «Лики России», пытаясь объяснить, почему Россия всегда идет своим собственным путем, в том числе и в искусстве, выделяет три составляющие, делающие русскую культуру уникальной: особенное ощущение простора и природы, постоянное взаимодействие с культурами многонационального российского общества и давшая России единство Русская православная церковь, оказавшая влияние на писателей, художников, композиторов. У книги есть подзаголовок: «Страдание, надежда, созидание». Следовало бы еще добавить «милосердие». Именно такой лик России – Руси и был отражен в лучших творениях древнерусских художников, скульпторов, зодчих.


С объединением в IX веке восточных славян в единое государство – Киевскую Русь – свое развитие получило и древнее искусство. Камнерезы и резчики по дереву создавали скульптуры языческих богов для капищ, живописцы расписывали их стены и разрисовывали магические маски. Деревянные терема украшались великолепной резьбой. К сожалению, слишком мало предметов искусства сохранилось с тех давних времен, только отдельные украшения, черепки посуды, фрагменты вышивок, росписи, резьбы, скульптур, очень редко – изделие целиком. Поэтому нельзя точно сказать, почему языческое искусство так быстро исчезло после принятия православия, уступив свое место тому, что мы сейчас считаем настоящим древнерусским искусством.

Но исчезло ли? На эту тему рассуждают в книге «Искусство Древней Руси» ее авторы – Г.К. Вагнер и Т.Ф.Владышевская. Они прослеживают, как блестящее византийское искусство, в котором живописцы, скульпторы, зодчие и музыканты создавали свои произведения по церковным канонам, столкнулось с язычеством восточных славян и со всем многообразием языческого народного творчества, с радостным культом природы, с плотью, торжествующей над духом, как испытало на себе всю мощь русской народной культуры, как переплетались языческие сказки и предания с церковными проповедями, а вера – с красочными народными праздниками, как при этом православие меняло мировоззрение людей, открывало для них новое понимание пространства и образа человека, и как все это взаимопроникновение двух культур сотворило тот удивительный феномен, который называется древнерусским искусством.


Древнерусское искусство домонгольского периода, чье зарождение связано с принятием православия, было победным и праздничным – христианство пришло на Русь в момент достижения ею могущества и военного, и политического. В это время русская культура, по словам Д.С. Лихачева, была «до краев наполнена звоном мечей, блеском и славой оружия», и пронизана светом, надеждой, жизненной силой и восторгом перед открывающимися перспективами. Эта парадная торжественность была главным признаком искусства домонгольской Руси.

Сборник «Русское искусство XI-XIII веков» посвящен становлению и первому, необычайно пышному расцвету древнерусского искусства. Несмотря на то, что материалы, составившие книгу, посвящены различным аспектам научного исследования древнерусского художественного наследия, она будет интересна не только специалистам-историкам и искусствоведам. Статьи сборника содержат множество интересных сведений, а великолепные репродукции и прекрасный язык изложения делают эту книгу очень занимательной.


Принятие христианства особенно мощно проявилось в архитектуре. В Древней Руси, отмечает в своей книге «Искусство Древней Руси» Л. Любимов, строительство храмов было той отраслью, где художественно-творческая деятельность проявлялась ярче всего, поэтому разговор о древнерусском искусстве следует начинать с зодчества.

До XI века храмы строили из дерева, одним топором, без использования гвоздей. Традиции деревянного русского зодчества сохранялись и позже. На русском севере даже с развитием каменного зодчества церкви продолжали «рубить». Главной приметой деревянных храмов была многоглавость. Многочисленные луковичные купола, большие и маленькие, были покрыты деревянными чешуйками – лемехом. Осиновый лемех оттенял гладь стен и шатров церкви и создавал светлое и праздничное настроение.

Следов самых первых каменных христианских храмов в Киеве и Пскове, возведенных по указанию еще княгини Ольги, к сожалению, не сохранилось, как не сохранилась и киевская Десятинная церковь, возведенная греческими зодчими по указанию князя Владимира на месте древнего языческого капища, и разрушенная татарами при взятии Киева. Ее руины еще долго сохранялись в Киеве, но в XIX веке на ее фундаменте возвели новое здание, которое, в свою очередь, было разрушено во время Великой Отечественной войны.

Влияние Византии на культуру и искусство Древней Руси было велико, но не абсолютно. Позаимствовав многое у византийцев, славяне внесли в их каноны и приемы славянское своеобразие и славянское представление о красоте и соразмерности. Русские строили свои храмы не по строгому канону, а «по пригожеству», «как мера и красота скажут». В Киево-Печерском патерике есть упоминание о том, как русские мастера при строительстве размеряли золотым поясом Успенскую церковь в Киеве: «20 в шириу и 30 в длину, а 30 в высоту; стены с връхом 50».

Религиозный философ князь Евгений Трубецкой дал самое поэтичное толкование сущности древнерусских храмов и их архитектурному своеобразию. В сборнике «Смысл жизни» – размышления философа о русском храме, о загадочной силе древнерусских икон, о совершенстве и гармонии, к которым стремится человек, и о которых наши предки знали гораздо больше нас.


По Трубецкому, храм – то начало, которое должно господствовать в мире. Храм – это иная действительность, небесное будущее, которое так манит, но которое человечеству еще только предстоит достигнуть. В этом суть древнерусского храма, нашедшая выражение в его архитектуре. Сравнивая купола византийских храмов, изображающие собой небесный свод, и стремящиеся ввысь шпили готических церквей с русскими храмами, Е Трубецкой представляет их луковичные завершения огненными языками, воплощающими собой молитвенное горение, а многоглавые соборы видит огромными многосвечниками. Колокольня Ивана Великого – горящая гигантская свеча. И в этом горении церковных куполов проявляется духовный облик Руси. Древнерусские храмы до сих пор поражают своей величавой красотой. Удивительная одаренность русских зодчих видна в поэтичных деревянных храмах Севера, суровых величественных сооружениях Великого Новгорода, стройных и изящных белокаменных соборах Владимира и Суздаля, торжественных праздничных постройках Москвы, жизнерадостных красочных храмах Ярославля и множестве других сохранившихся в веках архитектурных шедеврах. Книга доктора искусствоведения, специалиста по Древней Руси Ирины Бусевой-Давыдовой «Каменное зодчество Древней Руси» написана в необычной манере: вполне научное содержание облечено в художественную форму, и древние храмы мы видим глазами их современников – простых и знатных киевлян, новгородцев, москвичей, тех, кто строил храмы, и тех, кто в них молился.


Многокупольное чудо Киевской Софии, украшенное сотнями метров мозаики и тысячами метров фресковой живописи, равного которому в Европе начала XI века не было ничего, и сегодня производит ошеломляющее впечатление. А что говорить о людях XI века! Храм возводили византийские мастера, которым помогали русские зодчие, и при строительстве учитывались особенности древнерусской архитектуры.

С середины XII века наряду с Киевом бурно развиваются Новгород, Галич, Владимир-Залесский, Смоленск, Полоцк, в которых возводятся архитектурные шедевры, каждый из которых уникален: Новгородская София – главный храм средневековой республики, сложенный из исполинских, грубо отесанных камней, отличающийся строгой соразмерностью пропорций, суровой простотой и сдержанностью декора; небольшой одноглавый храм Спаса-Нередицы с грубоватой кладкой толстых, несколько неправильных стен, суровый, мужественный и простой; Успенский собор Владимира, поражавший красотой, богатством и изысканностью архитектурных форм, изяществом линий, безупречной точностью деталей и тонким соотношением пропорций, украшенный каменной резьбой, золоченой медью и фресками.


Жемчужина древнерусского зодчества и одно из самых поэтических его сооружений – церковь Покрова на Нерли, вблизи Владимира. Вставшая на невысоком холме среди цветущих лугов при впадении Нерли в Клязьму, сияет ослепительно-белым отражением в тихой воде среди лилий и кувшинок сама как диковинный цветок, а не творение человеческих рук. Легкая, воздушная церковь вся устремлена вверх.


А белокаменные храмы Суздаля, Ярославля, Ростова Великого, а домонгольские храмы Смоленска, а киевские, новгородские, полоцкие, черниговские храмы, при всех своих общих чертах имеющие свой собственный индивидуальный облик – как самобытны и неповторимы они. Древнерусское зодчество славилось не только храмами. Новгородский, Смоленский, Московский, Тульский, Волоколамский, Ростовский Кремли, построенные как укрепления на случай вражеского нападения, стали главным украшением русских городов, благодаря таланту их строителей. На нашей выставке представлены два альбома из серии «Архитектурные шедевры святой Руси», посвященные архитектуре Ярославля и Ростова Великого.


Этот расцвет русского зодчества был прерван страшным ордынским нашествием. Века монгольского владычества были «темными веками» русской архитектуры. Только Великий Новгород, избежавший нашествия, хранил традиции и продолжал строить церкви. Когда иго было сброшено и ушел страх, у русского народа вновь возникла потребность строить храмы. Но за два века монголо-татарского владычества русские зодчие забыли технику каменной постройки, и когда в XV веке вновь стали возводить храмы, у них стали рушиться стены. Приглашенные итальянские архитекторы обучали русских мастеров обжигать кирпич, делать известь нужной консистенции, густую и клейкую, показывали, как усовершенствовать кладку, но в строительстве итальянцы обязаны были следовать русским образцам. И в Москве появились настоящие чудеса русского зодчества – Успенский и Благовещенский соборы. Это были уже совершенно свободные от византийского влияния сооружения. 

Позже были построены Троицкий собор фантастической многоярусной и многокупольной Троице-Сергиевской лавры, колокольню которой тоже часто называли розовой свечой, указывавшей паломникам путь, Спасский собор Андроникова монастыря, Церковь Вознесения в Коломенском, и невероятным образом сочетающий в себе аскетизм и буйную радугу красок храм Василия Блаженного. Альбом «Древнерусская архитектура» из серии «Шедевры мирового зодчества» включает в себя описания 90 самых известных сооружений Древней Руси, каждое из которых – жемчужина древнерусской архитектурной мысли.


Внутреннее убранство храма соответствует его наружному исполнению: через видимое снаружи горение (луковичный купол- пламя свечи) небо сходит на землю, и становится внутри храма его завершением.

Этот великий смысл воплощается во внутреннем декоре храма, прежде всего в живописи. В древнерусской живописи существовали два направления – стенная живопись (фрески) и иконы на дереве. Монументальная живопись, фрески – росписи, выполняемые по сырой штукатурке, были главным украшением храмов. К сожалению, кроме немногих, чудом сохранившихся в своем первозданном виде, древнерусские фрески в большинстве своем были сильно повреждены временем, пожарами, войнами, позднейшими переписываниями. Не меньше вреда нанесла и неумелая реставрация, когда проводившие ее «исправляли» памятники искусства в соответствии с собственными эстетическими предпочтениями. Многое было непоправимо испорчено. Самые древние фрески частично сохранились в Софийском соборе Киева. Они выполнены греческими художниками и точно соответствуют особенностям византийского стиля.


Греческие мастера приглашались для росписи русских храмов до самого ордынского нашествия и все домонгольское искусство Древней Руси было подчинено строгим византийским живописным канонам.

Единственный домонгольский храм, в котором фрески сохранились почти целиком – от пола и до купола, по всему объему – Спасский собор Мирожского монастыря в Пскове. В XVI веке после героической обороны Пскова от поляков при ремонте храма фрески были забелены, благодаря чему они и сохранились. В альбоме «Древнерусская монументальная живопись», который представлен на выставке, можно увидеть сохранившиеся фрагменты фресок домонгольских храмов Киева, Новгорода, Владимира, Пскова, Старой Ладоги. А сколько таких живописных сокровищ Древней Руси бесследно исчезло под более поздними «подновлениями» или погибло вместе с уничтоженными храмами, нам не дано знать.

В начале XX века случилось то, что иначе как чудесным явлением назвать нельзя. Русское искусство открыло феномен древнерусской иконы – одного из величайших мировых сокровищ, удивительного создания живописи, явления в мире искусства совершенно уникального. Хотя еще великий немецкий поэт Гете, увидев привезенные из России иконы был поражен тем, как целая отрасль искусства могла сохраниться неизменной с древнейших времён. Тогдашний министр внутренних дел России, которому было поручено собрать исторические сведения о древнерусской иконописи, обратился за разъяснениями к одному из лучших российских историографов Н.Карамзину и получил ответ: «В материалах нашей истории не нахожу никаких дальнейших объяснений на сей предмет». И еще на долгие годы оказалась спрятанной под копотью и драгоценными ризами эта жизнерадостная красота, эта симфония цвета, это совершенное искусство, полное глубины мысли и чувства.

В 1913 году в Москве прошла большая выставка древнерусского искусства, на которой впервые было представлено большое количество расчищенных икон XV-XVI веков. Мрачные, темные доски, покрытые толстым слоем олифы и закопченные до такой степени, что не видно было изображения, засверкали чистыми, яркими красками: солнечным золотом, пламенем киновари, тончайшими нежными оттенками розового и фиолетового, невиданной красотой белоснежных и голубых тонов. Это был праздник одного из лучших созданий народного гения Древней Руси. Книга П. Муратова «Древнерусская живопись» подробно рассказывает об этой выставке, о подвижниках – ученых, художниках, коллекционерах, открывших миру чудо древнерусской живописи, об иконописцах и русских школах иконописи. А в альбоме М. Алпатова «Сокровища русского искусства XI-XVI веков» собраны репродукции наиболее значительных и характерных для русского искусства икон и фресок из русских музеев.


Считается, что в языческой Руси такого искусства как живопись не существовало. Во всяком случае, ни одного живописного изображения того времени до нас не дошло. Иконы появились на Руси с принятием христианства и привозили их византийские священнослужители – миссионеры. В то время церковное искусство развито было в Византии, как нигде. Среди других икон Русь получила шедевр, предположительно список с иконы евангелиста Луки «Богородица Умиление». Считалось, что Лука написал этот образ на доске стола, принадлежавшего когда-то семье Иисуса Христа. На Руси икону впоследствии назвали Владимирской Божьей Матерью. Она стала символом эпохи и одной из главных православных святынь России.


О том, как эта икона попала из Киева во Владимиро-Суздальское княжество, как потом оказалась в Московском княжестве, а позже стала покровительницей России, какие чудеса были связаны с ней, можно написать увлекательный авантюрный роман, настолько запутанной была эта история. В фондах Централизованной библиотечной системы Челябинска есть книга Л. Щенниковой «Владимирская икона Божией Матери: главная святыня России», в которой подробно рассказана история этого образа.

С конца X века артели или «дружины» иконописцев возглавляли греки-византийцы, а русские художники были в этих артелях учениками-подмастерьями. Но уже с XII-XIII вв. собственные русские мастера начинают играть главную роль. Подчиняясь канонам византийского искусства, русские художники, перерабатывая византийский опыт, вносили в него свои особенности и создавали уникальные произведения. Так, холодноватая отстраненность греческой иконы в иконе русской сменяется теплотой чувства.

Самыми древними из написанных уже на Руси и сохранившихся икон считаются новгородские иконы «Апостолы Петр и Павел» и «Спас Златая Риза», обе датируются XI веком. К сожалению, изображение XI века практически не сохранилось. По сути, это заново написанные образы. Тем ценнее находка иконы XI-XII века с изображением Св. Георгия.


Ее также относят к новгородской иконописной школе и ее сохранность объясняется тем, что в свое время кто-то закрасил изображение коричневой краской, под которой образ благополучно сохранился до 1930 года практически неповрежденным. Уникальность этой иконы еще и в том, что несколько веков оборотная сторона иконы была лицевой с изображением XIV века Богородицы с младенцем. Таким образом, икона стала двухсторонней. Позже обнаружили под ликом Богородицы еще более раннее изображение, но расчистили только небольшой фрагмент, тем самым многократно увеличив ценность иконы.

Икона больше, чем предмет искусства. Иконопись всегда считалась труднейшим искусством, в котором соединяются человеческие возможности и божественное начало. Святые на иконах выглядят утонченными, практически бесплотными, потому что икона не портрет, а изображение духовной сущности святого.

Иконописец доносил до людей эту тайну, эти великие духовные откровения не словами, а красочными образами. Икону называли «книгой о вере» и «богословием в красках». Удивительная особенность русских икон, писаных до раскола: скорбные, аскетические изображения, и при этом удивительно радостные и чистые краски. Скорбь и радость – как возможно в одном изображении сочетание таких разных чувств – тайна русской иконописи. Именно эта особенность и глубина религиозного вдохновения, явленная нам в творениях русских иконописцев, закономерно проявилась потом в лучших произведения русской литературы.

Иконописцы, как посредники между человеком и Богом, занимали в древнерусской иерархии наряду со священнослужителями особое место. К ним относились с подчеркнутым уважением, их запрещалось привлекать к исполнению различных гражданских повинностей и выполнению заказов писать на мирские темы. Трудились иконописцы под строгим контролем со стороны церковной власти. И писать могли по строго регламентированным византийским иконографическим канонам. Канон определял композицию иконы, сюжет, лица, положение фигур, действия, мельчайшие детали изображения. Византийское искусство соединившись с русской национальной традицией, сформировали оригинальный русский иконописный стиль, который окончательно оформился в XIV веке. Появились новгородская, владимиро-суздальская, псковская, тверская, московская иконописные школы, каждая со своим неповторимым и узнаваемым лицом.

Русской Флоренцией Великий Новгород был назван по праву. С XII по XVI век он был крупнейшим центром древнерусской живописи. Как и новгородские храмы, иконы новгородского письма отличаются простотой: четкие ровные линии, тщательная проработка лиц и одежд, строгие монументальные фигуры святых. Преобладают холодные и чистые оттенки киновари и изумрудно-зеленого цветов.

Иконописцы псковской школы выбирали глубокие красные тона – оранжево- красный, алый, малиновый, красно-коричневый, а также темный желто-зеленый («празелень») и глубокие синий и фиолетовый, до черноты. Характерная особенность псковских икон – «жемчужины» из белил, которые делают удлиненные холодноватые лики святых еще строже.

Владимиро-суздальская школа сохранила древнюю византийскую традицию, отличалась строгой выразительностью рисунка, торжественностью орнаментов, яркостью и чистотой света. Темно-синие, вишневые, зеленые краски сочетаются с белыми, ярко-красными цветами и с золотом.

В начале XIII в. прославилась ярославская школа иконописи. В монастырях и церквах Ярославля было написано немало превосходных иконописных произведений.

Квинтэссенцией русской иконописной школы стала московская школа иконописи, объединившая в себе традиции всех отечественных школ. Именно на время ее возникновения в XIV-XV вв. пришелся расцвет русского иконописного творчества, золотой век русской иконописи, когда она окончательно перестает быть ученической и становится по-настоящему самобытной. Московские иконописцы, отойдя от строгих византийских канонов, дали волю воображению. Точность деталей, выразительность и естественность фигур, простота композиции, гармонический колорит и мягкость изображения – характерные особенности московской школы иконописи. Одним из самых известных и оригинальных образов московской иконописной школы стал «Спас Ярое Око» из Успенского собора Кремля. Именно с этим суровым образом наши предки одержали победу над Мамаевым войском.

Подробнее о русских иконописных школах можно узнать из составленных одним из самых авторитетных искусствоведов в области иконописи В. Лазаревым альбомов «Новгородская иконопись», «Московская школа иконописи», «Иконопись древней    Твери», а также альбома «Псковская икона XIII-XVI веков» составителя И. Родниковой.


Для Руси XV век, начавшийся борьбой за освобождение и объединение страны, был веком радости, окончания трагических вековых испытаний, веком небывалого духовного возрождения, веком подвижников, творцов, созидателей. Целых полтора столетия этот высокий духовный подъем вдохновлял зодчих, иконописцев, книжников. Лучшие образцы древнерусского искусства созданы в этот период.

Кем же были древнерусские живописцы? Имен большинства из них мы не узнаем никогда. Живопись с X по XV века была безымянной. Известны имена только нескольких художников, упомянутых в летописях. Таких как Алимпий Печерский и Григорий Иконописец – первых русских художников, с чьими именами связано возникновение первой иконописной школы Древней Руси – Киево-Печерской.

Но три имени величайших художников Древней Руси – Феофан Грек, Андрей Рублев и Дионисий – стали символами всей древнерусской живописи.

В 1370 году в Новгород «пришел мастер дивный Феофан, прозванный Греком», чей и без того великий талант на русской почве раскрылся и засверкал особенно ярко. Он был не просто выдающимся живописцем, но и незаурядной личностью. Страстный, темпераментный, не связывавший себя никакими схемами, Феофан пишет широкими свободными мазками, цвет на его иконах одновременно и плотный, и прозрачный, неожиданно взрывающийся яркими и даже какими-то яростными бликами. Расписывая храмы, он проповедовал с лесов. Его необыкновенные и очень остроумные проповеди приходили слушать толпы людей. Фигуры на его фресках и иконах не статичны, как предписывает канон, в них нет никакого спокойного созерцания, безмятежности и отрешенности. Они полны трагического напряжения, словно страдают и борются с соблазнами и искушениями. Суровые и сильные, они как будто в разладе сами с собой – готовы покаяться, но не в силах преодолеть гордыню. Даже сейчас, через более чем семь столетий, глядя на лики Феофанова письма, мы чувствуем, как мучительно и трудно это преодоление страстей, собственной натуры, как тяжелы покаяние и искупление. Он расписывал церкви Новгорода и Москвы, но его работ сохранилось немного – роспись церкви Спаса Преображения в Новгороде и московского Благовещенского собора, несколько икон, одна из которых – Донская икона Божьей Матери. В книге В. Лазарева «Феофан Грек и его школа» кроме биографии великого живописца помещены репродукции его работ и подробный рассказ о них.


Вместе с Феофаном Греком московский Благовещенский собор расписывал Андрей Рублев, величайший из мастеров Древней Руси, по сути, основатель московской школы иконописи, исполненный истинно монашеского духа смирения и внутренней гармонии. Два художника исключительного таланта, но с таким разным взглядом на мир! Рублев учился у Грека свободному мазку, с благодарностью перенимал умение передать в иконе живые жесты, походку, движение. Но спокойные и задумчивые апостолы Рублева совсем не похожи на грозных святых Грека, драматичных и мятущихся. Рублевские иконы полны тонкой поэзии, покоя и тихого света любви и доброты. Лучшее творение Андрея Рублева – «Троица» – символ возрождения Руси, икона ясная, гармоничная и радостная. Творчество Андрея Рублева, как отмечает искусствовед В. Сергеев в своей книге «Рублев», одна из вершин русского и мирового искусства, а совершенство его произведений – результат особого мистического видения. Всего несколько прижизненных упоминаний об Андрее Рублеве, фрагменты фресок и немногим более десятка икон – вот и все, что дошло до нас, но это те волшебные ключи, которые открывают для нас мир удивительный, непостижимый и манящий.


Каким-то чудом сохранились и дошли до наших дней фрески собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, стоящего на берегу озера среди северных лесов. Фрески эти были выполнены иконником Дионисием, самым солнечным художником Руси конца XV – начала XVI века. В отличие от Феофана Грека и Андрея Рублева, сведений о жизни которых почти не сохранилось, о Дионисии известно гораздо больше. Может быть, потому что он жил уже в более спокойную эпоху, когда после войн и междоусобиц на Русь, наконец-то, приходят мир и покой. Дионисию не пришлось испытать того, что его предшественникам, и писал он свои иконы и фрески светло и радостно, как истинный художник Возрождения. И характер у него был такой же легкий и веселый. Он не писал образов трагических и страстных, как Грек, или глубоких и смиренно-мудрых, как Рублев. Он художник-эстет, и его святые были ликующе-праздничными, торжественными и парадными.

В 1975 году был найден Синодик Кирилло-Белозерского монастыря, из которого стало известно, что Дионисий принадлежит к знатному роду. Что могло подвигнуть человека такого происхождения заниматься требующим долгих лет подготовки и обучения, физически очень тяжелым, да и просто грязным трудом, который представляет собой искусство фрески? Кроме таланта, он должен был обладать необыкновенно высокой духовностью, впрочем, как и все древние русские иконописцы. Вместе с двумя сыновьями он расписал 600 кв. метров всего за 34 дня. 300 сюжетов писались сразу набело, краски наносились на мокрый грунт, что не позволяло допустить ни единой ошибки. Дионисий был художником дорогим, но храм Рождества Богородицы он расписал бесплатно. Его росписи в других храмах практически не сохранились, а уникальные росписи Ферапонтова монастыря мы и сегодня, спустя века, можем видеть такими, какими видел их Дионисий – в голубых, зеленых, белых, багряных и золотистых цветах. Эмоциональное воздействие радостных и светлых фресок Дионисия на зрителя необыкновенно велико. Он был последним значительным художником, следовавшим великой древнерусской иконописной традиции. Книга Г. Чугунова об этом художнике есть в наших фондах.


Постепенно икона становилась более декоративной, превращалась в предмет интерьера, а иконопись – в ремесло. После произошедшего в Русской православной церкви раскола бережно сохранялась старинная традиция только в среде приверженцев старой веры.

Исследователи древнерусского искусства сталкиваются с целым рядом проблем, главная из которых – утрата многих памятников полностью или частично. Некоторые из памятников XI-XIII дошли до нашего времени в неузнаваемом виде. Осыпавшиеся фрески и почерневшие иконы часто записывались сверху заново в более поздние годы, и реставраторам приходится снимать слой за слоем, добираясь до самого первого, написанного древним иконописцем. И только редкие сохранившиеся шедевры позволяют исследователям открыть тайны и заново написать утраченные страницы истории древнерусского искусства.

Иконам в этом смысле повезло больше. Благодаря староверам, свято хранящим старинные иконы, были сохранены многие уникальные произведения.

Председатель Ассоциации реставраторов России, художник-реставратор высшей категории, искусствовед и публицист, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член Союза писателей России, вице-президент Российского международного Фонда культуры, член Комиссии по рассмотрению вопросов о возвращении культурных ценностей – это все один человек – Савелий Ямщиков – великий защитник русской культуры, спасший огромное количество погибающих памятников старины. А друзья и соратники называли его просто – «реставратором всея Руси». Этот удивительно многогранный художник посвятил жизнь не просто поискам и восстановлению старинных икон, а сохранению культурного наследия в его первозданном виде. Он много писал о своем любимом деле: о поисках, находках и открытиях, о борьбе за спасение и восстановление памятников, о преодолении равнодушия невежественных чиновников. На нашей выставке представлены две из многочисленных книг С. Ямщикова: «Спасенная красота» об искусстве реставрации и составленный им сборник «Древний Псков» из целого цикла сборников, посвященных сохранению памятников истории и искусства древних русских городов.

Труду реставраторов, занимающихся возрождением шедевров древнерусского искусства, посвящено не так много книг, таких как Ю Бобров «История реставрации древнерусской живописи». До нее подобных обобщающих трудов в советской литературе не было. Автор прослеживает развитие реставрации от первых опытов, которые предполагали просто подновление изображения, до строго научного процесса сохранения памятников искусства в их первозданном виде. Кропотливая работа реставраторов иногда растягивается на долгие годы, потому что им приходится буквально по миллиметрам раскрывать спрятанный под многовековыми наслоениями образ, созданный древним художником. О блестящих достижениях русских реставраторов и их печальных ошибках рассказывает эта книга.


О реставрации старинных икон увлекательно рассказывает В. Солоухин в записках коллекционера «Черные доски» из книги «Записки из Русского музея». Увлекательно, шаг за шагом, писатель описывает процесс воскрешения «черных досок»: как постепенно под осторожными руками реставратора сначала проступает на совершенно темной доске изображение, как расчищая крохотный кусочек изображения размером с почтовую марку, реставратор убирает с него слой за слоем, словно открывая окошечко в прекрасный, красочный мир, меняющий неправдоподобно-яркие цвета: алый, синий, зеленый, а реставратор все продолжает очищать это удивительное окошко, убирая и эти праздничные слои, постепенно добираясь до самого первого, древнего, настоящего лика. И вновь рядом с этим крошечным окошечком начинает осторожно расчищать следующее, такое же крошечное. И так до тех пор, пока не откроется весь образ в своей первозданной красоте. Но это только начало работы. Предстоит еще ювелирное подклеивание микроскопических чешуек краски, отшелушившихся от дерева, сваренным по старинным рецептам рыбьим клеем, прорисовка утерянных фрагментов изображения так же по старинным рецептам приготовленными красками и еще множество непонятных нам действий, прежде чем мы увидим икону такой, какой видели ее наши предки, ее современники. Оторваться от описания этого процесса невозможно, как от увлекательного романа.


Именно так, путем послойной очистки, была восстановлена художниками И. Остроуховым и В. Гурьяновым «Троица» Андрея Рублева.

 

Древнерусское искусство – одна из самых высоких вершин мировой культуры, величайшее духовное достояние нашего народа и важная часть культурного наследия всех славянских народов, исповедующих православие.

Выставка будет работать до 1 октября, и все желающие могут познакомиться с литературой, рассказывающей о неповторимом и самобытном искусстве Древней Руси.

 

Список использованной литературы:

Алпатов, М. В. Сокровища русского искусства XI-XVI веков : (Живопись) : [альбом] / М. В. Алпатов. – Ленинград : Аврора, 1971. – 287 с.

Архитектурные шедевры Святой Руси. Ростов Великий : [фотоальбом / авт.-сост. Л. В. Коршунова]. – Самара : Агни, 2008. – 79 с. : фото.цв.

Архитектурные шедевры Святой Руси. Ярославль : [фотоальбом / авт.-сост. Л. В. Коршунова]. – Самара : Агни, 2007. – 79 с. : фото.цв.

Барская, Н. А. Сюжеты и образы древнерусской живописи : [учебное пособие] / Н. А. Барская ; [художник Б. Валит]. – Москва : Просвещение, 1993. – 222 с.

Биллингтон, Джеймс Х. Лики России : Страдание, надежда и созидание в русской культуре / Д. Х. Биллингтон ; перевод с английского О. А. Алякринский. – Москва : Логос, 2001. – 247 с.

Бусева-Давыдова, И. Л.Каменное зодчество Древней Руси / Ирина Бусева-Давыдова ; [вступительная статья В. Д. Черного]. – Москва : Детская литература, 1989. – 142, [2] с. : ил. ; 22 см. – (Библиотечная серия). 

Вагнер, Г. К. Искусство Древней Руси / Г. К. Вагнер, Т. Ф. Владышевская. – Москва : Искусство, 1993. – 254 с.

Дионисий [Изоматериал] : [альбом репродукций / составление, вступительная статья Н. К. Голейзовского, С. В. Ямщикова]. – Москва : Изобразительное искусство, 1969. – [24] с. : ил. – (Образ и цвет).

Древнерусская архитектура : Города. Церкви. Соборы / под редакцией С. Ю. Афонькина. – Санкт-Петербург : Кристалл, 2002. – 95 с. – (Шедевры мирового зодчества).

Древнерусское искусство XIV-XV вв. : сб. ст. / АН СССР. Науч. совет по истории мировой культуры, ВНИИ искусствознания М-ва культуры СССР] ; отв. ред. О. И. Подобедова. – Москва : Наука, 1984. – 320 с. : цв.ил.

Древнерусское искусство / Рос. акад. наук, Науч. совет по истории мировой культуры, Гос. ин-т искусствознания. – Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2002 – . – ISBN 5-86007-383-6.

[Т.] : Искусство рукописной книги. Византия. Древняя Русь / [отв. ред. Э. Н. Добрынина]. – 2004. – 480 с. : ил.

Древнерусское искусство / Рос. акад. наук, Науч. совет по истории мировой культуры, Гос. ин-т искусствознания. – Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2002 – . – ISBN 5-86007-355-0.

[Т.] : Русское искусство позднего средневековья, ХУ1 век / [отв. ред. А. Л. Баталов]. – 2003. – 543 с. : ил

Древнерусское искусство / Рос. акад. наук, Науч. совет по истории мировой культуры, Гос. ин-т искусствознания. – Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2002 – . – ISBN 5-86007-383-6.

[Т.] : Искусство рукописной книги. Византия. Древняя Русь / [отв. ред. Э. Н. Добрынина]. – 2004. – 480 с. : ил

Лазарев, В. Н. Московская школа иконописи : [альбом] / В. Н. Лазарев. – Москва : Искусство, 1971. – 235 с. : ил., цв. ил. 

Лазарев, В. Н. Новгородская иконопись : [альбом] / В. Н. Лазарев. – Москва : Искусство, 1976. – 203 с. : ил., цв.ил

Лазарев, В. Н.Феофан Грек и его школа / В. Н. Лазарев. – Москва : Искусство, 1961. – 134 с. : ил.

Лебедева, Ю. А. Древнерусское искусство X-XVII веков. Живопись и архитектура : пособие для учителя / Ю. А. Лебедева. – Москва : Учпедгиз, 1962. – 240 с.

Любимов, Л.Д. Искусство Древней Руси / Лев Любимов. – 3-е издание, исправленное. – Москва : Просвещение, 1996. – 318 с.

Муратов, П. П. Древнерусская живопись : история открытия и исслед. : 175 черно-белых и 40 цв. репрод. / Павел Муратов. – Москва : Айрис-Пресс : Лагуна-Арт, 2005. – 427 с., [16] л. цв. ил. : ил., портр. – (Библиотека истории и культуры).

Осетров, Е. И. Живая древняя Русь : кн. для учащихся / Е. И. Осетров. – 2-е изд., испр. и доп. – Москва : Просвещение, 1985. – 304 с. : ил.

Осетров, Е. И. Родословное древо / Евгений Осетров. – Москва : Молодая гвардия, 1979. – 380 с. : ил

Петров-Стромский, В. Ф. Тысяча лет русского искусства : История, эстетика, культурология / В. Ф. Петров-Стромский. – Москва : Терра, 1999. – 350 с. – (Терра – школе).

Псковская икона XIII-XVI веков : альбом / автор вступительной статьи М. В. Алпатов, И. С. Родникова ; составитель альбома и автор каталога И. С. Родникова. – Ленинград : Аврора, 1990. – 322, [1] с. : цв. ил.

Русское искусство XI-XIII веков : сборник статей / В. Г. Брюсова [и др.]. – Москва : Изобразительное искусство, 1986. – 208 с. : ил.

Сергеев, В. Н. Рублев / В. Н. Сергеев. – 2-е издание. – Москва : Молодая гвардия, 1986. – 250, [4]1с., [8] л. ил. ; 21 см. – (Жизнь замечательных людей )

Солоухин, В. А. Письма из Русского музея ; Черные доски : [записки начинающего коллекционера] ; Время собирать камни : [очерки] / В. А. Солоухин ; [фотоиллюстрации Анатолия Заболоцкого ; художник Александр Зубченко]. – Москва : Молодая гвардия, 1990. – 414, [1] с. : ил., фот. цв., портр

Троица Андрея Рублева : антология / сост. Г. И. Вздорнов, рец. А. И. Комец. – Москва : Искусство, 1981. – 214 с. : ил.

Трубецкой, Е. Н. Смысл жизни / Е. Н. Трубецкой. – Москва : Республика, 1994. – 431 с. : ил. – (Мыслители XX века).

Чугунов, Г. И. Дионисий / Г. И. Чугунов. – Ленинград : Художник РСФСР, 1979. – 47 с. 

Щенникова, Л. А.Владимирская икона Божией Матери : главная святыня России / Л. А. Щенникова. – Москва : Метропресс, 2013. – 74 с. : цв.ил. – (Русская икона : образ и символы).

 

Юлия Брюханова, Центральная библиотека им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...