воскресенье, 20 декабря 2020 г.

Царский бал в русском наряде

Виртуальное занятие в клубе «Берегиня»

 

Приближается время любимых зимних праздников, и захотелось вспомнить забытое, но такое чудесное занятие – бал!

Время от Рождества (25 декабря) и до последнего дня Масленицы в дореволюционной России традиционно было сезоном балов, приемов, маскарадов, временем долгожданным, головокружительным и безумным, которого с нетерпением ждали, и к которому тщательно готовились.

Есть ли связь между старинным русским народным костюмом и великосветским балом? Конечно есть. Самым знаменитым, самым обсуждаемым, самым роскошным, ярким и зрелищным в истории династии Романовых балом стал костюмированный бал-маскарад 1903 года в старинных русских костюмах в Зимнем дворце. Но до того, как состоялся этот бал, русскому костюму в высшем обществе пришлось пройти через множество катаклизмов, испытать на себе политические интриги, быть и в почете, и в пренебрежении, меняться и внешне, и глубинно.

«Костюм есть наглядная форма человека», - писал Теофиль Готье, поэт и журналист, в своем эссе «Мода как искусство». Русский костюм, как ни один другой, соответствует этому утверждению. Его история, как и история страны, была долгой и сложной. Историография русского костюма, начинаясь как простое описание предмета, сейчас стала серьезным научным исследованием, в котором народный костюм изучается со всех точек зрения: исторической, культурологической, этнографической, социологической, с точки зрения истории искусства, музейного дела и культурной антропологии. Русский костюм, как явление национальной культуры со своими традициями и особенностями, одновременно и часть мировой культуры.

Перед закатом Московского царства Россия была страной с множеством населявших ее народов и неоднородной культурой, а традиционная одежда выявляла этнические различия этих народов. Тот костюм, который мы сейчас считаем старинным русским костюмом и знаем больше по историческим фильмам и театральным постановкам, сложился примерно в XVII веке. В доромановскую эпоху русский народный костюм был несколько иным – по-византийски декоративным, состоящим из накладных и драпирующихся одежд, полностью скрывающих фигуру. Он имел заметные восточные черты и оставшиеся от прежних времен, и вновь приобретенные. Так, после женитьбы Ивана Грозного на черкешенке Марии Темрюковне в мужском костюме появилась чуга – одно из самых роскошных парадных платьев, имеющее тюркское происхождение. Широко распространенные на Руси тегиляи – наследие монгольского владычества.

Народный костюм носили все слои населения, от бояр до простолюдинов. Одинаков был и покрой одежды. Разница была только в аксессуарах, качестве и цене ткани, из которой он был сделан, или «построен», как принято было говорить в старину. (Кстати, в белорусском языке народный костюм до сих пор так и называется – «строй»). Особенно дорогими были золотые и серебряные пуговицы. Создание костюма было достаточно сложным, его действительно как будто строили из отдельных деталей и предметов.

Одежда знати была разнообразнее, костюмы простых крестьян оставались традиционными. Одежда была широкой и длинной, подпоясанная различными поясами. Считалось, что чем многослойнее одежда, независимо от времени года, тем хозяин богаче и знатнее.

 

В первой половине XVII века, при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче еще сохранялась древнерусская традиционность в одежде, хотя и иноземный костюм не был в России чем-то экзотическим. Иностранные купцы и дипломаты в своих непривычных одеждах вызывали интерес русских модников и модниц. Польские и венгерские моды стали проникать в Россию еще при Борисе Годунове. Двоюродный брат царя Михаила Федоровича, боярин Никита Романов любил одеваться во французское и польское платье. Дети Михаила Федоровича, в том числе и будущий царь Алексей Михайлович, носили немецкое платье, как игровую «потешную» одежду. Алексей Михайлович, уже выйдя из детского возраста, любил наряжаться в немецкий кафтан. Ему с удовольствием подражали молодые придворные. Бояре старинных родов резко отвергали новшества европейской моды.

Неодобрение духовенства подвигло государя незадолго до смерти издать указ: «Стольником и стряпчим и дворяном московским и жильцом… Свой государев указ сказать, чтоб они иноземских немецких и иных извычаев не перенимали, волосов у себя на голове не постригали, також и платья, кафтанов и шапок с иноземских образцов не носили, и людям своим потому ж носить не велели. А буде кто впредь учнет волосы постригать и платье носить с иноземского образца, или же такое ж платье объявится на людях их: и тем от Великого Государя быть в опале, и из высших чинов написаны будут в нижние чины».

Как это не странно звучит, русский костюм стал, хоть и опосредованно, но одной из жертв политических интриг, как один из символов России Рюриковичей.

Воцарившийся после Алексея Михайловича Федор Алексеевич под влиянием жены, происходившей из польского рода Грушецких, запретил ношение традиционного парадного костюма, заменив его служилым платьем, в частности, польским. Главной целью царского запрета было внести определенное единообразие в костюм служилых людей. В 1681 Федор Алексеевич приказал всем служилым людям вместо старинной длинной одежды носить особое платье – короткие кафтаны, узкие и короткие ферязи польско-украинского образца. Придворные надели польские кунтуши. Главным доводом в пользу такой замены было то, что длинные старые одежды «приличны женскому платью, и к служилому и дорожному времени непотребны». Короткая одежда была больше приспособлена к разнообразной деятельности человека. В этой замене был определенный смысл, потому что польский костюм по сравнению с русской боярской одеждой, включающей в себя несколько шуб одна на другую, горлатную шапку – цилиндр высотой в локоть с бархатным или парчовым верхом, сделанный из горлышек пушных зверей, - весившей почти центнер, был гораздо легче и удобнее в носке.


Боярин во всем своем облачении выглядел монументально и представительно, двигался медленно и плавно, высоко неся голову. Попробовал бы он по-другому. Если голову опускать – шапка, свидетельствующая о статусе своего хозяина (чем выше, тем родовитее), суженная к голове, свалится, что для боярина было страшным позором. А уж если боярин в своих в огромных 3-4 шубах, упаси бог, споткнется и упадет, то поднимать его нужно почти всем штатом слуг, иначе такую тяжесть и не сдвинешь.


Украшение одежды также стало более скромным – царь «не любил пышности ни в платье, ни в столе, ни в уборах». Были запрещены охабни — традиционная парадная верхняя длиннополая одежда. Это была боярская одежда и носили ее, как официальное платье, вроде мундира. Еще один вид запрещенной одежды – чекмени, короткие полукафтаны с перехватом, слегка прикрывающие верхнюю часть ног. Рекомендованные вместо них ферязи – это верхняя длиннополая одежда, часть воинского наряда. Ферязь откидывалась, как плащ, и становился виден короткий полукафтан, который не висел, как копна, а хорошо сидел на фигуре. Изменения в женском костюме были гораздо менее глубокими. Традиционная одежда постепенно вытеснялась среди знати. Средние слои и крестьянство расставаться с русским костюмом не торопились.

Эти тенденции развития русского костюма получили свое завершение при Петре I. Если указ Федора Алексеевича был довольно мягок, касался только служилых людей и не вызвал особого противодействия, то следующая реформа одежды, проведенная Петром I, сломала вековые традиции быта и стала причиной народных волнений.

Вернувшись из Европы, чуть ли не на следующий день Петр принудительно потащил страну к западноевропейской культуре. Нововведения начались с укорачивания кафтанов и стрижки бород. Указом Петра I было запрещено производить и продавать русское платье, за нарушение были предусмотрены штрафы, вплоть до лишения имущества. За время своего правления Петр I издал более 40 указов, касающихся костюма и регламентирующих не только его форму, но и цвет, декор, ткань, украшения. Все было направлено на искоренение народного костюма среди бояр и дворян. Горожане тоже не имели права носить русское платье. Только крестьянам было разрешено ношение национального костюма. После смерти Петра многие купцы и горожане вернулись к национальному костюму, но уже не к тому, каким он был до реформ. Сформировался модернизированный русский мужской костюм – костюм купцов и горожан, в котором элементы национальной одежды сочетались с деталями, заимствованными из европейского костюма.

В итоге, произошел раскол общества: часть легко приняла европеизацию, другая восприняла эти нововведения как попытку уничтожения русских национальных самобытности и своеобразия, важной составляющей которых был традиционный костюм. Главным ущербом от этих реформ одежды стало уничтожение старинных русских костюмов. С них срезали драгоценные украшения, декоративные детали, что-то переделывали по новой моде, а остальное «утилизировали». Эти потери никакими, самыми точными репликами, к сожалению, не восстановить.

В петровские времена никому из сменивших старинную одежду на новомодные европейские наряды даже в голову не могло прийти, что спустя чуть более шестидесяти лет «русское» платье вновь вернется в российский быт. И обязаны мы этим Софии-Фредерике-Августе Ангальт-Цербстской, императрице Екатерине II, в жилах которой не было ни капли русской крови. Надев впервые русский наряд, за основу которого был взят боярский костюм времен Алексея Михайловича, она осталась им вполне довольна и сделала его церемониальным. В этом наряде она была в годовщины коронации и восшествия на престол, в дни рождения и тезоименитства, в дни орденских и религиозных праздников, на Новый год. В нем позировала художникам.


Ее портрет в стилизованном кокошнике и русском платье мастер Карл Леберехт поместил на созданной в ее честь медали с титулом наверху: «Мать Отечества».


Со временем русское платье надели придворные дамы, и оно стало одним из важнейших придворных нарядов, который состоял из нижнего платья белого цвета, и верхнего, цветного, распашного, с коротким шлейфом и откидными рукавами. Отделывали платья вышивкой или мехом. Поверх нижнего платья повязывали широкий кушак. Правда, назвать эти платья в полном смысле «русскими» нельзя. Это была стилизация европейского декольтированного платья на русский манер, с использованием некоторых традиционных элементов. Его так и прозвали: «офранцуженный сарафан».


Постепенно русское платье, красивое и экстравагантное, вошло в светскую моду, и не только в России. Одна из самых именитых французских портних, мадам Бертен, принимала заказы на нарядные платья «в русском стиле» и «в стиле царицы». Вот так российская императрица с немецкой кровью воспитывала в подданных чувство национальной гордости, в том числе с помощью моды.


После смерти Екатерины II, Павел I отменил «русское» платье. Придворной формой русские платья вновь сделал император Николай I. Подвигло его на этот шаг то, что во время Отечественной войны 1812 года ношение национального костюма стало своеобразной формой выражения патриотизма: «Дамы отказались от французского языка. … почти все оделись в сарафаны, надели кокошники и повязки; поглядевшись в зеркало, нашли, что наряд сей к ним очень пристал, и нескоро с ним расстались», – как довольно ехидно заметила англичанка Марта Вильмот в своих записках о посещении России. «Письма сестер Вильмот из России» вы можете найти в фондах нашей библиотеки.

В 1834 году Николай I издал указ о введении нового придворного платья с кокошником на основе европейского платья с глубоким декольте, с длинными рукавами «а ля бояр». В таких платьях придворные дамы ходили вплоть до 1917 г. Император утверждал и сам наряд, и орнамент шитья. Дамы, приезжающие ко двору, могли быть в платьях любых цветов, покроя и узоров, кроме тех, что носили придворные дамы. Дамы без мужей должны были иметь повойник или кокошник с белым вуалем, а девицы – повязку.


Продолжилась традиция носить русский костюм при дворе и в царствование императоров Александра II и Александра III. Александр III, которого называли самым русским из всех русских императоров, в числе других преобразований произвёл реформу военного обмундирования, взяв за основу русский костюм. В домашней обстановке он носил русскую рубаху с вышитым на рукавах цветным узором. В средине XIX века национальные традиции стали, скорее, неким символом, а русский стиль и старорусский костюм – чем-то декоративным, чему место в музеях, на сцене и на костюмированных балах. О том, может ли русская одежда стать маскарадным костюмом, ожесточенно спорили западники со славянофилами. «… маскарад С. А. Корсакова блистательно разрешил задачу в положительном смысле: русское одеяние затмило все другие…»

Благодаря великому князю Владимиру Александровичу, младшему брату Александра III, и его жене, великой княгине Марии Павловне, традиция костюмированных балов и маскарадов переросла в исторические балы, посвященные истории России, поддерживая таким образом «русский дух» в обществе. Началось все с бала, состоявшегося 20 февраля 1875 года в их дворце по соседству с Эрмитажем, на который многие приглашённые пришли в исторических костюмах. Хозяин дома стал кавалергардом времен Екатерины Великой. Императрица Мария Александровна, жена Александра II, не смогла быть по причине болезни, зато сам император был одет, как Пётр Великий на одной из картин в Эрмитаже. Участвовал в нем и цесаревич, будущий Александр III, с женой, цесаревной Марией Фёдоровной. Александр Александрович хотя и не любил костюмированные балы, почтил визитом бал своего брата, причём даже в костюме казацкого гетмана времен императрицы Екатерины.

Если раньше появление исторических русских костюмов на маскарадах и костюмированных балах было стихийным и единичным, то этот бал продемонстрировал определённую тенденцию – интерес к собственной истории. Правда, эти костюмы относились ко времени правления тех императоров, которые пытались приобщить Россию к западноевропейским ценностям: Петра Великого и Екатерины. В январе 1883 года великий князь Владимир Александрович, младший брат императора и его супруга, великая княгиня Мария Павловна устроили бал в «русском стиле», для которого был установлен своеобразный дресс-код: на всех приглашённых должны были быть русские костюмы допетровской эпохи.

Владимир Александрович и Мария Павловна 


Бал был великолепен! На него было приглашено 250 человек, которых встречала прислуга, одетая в костюмы разных эпох русской истории: скифы, варяги, стрельцы. А мимо них в танцевальный зал шли русские бояре с боярынями и боярышнями, воеводы, кравчие, гусляры, витязи, рынды, сокольничие, думные и посольские дьяки – пожаловала вся допетровская Русь в роскошных нарядах. Дорогие ткани, жемчуга, золотые украшения с драгоценными камнями – зрелище было завораживающее. На балу присутствовала почти вся императорская фамилия.

Императора Александра III и императрицу Марию Федоровну хозяева праздника встречали торжественно, по русскому обычаю, с хлебом-солью на вышитом полотенце. Императрица Мария Фёдоровна потом вспоминала, что этот бал был одним «из самых прекрасных, какой только можно себе представить». Александр III костюмироваться не пожелал и пришел в мундире. Зато сама Мария Федоровна выглядела «как настоящая царица со старой картины». Ее наряд был одним из самых роскошных и состоял из «парчовой ферязи, украшенной бриллиантами, изумрудами, рубинами, жемчугом и другими драгоценностями; парчовой шубки с золотыми цветами, отороченной соболиным мехом и с разрезными рукавами. На голове Ее Величества была надета серебряная шапка-венец, отороченная соболем и украшенная большими брильянтами, изумрудами и крупным жемчугом, который в несколько ниток ниспадал с шапки на оплечье».

Мария Федоровна, 1883 г

Можно только вообразить, сколько весила вся эта роскошь. Богатый и изысканный наряд был страшно тяжелым, неудобным и жарким. Обожавшая танцы больше всего на свете, Мария Федоровна в своих жемчугах и парче не могла сделать ни одного па. После бала, длившегося с девяти вечера до четырех утра, императрица от усталости даже занемогла. Так что тяжела не только шапка Мономаха, но и царицын сарафан. Бальные исторические костюмы не были простой импровизацией портных «на тему». Работая над костюмами, художники, декораторы и портные долго работали в архивах Императорской академии художеств, изучая все тонкости одежды, мебели и украшений того времени. Костюмы шились из лучших тканей, в отделке использовались золотые и серебряные нити, драгоценные камни и жемчуг, меха соболя и горностая.

Государственный секретарь А. А. Половцов, описавший этот бал, отметил, что «мужчины одеты с большею, чем дамы, историческою верностью». Зато дамам было легко танцевать. Всегда интересны наблюдения очевидцев. «Дневник» А.А. Половцева, который он вел, «считая нравственной обязанностью сохранить для потомства любопытные и характерные сцены, коих мне довелось быть свидетелем», – есть в нашей библиотеке. В «Дневнике» Половцова множество интересных фактов, любопытных деталей, метких замечаний о том, ушедшем времени.

В императорской семье детей приучали носить русский костюм с раннего возраста. С детских лет император Николай II жил в этой атмосфере «русскости». И в свою очередь, продолжил традицию исторических балов.

Грандиозный костюмированный бал, проведенный в Зимнем дворце в 1903 г., стал последним большим балом империи, запомнившимся современникам. Бал был приурочен к 290-летию Дома Романовых. Идея устройства такого бала принадлежала императрице Александре Федоровне. Говорят, что ее вдохновил костюмированный бал 1883 года во дворце Владимира Александровича и Марии Павловны. Восторг эта идея вызвала не у всех. Директор императорского Эрмитажа И. А. Всеволожский скептически замечает: «…Лишних денег ни у кого нет. Русские костюмы стоят сумасшедших денег – шелковая камчатая ткань, сукно, расшитое золотом и серебром, меха очень дороги. К тому же танцевать в тяжелых платьях и шубах доставляет мало удовольствия. Определенно, у бедной Александры Федоровны несчастливая рука и склонность к неуместным вещам». Но идея понравилась императору, для которого этот бал был не просто костюмированным действом или обычным маскарадом, а первым шагом на пути восстановления обрядов и костюмов московского двора, о чем он давно задумывался.

Подготовка к балу шла несколько месяцев, к его организации привлекли лучших специалистов – костюмеров, художников, ювелиров, сценографов, певцов, танцовщиков, хореографов. Проводились архивные изыскания чтобы создать максимально достоверные костюмы времен царя Алексея Михайловича. Эскизы костюмов сделал художник Сергей Соломко, известный в те времена рисовальщик боярского прошлого России. Для консультаций были приглашены известные историки и искусствоведы. Всего приглашенных было 390 человек. Все они должны были быть в костюмах времен царя Алексея Михайловича. Какими бы ни были идущие по городу толки, приглашённые готовились к балу с энтузиазмом и самым серьезным образом.

Времени на подготовку было немного. Свои костюмы все делали в полной тайне, чтобы потом поразить неожиданностью образа других гостей. Изучали старинные изображения и гравюры, консультировались с известными художниками по поводу деталей костюма. Особенно был востребован К. Маковский, кроме своих картин, посвященных тому времени, еще и один из самых больших коллекционеров старинных русских костюмов и других предметов декоративно-прикладного творчества.

Очень популярной стала проходившая в Москве выставка русских коллекций Натальи Шабельской, представившей костюмы, украшения и ткани, изготовленные до XVII века. Таким образом, готовясь к балу, российская элита вспоминала русскую историю. Траты даже для богатых семейств были очень велики, но все стремились превзойти друг друга изысканностью и богатством костюма. Редчайшие меха, жемчуга и бриллианты, самоцветы в старинных оправах из бабушкиных шкатулок, великолепные парча, шелка, бархаты – все пошло в ход. Частные коллекционеры из своих коллекций предоставляли старинные посохи, драгоценности и меха.

Директор императорских театров Владимир Теляковский вспоминал: «Дамы совершенно ошалели и забыли все правила светских отношений. Они носились по городу за советами, обращались к архивным изысканиям, превращая предстоящий бал в исторически достоверное мероприятие». Всегда интересна оценка очевидцами событий, в которых они непосредственно участвовали. Воспоминания В. Теляковского, который был одним из главных консультантов по подготовке костюмов, есть в нашей библиотеке.

Шили костюмы самые большие авторитеты в мире моды того времени: легендарная Надежда Петровна Ламанова и любимый модельер императрицы Август Бризак.

10 февраля 1903 года в Павильонном зале состоялась генеральная репетиция в костюмах. Оценивали подготовку сама императрица Александра Федоровна с великой княгиней Елизаветой Федоровной. Этот бал вошёл в историю, как один из самых роскошных балов императорской России, и как одно из самых великолепных и дорогостоящих развлечений XX века. Ничего подобного этому балу Петербург еще не видел. Вся знать Российской империи, вся политическая элита России, весь дипломатический корпус, иностранные послы – почти четыреста человек, собрались в Зимнем дворце, нарядившись в старинные национальные костюмы, богато украшенные редкими мехами и драгоценными камнями.


Они обошлись своим владельцам в целые состояния. Такого количества фамильных драгоценностей не видели ни на одном балу. Из коллекции Оружейной палаты были извлечены 38 оригинальных артефактов XVII века. Даже те, кто сначала скептически отнесся к идее «рядиться», перевоплотились в бояр и боярынь, богатых горожан, крестьян, воевод, пушкарей, стольников, посадских допетровских времен. В старинные кафтаны нарядили хористов. Придворный оркестр был в костюмах трубачей царя Алексея Михайловича. 65 назначенных «танцующих офицеров» были в одежде стрельцов или сокольничих XVII века.


Костюмы были не просто безумно дорогими, они были сказочно красивыми. Благодаря этому и тому, что до мелочей соответствовали своей эпохе, они вошли в историю костюма и в историю моды.



Бал продолжался два дня.

11 февраля состоялась первая часть праздника, которая называлась «Вечер» и состояла из концерта в Эрмитажном театре, затем были праздничный ужин и танцы.

Вторая часть праздника состоялась 13 февраля 1903 года. Это и был сам Костюмированный бал. Император Николай II предстал в образе своего любимого предка – царя Алексея Михайловича, в его выходном платье: кафтане, опашне, в царской шапке и с жезлом.

Древнерусское слово «кафтан» было заимствовано из персидского языка и обозначало мужскую длиннополую одежду. В допетровские времена разнообразный крой кафтанов— прямых и отрезных по талии, с длинными или до локтя рукавами, с полами до щиколоток или до колен, запашных или застегивающихся на крючки или пуговицы – определял и тип кафтанов, у каждого из которых было собственное название.

Опашень – легкую, как правило шелковую, на подкладке, свободного покроя одежду с длинным, сужающимся к запястью рукавом, носили внакидку или «на опашь». Отсюда и название. Украшением опашня были декоративные пуговицы, никогда не использующиеся по назначению. Опашень не подпоясывали, поэтому передние полы были короче спинки. Опашень был одеждой богатых людей, видимо, поэтому он был так основательно забыт.

Этот «малый праздничный наряд» был сшит из двух видов бархата и золотой парчи. Для украшения костюма использовали 16606 драгоценных камней. На платье были нашиты подлинные детали одежды, споротые с царских облачений XVII века и хранившиеся в Оружейной палате. Оттуда же были взяты украшения русских царей: жемчужные запястья сына Ивана Грозного, Федора Иоанновича и запона-подвеска Алексея Михайловича. Завершал костюм подлинный царский жезл Алексея Михайловича. После бала все предметы были возвращены в Оружейную палату.

Маскарадный костюм Николая II 


Александра Федоровна была одета в костюм первой жены Алексея Михайловича, царицы Марии Ильиничны Милославской. Он состоял из распашного, длинного царского платна, расширяющегося книзу, с широкими и короткими рукавами. Из-под широких рукавов выглядывают украшенные зарукавья нижней рубахи. Длиной рубаха доходила до ступней, низ украшен орнаментом, а горловина каймой. Носили такую рубаху с нешироким поясом. Борта, низ рукавов и низ платна были обшиты декоративной полосой.

На платно были надеты бармы – круглый широкий воротник. Обычно бармы были из меха, но бармы Александры Федоровны из парчи, богато украшены жемчугом, огромными изумрудами (один с человеческую ладонь) и бриллиантовой россыпью. Для своего наряда она выбрала золотую парчу, расшитую серебряными нитями, сияющий серебром атлас и тафту.

На голове у императрицы великолепная коруна с изящным орнаментом из оливковых ветвей, вся осыпанная отборным крупным жемчугом. Для рясен, украшений в форме подвесок, крепившихся с двух сторон к коруне, использовали драгоценную цепь XVIII века, состоящую из бриллиантовых бусин и жемчужин. На концах цепи прикреплены ювелирные «кисти» из экзотических южноамериканских бриллиантов.

Чтобы закрепить тяжелые серьги XVII века, пришлось брать тончайшую прочную золотую проволоку и обвивать ее вокруг ушей царицы. Удерживая это драгоценное сооружение на голове, Александра Федоровна не могла даже наклонить голову к еде. Наряд императрицы весил больше тридцати килограммов. Но как живописны и великолепны были царские одежды! Иностранцы, описывая бал, сравнивали их с «солнцем, убранным звездами». Писатель Грег Кинг в книге «Романовы. Судьба царской династии», посвящённой двору последнего русского императора, попробовал подсчитать, сколько стоил бы наряд императрицы в наши дни. На тот момент (2005) это было бы 10 миллионов долларов.

Николай II и Александра

Маскарадный костюм Александры Федоровны


Великая княгиня Елизавета Федоровна была признана на этом балу первой красавицей. Отличавшаяся всегда тонким вкусом и чувством стиля, она была великолепна в костюме русской княгини XVII века. Так же, как и великий князь Сергей Александрович в княжеском одеянии того же времени. Он, кстати, был знатоком истории, прекрасно разбирался в национальном искусстве, и почувствовать стиль эпохи ему было гораздо проще, чем многим другим.

Свои костюмы великокняжеская чета продумала детально.

На Елизавете Федоровне был надет светлый летник, длинный, широкий книзу, с длинными, расширяющимися внизу рукавами, шитый золотом. Рукава украшены вошвами –треугольниками из атласа или бархата, расшитыми золотом, жемчугом, шелками, – широкими сторонами прикрепленными у запястья. Чтобы вошвы не мялись, руки приходилось все время держать согнутыми в локтях. Также вошвами украшался ворот, от которого они спускались на грудь. Украшением летника было и бобровое ожерелье – накладной меховой воротник- пелерина. Мех подкрашен в черный цвет, чтобы подчеркнуть «бел-румяное лицо». На голове – кокошник. Такие кокошники были характерны для Владимирской и Новгородской губерний.

Сергей Александрович был одет в бархатный кафтан с высоким стоячим воротником, украшенный расшитыми драгоценными камнями оплечьями и широким поясом с искусно выполненной золотой пряжкой.


С Елизаветой Федоровной соперничала признанная петербургская красавица княгиня Зинаида Юсупова. Стремясь поразить присутствующих своим костюмом боярыни, Зинаида Николаевна нарушила в нем все каноны и традиции. Ее сарафан – это произведение искусства из шелка, серебряной ткани и блесток, украшенное большим количеством вышивки и канители, был притален и отделан ювелиром Картье драгоценными камнями по всему подолу. «Её наряд украшали ослепительные, фантастические драгоценности Востока и Запада: нити жемчугов, массивные золотые браслеты старинного рисунка, подвески из изумрудов и жемчугов, разноцветные сверкающие кольца. Все это придавало княгине Юсуповой великолепие византийской императрицы».


Зинаида Николаевна надевала на этом балу два варианта костюма: с шубкой и кокошником, и сарафан с венцом-челкой – девичьим головным убором, который не принято было надевать замужней даме. Но до чего была хороша, особенно когда пошла плясать «Русский». Фурор ей произвести удалось. Под руководством танцовщика Кшесинского и главного режиссера балетной труппы Аистова были подготовлены три танца: хоровод, плясовая и русский. Русский исполняли 24 молодых пары, но Зинаида Николаевна Юсупова в свои 42 года оказалась лучше всех. Ее вызывали пять раз.


Наряд младшего брата царя, великого князя Михаила Александровича был реконструирован по сохранившимся записям и представлял собой костюм царя Алексея Михайловича в день выбора невесты. Великий князь Михаил Александрович в этом наряде был так хорош, что его сестра великая княгиня Ксения Александровна в своем дневнике записала: «Миша пришел в своем костюме и убил всех».

Михаил Александрович


Мы так много знаем сейчас об этом бале благодаря Александре Федоровне. Это была ее идея – запечатлеть участников бала в старинных костюмах на фотографиях. Для этого были приглашены лучшие столичные фотографы. В 1904 году вышел «Альбом костюмированного бала в Зимнем дворце» с этими фотографиями, состоящий из десяти увражей большого формата. Альбом продавался среди участников бала, а вырученные деньги шли на благотворительность.

И сейчас мы можем видеть на этих фотографиях барона Мейендорфа, лучшего распорядителя балов в столице, в образе князя Дмитрия Пожарского.

барон Мейендорф


Или юную фрейлину Варвару Долгорукову, только начинающую выезжать и сразу очутившуюся на этом удивительном балу. Костюм для Варвары шила Надежда Ламанова. Поскольку Варвара Александровна на тот момент была не замужем, Н. Ламанова одела ее в праздничный девичий костюм Новгородской губернии. Он состоял из сарафана, рукавов, душегреи и головодца – девичьего головного убора. Сарафан украшен широким позументом, или галуном от шеи до подола, по которому галун нашит особенно богато. Галуном окантованы ворот и проймы рукавов. Рукава в этом костюме особенные. Этот вид рубахи называется долгорукавка. Длина рукава может достигать трех метров, но обычно доходит до подола сарафана. Чтобы рукава не волочились по земле, в них прорезается отверстие для кисти, или рукав собирается в мелкие складки и закрепляется на запястье. На сарафан наброшена душегрея из нарядной ткани.

На голове Варвары Александровны – девичий головодец – венец дугообразной формы. Лицевая сторона сплошь зашита золотной нитью, наложенной на толстые шнуры, которыми выложен узор. Такая техника дает эффект металлической поверхности. Носили головодец на темени, сзади на спину спускалась широкая полоса шелковой ткани. Головодец был праздничным убором.

фрейлина Варвара Долгорукова

Великая княгиня Мария Георгиевна в образе крестьянки из Торжка.

Мария Георгиевна


На графине Александре Дмитриевне Толстой боярский сарафан с бармами. Поверх наброшена телогрея – верхнее распашное платье с длинными фальшивыми рукавами. Такие рукава служили карманами или мешками, если спрятать нужно было много. Телогреи шились из тяжелых золотных тканей, или легких, камковых. Для тепла снизу подкладывался мех белки, лисы, горностая. На голове графини простой придворный кокошник.

графиня Александра Дмитриевна Толстая


Некоторых участников этого бала любители азартных игр видят довольно часто, даже не догадываясь об этом. К 300-летию дома Романовых появилась колода игральных карт «Русский стиль», отпечатанная на Императорской Карточной фабрике. А- на картах - участники того самого бала. Эскизы для нее были изготовлены еще в 1911 году на немецкой фабрике карточных игр фирмы Дондорф. Эта карточная колода пережила всех участников русского бала в Зимнем дворце, все смены политических режимов и благополучно дожила до наших дней.


По словам современников, бал был не просто «великолепным зрелищем, но цельным произведением искусства». Об этом бале взахлеб писала иностранная пресса. После него в Петербурге случился «русский бум». Проснувшийся в высшем обществе интерес к национальным традициям и русской истории, породил целый пласт коллекционеров русской старины. Все области искусства охватило течение русского национального романтизма, или русский стиль. Многие творцы обратились к русскому фольклору, произведениям народного искусства, традиционным народным ремеслам. Сказочные сюжеты, русская национальная тематика царили и в театральной среде, и среди музыкантов, и писателей, и художников. Поселки художников (Абрамцево, Талашкино) стали крупнейшими художественными центрами, вокруг которых собирались самые разные мастера.

Часть костюмов пережила революционные катаклизмы и сейчас находится в музеях страны. Бывая в Эрмитаже, вы можете увидеть эти костюмы и попробовать вообразить весь размах и роскошь бала, но, главное, волшебную красоту русского костюма.

Летник графини Карловой

Летник Ксении Александровны

Кокошник графини Карловой

Кокошник Зинаиды Юсуповой



Бал 1903 года позже назвали «лебединой песней империи», но тогда никому в голову не могло прийти, что все исчезнет так скоро и безвозвратно.

 

Список использованной литературы:

Бусева-Давыдова И.Л. «Свое» и «чужое» в русской культуре XVII века // Искусствознание: Журнал по теории и истории искусства. - М. - 1998. - № 2.

Выскочков, Л. В. Будни и праздники императорского двора / Л. Выскочков. – С.-П. : Питер, 2012. - 493 с. [16 л. цв. ил.] : ил. - Библиогр. в подстроч. примеч.

Дашкова, Е. Р. Записки княгини Дашковой / Е. Р. Дашкова. Письма сестер Вильмот из России / М. Вильмот, К. Вильмот ; [редактор, автор предисловия С. С. Дмитриев ; составление и автор предисловмя Г. А. Веселая]. - 2-е издание. - Москва : Советская Россия, 1991. - 586, [3] с. - Библиография в подстрочных примечания к предисловию.

Записки очевидца : воспоминания, дневники, письма / [редактор-составитель М. Вострышев]. - Москва : Современник, 1989. - 718, [2] с.

Звездный Петербург. Начало X1X в. Город и люди / [авт.-сост. Р. П. Костылев, Г. Ф. Пересторонина]. – С.-П. : Дмитрий Буланин, 2003. - 303 с. : портр. - Библиогр.: с. 300-302.

Кинг Г. Романовы. Судьба царской династии / Грэг Кинг, Пенни Вильсон ; [перевод с английского С. Головой и А. Голова]. - Москва : Эксмо, 2005. - 974 с. : ил., портр ; 21 см. - (Русские биографии "ЭКСМО").

Кирсанова, Р. М.Костюм в русской художественной культуре 18-первой половины 20 вв. : (Опыт энцикл.) / Р. М. Кирсанова; Под ред. Т. Г. Морозовой, В. Д. Синюкова. - М. : Большая рос. энцикл., 1995. - 381,[2] с. : цв. ил.

Кирсанова, Р. М..Русский костюм и быт XVIII-XIX веков / Р.М. Кирсанова. - [М.] : СЛОВО, [2002] (Пермь : ИПК Звезда). - 219, [1] с. : ил., цв. ил., портр.; 21 см. - (Большая библиотека "СЛОВА") https://search.rsl.ru/ru/record/01001861457

Лотман, Ю. М. Беседы о русской культуре : быт и традиции русского дворянства (XVIII-начало XIX века) / Ю. М. Лотман. - Санкт-Петербург : Искусство-СПБ, 1997. - 399 . : портр

Мерцалова, М. Н. Поэзия народного костюма : монография / М. Н. Мерцалова. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - Москва : Молодая гвардия, 1988. - 222 с. : ил.

Овсянников, Ю. М. Картины русского быта : Стили, нравы, этикет / Ю. М. Овсянников. - Москва : АСТ-Пресс : Галарт, 2000. - 351 с. : ил.

Огаркова, Н. А. Церемонии, празднества, музыка русского двора : XVIII - начало XIX века / Н. А. Огаркова ; Российский институ истории искусств. - Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2004. - 344, [3] с. ; 22 см + 18 л. ил.; ноты.

От первого лица : сборник / [сост. И. А. Анфертьев ; вступительная статья С. Н. Семанова]. - Москва : Патриот, 1990. - 494, [1] с. ; [8] л. : ил.

Половцов, А. А. Дневник государственного секретаря : в 2 т. / А. А. Половцов. - Москва : Центрполиграф, 2005. - (Мемуары и дневники).

Развлекательная культура России XVIII-XIX вв. : очерки истории и теории / составитель Е. В. Дуков. - Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2001. - 523 с. : ил.

Руан, К. Новое платье империи : история российской модной индустрии, 1700-1917 / Кристиан Руан ; [перевод с английского Кс. Щербино]. - Москва : Новое литературное обозрение, 2011. - 412 с. : ил. - (Библиотека журнала "Теория моды"). - Библиогр. в тексте предисл. и примеч. - Указ.: с. 404-412.

Соловьев, В. М. Золотая книга русской культуры / Владимир Соловьев. - Москва : Белый город, 2007. - 559 с. : цв. ил., портр.

Теляковский, В. А. Дневники Директора Императорских театров, 1901-1903 : Санкт-Петербург / В. А. Теляковский. – М.- : Артист. Режиссер. Театр.-2002. - 703 с.

Теляковский, В. А.Воспоминания [Текст] / [Вступ. статья и примеч. Д. Золотницкого]. – Л. - М.- Искусство.- 1965. - 483 с., 44 л. ил. : портр.; 21 см. - (Театральные мемуары).

https://yandex.ru/images/search

https://lamanova.com/19_bal_1903.html

 

Юлия Брюханова. ЦБ им. А.С. Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...