среда, 20 января 2021 г.

«Чести знак, возложенный на плечи…»

Почему в январе 1943 года в армию вернулись погоны и прежние воинские звания

Исторический лекторий «Патриот»

 

Погоны – настолько привычная деталь форменной одежды, что мы их просто не замечаем в повседневной жизни. И только когда в Кремле происходит награждение военнослужащих высшими государственными наградами, мы отмечаем красоту парадного военного мундира и золотое сияние офицерских погон. Но и тогда вряд ли хоть кто-нибудь разглядывает просветы или зигзаги на этих погонах или занимается подсчетом звездочек. А зачем? Встретив на улице человека в форме, мы просто отмечаем, что идет офицер или солдат, не вникая, танкист это или летчик.  А вот 1 февраля 1943 года люди не верили своим глазам – на улицах городов появились военные с погонами, практически повторяющими погоны царской армии.

6 января 1943 года, в самом разгаре Великой Отечественной войны, во время Сталинградской битвы, когда судьба страны висела на волоске, случилось то, что, казалось, было отменено навсегда в 1917 году Декретом Совнаркома – в Красной армии были введены в качестве «общепризнанных знаков различия» погоны.


 Погоны, которые столько лет считались в Советском Союзе символом старой царской и Белой армий, символом контрреволюционного движения, символом «неравноправия трудящихся и эксплуататорских классов» - на плечах командиров РККА! Да и не просто командиров, уже – офицеров. Так что же это такое – погоны, простые прямоугольники ткани на плечах, атрибут форменной одежды, вроде бы не обязательный, не выполняющий никакой утилитарной функции, но имеющий такое важное значение для того, кто их носит?

П. Рыженко. Прощание с погонами

Как всегда, обратимся к истории. Тем более, что в фондах нашей библиотеки большое количество литературы, посвященной этой теме, в частности, «Эволюция военного искусства» А.А. Свечина, дважды генерала армии, царской и советской, военного историка, мыслителя и теоретика, репрессированного в 1938 году, или четырехтомный труд военного историка-эмигранта А.А. Керсновского «История русской армии», посвященный истории военного дела России от Петра I до 1917 года.

Каждый элемент военной формы выполняет свою особую функцию и появляется не по прихоти того, кто эту форму носит, а вследствие определенных процессов, военных и исторических. Есть красивая легенда, что предшественниками погон были металлические накладки рыцарских лат на плечах. А на самом деле, первые погоны, точнее, один погон, как деталь военной формы – изобретение чисто русское. Он появился в России при Петре I во время Азовского похода в 1696 году. Сначала его размещали на левом плече у гренадер, представлял он из себя вшитый в плечевой шов клапан, пристегивающийся на пуговицу к кафтану и надежно удерживающий ремень тяжелой сумки с гренадами, как тогда назывались гранаты, от сползания. Позже такой погон стали использовать нижние чины других родов войск, кому приходилось носить боеприпасы в сумках. Офицерам они не требовались. Не носили офицеры на плечах тяжелых сумок. Знаками различия в русской армии погоны решили сделать спустя шестьдесят лет. В 1762 году в пехоте были введены погоны и для солдат, и для офицеров, чтобы обозначить их принадлежность к определенному полку.

Гарусные погоны

Погоны были сплетены из гарусного шнура, но типов плетения оказалось слишком много, и в конце концов, Павел I приказал оставить погоны только для нижних чинов, вновь лишив их офицеров, и заменив погон аксельбантом на правом плече. И только перед Отечественной войной 1812 года погоны стали по-настоящему знаками отличия. Солдаты получили два погона, которые теперь удерживали собой солдатский ранец и помогали различить солдат разных полков. Унтер-офицерам также вместо одного погона стало полагаться два. Офицеры и генералы сначала носили один погон на левом плече и аксельбант на правом, позже они были заменены эполетами.

Эполеты 1812 г


Один погон оставили и кавалеристам. Погоны были разных цветов: цвет обозначал порядковый номер полка. На погонах красной или желтой нитью был вышит номер дивизии, к которой относился полк. Принадлежность к гвардии обозначали алые погоны без всяких знаков. В 1827 году по желанию императора Николая I офицерские эполеты были дополнены пятиконечными звездами. Пятиконечная звезда – древнейший сакральный символ – использовалась и используется в геральдике многих стран. При проведении своих реформ Николай I подражал французской армии, в которой пятиконечные звезды, как символ бога войны Марса, военные носили на головных уборах, эполетах, шарфах, ремнях, жетонах и многих других предметах. Идея с Марсовыми звездами показалась Николаю весьма привлекательной.

Сверкающие эполеты и золотое шитье на мундирах в условиях боевых действий представляли большую опасность для офицеров, что особенно проявилось во время Крымской войны 1853-1856 годов. Говорят, что причиной гибели адмирала Нахимова стали его сверкающие эполеты, которые адмирал не снимал с мундира принципиально. Именно они стали ориентиром для французского снайпера, смертельно ранившего адмирала. В 1854 году эполеты стали атрибутом парадного мундира, а для повседневной формы стали использовать погоны. Кроме того, офицерские шинели с пелеринами были заменены на шинели из солдатского сукна и солдатского фасона, так что издалека отличить офицеров от нижних чинов было трудно, да и форма значительно удешевлялась. Только галунные погоны указывали на офицерский чин.

Офицерские и генеральские погоны были пятиугольными, цвета, присвоенного полку, но несколько шире солдатских, с нашитым галуном. Размер звездочек на погонах и у генерала, и у прапорщика в то время был одинаковым, разным было количество звездочек, в соответствии со званием - от одной до трех - и просветов (один просвет у младших офицеров, два просвета – у старших, генеральские погоны были без просветов.) Звездочки положено было иметь вышитые золотой нитью на серебряных погонах, и серебряной – на золотых. На эполетах звездочки были коваными. В 1861 году выходит «Описание офицерского обмундирования», в котором четко регламентируются размеры погон, ширина просветов, расстояние между звездочками и между краями галуна и погона. Кроме того, на погонах были специальные обозначения, указывающие, к какому роду оружия принадлежит офицер. Их размер и размещение тоже были строго регламентированы. К началу Первой мировой выглядели погоны так:


Подробнее рассмотреть и погоны, и оружие, и обмундирование русской армии вам поможет целая серия книг «История Российских войск». В книгах этой серии рассказывается о повседневной жизни, обучении, эволюции вооружения и формы русской регулярной армии за несколько сотен лет, и сопровождается этот рассказ профессиональными и исторически точными иллюстрациями.

После Октябрьской революции были отменены сословия и чины, в том числе и в армии. В 1917 году отмена знаков различия в армии объяснялась демократизацией всех сфер общества. Но с отменой погон и званий в демократизированной армии вместо ожидаемого повышения боеготовности расцвела анархия: солдаты устраивали самосуды над офицерами и отказывались выполнять приказы. Дезертирство принимало угрожающие масштабы. Уже в 1918 году был принят первый воинский Устав Красной армии, в котором четко прописывалась обязательность подчинения и беспрекословного повиновения военнослужащих вышестоящим начальникам. Рядовые стали называться «бойцами» или «красноармейцами», вместо прежнего «офицеры» появились «красные командиры» или «краскомы».  Обращение «Ваше благородие» было заменено на обращение «товарищ командир». Были определены должностные звания и введены знаки различия – пятиконечная звезда, треугольники, квадраты, и ромбы из красного сукна, нашиваемые на левый рукав рубахи или шинели над обшлагом.

Нарукавные знаки различия 1919

В 1924 году был определен порядок обращения военнослужащих друг к другу по должностному званию: товарищ командир роты, товарищ командир полка, товарищ врач, товарищ казначей и т.д., знаки различия должностного положения переносятся на петлицы гимнастерок и шинелей. Эта система применялась в армии вплоть до 1935 года, до следующей реформы, когда постановлением ЦИК и СНК СССР в РККА и на флоте были введены персональные воинские звания для командного и начальствующего состава от лейтенанта до полковника и утверждены петлицы и нарукавные знаки различия. Сами треугольники», квадраты – «кубари», прямоугольники – «шпалы» и ромбы стали металлическими, покрытыми алой эмалью. Петлицы высшего командного состава были с золотой окантовкой, а на их рукава были нашиты золотые или алые угольники. Тогда же было введено звание «Маршал Советского Союза», знаками различия которого были золотые звезды на петлицах и над угольниками.

Знаки отличия 1935-1942 гг

Маршальские знаки


Такие же знаки были и у командармов первого ранга. Слово «генерал» было реабилитировано позже, в 1940 году вместе со званием «адмирал». Подробно о красноармейской форме и символике знаков различия Красной Армии можно узнать из сборника «Красная армия» (сост. В. Шунков). 

Таким образом, логика всех преобразований неуклонно вела к появлению погон. Это оставалось только вопросом времени. В марте 1940 года Наркомат обороны разрабатывает «Положение о прохождении службы в Красной Армии», где впервые официально предложено ввести знаки различия в виде «продольных наплечников из ткани с поперечными полосками и звездочками» для различения званий. Обсуждение вопроса о введении погон велось, начиная с 1935 года, постоянно и основательно. Вновь об этом заговорили осенью 1941 года, после появления первых гвардейских частей, для которых предполагалось ввести особую форму с погонами. Но дальнейшее осложнение обстановки на фронте не позволило эту идею реализовать. Вводить погоны в момент национальной катастрофы, которой стали первые месяцы войны, было неуместно.

В книге О. Бузины «Утешение историей» есть интересная гипотеза, что решение ввести погоны Сталин принял, вспоминая эпизод из своей военной биографии времен Гражданской войны – встрече в Царицыне с «красным генералом»  Андреем Евгеньевичем Снесаревым, в то время руководителем Северо-Кавказского окружного комиссариата по военным делам, который в 1918 году ходил по осажденному городу в фуражке с красной звездой, но при аксельбантах царского Генерального штаба и серебряных погонах с тремя звездочками. Говорят, что когда Сталин спросил, не боится ли Снесарев, что товарищи могут и шлепнуть его по ошибке сгоряча, тот ему ответил, что война – это дело вообще для жизни опасное, «а генерал-лейтенантского чина меня никто не лишал, и скрывать его я не считаю нужным». Снесарев, позже ставший начальником Академии генштаба, был человеком незаурядным. До военного училища закончил физико-математический факультет Московского университета, генерал-лейтенантом стал за несколько дней до Октябрьской революции, может быть, именно поэтому не хотел расставаться с новенькими погонами. Жизнь его была сложна и причудлива: войны, научные труды, приговор к расстрелу в 1930 году, который по личному указанию Сталина был заменен на десять лет лагерей, отсидел он всего четыре. Он был одним из основоположников русской школы геополитики, крупным востоковедом и военным разведчиком. Прожил целых семьдесят два года, что для тех времен и для людей его происхождения было просто нереальным. Но еще более удивительно, что умер он своей смертью от старости в 1937 году.

А.Е.Снесарев


Вспоминая этого удивительного человека, Сталин, который никогда и ничего не делал случайно, задумал объединить, как когда-то Снесарев, красные звезды с серебряными погонами.

Правда, существует и еще одна версия, и связана она с пьесой М. Булгакова «Дни Турбиных», любимой пьесой Сталина, которую он, по слухам, смотрел 15 или 20 раз. Что так привлекало вождя в этой пьесе, неоднократно разруганной партийными идеологами? Может быть, то, какими он увидел в ней русских офицеров: хороших и порядочных людей, образованных, любящих, хлебосольных и гостеприимных,  по-рыцарски преклоняющихся перед женщиной, верных друзей, настоящих мужчин, смелых, уважающих кодекс воинской чести. Именно с такими офицерами он хотел воевать и побеждать. Кто знает? Вождь ни с кем не делился своими мыслями.

 Убедительная, переломная победа под Сталинградом – бывшим Царицыном, стала тем самым событием, к которому наконец-то можно было приурочить введение погон. И это стало своеобразным историческим мостом между Российской и Красной армией – преемницей славы русского оружия, русских солдат и полководцев. На примере великих побед прошлого предполагалось воспитывать военнослужащих в духе патриотизма и гордости за свою страну. В передовице газеты «Красная звезда» от 7 января 1943 года, где был опубликован приказ наркома обороны о новых знаках различия, об этом говорилось так:  «Погоны были традиционным украшением доблестной русской армии. Мы, законные наследники русской воинской славы, берём из арсенала наших отцов и дедов всё лучшее, что способствовало поднятию воинского духа и укреплению дисциплины. Введение погон ещё раз подтверждает славную преемственность воинских традиций, которая так ценна для армии, любящей своё отечество, дорожащей родной историей. Погоны не только деталь одежды. Это знак воинского достоинства и воинской чести… Надевая погоны — новые знаки различия и воинской чести — мы почувствуем ещё явственнее тот долг, который лежит на армии, защищающей родину от немецко-фашистских банд. Народ даёт армии эти знаки чести, требуя при этом, чтобы честь армии поддерживалась на полях сражений». Но основной причиной было, скорее всего, желание Сталина создать более эффективную систему управления войсками через создание полноценного офицерского корпуса. Перед этим был ликвидирован институт военных комиссаров, и принцип единоначалия стал основополагающим в армии.

По форме новые погоны практически не отличались от отмененных в 1917 году. Только звезды на генеральских погонах размещены были не поперек погона, а вдоль. Звездочки были металлическими, золотыми или серебряными, и разных размеров: самые маленькие – на погонах от лейтенанта до капитана; крупнее у майоров, полковников и подполковников, и самые большие – генеральские. Другим было соответствие званий количеству звезд на погонах. Да и не все звания остались прежними. Не было больше штабс-капитанов, они стали просто капитанами, а царских капитанов заменили майоры. Вместо подпоручиков появились лейтенанты, поручики стали лейтенантами, прапорщики – младшими лейтенантами. Погоны были двух видов: полевые и повседневные. Полевые погоны были хаки с суконным кантом цвета, соответствующего роду войск. Повседневные для младшего и старшего офицерского состава были изготовлены из золотистого шелка или золотого галуна, а для инженеров, интендантов и медиков – из серебристого.

Погоны генерал-лейтенанта царской армии и 1943 г

Погоны прапорщика царской армии и мл. лейтенанта ВВС 1943 г

Перейти на погоны должны были в течение двух недель до 15 февраля, но столкнулись с неожиданным препятствием – изготовить такое количество погон оказалось невозможным за такой короткий срок. Старых мастеров, которые умели ткать галун, знали технологию изготовления погон, разыскивать пришлось по всему СССР, отзывать с фронта, освобождать из лагерей. Пришлось восстанавливать и станки, которые за ненадобностью были переделаны на изготовление другой продукции, а то и просто выброшены. И новая форма, сшитая по образцам 1910 года, тоже досталась не всем.  

Даже летом 1943-го некоторые военнослужащие носили не погоны, а старые петлицы. Пехота надела погоны на гимнастерки с отложным воротником, а не со «стойкой». Красная армия полностью перешла на новую форму одежды после того, как запасы старого обмундирования были израсходованы.  На многих фотографиях тех лет мы можем видеть, что одни солдаты и офицеры еще с петлицами, а другие - уже с погонами.


И отношение к новой форме с погонами было неоднозначным. Те, кто помнил сражения Гражданской с «золотопогонниками», испытали шок. Погоны, слова «генерал» и «офицер» вызывали у них и отторжение, и недоумение. «25 лет при советской власти мы боролись против старых порядков, а сейчас вводят опять погоны. Наверное, скоро введут и старост, как были раньше, а потом помещиков и капиталистов...» – такие мысли вертелись в голове не только у старшего сержанта Волкова, а и у многих его сослуживцев. Погоны не любил маршал Г. Жуков. А молодежь приняла погоны с восторгом, хотя поначалу и были некоторые неудобства, как вспоминает участник войны Б. Ершов: «Форма старая мне нравилась, потому что у меня было три нашивки на рукаве, три полоски, они хорошо смотрелись. Было очень удобно носить под шинелью, под курткой. А погоны были поначалу неудобные. Картонная основа была непрочная, а звездочки крепились не на винтах, а на скрепочках. Наденешь шинель на гимнастерку, потом снимаешь – а звездочки во все стороны летят! Зато в бою с погонами было лучше. Под телогрейкой, под шинелью петлиц не видно, и сразу не разберешься, кто перед тобой. А с погонами сразу ясно». Писатель Валентин Пикуль, окончивший в 1943 году школу юнг, вспоминал: «Мы, мальчишки в звании «юнга», своими погонами гордились, как орденами».

Слова «офицер», «офицеры», словосочетание «офицерский состав» звучали все чаще, становились привычными. Иногда пропаганда вновь введенных погон и слова «офицер» приобретала неожиданные формы. Любимая многими песня «Случайный вальс» появилась под названием «Офицерский вальс». А слова «И лежит у меня на ладони незнакомая ваша рука» пелись немного по-другому: «И лежит у меня на погоне…»

С июля 1943 года военнослужащих стали разделять на рядовой состав, сержантский, офицерский и генералов. Погоны стали символом воинской чести, а офицер – человеком чести, обязанным строго соблюдать определенные правила поведения, чтобы не запятнать позорными поступками честь мундира. Офицер не имел права появляться в общественных местах в неряшливом обмундировании, с нечищеными пуговицами или обувью, в валенках, телогрейке, небритым, непричесанным, в состоянии алкогольного опьянения. Он не должен был таскать узлы и мешки – допускался небольшой, аккуратно упакованный сверток в левой руке. Офицеру в форме запрещено было появляться на рынках и базарах, стоять на ступеньках общественного транспорта или входить через переднюю площадку, не имея особых прав (тяжелого ранения). Нарушение этих запретов, проявление внешней расхлябанности и недисциплинированности жестко пресекалось и наказывалось. Офицеры стали образцом поведения в обществе, а это поднимало и авторитет армии в целом. Вот так, спустя четверть века, были реабилитированы и золотые погоны, и офицеры, и честь мундира.

Вплоть до прекращения существования Советской армии погоны использовались в ней почти без изменений. Правда, Н.С. Хрущев сделал попытку снова отменить погоны. Случилось это в 1962 году, когда правительство Советского Союза приняло постановление о возврате военной формы к нормам первых лет Советской власти: с петлицами вместо погон. Но погоны уже прочно вошли в жизнь армии, и отмену их военные оценили очень негативно. И как это бывало часто, принялись просто «заматывать» непопулярное распоряжение. Они оттягивали принятие решения до отставки Н.С. Хрущева, после которой вопрос об отмене погон больше не поднимался.

До сих пор погоны остаются знаками различия Вооружённых сил России. Конечно, и они менялись вместе с обществом. Вся советская символика на погонах заменена российской. «С достоинством носить погоны» актуально и сегодня. Слишком много негатива связывают с армией и современным офицерством. Годы развала не прошли бесследно. Но, тем не менее, многие офицеры Российской армии в то трудное и бездуховное время продолжали хранить традиции, в том числе, связанные с погонами. Выпускники Суворовских военных училищ, даже те, кто не связал свою жизнь с армией, носили и носят под мундирами и под гражданскими костюмами свои алые суворовские погоны, как символ братства, памяти и преемственности воинской чести и воинского достоинства. Автобиографическая книга генерала А. Куликова «Тяжелые звезды» рассказывает о том, какая ответственность вместе с погонами возложена на плечи русского офицера, и какое мужество иногда требуется от него, чтобы выполнять приказы, не нарушая принципа офицерской чести, и не ронять при этом офицерского достоинства.

 

Список использованной литературы:

 

Бузина, О. А. Утешение историей [Текст] / Олесь Бузина. - Киев : Арий, cop. 2014. - 383 с. : ил., портр.

 Военная одежда русской армии / [авт. М. М. Хренов [и др.]. - Москва : Воениздат, 1994. - 383 с. : цв.ил. - (Редкая книга).

История русской армии : соврем. версия / [науч. ред. С. Потрашков]. - Москва : Эксмо, 2007. - 767 с., [14] л. цв. ил. : ил.

 Керсновский, А. А. История русской армии : в 4 томах / А. А. Керсновский. - Москва : Голос, 1994 - 1999.

Кобылянский, И. Г. Прямой наводкой по врагу / Исаак Кобылянский. - Москва : Яуза : Эксмо, 2005. - 318 с., [4] л. ил., портр. - (Солдатские дневники). 

Красная армия : Организация. Структура. Униформа. Знаки отличия. Боевые награды. Оружие пехоты. Танки. Артиллерия. Авиация / [авт. - сост. В. Н. Шунков]. - Минск : Харвест, 2004. - 351 с. : цв.ил. 

Куликов, А. С. Тяжелые звезды / А. С. Куликов. - Москва : Война и мир, 2002. - 568 с. : ил. 

Лебединцев, А. З. Отцы-командиры : [Звезды на погонах - звезды на могилах] / А. З. Лебединцев, Ю. И. Мухин. - Москва : Яуза : Эксмо, 2005. - 605 с. : ил. - (Война и мы : военное дело глазами гражданина).

Мурашев, Г. А. Титулы, чины, награды / Геннадий Мурашев. - Санкт-Петербург : Полигон, 2000. - 349 с., [8] л. ил. - (Популярная энциклопедия). - Библиогр.: с. 345-347. –

  Охлябинин, С. Д. Честь мундира : Чины. Традиции. Лица : Русская армия от Петра 1 до Николая 2 : 50 исторических миниатюр, иллюстрированных автором / С. Д. Охлябинин. - Москва : Республика, 1994. - 303 с. : ил

 Охлябинин, С. Д. Из истории российского мундира : [сборник исторических миниатюр] / С. Д. Охлябинин ; [рисунки автора]. - Москва : Владос, 1996. - 430, [1] с. : рис. ; [8] л. ил. л. : ил. ;

Редигер, А. Ф.   История моей жизни : воспоминания военного министра : в 2 томах / А. Редигер. - Москва : Канон-Пресс-Ц : Кучково поле, 1999 - .

Свечин, А.А. Эволюция военного искусства / А. А. Свечин. - Москва : Академический проект ; Жуковский : Кучково поле, 2002. - 859 с. - (Summa). 

Советские Вооруженные Силы, 1918-1988 : страницы истории : вопросы и ответы / [П. Н. Бобылев и др.]. - Москва : Политиздат, 1987. - 416 с. : ил.

Шепелев, Л. Е.  Титулы, мундиры и ордена Российской империи / Леонид Шепелев. - Москва : Центрполиграф ; Санкт-Петербург : МиМ-Дельта, 2005. - 420 с. : ил, портр. - Библиогр.: с. 419-421.

https://yandex.ru/images/search?

militaryreview.su

kyiv-fort.dcvisu.com

 

  Юлия Брюханова, Центральная библиотека им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...