четверг, 1 апреля 2021 г.

Иван Петрович Белкин – гениальная мистификация или шутка для Натали?

К дню рождения персонажа «Повестей»

Портрет И.П. Белкина работы неизвестного художника
 

«Повести покойного Ивана Петровича Белкина» были написаны Пушкиным осенью 1830 года и изданы в 1831 году. Сейчас мы можем со всей уверенностью сказать, что автором этого цикла является сам Пушкин, однако даже в названии мы видим другого сочинителя этих повестей – Белкина.

Ивана Петровича Белкина сложно назвать персонажем пушкинских произведений как таковым. Ведь Пушкиным с первых страниц цикла повестей Белкин подается читателю не как герой рассказанных далее историй, но как их автор, Александр Сергеевич же якобы выступает только в роли издателя – того, кто эти истории решился опубликовать и сопроводил предисловием, коротко рассказывающем нам о том, кто же такой Белкин.

Сам Белкин, в свою очередь, также не является полноценным сочинителем этих повестей – каждая из них была от кого-то услышана, а Белкиным только записана. Пушкиным же впоследствии отредактирована и передана в издательство.

Так кто же такой Иван Петрович Белкин? Зачем Пушкину понадобилось придумывать другого автора для собственного произведения? И существовал ли у Белкина реальный прототип?


Что мы узнаем об Иване Петровиче из предисловия:

Во-первых, что был он не женат, бездетен и не очень-то общителен в целом – единственная наследница, родственница со стороны матери, Марья Алексеевна Трафилина, знакома с покойным не была. Единственным его другом, решившим откликнуться на письмо «издателя», пожелавшего выпустить «Повести», оказался сосед из села Ненарадово, бывшего соседним с Горюхино, принадлежавшим Белкину.

Биография Белкина, в целом, похожа на биографию типичного представителя помещического сословия своего поколения: получил первоначальное образование от дьячка, поступил на службу, которая продлилась 8 лет до смерти его родителей, после которой он вступил во владение селом Горюхино.

Не обладал особым талантом к ведению хозяйства и село запустил. Жизнь вел умеренную, не употреблял алкоголя и был стеснителен в общении с женщинами.

Внешне он описывается соседом как человек «росту среднего, глаза имел серые, волоса русые, нос прямой; лицом был бел и худощав».

Белкину было всего 30 лет, когда он умер от простуды, перешедшей в горячку – Пушкин на момент написания повестей почти ровесник своему герою.

В целом, Белкин был непримечательным персонажем, который вел непримечательную жизнь. Единственным примечательным в нем была любовь к сочинительству – причина, из-за которой сосед, хоть и «весьма уважал и любил сочинителей», все же, будучи в преклонных летах, пожелал остаться анонимным и не быть упомянутым в публикации книги.

Исследователи пушкинского творчества долгие годы ведут споры о том, насколько Белкин важен как «автор» цикла повестей. Повлияло ли введение этого персонажа на Пушкинский стиль, а если нет, зачем вообще понадобилась эта дистанция?

Большинство пушкинистов все же сходится на том, что стиль поздних произведений Пушкина (например, «Дубровского» или «Арапа Петра Великого») совпадает с тем, в котором написаны «Повести Белкина». Однако, именно Белкину «принадлежит» право выбора эпиграфов к каждой из повестей. В последние годы жизни Пушкин отошел от влияния романтизма и сентиментализма, выработав собственный стиль произведений, однако, эпиграфы в «Повестях» – из Баратынского, Жуковского, Державина – романтические, и выбраны явно не Пушкиным. Поэт дал произведению самостоятельно только один заглавный эпиграф, как издатель, из пьесы Фонвизина «Недоросль» – «он еще сызмала к историям охотник». Как и сосед Белкина, пожелавший остаться неизвестным, Пушкин иронизирует по поводу любви Белкина к сочинительству.

Обложка первого издания «Повестей Белкина»

И вообще весь раздел «от редактора» написан в несколько шутливой и покровительственной манере. Так, в начале Пушкин пишет, что письмо ненарадовского соседа помещает «безо всяких перемен и примечаний», однако дальше все же следуют два примечания – Пушкин посчитал должным отпустить анекдот, рассказанный соседом о Белкине и повествующий о его «истинно девической стыдливости», а также редактор указывает, что убрал из текста пометы Белкина, дающие понять то, кем была рассказана ему та или иная история.

  Как известно, Пушкин долго колебался и не решался издавать повести под вымышленным именем. Летом 1831 года он писал Плетневу: «Я переписал мои 5 повестей и предисловие, т. е. сочинения покойного Белкина, славного малого. Что прикажешь с ними делать?..». Однако, в конце концов, они все же увидели свет, изданные под именем Белкина. Зачем же Пушкину понадобилось придумывать автора собственноручно написанных повестей?

  Одна из теорий, литературная, гласит, что написанные не Пушкиным, а Белкиным повести воспринялись читателем как более бытовые и приближенные к реальности. Белкин, поданный в предисловии автора как персонаж совершенно обычный и, хоть и со склонностями к сочинительству, однако, способный скорее записывать, нежели выдумывать, передает читателю свои «Повести» в первозданном виде – как житейские истории, с развязками не литературными, а бытовыми. Как мы помним, все повести цикла заканчиваются хорошо, а последняя «Барышня-крестьянка», завершающая все произведение, так и просто заканчивается идеально – драма, которая легла в основу сюжета, оказывается надуманной, и герои просто счастливы в своей любви. Будь это написано Пушкиным, читатель мог бы воспринять написанное как красивую сказку, не имеющую никакого отношения к реальности, однако Белкин, далекий от придумывания человек, рассказывает невымышленную, правдивую историю. И все положительные, светлые сюжеты повестей цикла уже воспринимаются читателем как возможные в реальности.

Иллюстрация к повести Барышня-крестьянка. Художник Д.А. Шмаринов

Вторая теория, вполне прозаическая, касается того, что Пушкин попросту боялся в то время публиковаться под своим именем. В письме Плетневу от 9 декабря 1830 года писал: «Под моим именем нельзя будет, ибо Булгарин заругает. И так русская словесность головою выдана Булгарину и Гречу!». В атмосфере, создавшейся в 1830 году вокруг «Литературной газеты» и Пушкина, публикация чего-либо под своим именем была для писателя рискованным мероприятием. Правда, надолго сохранить анонимность с Белкиным не удалось – уже в 1834 «Повести Белкина» вошли при печати в состав «Повестей, изданных Александром Пушкиным».

И та, и другая теория до сих пор имеют место быть, и, не исключая друг друга, даже могут обе являться причиной того, почему Пушкиным был придуман Иван Петрович Белкин.

Но тут появляется еще один вопрос, над которым пушкинисты спорят уже не один век – а был ли Белкин выдуман писателем от начала и до конца, или все же для него существовали какие-то реальные прототипы?

Как уже было сказано выше, «Повести» были написаны осенью 1830 года, весной же того года Пушкин, как известно, ездил свататься к семье своей невесты – Натальи Гончаровой, именье которых было расположено в Малоярославецком уезде Калужской губернии. Имение Гончаровых носило название Полотняный Завод и располагалось в окружении многочисленных деревень на небольшом расстоянии от самого имения (около часа езды). А принадлежали эти деревни роду князей Белкиных.

Мог ли Пушкин знать, что ближайшими соседями будущей невесты были носители фамилии Белкины?

«Пушкин с женой в саду». Работа авторства Е.Устинова 1998


В хозяйственных документах семьи Гончаровых сохранились многочисленные сделки купли-продажи с семейством Белкиных. Так что документальные подтверждения тому, что семьи общались, имеются. Что же касается встречи Пушкина с Белкиными, никаких подтверждений тому не осталось – можно лишь предположить, что по приезде жениха, да еще и накануне дня его рождения в имении Гончаровых был устроен праздник, куда пригласили также и ближайших соседей.

В любом случае, даже если Пушкин Белкиных не знал, он мог слышать о них от Натальи, и в угоду будущей супруге вплести в повествование знакомые ей места и персонажей. Тем более, что в тех же «Повестях» был такой прецедент – образ гробовщика Адриана Прохорова из повести «Гробовщик». Лавка его прототипа располагалась в Москве на Большой Никитской улице, как раз напротив дома невесты поэта.

Таким образом, Белкин – был у него прототип или нет, у Пушкина выступает как совершенно обычный и ничем не примечательный человек, склонный не придумывать, а запоминать и записывать реальные истории. Появление его в качестве автора произведения способствовало тому, что читатель проникался достоверностью описанных в цикле «Повестей» событий. А, учитывая то, что все эти истории со счастливым концом для всех героев описываемых событий, что русской литературе не очень-то свойственно, то «Повести Белкина» по сей день могут оказывать на своих читателей положительное терапевтическое воздействие по лечению душевных ран, возникающих при неверии в то, что счастье возможно.

 

1. Архангельский А. Герои Пушкина / А. Архангельский. – Москва, 1999. – 168 с. – Текст: непосредственный;

2. А. С. Пушкин. Повести Белкина : Материалы об истории «Повестей Белкина» / Ред.-сост.: Н. К. Гей, И. Л. Попова. – Москва, 1999. – 615 с. – Текст: непосредственный;

3. Ипполитов С. Шутка гения? Как мог познакомиться Александр Сергеевич Пушкин с Иваном Петровичем Белкиным / С. Ипполитов // Родина. – 10. – 2015. – С. 66-70. – Текст: непосредственный;

4. Хализев В. Е. Цикл А. С. Пушкина «Повести Белкина»: Учеб. пособие для вузов // В.Е. Хализев, С. В. Шешунова. – Москва, 1989. – 80 с. – Текст: непосредственный;

5. Экштут, С. «Не мой Белкин...» / С. Экштут // Родина. – 2015. – № 10. – С. 71-72. – Текст: непосредственный.


Читайте также

220 лет Ивану Петровичу Белкину

«Повести Белкина» – новое прочтение Пушкина


Ольга Сустретова, Центральная библиотека им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...