пятница, 4 декабря 2020 г.

Поэт любви и правды Алексей Плещеев

К 195-летию со дня рождения


Алексей Николаевич Плещеев – русский поэт, писатель, переводчик, литературный критик и издатель. Художник слова XIX века, на его стихи положено около сотни песен, романсов. Плещеев активно занимался общественной деятельностью, увлекался драматургией.

 

Голос Плещеева громко прозвучал в русской поэзии в 1846 году, с выходом его первой книги стихотворений. Она была встречена читателями и критикой с симпатией и доставила поэту широкую известность, о ней оживлённо говорили почти все значительные журналы того времени, печатали о ней статьи и отзывы.

Годы, когда появилась книжка молодого начинающего поэта, были в русской поэзии трудными. Уже не было в живых известных поэтов XIX века: Пушкина, Лермонтова, Баратынского, не взлетела ещё звезда Некрасова. Поэзия в сороковых годах по выражению Белинского «если не умерла, то уснула». И первые стихи Алексея Плещеева хотя и не блистали особым мастерством, но привлекали читателя своим демократическим пафосом. Он писал о «заре искупленья», «истине святой», «жрецах греха и лжи». Его стихи становились революционным девизом для бунтарских слоёв молодёжи.

Непростой была и личная жизнь поэта. Он происходил из старинного боярского рода, занесённого в дворянскую «бархатную» книгу и давшего несколько крупных государственных деятелей. Родился Плещеев в 1825 году в Костроме, детство прошло в Нижнем Новгороде. Он получил прекрасное домашнее образование. По желанию матери поступил в школу гвардейских прапорщиков, но военная служба не привлекала юношу и он идёт на обучение в Петербургский университет. Окончить курс университета ему не удаётся из-за нужды в материальных средствах.

Плещеев писал статьи, фельетоны, поместил в журналах ряд рассказов, занимался переводами. За участие и деятельность в революционном кружке Петрашевского он был арестован и отправлен в числе других на публичную казнь, которая в последнюю минуту была заменена ссылкой на каторжные работы. Однако и каторжных работ ему удалось избежать. Учитывая молодые годы поэта, его отправили на службу в отдельный оренбургский корпус рядовым. Военная повинность досталась ему нелегко, пришлось участвовать и в опасных туркестанских походах. На время о стихах пришлось забыть. Лишь летом 1856 года Плещеев уволился из армии. Спустя два года он прочно поселяется в Москве и посвящает себя литературной деятельности. Но и на этой стезе постоянства не было. На литературные заработки прожить было сложно, поэту пришлось поступить на место ревизора контрольной палаты московского почтамта. В 1872 году по приглашению Некрасова он переезжает в Петербург, чтобы занять пост секретаря редакции журнала «Отечественные записки».


Приобретая нелёгкий жизненный опыт, Плещеев в своём стихотворном творчестве отражает разные стороны бытия. Первые стихи были наполнены романтикой, нежностью любовных переживаний.

 

«Доброй ночи!»- ты сказала,

Подавая руку мне,

И желала много счастья,

Много радостей во сне.

 

«Пусть до самого рассвета

Снятся милые черты!» –

Улыбаяся лукаво,

Говорила другу ты!

 

И сбылись твои желанья,

И тебя увидел я!

Всё твои мне снились взоры,

Взоры, полные огня!

 

Снилось - в комнатке уютной

Мы сидим с тобой вдвоем;

На полу чертит узоры

Месяц палевым лучом.

 

Ты меня рукой лилейной

Привлекла на грудь свою,

Нежно в очи целовала

И шептала мне: «люблю!»

 

И еще так много снилось...

Что за дивный, сладкий сон!

Пожелай, чтобы со мною

Наяву случился он!..

 

Признательные чувства звучат в стихотворении «Элегия».

 

Да, я люблю тебя, прелестное созданье,

Как бледную звезду в вечерних облаках,

Как розы аромат, как ветерка дыханье,

Как грустной песни звук на дремлющих водах;

Как грезы я люблю, как сладкое забвенье

Под шепот тростника на береге морском,-

Без ревности, без слез, без жажды упоенья:

Любовь моя к тебе - мечтанье о былом...

Гляжу ль я на тебя, прошедшие волненья

Приходят мне на ум, забытая любовь

И все, что так давно осмеяно сомненьем,

Что им заменено, что не вернется вновь.

Мне не дано в удел беспечно наслаждаться:

Передо мной лежит далекий, скорбный путь;

И я спешу, дитя, тобой налюбоваться,

Хотя на миг душой от скорби отдохнуть

 


В свои произведения поэт вносит социально-бытовую струю, иллюстрируя картины народной жизни.

 

«Опустевший дом»

Один по улицам брожу я с грустной думой;

На спящий город хор дрожащих звезд глядит.

Вот предо мной дворец забытый и угрюмый,

Где жизнь провел в пирах и неге сибарит.

 

Когда-то музыка гремела в пышных залах;

Из окон лился свет от тысячи свечей,

И кубки старые усердно осушала

Шумящая толпа напудренных гостей.

 

Теперь заброшены огромные палаты;

В роскошных комнатах и пусто и темно.

Давно лежит в земле хозяин тороватый;

В чужих краях живут наследники давно.

 

Стоит уныло дом – а на крылечных плитах,

Под рубищем дрожа, бедняк заснуть прилег

И думает: «Когда б в палатах позабытых

От стужи дали мне хоть тесный уголок!»

 



Создаёт поэт и серию сатирических произведений

«Мой знакомый»

Он беден был. (Его отец

В гусарах век служил,

Любил танцовщиц и вконец

Именье разорил.)

 

И ярый был он либерал:

Все слабости людей

Он энергически карал,

Хоть не писал статей.

 

Не мог терпеть он спину гнуть,

Любил он бедный класс,

Любил помещиков кольнуть

Сатирой злой подчас.

 

И Жоржем Зандом и Леру

Был страстно увлечен,

Мужей он поучал добру,

Развить старался жен.

 

Когда же друга моего

Толкнула в глушь судьба,

Он думал – закалит его

С невежеством борьба.

 

Всех лихоимцев, подлецов

Мечтал он быть грозой;

И за права сирот и вдов

Клялся стоять горой.

 

Но, ах! грядущее от нас

Густой скрывает мрак;

Не думал он, что близок час

Вступить в законный брак.

 

Хоть предавал проклятью он

Пустой, бездушный свет,

Но был в губернии пленен

Девицей в тридцать лет.

Она была иных идей…

Ей не был Занд знаком,

Но дали триста душ за ней

И трехэтажный дом.

 

Женился он, ему пришлась

По сердцу жизнь сам-друг…

Жена ввела его тотчас

В губернский высший круг.

 

И стал обеды он давать,

И почитал за честь,

Когда к нему съезжалась знать,

Чтоб хорошо поесть.

 

И если в дом к нему порой

Являлся генерал,

Его, от счастья сам не свой,

Он на крыльце встречал.

 

Жена крутой имела нрав;

А дом и триста душ

Давали ей так много прав…

И покорился муж.

 

Хоть иногда еще карал

Он зло в кругу друзей,

Но снисходительней взирал

На слабости людей.

 

Хоть не утратил он вполне

Могучий слова дар,

Но как-то стынул при жене

Его душевный жар.

 

Бывало, только заведет

О крепостных он спор,

Глядишь, и зажимает рот

Ему супруги взор.

 

И встретил я его потом

В губернии другой;

Он был с порядочным брюшком

И чин имел большой.

 

Пред ним чиновный весь народ

И трепетал и млел;

И уж не триста душ – пятьсот

Он собственных имел.

 

О добродетели судил

Он за колодой карт…

Когда же юноша входил

Порой пред ним в азарт,

 

Он непокорность порицал

Как истый бюрократ…

И на виновного бросал

Молниеносный взгляд…

 



Звучит в стихах Плещеева революционный пафос.

«По чувствам братья мы с тобой»

По чувствам братья мы с тобой,

Мы в искупленье верим оба,

И будем мы питать до гроба

Вражду к бичам страны родной.

 

Когда ж пробьет желанный час

И встанут спящие народы —

Святое воинство свободы

В своих рядах увидит нас.

 

Любовью к истине святой

В тебе, я знаю, сердце бьется,

И, верно, отзыв в нем найдется

На неподкупный голос мой.

 

Отец троих детей, Алексей Плещев пишёт стихотворение, пронизанное нежностью.

 

Огни погасли в доме,

И все затихло в нем;

В своих кроватках детки

Заснули сладким сном.

С небес далеких кротко

Глядит на них луна;

Вся комнатка сияньем ее озарена.

Глядят из сада ветки

Берез и тополей

И шепчут: «Охраняем

Мы тихий сон детей;

Пусть радостные снятся

Всю ночь малюткам сны,

Чудесные виденья

Из сказочной страны.

Когда ж безмолвной ночи

На смену день придет,

Их грезы песня птички

Веселая прервет...

Цветы, как братья милым,

Привет пришлют им свой,

Головками кивая,

Блестящими росой...»



Любопытно его стихосложение, посвящённое вечному спору поколений.

«Дети века все больные...»

Дети века все больные,—

Мне повсюду говорят,—

Ходят бледные, худые,

С жизнью всё у них разлад.

 

Нет! Напрасно стариками

Оклеветан бедный век;

Посмотрите: перед вами

Современный человек.

 

Щеки словно как с морозу,

Так румянцем и горят;

Как прилична эта поза,

Как спокоен этот взгляд.

 

Вы порывов увлеченья

Не заметите за ним;

Но как полон уваженья

Он к достоинствам своим.

 

Все вопросы разрешает

Он легко, без дальних дум;

Не тревожит, не смущает

Никогда сомненье ум.

 

И насмешкой острой, милой

Как умеет он кольнуть

Недовольных, что уныло

На житейский смотрят путь,

 

Предрассудки ненавидят,

Всё твердят про идеал

И лишь зло и гибель видят

В том, что благом мир признал.

 

Свет приятным разговором

И умом его пленен;

Восклицают дамы хором:

«Как он мил! как он умен!»

 

Нет! Напрасно старость взводит

Клевету на бедный век:

Жизнь блаженствуя проводит

Современный человек!

 

Не обошёл Плещеев и тему природы, на которую, порой, накладывается его душевное состояние.

Я узнаю тебя, время унылое:

Эти короткие, бледные дни,

Долгие ночи, дождливые, темные,

И разрушенье - куда ни взгляни.

Сыплются с дерева листья поблекшие,

В поле, желтея, поникли кусты;

По небу тучи плывут бесконечные...

Осень докучная!.. Да, это ты!

Я узнаю тебя, время унылое,

Время тяжелых и горьких забот:

Сердце, когда-то так страстно любившее,

Давит мертвящий сомнения гнет;

Гаснут в нем тихо одна за другою

Юности гордой святые мечты,

И в волосах седина пробивается...

Старость докучная!.. Да, это ты!

 

В конце 1850-годах А. Плещеев обратился к прозе. Он пишет рассказы и повести «Наследство», «Отец и сын», «Буднев», «Две карьеры». Написал 13 пьес для театра. Постановки «Услуга», «Счастливая чета», «Командирша» и другие шли в ведущих театрах страны.


Имели успех и его произведения для детей. Простые, незатейливые строки о природе, детских праздниках, семейных традициях.

 

Бабушка, ты тоже

Маленькой была?

И любила бегать,

И цветы рвала?

И играла в куклы

Ты, бабуся, да?

Цвет волос какой

был у тебя тогда?

Значит, буду так же

Бабушкой и я, —

Разве оставаться

Маленькой нельзя?

Очень бабушку мою —

Маму мамину — люблю.

У нее морщинок много,

А на лбу седая прядь,

Так и хочется потрогать,

А потом поцеловать.

Может быть, и я такою

Буду старенькой, седою,

Будут у меня внучатки,

И тогда, надев очки,

Одному свяжу перчатки,

А другому — башмачки.

 

Большой вклад внёс поэт в музыкальную культуру страны. На его стихи было написано около ста романсов и песен. «Ни слова, о друг мой…», «О, спой ту же песню…», «Лишь ты один…», «О, если б знали вы…», «Нам звёзды кроткие сияли…», «Ночь пролетала над миром» и другие музыкальные произведения пользовались большой популярностью как у современников, так и у любителей хорошей музыки в последующих поколениях.



Дмитрий Хворостовский «Сон» слова А. Плещеева (из Гейне), музыка С. Рахманинова



Галина Вишневская «Ни слова, о друг мой» слова А. Плещеева, музыка П. Чайковского



Поэт-гуманист и поэт-демократ, Плещеев до конца своих дней ощущал себя борцом «с мирским всесильным злом». Тем и ценим своими почитателями.

 

Н.А.Ярошенко Поэт Алексей Николаевич Плещеев

Вспомним известные стихи Алексея Плещеева.

 

Сельская песня

Травка зеленеет,

Солнышко блестит;

Ласточка с весною

В сени к нам летит.

С нею солнце краше

И весна милей…

Прощебечь с дороги

Нам привет скорей!

Дам тебе я зерен,

А ты песню спой,

Что из стран далеких

Принесла с собой…

 

Весна

Уж тает снег, бегут ручьи,

В окно повеяло весною…

Засвищут скоро соловьи,

И лес оденется листвою!

 

Чиста небесная лазурь,

Теплей и ярче солнце стало,

Пора метелей злых и бурь

Опять надолго миновала.

 

И сердце сильно так в груди

Стучит, как будто ждет чего-то,

Как будто счастье впереди

И унесла зима заботы!

 

Все лица весело глядят.

«Весна!»- читаешь в каждом взоре;

И тот, как празднику, ей рад,

Чья жизнь — лишь тяжкий труд и горе.

 

Но резвых деток звонкий смех

И беззаботных птичек пенье

Мне говорят — кто больше всех

Природы любит обновленье!

 

Весна

Песни жаворонков снова

Зазвенели в вышине.

«Гостья милая, здорово!»-

Говорят они весне.

 

Уже теплее солнце греет,

Стали краше небеса…

Скоро все зазеленеет —

Степи, рощи и леса.

 

Позабудет бедный горе,

Расцветет душой старик…

В каждом сердце, в каждом взоре

Радость вспыхнет хоть на миг.

 

Выйдет пахарь на дорогу,

Взглянет весело вокруг;

Помолясь усердно богу,

Бодро примется за плуг.

 

С кротким сердцем, с верой сильной,

Весь отдастся он трудам,-

И пошлет господь обильный

Урожай его полям!

 

Как солнце блещет ярко

Как солнце блещет ярко,

Как неба глубь светла,

Как весело и громко

Гудят колокола.

Немолчно в Божьих храмах

Поют «Христос Воскресе!»

И звуки дивной песни

Доходят до небес.

 

Лето

Веселое лето! Всем дорого ты!

В лугах ароматных пестреют цветы,

А в рощице пташек звенят голоса,

Их песни хвалою летят в небеса.

Блестящие мошки кружатся толпой,

И солнышко шлет им свой луч золотой.

Мир Божий так чудно, так стройно живет!

Создатель все к жизни, все к счастью зовет.

 

Дети и птичка

«Птичка! Нам жаль твоих песенок звонких!

Не улетай от нас прочь… Подожди!»—

«Милые крошки! Из вашей сторонки

Гонят меня холода и дожди.

 

Вон на деревьях, на крыше беседки

Сколько меня поджидает подруг!

Завтра вы спать ещё будете, детки,

А уж мы все понесёмся на юг.

 

Нет там ни стужи теперь, ни дождей,

Ветер листы не срывает с ветвей,

Солнышко в тучи не прячется там…»—

«Скоро ли, птичка, вернёшься ты к нам?»

 

«Я с запасом новых песен

К вам вернусь, когда с полей

Снег сойдёт, когда в овраге

Зажурчит, блестя, ручей—

 

И начнёт под вешним’ солнцем

Вся природа оживать…

Я вернусь, когда, малютки,

Вы уж будете читать!»

 

Осенняя песенка

Миновало лето,

Осень наступила.

На полях и в рощах

Пусто и уныло.

 

Птички улетели,

Стали дни короче,

Солнышка не видно,

Темны, темны ночи.

 

Осень наступила

Осень наступила,

Высохли цветы,

И глядят уныло

Голые кусты.

 

Вянет и желтеет

Травка на лугах,

Только зеленеет

Озимь на полях.

 

Туча небо кроет,

Солнце не блестит,

Ветер в поле воет,

Дождик моросит..

 

Зашумели воды

Быстрого ручья,

Птички улетели

В теплые края.

 

Ёлка в школе

В школе шумно, раздается

Беготня и шум детей…

Знать, они не для ученья

Собрались сегодня в ней.

Нет, рождественская елка

В ней сегодня зажжена;

Пестротой своей нарядной

Деток радует она.

Детский взор игрушки манят

Здесь лошадки, там волчок,

Вот железная дорога,

Вот охотничий рожок.

А фонарики, а звезды,

Что алмазами горят!

орехи золотые!

Прозрачный виноград!

Будьте ж вы благословенны,

Вы, чья добрая рука

Выбирала эту елку

Для малюток!..

Редко, редко озаряет

Радость светлая их дни,

И весь год им будут сниться

Елки яркие огни.

 

Шаловливые ручонки

«Шаловливые ручонки,

Нет покою мне от вас!

Так и жди, что натворите

Вы каких — нибудь проказ.

 

Вот картинку изорвали,

Спичку серную зажгли,

А вчера ключи куда — то

От комода унесли.

 

Куклу новую купила

И сказала: «Береги»,

А гляжу — она уж мигом

Очутилась без ноги.

 

То мне волосы растреплют,

То сомнут воротничок…

Как я вас ни распекают

Шалунишки, — всё не впрок!»

 

Так на резвые ручонки

Деток жаловалась мать;

А сама их то и дело

Принималась целовать.

 

Знает мама, что не вечно

Этим пальчикам шалить.

Что придёт пора — и станут

С нею труд они делить!

 

Для восторга и любви

Запах розы и жасмина,

Трепет листьев, блеск луны…

Из открытых окон льется

Песня южной стороны…

 

И томят и нежат душу

Эта ночь и песня мне;

Что затихло, что заснуло —

Снова будят в ней оне.

 

И нежданно встрепенулась

Вереница давних грез;

А казалось, что навеки

Эти грезы рок унес;

 

И что все, чем в молодые

Дни душа была полна,

Поглотила невозвратно

Жизни мутная волна!

 

Но опять потухший пламень

Загорается в крови,

И опять раскрылось сердце

Для восторга и любви!

 

Пахнут розы и жасмины,

Серебримые луной…

И поет, поет о счастье

Чей-то голос молодой!..

 

Люблю стремиться я мечтою

Люблю стремиться я мечтою

В ту благодатную страну,

Где мирт, поникнув головою,

Лобзает светлую волну;

 

Где кипарисы величаво

К лазури неба вознеслись,

Где сладкозвучные октавы

Из уст Торкватовых лились;

 

Где Дант, угрюмый и суровый,

Из ада тени вызывал;

К стопам Лауры свой лавровый

Венец Петрарка повергал;

 

Где Рафаэль, благоговея,

Изображал мадонны лик;

Из массы мрамора Психею

Кановы мощный перст воздвиг;

 

Где в час, когда луны сияньем

Залив широкий осребрен

И ароматное дыханье

Льют всюду роза и лимон,-

 

Скользит таинственно гондола

По влаге зыбкой и немой,

И замирает баркарола,

Как поцелуй, в тиши ночной!..

 

Где жили вы… Где расцветали

Роскошно-гордою красой!

О, расскажите ж, как мечтали

Вы в стороне волшебной той!

 

Я вас заслушаюсь… И в очи

Вам устремлю я тихий взгляд —

И небо южной, дивной ночи

Они поэту заменят!..

 

Знакомые звуки, чудесные звуки

Знакомые звуки, чудесные звуки!

О, сколько вам силы дано!

Прошедшее счастье, прошедшие муки,

И радость свиданья, и слезы разлуки…

Вам всё воскресить суждено.

 

Знакомые тени являются снова,

Проходят одна за другой…

И сердце поверить обману готово,

И жаждет, и молит всей жизни былого,

Согретое страстью былой.

 

И всё, что убито бесплодной борьбою,

Опять шевельнулось в груди…

На доблестный подвиг, на битву с судьбою

Иду я отважно, и яркой звездою

Надежда горит впереди.

 

В возлюбленном взоре, в улыбке участья

Прочел я давно, что любим;

Не страшны мне грозы, не страшно ненастье;

Я знаю — любви бесконечное счастье

Меня ожидает за ним!

 

Довольно, довольно!.. замолкните, звуки!

Мою вы терзаете грудь…

Прошедшее счастье, прошедшие муки,

И радость свиданья, и слезы разлуки,

О сердце! навеки забудь!..

 

Памяти Пушкина

Мы чтить тебя привыкли с детских лет,

И дорог нам твой образ благородный;

Ты рано смолк; но в памяти народной

Ты не умрешь, возлюбленный поэт!

 

Бессмертен тот, чья муза до конца

Добру и красоте не изменяла,

Кто волновать умел людей сердца

И в них будить стремленье к идеалу;

 

Кто сердцем чист средь пошлости людской,

Средь лжи кто верен правде оставался

И кто берег ревниво светоч свой,

Когда на мир унылый мрак спускался.

 

И всё еще горит нам светоч тот,

Всё гений твой пути нам освещает;

Чтоб духом мы не пали средь невзгод,

О красоте и правде он вещает.

 

Все лучшие порывы посвятить

Отчизне ты зовешь нас из могилы;

В продажный век, век лжи и грубой силы

Зовешь добру и истине служить.

 

Вот почему, возлюбленный поэт,

Так дорог нам твой образ благородный;

Вот почему неизгладимый след

Тобой оставлен в памяти народной!

 

Памяти Н. А. Некрасова

 

Как ни тепло чужое море,

Как ни красна чужая даль,

Не ей размыкать наше горе,

Рассеять русскую печаль!

Некрасов

 

Не небесам чужой отчизны -

Я песни родине слагал.

Некрасов

 

Под небом южной стороны

Он вспоминал свой север дальний,

И яркий блеск ее весны

Души не радовал печальной.

 

В тот час, как луч вечерний гас

В волнах лазурного залива,

Бродил, быть может, он не раз

Один, угрюмый, молчаливый.

 

Он слушал, в думу погружен,

Густых и темных миртов шепот,

Вечерний колокола звон,

Волны сверкавшей плеск и ропот.

 

И край иной пред ним вставал;

С его простором и снегами;

Там буйный ветер тучи гнал

Над бесконечными степями...

 

И средь пустыни снеговой

Лачужки темные мелькали,

Где труд боролся с нищетой,

Где люди радостей не знали...

 

Тогда стране своей родной,

Тоски исполнен безысходной,

Слагал он песнь, и в песне той

Поэт о скорби пел народной,

 

Пел о желанных, лучших днях,

Народа прозревая силы...

И песнь его в людских сердцах

К неправде ненависть будила...

 

Он смолк... его не слышать нам...

Но в песнях, полных вдохновенья,

Он юным завещал певцам

Народу честное служенье!

 

Мамина молитва

Кротко озаряла комнату лампада;

Мать над колыбелью, наклонясь, стояла.

А в саду сердито выла буря злая,

Над окном деревья темные качая.

 

Дождь шумел, раскаты слышалися грома;

И гремел, казалось, он над крышей дома.

На малютку сына нежно мать глядела,

Колыбель качая, тихо песню пела:

 

«Ах, уймись ты, буря; не шумите, ели!

Мой малютка дремлет тихо в колыбели!

Ты, гроза Господня, не буди ребенка!

Пронеситесь, тучи черные сторонкой».

 

Спи, дитя, спокойно… Вот гроза стихает,

Матери молитва сон твой охраняет.

Завтра, как проснешься и откроешь глазки,

Снова встретишь солнце, и любовь, и ласку.

 

Источник:

Банников, Н. Алексей Николаевич Плещеев [вступит. статья] // Плещеев, А. Н. Стихотворения. – М., 1975. – С. 5–18.

 

Читайте также

https://www.culture.ru/persons/8543/aleksei-plesheev

 

Нина Кондрашина, библиотека №10

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...