четверг, 25 июня 2020 г.

Азбука нравственности в стихах. Ревность



Ревность – слепая и страстная недоверчивость, мучительное сомнение в чьей-либо верности, любви (в отношении супруга, супруги, любовника, любовницы, сына, дочери и т. д.); эмоциональное состояние тревоги от недостаточной уверенности в привязанности того, кто любим, сочетающееся с неприязнью к конкуренту.

Ревность
Игру нашли смешную,
и не проходит дня –
ревнуешь, ревнуешь,
ревнуешь ты меня.
К едва знакомым девушкам,
к танцам под баян,
к аллеям опустевшим,
к морю,  к друзьям.
Ревнуешь к любому,
к серьёзу, к пустякам.
Ревнуешь к волейболу,
ревнуешь к стихам.

Я устаю от ревности,
я сам себе  смешон.
Я ревностью,
как крепостью,
снова окружён...
Глаза твои  колются.
В словах моих  злость...
«Когда все это кончится?!
Надоело!  Брось!»
Я начинаю фразу
в зыбкой тишине.
Но почему-то страшно
не тебе, а мне.
Смолкаю запутанно
и молча курю.
Тревожно, испуганно
на тебя смотрю.

А вдруг ты перестанешь
совсем ревновать!
Оставишь, отстанешь,
скажешь:  наплевать!
Рухнут стены крепости, –
зови  не зови, –
станет меньше
ревности
и меньше  любви...

Этим всем замотан, –
у страха в плену, –
я говорю:
«Чего там...
Ладно уж...
Ревнуй...»
Р. Рождественский

Ревность
Сдвинув брови, твердыми шагами
Ходит парень возле перекрестка.
В этот вечер под его ногами
Снег хрустит решительно и жестко.

Час назад, в просторном зале клуба,
Пестрый вихрь кружился, бушевал,
Пело сердце, рокотали трубы –
Был в разгаре молодежный бал.

Час назад он думал, что развеет
Подозрений горьковатый дым,
Час назад он верил, что владеет
Все еще сокровищем своим.

Но когда любимую увидел
С тем же длинным парнем в тюбетейке,
В сердце злые шевельнулись змейки,
Он смотрел, молчал и ненавидел.

На площадке лестницы пустой
Видел он, как обнял тот подругу,
Вот они придвинулись друг к другу,
Вот поцеловались раз, другой...

Нет, им даром это не пройдет!
Он отвергнут, только он не сдался.
Он им все итоги подведет.
Зря он, что ли, боксом занимался!

Потому суровыми шагами
Ходит парень возле перекрестка.
И недаром под его ногами
Снег хрустит так твердо и так жестко.

Только для чего готовить мщенье
И катать на скулах желваки?
Если сердце терпит пораженье,
Разве тут помогут кулаки?!
Э. Асадов

Виновники
В час, когда мы ревнуем и обиды считаем,
То, забавное дело, кого мы корим?
Мы не столько любимых своих обвиняем,
Как ругаем соперников и соперниц браним.

Чем опасней соперники, тем бичуем их резче,
Чем дороже нам счастье, тем острее бои
Потому что ругать их, наверное, легче,
А любимые ближе и к тому же свои.

Только разве соперники нам сердца опаляли
И в минуты свиданий к нам навстречу рвались?
Разве это соперники нас в любви уверяли
И когда-то нам в верности убежденно клялись?!

Настоящий алмаз даже сталь не разрубит.
Разве в силах у чувства кто-то выиграть бой?
Разве душу, которая нас действительно любит,
Может кто-нибудь запросто увести за собой?!

Видно, всем нам лукавить где-то чуточку свойственно
И соперников клясть то одних, то других,
А они виноваты, в общем, больше-то косвенно,
Основное же дело абсолютно не в них!

Чепуха – все соперницы или вздохи поклонников!
Не пора ли быть мудрыми, защищая любовь,
И метать наши молнии в настоящих виновников?!
Вот тогда и соперники не появятся вновь!
Э. Асадов

Верховный суд
Я окончил новые стихи,
Только в сердце – никакого счастья.
За какие новые грехи
Буду взыскан я «верховной властью»?

Вот она к машинке подойдет,
Вынет лист. Потом, за словом слово,
Трижды все внимательно прочтет
И затем произнесет сурово:

– Любопытно было бы узнать,
Кто эта загадочная дама,
Что тебя жестоко и упрямо
Столько лет заставила страдать?

– Нет, – скажу я, – что ты, дорогая!
Не меня, героя моего.
– Вот, вот, вот! Выходит, ничего
Я уже в стихах не понимаю?

Вон, смотри: в предутреннюю рань
Героиня над письмом склонилась.
Кто эта бессовестная дрянь?
И к кому душою устремилась?!

– Да пойми, что это же не я.
Просто людям вздумалось влюбляться...
– Я – не я и лошадь не моя?
Полно! Хватит, друг мой, завираться! –

И вздохнет загадочно и хмуро:
– Весь сюжетец для отвода глаз!
Я ж прекрасно знаю эту дуру,
Слава богу, видела не раз!

– Кто она? Откуда и какая?
Я могу поклясться хоть венцом!..
– А такая, милый, а такая –
С самым пренахальнейшим лицом! –

Я вскипаю: – Спор наш, как для рынка!
Ты же не больна и не пьяна!
– Не пьяна. Но если я жена,
То отнюдь не значит, что кретинка. –

И вот так мы можем препираться
Год, и два, и до последних дней.
Что мне делать с лирикой моей?!
И куда несчастному податься?!

Может, вправду, как иную веру,
Выбрать новый и спокойный путь
И, забросив лирику, шагнуть
В детскую поэзию, к примеру?

Только кто мне все же поручится,
Что жена, сощуря мудрый глаз,
Не вздохнет: – Задумал притвориться?
Я ведь знаю, кто эта лисица,
И встречала дрянь эту не раз!
Э. Асадов

Ревность
Люблю тебя, когда меня ревнуешь.
Так молния отмщает свысока –
И подожжет деревья и траву лишь,
А после – дом, и даже облака.

Люблю тебя, когда меня ревнуешь.
Прекрасен полный взрывчатости взгляд.
Такое можно испытать в раю лишь,
Когда испепеляет он, как ад.

Люблю тебя, когда меня ревнуешь
И, перебив тарелки все в дому,
Из рук ты вырываешься, рванувшись
К твоей обидной тайне – к никому.

Люблю тебя, когда меня ревнуешь
К друзьям, вину, политике, стране,
К стихам, – как будто скрытно
ты рифмуешь,
Но лучше удается это мне.

Люблю тебя, когда меня ревнуешь,
К шкелетикам на шпильках-каблучках,
К толстушкам, от души ревмя ревущим,
К моделям в разбрильянтенных очках.

Ревнуй меня и кожей и глазами,
Ревнуй меня, как вьюга, как обвал,
Брось ревновать, чтоб я от страха замер,
Да вот не умер – сам бы взревновал.
Е. Евтушенко

* * *
У всякой ревности, ей-богу, есть причина,
И есть один неписаный закон:
Когда не верит женщине мужчина,
Не верит он не ей – в себя не верит он.
Н. Доризо

* * *
Опять тревожно, больно сердцу стало
и я не знаю, чем помочь ему.
Опять старуха ревность нашептала
чёрт знает что рассудку моему:
чтоб я ни поцелуям, ни слезам,
ни гневным оправданиям не верил,
ходил бы по твоим следам –
и на её аршин всё мерил.
У ревности душа темна.
Опасная советчица она.
С. Щипачев

Ревность
Любимый, как понять, что за чужая сила,
Пока росла любовь, мне душу отравила:
Была и раньше я ревнива и горда,
Но подозрительной такою – никогда!

Иду по улице я об руку с тобою
И пристально слежу за женщиной любою:
Как смеют на тебя бросать хоть беглый взгляд?
А может быть, отбить, украсть тебя хотят?

Стать может каждая разлучницей проклятой!..
И с сердцем взрывчатым шагаю, как с гранатой,
И с дерзким вызовом на каждую смотрю:
«Вам не отдам его!» – глазами говорю.
Фазу Алиева

* * *
В дыму горючем горького прощанья
Твоей вины огонь гасила я.
Как часто ревность мучила меня.
Ее душила я без содроганья
В дыму горючем горького прощанья.
И этот дым клубился столько раз,
Что в нем огонь любви моей погас.
С. Капутикян

* * *
Напрасно плачешь ты, меня ревнуя,
Несправедливо ты меня коришь.
Я, может быть, и вспомню ту, другую,
Когда мне ты обиду причинишь.

Верь, не она – хоть ты ее не хвалишь –
В моей судьбе играет злую роль.
Она и помнит обо мне тогда лишь,
Когда другой ей причиняет боль.
Р. Гамзатов

Ревновать буду часто и злиться
Все равно
Нам с тобою не слиться,
Как сливаются вольные реки.
Ревновать буду часто и злиться,
Как ревнуют и злятся
Калеки.

Дорогая,
Волной серебристой
Мы, сойдясь, не покатимся оба.
Даже в речке, большой,
Но не быстрой,
Ты осталась бы речкой особой,
Беспокойной,
Всегда серебристой.

Но и тихие реки весною,
До краев наполняя излуки,
По долинам,
Дразня белизною,
Тянут к милым
Разливные руки…

Без тебя мне
И больно и грустно.
Навсегда расставаясь с тобою,
Я свое помелевшее русло
Берегами крутыми прикрою.
В. Федоров

Я тайно и горько ревную
Я тайно и горько ревную,
угрюмую думу тая:
тебе бы, наверно, иную –
светлей и отрадней, чем я…

За мною такие утраты
и столько любимых могил!
Пред ними я так виновата,
что если б ты знал – не простил.

Я стала так редко смеяться,
так злобно порою шутить,
что люди со мною боятся
о счастье своем говорить.

Недаром во время беседы,
смолкая, глаза отвожу,
как будто по тайному следу
далеко одна ухожу.

Туда, где ни мрака, ни света –
сырая рассветная дрожь…
И ты окликаешь: «Ну, где ты?»
О, знал бы, откуда зовешь!

Еще ты не знаешь, что будут
такие минуты, когда
тебе не откликнусь оттуда,
назад не вернусь никогда.

Я тайно и горько ревную,
но ты погоди – не покинь.
Тебе бы меня, но иную,
не знавшую этих пустынь:

до этого смертного лета,
когда повстречалися мы,
до горестной славы, до этой
полсердца отнявшей зимы.

Подумать – и точно осколок,
горя, шевельнется в груди…
Я стану простой и веселой –
тверди ж мне, что любишь, тверди!
О. Берггольц

Ждут рассветы тепла
Ждут рассветы тепла,
стынет тишь на лугу.
Я ревную тебя
И скрывать не могу!

Ветер тронул окно
Лёгким взмахом крыла
Я ревную давно,
А узнал лишь вчера.

За дождями – дожди,
За снегами – снега.
До такого дойти –
Видеть в друге врага.

Я ревную к друзьям,
Боль в душе затая.
И к дождям, и к снегам
Я ревную тебя!

Глупо, страстно ревнуя,
как мальчишка, реву я.
Письма, карточки рву,
места не нахожу.

Я ревную, ревную
И, ревнуя, реву я,
И грублю, и скорблю,
Так тебя я люблю!

Как метель не метёт,
Вспыхнут звёзды зимы.
Не ревнует лишь тот,
Кто не любит, пойми!

Дальним светом слепя
Близость верной души,
Я ревную тебя.
Что мне делать, скажи?!

Ждут рассветы тепла,
стынет тишь на лугу.
Я ревную тебя
И скрывать не могу!
А. Поперечный

Верну я
Ревную, ревную, ревную.
Одеться бы, что ли, в броню.
Верну я, верну я, верну я
Все, что нахватал и храню.

Костры, полнолунья, прибои,
И морем обрызганный торс,
И платье твое голубое,
И запах волны от волос.

Весь твой, с потаенной улыбкой,
Почти как у школьницы вид.
Двухлетнюю странную зыбкость.
(Под ложечкой холодит!)

Ты нежность свою расточала?
Возьми ее полный мешок!
Качало, качало, качало
Под тихий довольный смешок.

От мая и до листопада
Качель уносила, легка,
От Суздаля до Ленинграда,
От Ладоги до Машука.

Прогретые солнцем причалы,
Прогулки с усталостью ног…
Возьми, убирайся. Сначала
Начнется извечный урок.

Все, все возвращается, чтобы
На звезды не выть до зари,
Возьми неразборчивый шепот
И зубы с плеча убери.

Я все возвращаю, ревнуя,
Сполна, до последнего дня.
Лишь мира уже не верну я,
Такого, как был до меня.
В. Солоухин

Ревность
Там были шпроты в масле,
Маслины и мускат,
И каждый гость был мастер
«Умасливать» девчат.

Про все, что ценит мода,
Их громкий рой жужжал,
Он – точно рюмку меда –
Хозяйку окружал.

И каждый был красивей,
Стройней, умней меня,
И не щадил усилий,
К себе ее маня.

Чтоб боль уняла резкость,
Я вышел на балкон,
И был в глухую ревность,
Как в крепость, заточен.

Никто и не заметил,
Как я исчез во тьме,
Лишь только дождь да ветер
В лицо хлестнули мне.

Я встал ко всем спиною,
Как узник, одинок.
Но шел меж ней и мною
Незримый проводок.

И это было чудо:
Сквозь тьму, сквозь шум гостей
Любой оттенок чувства
Передавался ей.

И вдруг под дождик с ветром,
Под скучный капель звон
Она, как лучик света,
Скользнула на балкон.

Доверчиво прижалась,
Шепнула: – Что грустишь?
Я так истосковалась,
Пока ты тут стоишь!

И мы под дождь пошли с ней,
Куда – не рассказать! –
Про это счастье жизни
Не принято писать…
И. Кобзев

Извечное
Да, я не знаю другой такой,
Чтоб навеки – по сердцу.
Так почему же в душевный покой
Входит разноголосица?

Так почему же по целым дням
Наш разговор не вяжется,
Всё что-нибудь мерещится нам,
Всё что-нибудь да кажется?

“С кем говорил?”
Да “К кому ходил?” –
Это ж обидно, милая!
Если бы вдруг человек остыл,
Разве удержишь силою?

Радость не в радость, коль веры нет,
Страхи да подозрения.
И канитель эта много лет
Тянется без изменения.

Надо, чтоб нА сердце был покой,
Чтоб никогда постылая
Ревность не трогала нас с тобой...

А почему ты сама домой
Поздно вернулась, милая?
А. Яшин

* * *
Белый зимний пейзаж деревенский
Видит девочка ночью во сне.
Грянул выстрел – и падает Ленский,
Как подкошенный, в мягкий снег.

Ветром иней с деревьев сдуло,
Будто ворох недавних обид...
Опустив пистолета дуло,
Над ревнивцем Онегин стоит...

Но на смену этой картине
Почему-то встаёт маскарад.
И Арбенин жене свой Нине
Подаёт с мороженым яд.

Ревность, ревность – какая ты злая!
Ревность, ты – ледяная тоска...
Спит девчонка, с обидой вздыхая,
Что никто не ревнует пока!
М. Пляцковский

Ревность
Ревности самострелы –
Ежесекундный ад.
Вновь под её прицелом
Слово, улыбка, взгляд.

Снова дыханье спёрло:
Вновь обманула слух,
Гневом сдавила горло,
Перехватила дух.

Слёзы и уверенья –
Словно в огонь дрова.
Бродят в  уме сомненья,
Бьют по щекам слова.

Льётся огонь, неистов,
Боли, надрыва, зла.
В лапах его когтистых
Вера сгорит дотла.

Кровью текут закаты,
Вылились за края…
«Крейцерову сонату»
Перечитала я.
О. Альтовская

Ревность
В уходящую спину смущённо смотрю из окна...
Твоя ревность и трогательна и смешна, –
Неужели не видишь, что я и стара и страшна,
И помимо тебя никому на земле не нужна?

Ну какая тут трогательность и какой тут смех?
Ты от нашего крова, одетого в мшистый мех,
И от быта, сплошь состоящего из прорех,
Так и рвёшься, ревнуя, отвадить буквально всех.

А приходят к нам исключительно из доброты –
С крыши мох соскрести, кое-где подвинтить винты,
Да ещё приносят мне молодые цветы
В благодарность, что жив и мной обихожен ты.

А ещё и тайная есть корысть у гостей,
А вернее, мечта, – до старых дожить костей
И любимыми быть, и на склоне преклонных дней
Слушать гимны себе, что свежей любых новостей.

И ревнуют меня к тебе как любви пример,
Так что ты свою ревность бездумную поумерь,
Чтобы в мире, где столько зла и безумных потерь,
Всяк входящему я открывала с улыбкой дверь.
Всяк входящему я открывала с улыбкой дверь. 
И. Лиснянская

Любовь и ревность
Любовь и ревность, словно две сестры...
Кто хвалит их союз, а кто ругает.
Когда пылают ревности костры,
То знать любовь мне сердце обжигает.

Пока люблю, ревную всё равно:
По поводу, без повода. Вздыхая,
Смотрю часами в тёмное окно,
Знакомую фигурку поджидая.

А если перестану ревновать,
Дорогой безразличия шагая,
И ложь за правду стану выдавать,
Любовь ли это? Право же, не знаю.

Когда ты отречёшься от меня
И быть мне перестанешь половинкой,
Тогда и ревность не зажжет огня,
Но и любовь растает хрупкой льдинкой.

Любовь и ревность, словно две сестры –
Жизнь вас заставит в этом убедиться,
Хоть иглы ревности, как нож, остры,
Но без неё любовь не разгорится.
Г. Шеховцов

Ревность
Есть мгновенья дум упорных,
Разрушительно-тлетворных,
Мрачных, буйных, адски-черных,
Сих – опасных как чума –
Расточительниц несчастья,
Вестниц зла, воровок счастья
И гасительниц ума!..
Вот в неистовстве разбоя
В грудь вломились, яро воя, –
Все вверх дном! И целый ад
Там, где час тому назад
Ярким, радужным алмазом
Пламенел твой светоч – разум!
Где добро, любовь и мир
Пировали честный пир!

Ад сей… В ком из земнородных,
От степей и нив бесплодных,
Сих отчаянных краев,
Полных хлада и снегов –
От Камчатки льдянореброй
До брегов отчизны доброй, –
В ком он бурно не кипел?
Кто его – страстей изъятый,
Бессердечием богатый –
Не восчествовать посмел?..

Ад сей… ревностью он кинут
В душу смертного. Раздвинут
Для него широкий путь
В человеческую грудь…
Он грядет с огнем и треском,
Он ласкательно язвит,
Все иным, кровавым блеском
Обольет – и превратит
Мир – в темницу, радость – в муку,
Счастье – в скорбь, веселье – в скуку,
Жизнь – в кладбище, слезы – в кровь,
В яд и ненависть – любовь!

Полон чувств огнепалящих,
Вопиющих и томящих,
Проживает человек
В страшный миг тот целый век!
Венчан тернием, не миртом,
Молит смерти – смерть бы рай!
Но отчаяния спиртом
Налит череп через край…
Рай душе его смятенной –
Разрушать и проклинать,
И кинжалов всей вселенной
Мало ярость напитать!!!
Н. Некрасов

Я наравне с другими
Я наравне с другими
Хочу тебе служить,
От ревности сухими
Губами ворожить.
Не утоляет слово
Мне пересохших уст,
И без тебя мне снова
Дремучий воздух пуст.

Я больше не ревную,
Но я тебя хочу,
И сам себя несу я,
Как жертву палачу.
Тебя не назову я
Ни радость, ни любовь.
На дикую, чужую
Мне подменили кровь.

Еще одно мгновенье,
И я скажу тебе,
Не радость, а мученье
Я нахожу в тебе.
И, словно преступленье,
Меня к тебе влечет
Искусанный в смятеньи
Вишневый нежный рот.

Вернись ко мне скорее,
Мне страшно без тебя,
Я никогда сильнее
Не чувствовал тебя,
И все, чего хочу я,
Я вижу наяву.
Я больше не ревную,
Но я тебя зову.
О. Мандельштам

А я любовь считаю главной...
Любимый, нет, я не ревную!
И зря весь этот спор возник.
Но я за чувства не воюю…
Да, кстати, где мой дробовик?
Ты – Робин Гуд, волшебник добрый.
Я – фея! Нафеячу так…
Захватчиц увезут по скорой –
С расстройством жизни, это факт.

Тебя люблю и доверяю,
Но, блин, вокруг так много их…
Я не ревную – размышляю…
Да, кстати, где мой дробовик?
Чем больше грудь и шпильки выше,
Тем меньше ум, и цель одна –
Найти кого-то для престижа…
Из них у каждой есть цена.

Они всё время на охоте…
Им нужен кошелёк-мужик.
Для них вы «Пупсик, зайчик, котик»…
Да, кстати, где мой дробовик?
Такие помощи попросят
И рассчитаются собой…
А вы ж наивные возьмёте
От этих стерв расчёт такой…

Мужчины, знаю, полигамны…
Как в марте у котов, инстинкт.
А я любовь считаю главной!
Да, кстати, где мой дробовик?
Ты – не такой, любимый, точно!
Не смотришь на исчадья зла!
Меня одну ты любишь, хочешь…
Да, кстати, где? … а вот, нашла...
И. Самарина-Лабиринт

Ревность
Мне казалось, будто Вася
Без меня скучает.
Я сказала: – Признавайся,
Что тебя печалит?

– Исчезают виды чаек! –
Вдруг он отвечает.–

Если  чайки станут редки
А потом – как?
Если редки станут предки –
Нет потомков!

О каких-то редких видах
Раскричался Вася.
Говорю ему с обидой:
– Поспокойней: вдох и выдох!..
Ты не надрывайся!

Охранять он хочет чаек,
Просто в них души не чает,
А меня... не замечает.
А. Барто

Песни

Ревность
Ревность, в сердце твоем ревность,
Снова небо в черных тучах.
Знаю, ты простишь неверность,
Знаю, ревность тебя мучит.

Ревность, как ее осудишь?
Словом, взглядом незаметным?
Знаю, ты меня ревнуешь.
Знаю и люблю за это.

Все же пройдут года,
И уйдет навсегда
Ревность, как давний сон,
Дивный сон, без следа.

Ревность – за любовь награда.
Ревность – горечь и надежда.
Вечно будь со мною рядом,
Верь мне, но ревнуй как прежде.

Знаю, пройдут года,
Как весна, как беда.
Ревность, как давний сон,
Дивный сон тем, кто влюблен.
Л. Портной

Любовный треугольник
Ах, люди слишком ветрены,-
Они страстей невольники.
Не только в геометрии
Случались треугольники...

А если треугольники
Случаются в любви,
Ты помощь очень скорую
Заранее зови.

В глубокой древности
На почве ревности
Дома крушили,
Людей душили.

И в современности
У нас, однако,
На почве ревности
Бывало всяко.

Двадцатый век не вяжется
С такими пережитками.
Что кажется – окажется
Из глупых сплетен вытканым.

Что кажется – окажется
Нелепым и смешным,
Игрой воображения
И вымыслом сплошным.

В глубокой древности
На почве ревности
Дома крушили,
Людей душили.

И в современности
У нас, однако,
На почве ревности
Бывало всяко.
Ю. Энтин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...