воскресенье, 13 декабря 2020 г.

«Сказки для театра» Карло Гоцци

300 лет со дня рождения венецианского драматурга


«Целого арсенала нелепостей и чертовщины ещё недостаточно, чтобы вдохнуть душу в сказку, если в ней не заложен глубокий замысел, основанный на каком-нибудь философском взгляде на жизнь»

Карло Гоцци

13 декабря 1720 года родился Карло Гоцци, вечный житель Венеции, потомок старинного аристократического рода, получивший интерес к литературе и искусству в наследство, известный своей короткой славой поэт и драматург, автор десяти «Сказок для театра», которые принято называть фьябами. Причём, фьябы соотносят только с творчеством Гоцци, это особенность его сказок, созданных для театра.




«Мы хотим смеяться, плакать и удивляться, видя, как в театрах притворно изображаются человеческие и нечеловеческие поступки и действия. Заплатив при входе нередко очень дорого за место и обрекая себя на большие неудобства, мы страстно желаем быть захваченными хоть каким-нибудь впечатлением», – так писал Гоцци в предисловии к своему изданию «Десяти сказок для театра». Каждая из фьяб мастера драматургии заслуживает похвалы и зрительского внимания, и, конечно, впечатляет, но всё же одну из них выделяют особо и называют одним из лучших произведений Карло Гоцци. Это «Турандот» или «Принцесса Турандот» – китайская трагикомическая сказка для театра в пяти действиях, созданная в простом стиле комедии дель арте, впервые представленная публике 22 января 1762 года.


«Три загадки китайской принцессы, преподнесённые в искусно созданных трагических обстоятельствах – пища для первых двух актов, затруднения в отгадывании – содержание остальных трёх. Таким образом получилось пятиактное представление, наполовину серьёзное, наполовину шутливое», – так писал о своей «Турандот» сам создатель – драматург Карло Гоцци. – «Три загадки и два имени – огромная база для театрального спектакля и для того, чтобы держать публику целых три часа прикованной к сцене».

Сюжет этой сказки не был новым, и до Гоцци не единожды встречался в литературе. В поэме Низами «Семь красавиц», далее в различных переизданиях сборников персидских сказок, и уже в XVIII веке в комической балаганной пьесе Лесажа «Китайская принцесса». Всё это взяв за основу, Гоцци создал свою «Турандот», которая впоследствии через пространство и время стала основой для различных театральных постановок.

Так популярный фольклорный мотив о трёх загадках, посредством литературы и театрального искусства, дошёл до наших дней. Сказка о китайской принцессе Турандот – бессмертная история, и бессменный репертуар многих театров мира.

Давайте вспомним сюжет. Если буквально в двух словах, – то это «любовь и смерть». Или чуть конкретнее: «Я жажду смерти – или Турандот». Это слова принца Калафа (если вспомнить фразу Гоцци о двух именах, то это как раз второе), последнего претендента на роль мужа принцессы. Но последнего не в том смысле, что все принцы, желающие получить принцессу, закончились, а в том, что Калаф всё-таки …

Итак, Китай, Пекин (не то настоящий, не то вымышленный), император Альтоум и его дочь – наследница престола, упрямая гордячка, чью красоту кисть не способна выразить, чей ум глубок и прозорлив, жестокосердна и мужчин не терпит – всё это Турандот – жестокая красавица, причина зверств, и скорби, и рыданий…

Отец принцессы – император Альтоум в замешательстве, Турандот – его единственная наследница, её необходимо выдать замуж, конечно за наследника царственного рода, коих нашлось немало. А потому как она всем отказывала, то из-за этого велось немало войн. Так между отцом и дочерью был заключён договор о тех самых трёх загадках, впрочем, каждый раз новых для нового соискателя.

Но вот городскую стену украшает не одна уж голова, то видит принц Калаф, и удивляется упорству безумцев, которые так глупо поплатились жизнью в надежде жениться. Но Калаф так скоро попадает в ту же ловушку, и влюбляется в надменную красавицу.


Вот тут то и звучит та самая фраза, которую принц Калаф всё повторяет в ответ на уговоры одуматься: «Я жажду смерти – или Турандот».

Вот, например, Тарталья пытается отговорить Калафа и приводит весьма разумные доводы: «Турандот… Турандот… Что за чёртово упрямство … Здесь в загадки играют не на чашку шоколада с ванилью или кофе с сухариками… Здесь играешь головой».

Но в ответ лишь слышит: «Я жажду смерти – или Турандот».

Калаф решает свататься, а потому согласно условиям, должен разрешить три загадки, принцессой заданные.

Принц оказался вполне достойным соперником принцессе: загадки разгадал, силой своего ума, характера и обаяния сумел понравиться строптивой царственной особе.

Загадки принцессы Турандот предлагаю прочитать в источнике, пожалуй, они действительно по силе были только одному.

Если к сказке о Турандот отнестись с должным почтением и вниманием, то станет ясно, что она на самом деле гораздо сложнее и глубже, а автор с мастерством показал и раскрыл характеры своих героев.

Турандот – умная, своенравная и свободолюбивая женщина, её царственное положение позволяет сохранять ей свободу от замужества даже таким экзотическим способом. Сложные загадки, которые не по уму всем соискателям – всего лишь самозащита. Да, гибнет много молодых, красивых и вполне достойных мужчин, также царственных особ, но ведь этот выбор они сделали сами.


Но есть и те, кто, как кажется, разгадал её секрет – это потакание своим порокам – гордыне и тщеславию. Но так ли это?

Интересная авторская находка, Турандот одна такая во всём гоцциевском творчестве – она отрицает узы брака не из каприза, а вполне обоснованно – замужество в её стране это тяжкий труд для женщины, практически семейное рабство, да, и ещё один факт – мужчины редко хранят верность, даже тем, кого любят.

… Все мужчины –

Коварны, сердцем лживы, не способны

Любить. Они притворною любовью

Обманывают девушек, а после,

Их покорив, не только их не любят,

Но, осквернив святые узы брака,

Меняют женщин, не стыдясь дарить

Святыню сердца самым недостойным…

Калаф при первой же встрече понравился Турандот, и она совсем не хотела его смерти, а потому просила его отступиться пока не поздно. Такое проявление чувствительности – было удивительным поступком для принцессы, совсем несвойственным ей. Ей приходится даже выдержать борьбу с самой собой – загадать лёгкие загадки – проявить сострадание, а значит сохранить этому человеку жизнь. Но это значит дать себя победить, что невозможно стыдно для неё.

Но Калаф тоже непростой человек, он также царственная особа, пусть и в изгнании, он умён и обладает сильным характером и сильным сердцем, он способен на поступок. По сути, ему нечего терять, но если он получит Турандот – он получит сразу всё – женится на прекраснейшей женщине на свете и вернёт себе положение. Всё или ничего. Герой или самонадеянный мечтатель, а может и то и другое?

Для Калафа – завоевать Турандот – это не значит сломить её гордость, но смягчить её, тронуть сердце.

Так встречаются два сильных характера, две личности, накаляется сила страстей, возрастает острота конфликта – незабываемое чтение и всегда яркое представление – в любом театре, ну просто шедевр драматургии.

Между тем, как в пьесе разыгрывается партия Турандот-Калаф, повествование сохраняет трагичность, которая порой нагнетается до предела, но когда на сцену выходит трио Панталоне, Бригелла, Тарталья, а к ним примыкает Труффальдино – повествование обретает комизм.

Конечно, это не все персонажи. Интересна Адельма – невольница Турандот, но на самом деле принцесса Татарская, любящая, несчастная и коварная. Ну просто дьявольский коктейль.

Сказка «Принцесса Турандот» – четвёртая по счёту сказка Карло Гоцци. Первые три – «Любовь к трём апельсинам», «Ворон», «Король-олень». После «Турандот» последовали: «Женщина-змея», «Зобеида», «Счастливые нищие», «Синее чудовище», «Зелёная птичка», «Дзеим, царь джинов или Верная раба». Всего десять сказок-фьяб.






Факты из жизни писателя.

Карло Гоцци – сын графа Джакопо-Антонио Гоцци и Анджелы Тьеполо, родился в Венеции, из которой практически не выезжал. Семья была титулованной, но обедневшей, а старый семейный дворец, в котором родился будущий драматург, был сильно запущенным. В семье он был шестым ребёнком из одиннадцати.

«Нас было одиннадцать братьев и сестёр, четыре мальчика и семь девочек, все крепкой природы и безупречных качеств; все подвержены литературной эпидемии, и мои сёстры сами способны написать свои воспоминания, если такой зуд их настигнет». (Из «Бесполезных мемуаров»).

Уже повзрослевший Карло сумел отвоевать у судов часть имущества и вернуть семье некоторое материальное благополучие, Когда материальное положение укрепилось, он смог наконец-то заняться любимым делом – поэзией.

Литературные вкусы Гоцци резко отличались своей консервативностью от сложившихся в то время литературно-эстетических установок. Так сложилось, что литературные деятели эпохи Просвещения не отдавали должное народной поэзии, фольклору, народной комедии масок – всему тому, что Гоцци считал гордостью Италии.

Конечно, Гоцци не был одинок в своих предпочтениях, а потому быстро нашёл единомышленников в лице участников литературного общества – академии Гранеллески. Участники академии ставили себе целью сохранение национальных традиций в литературе, отрицали модные иностранные веяния, боролись за чистоту итальянского литературного языка. Вся деятельность академии носила пародийно-шутовской характер, и такими же были её печатные издания, в которых печатался и Карло Гоцци.

Скоро под едкое перо «академиков» попали два популярнейших в Венеции драматурга середины XVIII века – Карло Гольдони и Пьетро Кьяри. Они были знамениты тем, что пытались реформировать итальянский театр, при этом абсолютно отрывая его от сложившихся национальных традиций. Здесь Карло Гоцци отличился больше всех.

Во многих источниках можно прочитать такой факт, что первую фьябу Гоцци написал на спор, в пику творчеству Гольдони, которого обвинял в забвении народных традиций итальянской сцены, в обеднении сюжетов. Так возник анекдотический случай, будто в ответ на хвастовство Гольдони, который превозносил успех своей реформы, Гоцци пообещал отбить у того публику, показав ей обычную детскую сказку. В «Прологе» к своей сказке Гоцци сообщает о том, что хотел высмеять многие произведения Гольдони, которые называл «плебейскими и тривиальнейшими».

По сути, получается, что литературно-театральная карьера Карло Гоцци началась с полемики, с вызова. Так родилась первая гоцциевская фьяба, носившая название популярной детской сказки «Любовь к трём апельсинам». Получилось яркое театральное представление, которое сам автор назвал «шутовской преувеличенной пародией на произведения синьоров Кьяри и Гольдони, бывшие в ходу в момент её появления на свет».

Пьеса «Любовь к трём апельсинам» произвела настоящий фурор и принесла новоявленному автору большую славу.

Тот текст, который читатель возьмётся прочесть, по словам самого Гоцци, «разбор по воспоминанию», т.е. запись сценария, в которой есть стихотворные вставки, реплики персонажей и авторские комментарии.


Гоцци царил ещё несколько лет на театральном небосклоне, но скоро популярность его поутихла, и он отошёл от дел. Нет, он не совсем забросил литературный труд, были ещё пьесы, среди них балет «Дочь воздуха», стихи.

Как бы своеобразным подведением итогов стали его «Бесполезные мемуары», которые он закончил писать в 1780 году, но напечатал только 17 лет спустя, сделав небольшое добавление.


Именно в этот период родная Венеция писателя была захвачена войсками Наполеона, и скоро республика перестала существовать. Это стало тяжёлым ударом для постоянного жителя Венеции – Карло Гоцци. Так с творчеством было покончено навсегда.

Слава Карло Гоцци не вышла за пределы Венеции, его знали и любили только там. Но вот он стал меньше писать, театральная группа распалась, и его забыли. А посрамлённый когда-то Гольдони, наоборот, оказался на плаву.

Вот как Гоцци писал об этом в воспоминаниях: «Я всегда знал, что огромный багаж Гольдони когда-нибудь выплывет, как то старое тряпье, что выбрасывают из окон в каналы. Бывает такой мусор, что никак не желает оставаться на дне. Только большой прилив может заставить его исчезнуть».

Творчество Гоцци недолго оставалось в забвении, интерес к нему очень скоро возродился, уже в конце XVIII – начале XIX века его сказки снова нашли почитателей, в лице немецких и французских романтиков: Гёте, Шиллера, Шлегеля, Тика, Гофмана, мадам де Сталь, Нодье, Готье.

Спектакли по сказкам венецианского драматурга прочно закрепились в репертуаре театров по всему миру – от большой оперы до лёгкого представления в кукольном театре. И что уж совсем необычно – спектакль «Турандот», представленный в стиле «Рэп-сказки для взрослых» (идёт с 2016 года по сей день в Санкт-Петербургском театре «Мастерская»).

Чаще всего используются сюжеты таких сказок: «Турандот», «Три апельсина», «Король-олень», «Женщина-змея», «Синее чудовище». Широко известны такие оперы: «Любовь к трём апельсинам» Сергея Прокофьева (1921), «Турандот» Дж. Пуччини (1926). Известные спектакли и фильмы: «Принцесса Турандот» Е. Вахтангова (1963), «Король-олень» – музыкальный художественный фильм (1969). Также известен фильм «Любовь к трём апельсинам» по одноимённой опере С. Прокофьева (1970).

Не могу не вспомнить ещё одну отсылку к творчеству Карло Гоцци – это пьеса Леонида Филатова «Любовь к трём апельсинам», созданная по мотивам одноимённой пьесы венецианского драматурга.

Сочинитель сказок венецианец Карло Гоцци прожил 85 лет. Он умер в полном забвении той самой публики, которую развлекал почти полвека. А потому точная дата его смерти неизвестна.

P.S. Фраза, которая была приведена как цитата перед заголовком, была почерпнута из предисловия к новелле «Принцесса Брамбилла» Э.Т.А. Гофмана. Гофман так и пишет: «Автор осмеливается привести высказывание Карло Гоцци, в котором говорится, что целого арсенала нелепостей и чертовщины ещё недостаточно, чтобы вдохнуть душу в сказку, если в ней не заложен глубокий замысел, основанный на каком-нибудь философском взгляде на жизнь». Но в примечаниях к новелле сказано, что цитата из предисловия Гоцци приводится Гофманом неточно. Что же делать?

Известно, что Гофман с большим уважением относился к Гоцци, много писал о нём и также известно, что его «Принцесса Брамбилла» – своеобразная вариация на тему Гоцци. Думаю, что основной смысл высказывания Гоцци в приведённой цитате не пострадал, Гофман уж в этом наверняка разбирался. А потому оставляю её.

Произведения Карло Гоцци во всём разнообразии представлены в библиотеках, но «Бесполезные мемуары» – большая редкость.

Театральное пиршество по мотивам сказок Гоцци









Источники:

Берковский, Н. Я. Лекции и статьи по зарубежной литературе/ Н.Я. Берковский.– СПб, 2002.

Гоцци, К. Сказки для театра/ Карло Гоцци; авт. предисл. С. Мокульский. – М., 1956.

Мокульский, С./ Карло Гоцци и его сказки для театра// Карло Гоцци/ Сказки для театра.- М., 1956.- С.3-38.

https://facetia.ru/node/3538

http://lit-prosv.niv.ru/lit-prosv/articles-ita/fejgina-specifika-skazochnogo-gocci.htm.

 

До встречи в библиотеке

 

Галина Фортыгина, библиотекарь

абонемента художественной литературы

Центральной библиотеки им.А.С.Пушкина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...