понедельник, 18 января 2021 г.

20 стихотворений о прорыве блокады Ленинграда


18 января 1943 года была прорвана блокада Ленинграда.

 

18 января 1943 года

Что только перенёс он, что он выстрадал…

А ведь была задача нелегка.

На расстояньи пушечного выстрела

Всё это время был он от врага.

 

Гранитный город с мраморными гранями,

Сокровище, зажатое в тиски.

Его осколочные бомбы ранили,

Его шрапнелью рвали на куски.

 

Бывали сутки — ни минуты роздыха:

Едва дадут отбой, — и артобстрел.

Ведь немец близко. Дышит нашим воздухом.

Он в нашу сторону сейчас смотрел.

 

Но город не поколебался, выстоял.

Ни паники, ни страха — ничего.

На расстояньи пушечного выстрела

Все эти чувства были от него…

 

Сосредоточены, тверды, уверены,

Особенно мы счастливы, когда

Вступает в дело наша артиллерия,

Могучие военные суда.

 

Мы немцев бьём, уничтожаем, гоним их;

Огонь наш их совсем к земле пригнул.

Как музыку, как лучшую симфонию,

Мы слушаем величественный гул.

 

Тут сорок их дивизий перемолото.

А восемнадцатое января

История уже вписала золотом

В страницы своего календаря.

В. Инбер

 

18 января

Над светом зарев и над смертной мглою

Встаёт тот день. То было год назад, —

С отчизною, с Москвой, с Большой землёю

В боях соединился Ленинград.

 

Крепчал мороз. Но ярость наступленья

Была необорима и сильна, —

Казалось, что до белого каленья

В те дни земля была накалена.

 

И движимы единым чувством братским,

Беря с боями каждый метр земли,

Шли волховцы на помощь ленинградцам —

И ленинградцы им навстречу шли.

 

Столбы огня вставали между ними,

Им смерть дышала холодом в лицо.

Но шли они дорогами своими —

И взломано проклятое кольцо!

 

В великой битве прорвана блокада,

Нам светит негасимая заря —

Стал праздником навек для Ленинграда

День восемнадцатого января.

 

Но близок день иной великой даты,

Осада будет снята навсегда,

Под Ленинградом сгинут супостаты —

И не уйдёт от роковой расплаты

Немецкая и финская орда!

В. Шефнер

 

Рейте, красные флаги!

(18 января 1943 года)

Вот и встретились братья,

Стало небо алей.

Есть ли крепче объятья,

Есть ли радость светлей?

 

Знает город прекрасный,

Что на грозном пути

Лучше нашего братства

Нам нигде не найти.

 

Здесь гроза бушевала,

Здесь лилась за любовь

Благородная, алая

И священная кровь.

 

Рейте, красные флаги,

Над свободной Невой,

Здравствуй, полный отваги

Ленинград боевой!

А. Прокофьев

 

Трехминутный праздник

(Прорыв блокады)

Еще три залпа по сволочам!

И вот в одиннадцать сорок

Врываемся первыми из волховчан

В горящий Первый поселок.

 

С другого конца, мимо шатких стен,

Огнем на ветру распятых,

Люди ль, фашисты ль сквозь чадную темь

В дымных скользят маскхалатах.

 

К бою! Но искрой негаданных встреч

Вспыхнуло слово далече.

Все ярче и шире русская речь

Разгорается нам навстречу!

 

И там, где разгромленный замер дот —

Хоть памятник ставь над ними, —

Питерец волховцу руки жмет,

Целуются. Не разнимешь!

 

Стоило жизнью не дорожить,

Снова рискуя и снова,

Чтоб не мы, так другие смогли дожить

До этого дня большого.

 

И прямо на улице фляжки с ремней

Срываем и светлым утром

За нашу победу, за память о ней

На празднике пьем трехминутном.

 

Еще раз целуемся. Время не ждет.

Боевые порядки выстроив,

Навек неразлучные, вместе в поход

До последнего вздоха и выстрела.

 

Я праздники лета знал и зимы —

Только лишь память тронь.

На приисках золотой Колымы

Я пил голубой огонь.

 

Я чтил обычаи Кабарды,

Гулянья помню Урала,

Со всей Ферганой я выпил на «ты»

На стройке Большого канала.

 

Я шел навстречу веселым речам,

Где б ни скитался по свету,

Но лучшего празднества не встречал,

Чем трехминутное это.

С. Наровчатов

 

Блокада прорвана!

Друг, товарищ, там, за Ленинградом,

Ты мой голос слышал, за кольцом,

Дай мне руку! Прорвана блокада.

Сердце к сердцу — посмотри в лицо.

 

Кровь друзей, взывавшая к отмщенью,

На полотнах полковых знамен.

На века убийцам нет прощенья.

Прорвана блокада. Мы идем!

 

Мы сегодня снова наступаем,

Никогда не повернем назад...

Мой малыш-сынишка — спит, не зная,

Как сегодня счастлив Ленинград.

Е. Вечтомова

 

Под Шлиссельбургом

Изрыли снарядами немцы лесок,

Повыбили за две недели.

Но думалось: «Ладно! Сочтемся, дай срок, —

Мы тоже недаром сидели».

 

И вот в предрассветной густой синеве

Пехота броском небывалым

Рванулась вперед — через лед по Неве,

По минным полям и завалам.

 

Орудия били с прибрежных высот,

Вода поднималась столбами,

И раненый молча ложился на лед,

Ко льду припадая губами.

 

Вставая и падая в снег на бегу,

Взвалив на себя пулеметы,

Мы лезли на берег, тонули в снегу

И грудью бросались на дзоты.

 

Короткая очередь, выстрел в упор, —

Так вот она, мера расплаты!

Слова о прощенье — пустой разговор,

Здесь слово имеют гранаты.

 

Мы вышли на берег. На черном снегу

Горели подбитые танки;

Воронки разрывов — на каждом шагу,

И трупы — у каждой землянки.

 

Еще не окончен начавшийся бой

И в летопись славы не вписан,

И первые пленные, сбившись гурьбой,

Еще повторяют: «Нихт шиссен!» *

 

Мы снова проходим по этим местам

Навстречу боям и тревогам —

По вновь наведенным плавучим мостам,

По вновь проторенным дорогам.

 

Сухая ветла у скрещенья дорог

И тропка, бегущая в поле,

И чуть различимый в траве бугорок —

Здесь все нам знакомо до боли.

 

Нам эта скупая земля дорога

И лучшей не нужно в награду:

Мы здесь наступали и гнали врага,

И здесь мы прорвали блокаду!

Г. Пагирев

*Не стреляйте! (Нем.)

 

18 января 1943 года

Мы ждали прорыва блокады

Полтысячи дней и ночей

В мученьях блокадного ада,

Средь тысяч и тысяч смертей.

 

Сплоченные общим страданьем,

Без света, тепла и еды,

Мы жили, крепясь ожиданьем,

Единою верой тверды.

 

О нет, мы не ждали покорно,

Чтоб сняли блокаду извне,

И сами пытались упорно

Пробить брешь в фашистской стене.

 

И врезавшись в память глубоко,

В ней ранами ноют с тех пор

Поповка, Усть-Тосно, Дубровка,

Синявино, Мга, Красный Бор…

 

Мы ждали прорыва блокады

Полтысячи дней и ночей,

Ловя дальний гул канонады,

Тревожась и радуясь ей.

 

Как медленно он приближался —

Прорыва святой день и час!

И этого дня не дождался

Почти каждый третий из нас…

А. Молчанов

 

* * *

И горячим рывком из засады

На туманной январской заре

Разорвали мы обруч блокады

В штыковой беспощадной игре!

 

Окруженный огня горизонтом,

Ленинград, опаленный в борьбе,

Дружной поступью, Волховским фронтом

С каждым часом мы ближе к тебе!

В. Рождественский

 

На бой!

Во имя Родины и долга —

На бой! Сегодня наш черёд!

Мы ждали молча, ждали долго,

И слово сказано — вперёд!

 

Вперёд! Налево и направо

Метёт свинцовая пурга,

И через лёд за переправу

Пехота рвётся на врага.

 

Вперёд! И, мужество утроив,

Сквозь гром и грохот огневой

Идут орлы, идут герои

Несокрушимою стеной.

 

Пусть ветер свищет, хлещет вьюга,

В дыму и гари синева.

Вслед за победной вестью с Юга

Встаёт военная Нева.

 

И, как всегда, у Ленинграда

Простое, строгое лицо.

Вперёд, орлы! Ломай блокаду,

Её железное кольцо.

М. Дудин

 

* * *

Январь пришел, и снова в спину

Метет косматая пурга,

Седую русскую равнину,

Как в шубу, кутает в снега.

 

Ночь. Тишина. Крутая стужа.

И над родною стороной

Еще висит немецкий ужас

И ставит волосы копной.

 

Пожары гаснут на рассвете,

Земля бесправна и бела,

На виселицах тихий ветер

Качает стылые тела.

 

Вглядись — и ты узнаешь брата.

Еще вглядись — узнаешь мать.

Приходит грозная расплата.

Мы много ждали. Хватит ждать!

М. Дудин

 

* * *

Для трижды ненавистного врага,

С какой бы он сюда ни рвался силой,

С времен Петра вот эти берега

Холодной раскрываются могилой.

 

Пусть время мчится и гудит в ушах,

И крошится кремневая порода.

По-прежнему тяжел упругий шаг

Воинственного русского народа!

 

Сквозь смерть и голод, через дым и гром,

Сквозь розовое медленное пламя,

Над проклятым поверженным врагом

Мы пронесли солдатской славы знамя.

 

России сын, столицы первый брат,

Перетерпевший все земные муки,

По-прежнему сегодня Ленинград

Свободные протягивает руки.

М. Дудин

 

* * *

Мы вглядывались молча в синеву,

Суровому дивясь великолепью.

Мы хлынули в упор через Неву.

За Ленинград! И с ходу, цепь за цепью,

Пуская в дело крючья и багры,

Через колючку дьявольской работы,

Сквозь рытвины, воронки и бугры,

Сквозь брустверы мы хлынули на дзоты.

 

В дыму, в пыли мы видели лицо,

Мы голос слышали, что вечно неизменен.

И разлетелось вдребезги кольцо,

Блокада разворочена…

И Ленин

Встаёт перед глазами вдалеке,

Где облака по-северному седы.

Как у вокзала на броневике,

Зовёт вперёд на новые победы.

М. Дудин


Третье письмо на Каму

В ночь на восемнадцатое января 1943 года «Последний час» сообщил всей стране о прорыве блокады Ленинграда.

 

...О дорогая, дальняя, ты слышишь?

Разорвано проклятое кольцо!

Ты сжала руки, ты глубоко дышишь,

в сияющих слезах твое лицо.

 

Мы тоже плачем, тоже плачем, мама,

и не стыдимся слёз своих: теплей

в сердцах у нас, бесслёзных и упрямых,

не плакавших в прошедшем феврале.

 

Да будут слёзы эти как молитва.

А на врагов — расплавленным свинцом

пускай падут они в минуты битвы

за всё, за всех, задушенных кольцом.

 

За девочек, по-старчески печальных,

у булочных стоявших, у дверей,

за трупы их в пикейных одеяльцах,

за страшное молчанье матерей...

 

О, наша месть — она еще в начале, —

мы длинный счёт врагам приберегли:

мы отомстим за всё, о чем молчали,

за всё, что скрыли от Большой Земли!

 

Нет, мама, не сейчас, но в близкий вечер

я расскажу подробно, обо всем,

когда вернемся в ленинградский дом,

когда я выбегу тебе навстречу.

 

О, как мы встретим наших ленинградцев,

не забывавших колыбель свою!

Нам только надо в городе прибраться:

он пострадал, он потемнел в бою.

 

Но мы залечим все его увечья,

следы ожогов злых, пороховых.

Мы в новых платьях выйдем к вам навстречу,

к «стреле», пришедшей прямо из Москвы.

 

Я не мечтаю — это так и будет,

минута долгожданная близка,

но тяжкий рёв разгневанных орудий

ещё мы слышим: мы в бою пока.

 

Ещё не до конца снята блокада...

Родная, до свидания! Иду

к обычному и грозному труду

во имя новой жизни Ленинграда.

О. Берггольц

 

* * *

Полковнику Подлуцкому

 

Над лесом взмыла красная ракета,

И дрогнуло седое море мглы.

Приблизили багровый час рассвета

Орудий вороненые стволы.

 

От грохота раскалывались тучи,

То опускаясь, то взмывая вверх,

Через Неву летел огонь гремучий —

И за Невою черной смертью мерк.

 

И так всю ночь, не ведая покоя,

Мы не гасили грозного огня.

И так всю ночь за русскою Невою

Земля горела, плавилась броня.

 

И так всю ночь гремели батареи,

Ломая доты за рекой во рву, —

Чтоб без потерь, стремительней, дружнее

Пехота перешла через Неву.

 

Чтобы скорее в схватке рукопашной

Очистить дорогие берега,

Чтоб, растопив навеки день вчерашний,

Встал новый день над трупами врага.

Г. Суворов

 

* * *

Сомкнулись ножницы огня

Как раз над нашими рядами.

Был день. Глазам не видно дня:

Перед глазами — мрак и пламя.

И вот пехота залегла.

В кривых траншеях закопалась.

Над нами — огненная мгла,

А в нас — иль робость, иль усталость…

 

В бою бывает всё. В бою

Всё по-другому ощутимо.

Три паренька во мгле встают,

Идут в волнах густого дыма.

Дзот зажимая с трёх сторон,

Они ползут… Уж близко… близко…

В растрескавшийся небосклон

Дзот мечет огненные брызги.

 

Но трое смелых — к брату брат.

Пожатье рук. Мгновенье. Роздых.

В руках крутая сталь гранат —

И дзот, гремя, взлетает в воздух.

Так, навсегда убив в груди

Свой страх, они кричат: «Эй! Кто там!

Вставай, братишки, проходи!»

И поднимается пехота.

Г. Суворов

 

* * *

Бушует поле боевой тревогой.

И вновь летит сегодня, как вчера,

Солдатское крылатое «ура!»

Своей воздушной, дымною дорогой.

 

И вновь солдат окопы покидает,

И через грязь весеннюю — вперёд,

В постылом свисте стали, в шуме вод

Ни сна, ни часа отдыха не зная.

 

Глаза опалены огнём и дымом,

И некогда поднять усталых глаз,

Чтобы за две весны боёв хоть раз

Всласть насладиться всем до слёз любимым.

 

Увидеть, как среди пустых воронок,

На уцелевшем пятачке земли,

Две стройные берёзки расцвели,

Как жизнь среди полей испепелённых.

 

Да. Это жизнь. Она к смертям привыкла.

Но всюду явно жизни торжество.

Она шумит зелёною листвой,

Как вечное вино, как сердца выкрик.

 

Она глядит и слушает с тревогой,

Как режет мрак крылатое «ура!»,

Как целый день сегодня, как вчера,

Мы падаем, а нас всё так же много.

Г. Суворов

 

* * *

Капитану Строилову

Спуская лодки на Неву, мы знали,

Что немцы будут бить из темноты,

Что грудью утолим мы голод стали

И обагрим свинцовых волн хребты,

 

Что будут жадно резать пулеметы

Струею алой злую стену тьмы...

Мы это твердо знали, оттого-то

За левый берег зацепились мы.

 

И, оттеснив врага от волн полночных,

Мы завязали с ним гранатный бой.

Мы твердо знали. Да. Мы знали точно —

Победу нам дает лишь кровь и боль.

Г. Суворов

 

Прорыв блокады

Над военным родным Ленинградом,

Разрывая немые снега,

Не смолкая, гремит канонада —

Это наши идут на врага.

 

Это голос стальной пулемета,

Это сокола гордый полет,

Это бьется морская пехота,

Это суд справедливый идет.

 

Это речью бессмертных орудий

Говорят на Неве корабли,

Это дышит воинственной грудью

Каждый ком ленинградской земли.

 

Это город, суровый и грозный,

Двинул рать на исконных врагов.

И колышется в дымке морозной

Лес серебряных русских штыков.

 

Там, где встали стеною сугробы,

Где дорога лежит — нелегка, —

Движет в бой величавая злоба

Беспримерные в мире войска.

 

В пламенеющих бликах восхода

Загорается утром Нева...

Ленинградцы в боях и походах

Обретают на славу права.

П. Каганова

 

Наступление

Две минуты до боя.

В штабе точен расчет.

Дым костра над тобою

Думы к дому влечет.

 

С фотографии смятой

Свет любимых очей

Греет сердце солдата

Спецпайка горячей.

 

Но навстречу рассвету

В снеговой синеве

Взмыла в небо ракета,

Громыхают КВ.

 

Это танки со взводом

В наступленье идут —

Номерного завода

Замечательный труд.

 

Это из дому вести

Посылает завод,

Эта с братьями вместе

Друг твой к мести зовет.

 

Это — творчества муки,

Ночи в цехе без сна,

Жен терпенье в разлуке,

Матерей седина.

 

Наступает Россия!

Славен путь твой, солдат!

Счастья свет принеси ей,

Силой грозной богат.

Н. Новосёлов

 

Вперед!

Настал для нас, товарищи,

Наш долгожданный час.

— Вперед! На вражьи рубежи! —

Дан боевой приказ.

 

Вперед! За город Ленина!

Прорвать кольцо огня!

Не раз в боях проверена

Дивизия твоя.

 

В удар штыка, в полет свинца

Вложи всю страсть свою!

В атаку! Смелого бойца

Победа ждет в бою.

 

Нас месть священная ведет.

Нас правый гнев ведет.

Вперед! За землю русскую!

За Ленинград, вперед!

Ю. Петров

 

День прорыва блокады

Прошлый век…

Войны година…

День нельзя тот забывать…

Цель у войск у всех едина…

Дан сигнал — атаковать!

Словно тысячные грозы,

Грянул бой, плавя металл…

И в Крещенские морозы

Снег хрустящий таять стал, —

То отцы наши и деды,

Видя недруга в лицо,

Ради важной так победы,

Рвали адское кольцо,

И как волны накрывали

Вражьи доты и полки…

Холода им помогали,

И не меньше, чем штыки.

В славный день воспев — отвагу,

Ленинградцев вечных труд,

Вспомним всех, кто шёл в атаку

И в чью честь дают салют.

А. Титов


Читайте также

День прорыва блокады Ленинграда

День снятия блокады Ленинграда

И грянул салют над Невою. 70 лет полного снятия блокады Ленинграда 

Простить и помнить. Что сказал немцам в рейхстаге лейтенант Гранин

Блокада Ленинграда

Вспоминая блокаду Ленинграда

День памяти блокады Ленинграда

Блокада Ленинграда: две даты – один юбилей

Поэтическая летопись Блокады Ленинграда Юрия Воронова

75 стихов о блокаде Ленинграда

135 стихов о детях блокады

90 песен о блокаде Ленинграда 

Освобожденный от блокады Ленинград

27 художественных фильмов о блокаде и обороне Ленинграда

Блокада в книгах для детей и подростков

Блокада Ленинграда: Книги

Таня Савичева – девочка-символ

«Как это было! Как совпало – Война, беда, мечта и юность!..» История любви Любови и Льва Жаковых, пронесённая через блокаду.
«Дыша одним дыханьем с Ленинградом, я не геройствовала, а жила» поэмы «Февральский дневник» и «Ленинградская поэма» Ольги Берггольц
Михаил Дудин: «Меня поэтом сделала война» Поэма «Песня Вороньей Горе», стихи
Вольту Суслову – 90 лет Стихи о блокаде
Николай Тихонов «Но умереть мне будет мало, как будет мало только жить…» Из «Ленинградских рассказов»В железных ночах Ленинграда...; стихи
К юбилею Всеволода Рождественского «Я жажду утолять привык родною речью…» Стихи «Пулковские высоты», «Белая ночь (Волховский фронт)»

2 комментария:

  1. В моём скромном творчестве тоже на эту тему несколько есть.
    Вот наткнулся на Привале на одно. Если будет интересно.
    https://this-camp.blogspot.com/2023/01/sidorovnin-leningrad.html

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...