пятница, 18 декабря 2020 г.

Азбука нравственности в стихах. Страх


Страх — чувство сильной тревоги, беспокойства, душевного смятения перед какой-то опасностью; ужас, боязнь, трепет.

Страх
В штормовых морях полночных,
В диком огнище, в горах,
Говорят, — и это точно! —
Человека губит страх.

Чтобы сила измельчала,
Он охватит душу в плен.
В страхе кроется начало
Лжи, безволия, измен.

Лучше голову на плаху,
Лучше камни рушить лбом,
Чем у собственного страха
Быть покорливым рабом
Л. Татьяничева

Страх
Неоднократно за годы моих экспедиций
Страх я испытывал, ибо коварен маршрут,
Тем, кто кричит, что нигде ничего не боится,
Не доверяю, поскольку, наверное, врут.

Нервные клетки не раз приходилось мне тратить:
В небе горел, штормовал у оскаленных скал,
В глубоководном на дне побывал аппарате
И под прицелом ревнивого мужа стоял.

Прыгал на лодке с порога в районе Талнаха,
Одолевая объятую ужасом плоть,
Доблесть не в том, чтобы вовсе не чувствовать страха, —
Доблесть, скорее, в умении страх побороть.

Остерегайся его ядовитых укусов, —
Невычислимо движение горних светил.
Не позволяй в нежелании праздновать труса,
Чтобы врасплох он внезапно тебя захватил.
А. Городницкий

* * *
Я не ложусь один, ко мне на грудь,
Как женщина, склоняется тревога.
То радость, то печаль спешат ко мне прильнуть,
И страх, как пес, ложится у порога.

Я не один встаю в начале дня.
Сначала просыпается тревога.
Встают печаль и радость до меня,
И страх уже скребется у порога.
Р. Гамзатов

Страх
Страх загадочно многолик,
Он проник во многие души...
Совещаться я с ним привык
В море, в воздухе и на суше.

Но вчера мне приснился сон,
Будто мой советчик — в опале,
Будто будет он отменен,
Исключен из земных реалий.

Я проснулся, мокрый от слез,
Трепеща, как пленная птаха, —
Так меня испугал прогноз,
Что на свете не станет страха.

Ах, пропасть без него зазря,
Кануть в пропасть придется многим,
Как слепцам без поводыря
На петлистой горной дороге.

И предвижу я много бед,
Много-много горького плача,
Если все, в ком совести нет,
Потеряют и страх в придачу.
В. Шефнер

* * *
В чьей-то памяти нестрогой
Страх такое место занял,
Что легла его дорога,
Тропки все перегрызая.
В. Шефнер

* * *
Что страшит — того не бойся,
Не петляй туды-сюды, —
Лучше ты щитом прикройся
От неведомой беды!
В. Шефнер

* * *
Никогда не забуду
Чей-то мудрый совет:
Жди опасности всюду,
Где опасности нет.
В. Шефнер


* * *
Мы все полны мотивов низких,
себя любимого любя,
но дивно мне, что страх за близких
сильнее страха за себя.
И. Губерман

* * *
Я о страшном и знать не хочу.
Сил не стало, — уж вы извините, —
На подробности с места событий.
Я ведь тоже тем рейсом лечу
В самолете, что должен упасть
И пропасть где-то в темных глубинах.
Я ведь тоже боюсь, что в любимых
Может некий безумец попасть.
Я ведь тоже ночами бегу
От какой-то ковровой бомбежки
И младенцу в кровавой одежке
Почему-то помочь не могу.
Л. Миллер



* * *
И я испытывала страх,
Живя, как на семи ветрах,
Не находя себе опоры
Среди всеобщего разора.
И я искала утешенья
В ежесекундном мельтешеньи,
Средь шумных орд, на тропах торных,
В делах и планах иллюзорных.
Ни света не нашла, ни блага.
Нашла, что воля, и отвага,
И утешенье — в нас самих.
Безумен мир окрест иль тих —
Лишь в нас самих покой и сила.
Чума какая б ни косила,
Мы до известного предела
Сберечь способны дух и тело,
Распорядясь судьбой земной.
… А вдруг всё вздор, и голос звонок
Лишь оттого, что ты со мной
И не хворает наш ребёнок?
Л. Миллер

* * *
Герой не тот,
Кто шествует на плаху
С улыбкой беззаботной на губах.
Не тот,
Кто никогда не знает страха,
А тот, кто первым побеждает страх.

И если он однажды скажет:
«Надо!» —
То люди знают:
Рядом будет он...
Я говорю спасибо Ленинграду,
Что он людьми такими
Наделен.
Ю. Воронов

* * *
Сбрасывая силу страха
Силу тяготения земли
первыми открыли пехотинцы —
поняли, нашли, изобрели,
а Ньютон позднее подкатился.

Как он мог, оторванный от практики,
кабинетный деятель, понять
первое из требований тактики:
что солдата надобно поднять.

Что солдат, который страхом мается,
ужасом, как будто животом,
в землю всей душой своей вжимается,
должен всей душой забыть о том.

Должен эту силу, силу страха,
ту, что силы все его берет,
сбросить, словно грязную рубаху.
Встать.
Вскричать «ура».
Шагнуть вперед.
Б. Слуцкий

Опять меня терзают страхи
Опять меня терзают страхи
И ломит голову, хоть плачь!
Опять мне снится, что на плахе
Меня с петлею ждет палач.

Палач в нейлоновой рубахе,
С багровой заячьей губой…
Опять меня терзают страхи —
И я опять бросаюсь в бой.
А. Галич

* * *
Страх смерти одолеть —
Достойная" задача,
Чтобы свободным впредь
Жить, ничего не пряча.

Душа, как Гиндукуш,
Туманами повита.
Страх в лабиринтах душ
Как бивни сталактита.

Работорговца плеть
С того и полосует…
Не бойтесь умереть,
И смерть сама спасует!

Так суеверье вер
В народе убывает,
Так звуковой барьер
Пилоты пробивают.

Так статуи богов.
Что вылепили предки,
До будущих веков
Дойдут как статуэтки.

Ты победишь свой век,
Сам к веку пригвожденный,
Но совесть, Человек,
Оставь непобежденной.

Перед любым концом,
Не сломанный ветрами,
Стой, Человек, с лицом
Откинутым, как пламя!
Ф. Искандер

* * *
Как я молод — и страх мне неведом,
Как я зол — и сам черт мне не брат,
Пораженьям своим и победам
В одинаковой степени рад.

В драке бью без промашки под ребра,
Хохочу окровавленным ртом,
Все недобро во мне, все недобро.

… Я опомнюсь, опомнюсь потом.
А. Межиров

* * *
Страх — не взлёт для стихов.
Не источник высокой печали.
Я мешок потрохов! -
Так себя я теперь ощущаю.

В царстве лжи и греха
Я б восстал, я сказал бы: «Поспорим!»
Но мои потроха
Протестуют… А я им — покорен.

Тяжко день ото дня
Я влачусь. Задыхаясь. Тоскуя.
Вдруг пропорют меня —
Ведь собрать потрохов не смогу я.

И умру на все дни.
Навсегда. До скончания света.
Словно я — лишь они,
И во мне ничего больше нету.

Если страх — нет греха,
Есть одни только голод и плаха.
Божий мир потроха
Заслоняют — при помощи страха.

Ни поэм, ни стихов.
Что ни скажешь — всё кажется: всуе.
Я мешок потрохов.
Я привык. Я лишь только тоскую.
Н. Коржавин

* * *
Есть
Страх:
Не распылиться в прах,
Не превратить пыланья в тленье
И чистый благородный страх
За будущие поколенья.
Есть этот страх:
Не вспыхни порох,
Все сущее не разлетись!
Л. Мартынов

Страхи
Умирают в России страхи,
словно призраки прежних лет.
Лишь на паперти, как старухи,
кое-где ещё просят на хлеб.

Я их помню во власти и силе
при дворе торжествующей лжи.
Страхи всюду как тени скользили,
проникали во все этажи.

Потихоньку людей приручали
и на всё налагали печать:
где молчать бы —
кричать приучали,
и молчать —
где бы надо кричать.

Это стало сегодня далёким.
Даже странно и вспомнить теперь.
Тайный страх перед чьим-то доносом,
Тайный страх перед стуком в дверь.

Ну а страх говорить с иностранцем?
С иностранцем-то что, а с женой?
Ну а страх безотчётный остаться
после маршей вдвоём с тишиной?

Не боялись мы строить в метели,
уходить под снарядами в бой,
но боялись порою смертельно
разговаривать сами с собой.

Нас не сбили и не растлили,
и недаром сейчас во врагах,
победившая страхи Россия,
ещё больший рождает страх.

Страхи новые вижу, светлея:
страх неискренним быть со страной,
страх неправдой унизить идеи,
что являются правдой самой!

Страх фанфарить до одурения,
страх чужие слова повторять,
страх унизить других недоверьем
и чрезмерно себе доверять.

Умирают в России страхи.
И когда я пишу эти строки
и порою невольно спешу,
то пишу их в единственном страхе,
что не в полную силу пишу.
Е. Евтушенко

Не надо бояться...
Не надо бояться густого тумана,
Не надо бояться пустого кармана.
Не надо бояться ни горных потоков,
ни топей болотных, ни грязных подонков!

Не надо бояться тяжёлой задачи,
а надо бояться дешёвой удачи.
Не надо бояться быть честным и битым,
а надо бояться быть лживым и сытым!

Умейте всем страхам в лицо рассмеяться, —
лишь собственной трусости надо бояться!
Е. Евтушенко

* * *
Вползает невидимым вирусом в души
Смертельной болезнью предательский страх.
И там он размеренно, медленно душит
Проросшую гордость в заросших сердцах.

Не мы ли так ловко склонялись в поклоне
И скопом тянули чужие псалмы.
Не важно, кто первый в позорной колонне —
Мы все позабыли, что мы не рабы.

Мы в страхе роптали порою несмело,
Не в силах погромче свой голос подать.
Эй, кто там не в ногу направился влево?
Есть мнение — надо правее шагать.

От страха мы стали чрезмерно едины,
А самым расхожим стал розовый цвет.
Погрязли по горло в безликой рутине.
Кто против? Все за! Воздержавшихся нет!

Нам страх закрывал вечно сонные веки.
Да, жмурки — народная наша игра.
Мы вспять завернем непокорные реки,
А может самим развернуться пора.
С. Орлов

Страх
Вечером входишь в подъезд, и звук
шагов тебе самому
страшен настолько, что твой испуг
одушевляет тьму.

Будь ты другим и имей черты
другие, и, пряча дрожь,
по лестнице шел бы такой как ты,
ты б уже поднял нож.

Но здесь только ты; и когда с трудом
ты двери своей достиг,
ты хлопаешь ею — и в грохоте том
твой предательский крик.
И. Бродский

Страхи героев
На родину души героев
Смотрят издалека,
И на земле замечают
Ребёнка и старика.

Ребёнок с огнём играет,
Рядом старик стоит.
Ребёнок с огнём играет
Так, что земля горит.

И голоса героев
Сливаются в долгий крик:
— Ребёнок с огнём играет!
— Как знать! — говорит старик. —

Не только вечная слава
И поминальный стих —
Страхи от вас остались…
Он выжигает их.

Он тоже станет героем:
Нрав у него таков.
Он выжигает страхи,
Как тени от облаков.

Вы скажете: — Он рискует
Всё сущее истребить…
Не больше того рискует,
Чем ближнего возлюбить.
Ю. Кузнецов

Страх познания
Познанье — скорбь. Как на огне каштан
Трещит по швам, так сердце рвется в Хаос.
Но страх познанья кончится. А там —
Опять начнется радость, доктор Фауст!

Та радость будет высшей. Но усталость
И вековечный страх мешают вам
Из-под руин отрыть бессмертный храм,
Хоть до него и дюйма не осталось.

Смертельно страшных шесть открыв дверей,
Ученый муж захлопнул их скорей,
Седьмой же — и коснуться побоялся.
А именно за ней рос чудный сад,
Где пел источник, вспыхивал гранат
И день сиял и тьмою не сменялся.
Н. Матвеева

* * *
Я боюсь утечки газа,
Я боюсь дурного глаза,
Я боюсь, что кто-то скажет,
Что мне надо похудеть.
Я боюсь войны с Китаем,
Слов «мы всё про вас узнаем»
И того, что я без слуха,
А меня попросят спеть.
Е. Горбовская

* * *
Накануне совершеннолетия.
Я кричу по ночам от ужаса,
Я от ужаса днём молчу:
Я боюсь, я боюсь замужества —
Не хочу, не хочу, не хочу!

Я хочу жить у папы с мамою,
Грызть морковку, вести дневник,
А мне снится всё то же самое:
Пучеглазый чужой мужик.

Сняться комнаты неуютные
И большая кровать у стены —
Извели меня эти мутные,
Беспощадно дурные сны.
Е. Горбовская

* * *
С тобой хоть однажды было такое?
Чтоб небо кружилось над головою,
Чтоб чёрные точки перед глазами
Метались огненными роями?

Чтоб воздух горло палил на вдохе,
Не достигая бьющихся лёгких,
И на лопатках прела рубаха,
Мокрая от безотчётного страха?

И ты сознаёшь: свалилось на темя
Такое, что вылечит только время,
Но в завтра тебе заглядывать жутко,
Ты хочешь вернуть минувшие сутки,
Где было уютно и так тепло,
Где ЭТО еще не произошло…

…Бывало? И длилось больше, чем миг?
Тогда ты ОТЧАЯНИЕ постиг.
М. Семенова

* * *
Не бойся умереть в пути.
Не бойся ни вражды, ни дружбы.
Внимай словам церковной службы,
Чтоб грани страха перейти.
Она сама к тебе сойдет.
Уже не будешь в рабстве тленном
Манить смеющийся восход
В обличьи бедном и смиренном.
Она и ты — один закон,
Одно веленье Высшей Воли.
Ты не навеки обречен
Отчаянной и смертной боли
А. Блок

У камина
Наплывала тень... Догорал камин,
Руки на груди, он стоял один,
Неподвижный взор устремляя вдаль,
Горько говоря про свою печаль:

«Я пробрался в глубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шел мой караван;
Цепи грозных гор, лес, а иногда
Странные вдали чьи-то города,
И не раз из них в тишине ночной
В лагерь долетал непонятный вой.

Мы рубили лес, мы копали рвы,
Вечерами к нам подходили львы.
Но трусливых душ не было меж нас,
Мы стреляли в них, целясь между глаз.

Древний я отрыл храм из-под песка,
Именем моим названа река.
И в стране озер пять больших племен
Слушались меня, чтили мой закон.

Но теперь я слаб, как во власти сна,
И больна душа, тягостно больна;
Я узнал, узнал, что такое страх,
Погребенный здесь, в четырех стенах;
Даже блеск ружья, даже плеск волны
Эту цепь порвать ныне не вольны...»

И, тая в глазах злое торжество,
Женщина в углу слушала его.
Н. Гумилёв

Страх и смерть
Я в себе, от себя, не боюсь ничего,
Ни забвенья, ни страсти.
Не боюсь ни унынья, ни сна моего —
Ибо всё в моей власти.

Не боюсь ничего и в других, от других;
К ним нейду за наградой;
Ибо в людях люблю не себя… И от них
Ничего мне не надо.

И за правду мою не боюсь никогда,
Ибо верю в хотенье.
И греха не боюсь, ни обид, ни труда…
Для греха — есть прощенье.

Лишь одно, перед чем я навеки без сил, —
Страх последней разлуки.
Я услышу холодное веянье крыл…
Я не вынесу муки.

О Господь мой и Бог! Пожалей, успокой,
Мы так слабы и наги!
Дай мне сил перед Ней, чистоты пред Тобой
И пред жизнью — отваги…
З. Гиппиус

* * *
Паденье — неизменный спутник страха,
И самый страх есть чувство пустоты.
Кто камни нам бросает с высоты,
И камень отрицает иго праха?

И деревянной поступью монаха
Мощеный двор когда-то мерил ты:
Булыжники и грубые мечты —
В них жажда смерти и тоска размаха!

Так проклят будь готический приют,
Где потолком входящий обморочен
И в очаге веселых дров не жгут.

Немногие для вечности живут,
Но если ты мгновенным озабочен —
Твой жребий страшен и твой дом непрочен!
О. Мандельштам

* * *
Мне стало страшно жизнь отжить —
И с дерева, как лист, отпрянуть,
И ничего не полюбить,
И безымянным камнем кануть;

И в пустоте, как на кресте,
Живую душу распиная,
Как Моисей на высоте,
Исчезнуть в облаке Синая.

И я слежу — со всем живым
Меня связующие нити,
И бытия узорный дым
На мраморной сличаю плите;

И содроганья тёплых птиц
Улавливаю через сети,
И с истлевающих страниц
Притягиваю прах столетий.
О. Мандельштам

* * *
Страх, во тьме перебирая вещи,
Лунный луч наводит на топор.
За стеною слышен стук зловещий —
Что там, крысы, призрак или вор?

В душной кухне плещется водою,
Половицам шатким счет ведет,
С глянцевитой черной бородою
За окном чердачным промелькнет —

И притихнет. Как он зол и ловок,
Спички спрятал и свечу задул.
Лучше бы поблескиванье дул
В грудь мою направленных винтовок,

Лучше бы на площади зеленой
На помост некрашеный прилечь
И под клики радости и стоны
Красной кровью до конца истечь.

Прижимаю к сердцу крестик гладкий:
Боже, мир душе моей верни!
Запах тленья обморочно сладкий
Веет от прохладной простыни.
А. Ахматова

В потёмках
Один проснулся я и — вслушиваюсь чутко,
Кругом бездонный мрак и — нет нигде огня.
И сердце, слышу я, стучит в виски… мне жутко…
Что если я ослеп! Ни зги не вижу я,
Ни окон, ни стены, ни самого себя.
И вдруг, сквозь этот мрак глупой и безответный,
Там, где гардинами завешено окно,
С усильем разглядел я мутное пятно,
Ночного неба свет полоской чуть заметной.
И этой малости довольно чтоб понять,
Что я ещё не слеп, и что во мраке этом,
Всё, всё пророчески полно холодным светом,
Чтоб утра тёплого могли мы ожидать!
Я. Полонский

* * *
Железными гвоздями в меня вбивали страх.
С разбитыми костями я уползал впотьмах.
Но призрак Чести вырос, как статуя во мгле:
вернулся я и выгрыз позорный след в земле.

И стал я набираться железных этих сил...
И стал меня бояться тот, кто меня гвоздил.
А мне теперь, ей-богу, не много чести в том,
и радости не много в бесстрашии моем.

Меня топтали кнехты, и тело сёк палач,
Но даже истязавший не услыхал мой плач.
Я, молча стиснув зубы, из-подо лба глядел,
А мой палач угрюмый с усталости потел.

Подковы молотили мой торс со всех сторон,
Но те, кто меня били не слышали мой стон
Я падал, поднимался, опять сшибали с ног,
Но тот, кто издевался, боялся моих строк.

В темницах, в униженьях, под криками угроз
Никто из них ни разу моих не видел слёз.
В пучинах преисподней, я из последних сил
Магическую заповедь себе в уме твердил

Как Отче наш единый «еси на небеси»:
Не верь, не поддавайся, не бойся, не проси
И всё-таки я выжил, злодейству вопреки,
И трепетом прониклись исконные враги.

Железными тисками выдавливал я страх,
Лизало нервы пламя, обугливало в прах
В изгибах лихолетья, заматерев душой,
Я формулу бессмертья в самом себе нашёл.

Не зря меня боялся тот, кто меня гвоздил
Я выжил и поднялся, набравшись новых сил
Воспрял, как птица Феникс, обидчиков кляня,
И стал разить словами тех, кто душил меня.

Стрелял почти не целясь, но сразу наповал
Убойными стихами злодеев добивал
Но мне теперь, ей-богу, не много счастья в том,
и радости не много в бессмертии моём.
В. Леонович

Страх
Стоит у твоего порога.
До боли зряч,
Он знает, в чем твоя тревога,
Он твой палач.
И сам топор его наточишь,
И дашь ему,
Не ведая того, что хочешь,
И быть чему.
И поведет тебя бесстыже
На казнь твою,
И будешь ты в кровавой жиже,
В его раю.
Безумье это или старость,
Прячь слезы, прячь.
Ни кровь, ни слезы — все не в жалость,
На то — палач.
Г. Корин

Иди на страх
Открой глаза, иди на страх!
И он испепелится в прах.
Дрожащим зайцем не сиди,
Открыв глаза на страх иди.

Не любит страх, когда идут,
Он там, где тихо смерти ждут.
Он сам стремглав бежать готов
От оглушительных шагов.
В. Сидоров

Чего боюсь
Чего боюсь? — Не многого:
Бесправия с правами,
И на закате - логова
С топчаном и клопами;

Быть злой и равнодушною,
Чужому верить слепо.
Любимым быть ненужною,
И выглядеть нелепо:

Как парусник в безветрии,
Или как дырка в сыре,
Или как ось симметрии
В асимметричном мире.
О. Альтовская

Когда же, когда это было?..
Когда же, когда это было?
За валом охотился вал,
Всю бухту болтало, знобило,
Причал, как шакал, завывал.
И псы словно остервенели,
Горланили стаи ворон.
Ворочались люди в постели,
Латая разорванный сон.
Усильем, как ночь эта, длинным
Пыталась я выдворить страх,
Не думать о том, что сулит нам
Рассвет в наших первых горах.
Е. Аксельрод

* * *
Чего боится человек?
Попасть под дождь, нелепой смерти.
Боится, что услышит ложь,
А, вдруг обманут, те и эти.

Боится, что не хватит духу,
Прожить всю жизнь свою без страха.
Боится, что не хватит сил,
Во время боли не заплакать.

Чего ещё боимся мы?
Почти всего, что есть на свете.
Боимся часто, просто так.
Как темноты боятся дети.

Порой мы сами для себя
Понавыдумуем такого,
Ну, полный бред, чтоб не сказать,
Что-нибудь круче, право слово.

И, главное, что без причин
Мы начинаем вдруг бояться.
Того, чего в помине нет.
Пока ещё, но может статься.

И страх тогда, как снежный ком.
Так вырастает, не измерить.
И мы, свой разум потеряв,
В него вдруг начинаем верить.

Так, что ж такое этот страх?
Иллюзия или реальность?
Людская глупость, или всё же,
Пророческая гениальность?

Ответ не просто взять и дать.
Ведь каждый случай непохожий.
Здесь каждый сам должен решать,
Чего бояться он не должен.
И. Тихоненко

Надежда и страх
Хотя Надежда ввек
Со Страхом не дружилась,
Но час такой притек,
Что мысль одна родилась,
Как в той, так и в другом,
Какая ж мысль смешная:
Оставить свой небесный дом
И на землю идти пешком,
Узнать — кого? людей желая.

Но боги ведь не мы, кому их осуждать!
Мы должны рассуждать,
Умно ли делаем, согласно ли с законом,
Не нужно ль наперед зайти к кому с поклоном?
А им кого просить? Все перед ними прах.
Итак, Надежда захотела
И тотчас полетела;
Пополз за ней и Страх.

Чего не делает охота!
Они уж на земле. Для первыя ворота
Везде отворены;
Все с радостью ее встречают
И величают,
Как будто им даны
Майорские чины.

Напротив же того, ее сопутник бродит
И, бедненький, нигде квартиры не находит.
«Постой же! — Страх сказал. — Так, людям я назло,
Нарочно к тем ворвуся силой,
Которым больше мой не нравен вид унылой».

Сказал и сделал так.
Читатель, если не дурак,
То, верно, следствий ждет чудесных
Прихода сих гостей небесных,
И не ошибся он.
Лишь только на землю они спустились,
Вдруг состояния людские пременились:
Умолк несчастных стон;
Смиренна нищета впервые улыбнулась,
Как будто уже к ней фортуна оглянулась,
А изобилие, утех житейских мать.
Всечасно стало трепетать.

Какая же тому причина?
Мне сказывали, та, что случай иль судьбина,
Пускай последняя, Надежду привела
К искусну химику в убогую лачугу,
А спутника ее ко Плутусову другу
И дом заводчика в постой ему дала.
И. Дмитриев

* * *
Смертный, если не ведаешь страха — борись.
Если слаб — перед волей аллаха смирись.
Но того, что сосуд, сотворенный из праха,
Прахом станет — оспаривать не берись.
Омар Хайям

Страхи
Тут ко мне приходили страхи,
Приводили «охи» и «ахи»,
Темнотой из угла грозили,
Сквозняком под дверью скользили.

Это раньше я их боялся,
Одеялами накрывался,
Но придумал верное средство
Против их ужасного вредства

И теперь на «охи» и «ахи»
Насылаю «хихи» и «хахи»!
С. Махотин

Детские страхи
В нашем доме нет затишья...
Жутко в сумраке ночном,
Все тужит забота мышья,
Мир не весь окован сном.

Кто-то шарит, роет, гложет,
Бродит, крадется в тиши,
Отгоняет и тревожит
Сладкий, краткий мир души!

Чем-то стукнул ненароком,
Что-то грузно уронил...
В нашем доме одиноком
Бродят выходцы могил.

Всюду вздохи — всюду тени,
Шепот, топот, звон копыт...
Распахнулись окна в сени
И неплотно вход закрыт...

Вражьей силе нет преграды...
Черным зевом дышит мгла,
И колеблет свет лампады
Взмах незримого крыла...
Ю. Балтрушайтис

Чего боялся Петя
Темноты боится Петя.
Петя маме говорит:
— Можно, мама, спать при свете?
Пусть всю ночь огонь горит.

Отвечает мама: — Нет! —
Щелк — и выключила свет.
Стало тихо и темно.
Свежий ветер дул в окно.

В темноте увидел Петя
Человека у стены.
Оказалось на рассвете —
Это куртка и штаны.

Рукавами, как руками,
Куртка двигала слегка,
А штаны плясали сами
От ночного ветерка.

В темноте увидел Петя
Ступу с бабою-ягой.
Оказалось на рассвете —
Это печка с кочергой.

Это печь,
А не яга,
Не нога,
А кочерга

В темноте увидел Петя:
Сверху смотрит великан.
Оказалось на рассвете —
Это старый чемодан.

Высоко — на крышу шкала —
Чемодан поставил папа,
И светились два замка
При луне, как два зрачка.

Каждый раз при встрече с Петей
Говорят друг другу дети:

— Это — Петя Иванов.
Испугался он штанов!
Испугался он яги —
Старой ржавой кочерги!

На дворе услышал Петя,
Как над ним смеются дети.
— Нет, — сказал он, — я не трус!
Темноты я не боюсь!

С этих пор ни разу Петя
Не ложился спать при свете.
Чемоданы и штаны
Пете больше не страшны.

Да и вам, другие дети,
Спать не следует при свете.
Для того чтоб видеть сны,
Лампы вовсе не нужны!
С. Маршак

Один дома
Я один остаюсь.
Я совсем не боюсь.
За окошком темно.
Это мне все равно.

Свет повсюду включу,
Посижу, помолчу.
Занавешу окно.
Папа с мамой в кино.

Я один остаюсь.
Я совсем не боюсь.
Может, в кухню схожу,
За столом посижу.

К чаю пряники есть,
Но не хочется есть:
Кто-то в стенку стучит.
Телевизор молчит.

Я в ответ постучу.
Телевизор включу.
Время быстро пройдет.
К нам чужой не зайдет.

Холодильник урчит.
Кто-то в стенку стучит.
Мама с папой в кино
Очень-очень давно:
И. Токмакова

Не буду бояться
Страшно в лесу,
А если в грозу?
А в темноте ночи?
Страшно очень.
И есть там медведь,
и медведица есть,
и волки даже!
А заяц как же?
А заяц живёт,
и — ничего!
И ёжик живёт,
и детки его,
и бегают детки,
резвятся!
И я не буду бояться!
Э. Мошковская

Разговор в тёмной комнате
— Знаешь, там за занавеской кто-то дышит и молчит...
— Это кит.
— Чья-то тень крадётся — видишь?.. — по стене на потолок...
— Это волк.
— Кто-то скрипнул дверцей шкафа...
— Домовой.
— Отчего ж тебе не страшно?!..
— ...Ты со мной.
М. Лукашкина

* * *
Чудовища вида ужасного
Схватили ребенка несчастного
И стали безжалостно бить его,
И стали душить и топить его,
В болото толкать комариное,
На кучу сажать муравьиную,
Травить его злыми собаками…
(Тут Андрюша громко шепчет:
«Кормить его тухлыми раками…»)

Тут ночь опустилась холодная,
Завыли шакалы голодные,
И крыльями совы захлопали,
И волки ногами затопали,
И жабы в болоте заквакали…
(Тут Андрюша громко шепчет:
«И глупые дети заплакали…»)

Взмолился тут мальчик задушенный,
Собаками злыми укушенный,
Запуганный страшными масками…
(Тут Андрюша громко шепчет:
«И глупыми детскими сказками…»)

Помилуй меня, о Чудовище!
Скажу я тебе, где сокровище.
Зарыто наследство старушкино
Под камнем…
(Тут Андрюша громко шепчет:
«…на площади Пушкина!»)
С. Михалков

Страх
На скамейке у ворот дети стайкой сели.
Утомили их скейтборд, «роллы» и качели.
Обсудить решили страх. Кто чего боится.
Липкий и коварный враг. Даже ночью снится.

— Я боюсь больших жуков. Вечером летают.
Комаров и мотыльков на лету хватают.
В дом летят они на свет. Падают в постели.
Думают, что я обед. Ужас, в самом деле.

— Папа в горы брал меня. Натерпелся страху.
Восхождение полдня. Взмокла вся рубаха.
Жуть, но я преодолел. Ночь в палатке жили.
А на спуске цепенел. Ноги, как чужие.

— Горы — море красоты. Я б не испугался.
А вот прыгнуть с высоты в воду. Тут я сдался.
Снизу кажется пустяк. Я же не девчонка.
На трамплине все не так. Страх сидит в печёнках.

— Это что! От пляжа нас море вдаль тащило.
Бились мы с теченьем час. Вот какая сила.
Жизнь была на волоске. Лодку уж не ждали.
Отлежались на песке. Дома жару дали.

— Заблудился я в лесу. Так три дня искали.
Видел ёжика, лису. Не скучал вначале.
Голод, жажда, страх пришел. Холод и отчаянье.
Чтоб ещё раз в лес пошёл. Сдюжил испытанье.

Говорят, что страх порой жизни сохраняет.
Пусть в тот час ты не герой. Душу укрепляет.
Детский страх он сам пройдёт. Волеизъявленье.
Мужество в бою придёт. Жизнь преодоленье.
Н. Мельникова

Каким бывает страх
Хочу поведать вам в стихах
О том, каким бывает страх.
Мой несерьезен стих, он — шутка,
А чтение займет минутку.

Страх детский есть и взрослый тоже —
Они друг с другом не похожи,
Бесстрашный, липкий страх есть, потный,
Есть глупый, дикий и животный.

Боится детский страх всего:
Когда гроза, когда темно,
Когда один и мамы нет
Иль двоек в дневнике букет.

Живот болит, понос от страха,
А не от выпитого кваса.
Пот пробивает от волненья? —
Боимся в чем-то пораженья.

Страх липнет к телу в час измены
К предателям, а преступленья
Замешаны всегда на страхе —
Расплаты он боится, краха.

Бесстрашный страх — судьба героя,
Им овладев, герой он втрое.
Но если страха нет в помине,
То человек совсем дебилен.

Животный страх остался в нас
От предков, жив он и сейчас:
Боимся крыс мы и мышей,
И пауков, и гроз, и змей.

У страха много есть личин,
А у меня еще один —
Боюсь я боли, гложет страх
Лишь речь заходит о зубах.
Поймут меня не только дети —
Страшнее нет «зубных» на свете!
В. Аношина

Мне в детстве снились страхи...
Мне в детстве снились страхи,
лес, ночь, разбойник, нож,
а ноги как из ваты,
догонит, не уйдешь.

Я просыпалась с криком,
не в силах убежать,
и прятаться бежала
к родителям в кровать.

Еще мне снилась пропасть,
срываюсь и лечу…
Мать спросит: — Что с тобою? —
а я в ответ молчу.

Теперь я сплю тихонько,
мне некуда бежать,
и снится мне блаженно
моя живая мать.

И снится пес наш, Крадусь,
во сне он как живой,
и мы втроем гуляем,
потом идем домой.
Н. Астафьева

Страх
Не могу я спать без мамы,
Каждым вечером упрямо,
Стоит мне одной остаться,
Как приходится бояться:

Из-за шкафа, из-под двери
Силуэты, тени, звери…
Тянут лапы, руки, пальцы.
На стене — как уши…Зайцы?

Львы и тигры, крокодилы,
Да мохнатые гориллы?
Шарф прикинулся удавом,
Спрячусь я под покрывало…

Страх мурашками щекочет:
Там, за дверью, страшно очень!
Вот уже и хохот слышен,
Кто-то прыгает по крыше,

А в окошке чья-то рожа
С чудо-юдом очень схожа,
Строит глазки и гогочет,
Цапнуть прямо за нос хочет.

Под столом ещё страшнее,
Влезу под кровать скорее,
Страх уже схватил за пятки…
Входит мама. Все в порядке!!!
В. Дорошенко

Страх
В темноте таился СТРАХ.
Я его подушкой ТРАХ!
Тапкой прямо по зубам
БАМ!
Кулаком с размаху в глаз
РРРАЗ!
ШЛЕП его газетой старой!
ДЗЫНЬ по лбу ему гитарой!
ДЫЩ его тарелкой плоской!
ЧПОК его стрелой с присоской!
Замахнулась лыжной палкой —
И его мне стало жалко…
Ну, какой же это СТРАХ
С костылями и в бинтах?
Г. Дядина

* * *
Страх в темноте ничего не боится,
Любит ночами за шторкой таиться
И сквозняком по паласу струиться,
Ищет детишек, которым не спится.

К ним потихоньку ползёт под подушку,
Страшные шорохи сыплет им в ушки,
Тень на стене превращает в зверушки,
Гоняет мурашки от пят до макушки.

Гоню его прочь, но лезет он снова,
То крокодила подсунет живого,
То промычит под диваном коровой,
То встанет медведем мохнатым, здоровым.

Но я же мужчина и я не боюсь,
Лишь в одеяло сейчас завернусь:
Совсем не от страха укрыт с головой,
Мне ли бояться, ведь я же большой!

Есть друг у меня. Он на страха сердит.
Его позову я — и страх улетит
И где-нибудь в чаще провалится в яму…
И друга зову я:
— Мамочка! Мама!
В. Новиков

* * *
Кто расскажет мне про страх?
Может, он живёт в кустах?
Может, он живёт в берлоге?
Есть у страха руки, ноги?
Лысый он или лохматый,
Чёрный или полосатый?

Небо спряталось в волнах,
Ветер бьётся в парусах,
День, как в шапке, в облаках,
Нет улыбок на губах.
Девочка стоит в слезах.
Может, ей знаком тот страх?

Я про страх узнать пытался,
Только мне он не попался.
Может, страх приходит ночью?
Кто его опишет точно?
Л. Гусельникова

Про страх
Ночь, тёмно.
И вдруг: “Ба-бах!»
Будто лопнул шарик.
За окном гуляет Страх,
По аллеям шарит.

Вот он спрятался за куст,
Вот за камышами.
Только слышен веток хруст
Да травы шуршанье.

Он спустился в наш подвал,
Груб и невоспитан.
И оттуда подвывал
И стучал копытом.

Но пугать себя не дам —
Я боюсь не слишком.
Страх пускай боится сам.
Он сбежал, трусишка.
Л. Сорока

Не трус
Я ни капельки не трус,
Просто чуточку боюсь
Мухоморов и гадюк,
Всяких непонятных штук:

Джиннов, троллей, великанов,
С тараканами стаканов,
Без стаканов тараканов,
С дыркой маленькой карманов,

Всех на -ОВ: клопов, жуков,
Комаров и пауков,
Червяков, и индюков,
И червячных их носов,

Всех на -ЖЕЙ: ежей, ужей
И особенно моржей,
Всех на -ШЕК: лягушек, мошек,
Мышек, мушек, вошек, блошек,

Всех на -АК: собак, кусак,
Задавак, макак и драк,
Всех на -ЛЕЙ: шмелей и тлей,
А еще густых соплей.

Ну а в общем — я не трус.
Только чуточку боюсь.
Только мигом заберусь
С головой под одеяло
И начну считать сначала:

Индюки, шмели и козы,
Комары и паровозы,
Паучки и сундучки,
Пиджачки, сачки, очки,

С великанами стаканы,
Без карманов тараканы,
И колючки, и вонючки,
И жучки, и даже Жучки,

Штучки, дрючки, закорючки,
Злючки, тучки и пахучки,
Щучки, внучки и тянучки —
Маловато будет в кучке!
А. Бецко

Страхи
Поселились в доме страхи
И живут теперь гурьбой.
По квартире «охи», «ахи» —
Шёпот страшный за спиной.

Загудело что-то в ванной...
Может — «черная рука»?!
Глянул! Нет, гудели краны,
Приоткрытые слегка.

Колыхнулась странно шторка,
А на улице темно.
Посмотрел. Открыта створка...
И обычное окно.

За спиной вдруг кто-то «рухнул!»
И как зомби заорал.
Глянул! Это кот на кухне,
Лез за сыром и упал.

Отряхнулся и умчался,
Сыр укравши все равно.
Я стоял и улыбался.
Страха нет — когда смешно.
В. Гвоздев

Страх
В темной комнате, за дверью
Непонятный Страх живет
Даже бабушка робеет,
В гости к Страху не идет…

Громко топнет дед в прихожей,
Включит яркий-яркий свет…
Струсил страшный Страх быть может —
Никого за дверью нет!

Только сумерки сгустятся,
Только ночь к нам в дом войдет,
Заставляя нас бояться,
Страх стучит, скребет, грызет.

Приготовлю лук и стрелы,
Меч и водный пистолет.
Утром стану смелым-смелым…
Мне уже почти пять лет.

Страх, наверно, очень сильный
От того и осмелел…
А соседский кот Василий
Этот Страх поймал и…съел.
Г. Максимова

Страхи
Погасила мама свет.
Страхи набежали.
Их на самом деле нет.
Разве вы не знали?
И. Гурина

Как победить страх?
Страх живёт в густом лесу
Под сосною тёмной.
Притаился на мосту,
Над рекой огромной.

Ходит страх по мостовой,
Где гудят машины.
В поликлинику за мной,
Мчится, рот разинув...

У меня в друзьях есть дед,
В доме по соседству.
Деду - восемьдесят лет,
Дал от страха средство:

Нужно вечером войти
В комнату без света...
Фонарём всё осветить -
Никого там нету!

Или, стоя на мосту,
Вниз не наклоняться,
Видно сразу, за версту -
Нечего пугаться!

А подходишь к мостовой,
Стань у перехода;
Красный светит — ты постой,
Масса ждёт народа.

На зелёный свет — иди,
Не боясь, переходи.
Ты по правилам шагал,
Страх тебя и не догнал!

Всё на свете объяснимо:
где и что недопустимо.
Страхи разбегаются,
Если объясняются!!!
М. Володина

Страх
Ох! Ах! Ох! Ах!
Поселился в доме страх.

Наблюдает он за мной,
Распускает хвост трубой.
Тёмной тенью по стене
Приближается ко мне.

От него не убежать...
И не скрыться под кровать...
Никуда не ускользнуть,
Длинной ночью не уснуть.

А вот мама говорит,
То, что страх во мне сидит.
Ты его, дружок, попробуй
потихоньку укрощать.

Только он начнёт пугать,
Улыбнуться и сказать:
Чем боятся, лучше книжку
мне, пожалуй, почитать.

Вновь к тебе крадётся он —
Доставай скорей альбом,
И противного бубуку
нарисуй карандашом.

Пусть он будет с бородой,
Грустный, маленький, смешной,
Ты же выйдешь на картинке
сильный, храбрый и большой.

Ты беднягу припугни,
Грозно так ему скажи:
Никому ты здесь не нужен,
Ну-ка, быстро уходи!

Всё теперь в твоих руках,
Убежал из дома страх!
М. Чирва

Давай бояться вместе
Зайке ночью страшно одному на полке:
Чудится бедняжке, будто воют волки,
Будто бы глазищи филины таращат —
За бочок ухватят, в тёмный лес утащат.

— Не пугайся, зайка! — я ему сказала —
Лучше залезай ко мне под одеяло.
За окном не филин, а фонарь глазастый.
Воет ветер сильный, а не волк зубастый.

Хоть и мне, признаться, страшновато стало.
Если уж бояться, так вдвоём бояться.
И под одеялом.
Н. Радченко

Страшное стихотворение
Закачались зловещие тени,
Расползаясь по белой стене.
Это полчища злых привидений
Ночью в спальню явились ко мне.

Затаились, вот-вот меня схватят,
Ишь глазищи как грозно горят!
Знаю я: под моею кроватью
Толпы чудищ ужасных сидят.

Чётко слышу, как между собою,
Тихо шепчутся в тёмном углу,
Ведьма страшная с бабой-ягою,
Кто-то когтем скребёт по стеклу…

В страхе прячусь я под одеяло
И уснуть не могу до зари…
А ведь бабушка предупреждала:
«Телевизор поменьше смотри!»
Н. Радченко

Страхи
Заглянула ночь в окошко.
Сумрачны ее черты.
Я с братишкой. И немножко
Мы боимся темноты.

Страшно! Кто в стекло стучится,
Нарушая наш покой?
Кто окно открыть стремится
Чёрной скрюченной рукой?

Кто там, грубый, неопрятный,
У стены стоит высок,
Головой своей квадратной
Задевая потолок?

Кто в углу разлегся важно,
Пасть широкую раскрыл,
Двухметровый, кровожадный —
Неужели крокодил?

С братом мы под стол забились
И дрожим от страхов там.
Всюду страхи притаились
В нашем доме по углам.

Но включили свет, и снова
Скучно стало нам вдвоём.
Обернулись страхи кленом,
Шелестящим под окном.

Крокодил вмиг превратился
В старый бабушкин диван.
Сразу перевоплотился
В шкаф у стенки великан.

Нечем нам теперь заняться,
Опустел при свете дом.
Всё же веселей бояться,
Сидя с братом под столом.
Ю. Поляков

Испуганная песенка слонёнка
Мы с мамой
В Африке живём,
А в джунглях жизнь — не шутка:
Там страшно ночью,
Страшно днём,
А в промежутках
Ж у т к о.
Р. Муха

Не пойму
Мне стыдно, потому что мне страшно.
Я боюсь темноты.
Я боюсь больших собак.
Я боюсь чужих мальчишек.
Ещё много всего боюсь.
Вот сижу себе дома, никуда не выхожу.
Но никак не пойму, отчего:
То ли от страха, то ли от стыда?
И. Жуков

Сказка о страхе
Страх
Говорят, в глухих местах
Жил когда-то лютый страх.
Не видал его никто,
Не слыхал его никто...
Только слух пустили птицы:
Страх в пустой норе таится!

Но каков же он, каков
ЭТОТ СТРАХ?
Может выше облаков
ЭТОТ СТРАХ?
Может скользкий он и липкий
ЭТОТ СТРАХ?
Как змея наверно гибкий
ЭТОТ СТРАХ?
Кто-то ходит за спиной —
ЭТО СТРАХ!
Тронет лапой ледяной —
ЭТО СТРАХ!
Побежит по телу дрожь —
ЭТОТ СТРАХ!
Кто-то шепчет: «Не уйдешь!» —
ЭТО СТРАХ!

Перестали птицы петь,
Похудел толстяк Медведь,
Волком взвыла Росомаха:
— КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СТРАХА?

Малыш
В норушке жил мышонок,
По имени Малыш.
Его почти с пеленок
Пугала мама-Мышь:
— Миленький сыночек,
Ты сожмись в комочек,
Никуда ты не ходи,
Ни на что ты не гляди
И ни с кем ты не дружи.
А сиди себе дрожи!

— Не дружить? — спросил Малыш.
— Как же жить? — спросил Малыш.
— Не могу! — сказал Малыш.
— Убегу! — сказал Малыш.

Вот Малыш собрался в путь:
— Слушай, зверь и птаха!
Я найду кого-нибудь,
Кто не знает Страха.
Пусть он нас научит, братцы,
Как нам жить и не бояться!

Попрощался наш герой
Со своей родной норой,
Покатил горошком
По лесным дорожкам.

Он кричал сто тысяч раз:
— Рыбы, звери, птицы!
Отзовитесь, кто из вас
Страха не боится?

Нет ответа. Лес притих.
Смелый, где ты? Нет таких!
Ночь подкралась,
Тьма и тишь.
Озирается Малыш:
То ли рядом — елки?
То ли рядом — волки?..
Тени черные ползут.
Шепот, шорох там и тут.
Вот он, вот он в двух шагах —
СТРАХ!

Светлячки
Сердечко мышонка стучит молоточком,
Несется мышонок по кочкам,
По кочкам, не видя дороги,
Не чувствуя ног...
Вдруг — чудо! —
Навстречу идет огонек!

С фонариком в лапке
Подходит жучок:
— Будем знакомы:
Монтер Светлячок!
Вы ночью бежите зачем и куда?
Какая, скажите, случилась беда?

Бегу я от страха! —
Мышонок ответил, —
Я, в общем-то, храбрый,
Но только при свете...

Помочь бы мышонку!
Да вот ведь досада:
Ушла на работу
Монтеров бригада.
Ушла и, конечно,
Вернется не скоро...
Но — стойте! —
Счастливая мысль у монтера!

Фонариком он посигналил кому-то
(Махнул им три раза) —
И в ту же минуту
Еще засветились фонарики —
Явились верхом на комарике
Монтеровы дети:
Светланка и Светик.

Монтер приказал,
Деловитый и строгий:
— Ребята,
Чтоб было светло на дороге!
Прохожему плохо
В безлунную ночь,
Должны мы немедленно гостю помочь.

Друзей позовите,
У вас их не счесть.
И дружно ребята
Ответили: «Есть!»

С березок и елок,
С пеньков и сучков
Слетелось полсотни
Ребят-светлячков!
Помчались цепочкой
По темной дорожке:
— Давайте перчатки!
— Ребята, где кошки?..

А бедный мышонок вмешался, дрожа:
— Нельзя ли без кошек?
Я кошек ужа...

Но тут у мышонка
Застряли слова —
От хохота дрогнула
Рядом трава:
Смеялись кузнечики
И светлячки,
От смеха тряслись
Старички паучки,
Жуки хохотали,
Держась за бока,
Даже слизняк
Улыбнулся слегка.

Светланка вскипела:
— Хихикать вы бросьте!
Последнее дело
Смеяться над гостем.
Малыш, не смущайся,
Ведь ты не привык:
У нас, у монтеров,
Особый язык.

Смотри-ка, сейчас
Мы нацепим на ножки
Железные когти, —
По-нашему, кошки,
С такими удобней
Влезать на стволы...
А ну-ка, живей,
По деревьям, орлы!

Ну, все нипочем
Светлячушке-девчушке:
Забралась на елку
До самой макушки!
А Светик залез
На громаднейший клен...
И понял мышонок:
ТУТ СТРАХ ПОБЕЖДЕН!

По тропке мышонок
Бежит, осмелев:
— Ребята, сейчас-то
Я храбрый, как лев!
Но вот, погодите,
Останусь один —
И кончено:
Страх надо мной господин!
Вы мне посоветуйте, братцы,
НУ КАК ЖЕ СО СТРАХОМ СРАЖАТЬСЯ?

Ребята на гостя
Глядят удивленно,
А Светик слезает
С могучего клена.
И шепчет мышонку
Отличный совет.
Какой? А вот это
Пока что секрет!

Тут дали команду:
— Включай фонари! —
Малыш, красота-то какая,
Смотри:
Сияют березки,
Сверкают пеньки,
Везде огоньки,
огоньки, огоньки!
И каждый мигает,
И каждый зовет,
И храбро шагает
Мышонок вперед.

— Спасибо! — кричит он
Друзьям-светлячкам. —
Теперь-то со Страхом
Я справлюсь и сам!

Победа
В лес родной мышонок мчится:
— Выходите, звери, птицы,
Я от Страха вас спасу! —
Удивились все в лесу:
— Ты же крошечный, Малыш,
Как же страх ты победишь?

— Что-же, — тявкнула Лисица, —
Пусть со Страхом он сразится!
Говорят, что на заре
Скрылся страх в своей норе.

И сказал Малыш: — Умру,
А проникну в ту нору!

А нора глядит зловеще...
Страх берет мышонка в клещи!
Я всю правду тут пишу:
Стало жутко Малышу.

Но в душе мышонка светит,
Как далекий маячок,
Тот совет, что подал Светик —
Самый храбрый светлячок.

Увидал притихший лес,
Как Малыш в нору полез...
Вдруг попал с размаху
Прямо в лапы Страху?

Две минуты... пять минут...
Ох, минуты как ползут!
Шесть... и семь... и восемь...
Ой, смотрите, — носик!

Это носик Малыша!
Вот он вылез не спеша
И сказал всего три слова:
— НЕТУ СТРАХА НИКАКОГО!

Фыркнул Еж: «А ты не врешь?»
И к норе подкрался еж,
Сунул рыльце, весь дрожа...
Нет, никто не съел Ежа!

Зазвенел счастливый лес:
— Страх исчез!.. Страх исчез!..

Расхрабрились птицы, звери —
Смельчаки, как на подбор!
Поглядите, кто не верит,
Адрес дам: Счастливый бор.

Говорят, что та беда
И с тобой бывает:
Будто тоже иногда
Страх одолевает?

Ладно, я тебе секрет,
Так и быть, открою —
Светик дал такой совет
Нашему герою:

«НАМОТАЙ СЕБЕ НА УС,
ЭТОТ СТРАХ — УЖАСНЫЙ ТРУС!
ХРАБРО ДВИГАЙСЯ ВПЕРЕД,
СТРАХ СЕЙЧАС ЖЕ УДЕРЕТ!»
Е. Серова

Бука
Сказка

Темно.
За окошком
Ни звука.
Луна из-за леса встаёт…
Седая, лохматая Бука
С мешком по дороге идёт.
Слетают с плеча её совы,
Лишь скрипнет в округе снежок.
Любого те совы готовы
Схватить
И упрятать
В мешок…

Умоляет бабка внука:
— Спать, Илюшенька, пора!
Вдруг тебя услышит Бука?
Что тогда? А я стара. —
Но кричит упрямый внук:
— Не боюсь я ваших бук!
Я сражу её из лука,
Из нагана,
Из ружья! —
Вдруг открылась дверь без стука…
Снег отряхивая, Бука
Говорит:
— А вот и я!
Где тут воин? Где тут хват?
Ась? —
А бабка за ухват.
Зарычав, на бабку Бука
Навалилась, как гора.
Хоть любила бабка внука, —
Знать, и впрямь была стара…
Как ни прятался Илюшка
За кадушку, за горшок,
Но его с подушкой
Совы сунули в мешок…
Плачет бабка на пороге,
Совы ухают в ответ,
И позёмка на дороге
Заметает
Букин
След…

А Илюшка?
А Илюшка
От избушки вдалеке,
Обхватив свою подушку,
Над землёй летит в мешке.
Только вдруг конец полёта.
Не слыхать сопенья сов.
Тихо скрипнули ворота
И закрылись на засов.
Кто-то стукнул колотушкой,
Не спеша, очистил нос,
Кто-то взял мешок с Илюшкой
И в тепло
Его занёс…

Бабка,
Охая,
Чуть свет
Прибежала в сельсовет.
Видит — дверь,
На ней клеёнка.
Села бабка на скамью:
— Потеряла я внучонка,
Ненаглядного Илью!
Не видать мне больше внука! —
Плачет бабка в три ручья. —
Унесла Ильюшку Бука
В неизвестные края!..

За болотом,
За урманом,
Где позёмка петли вьёт,
В тёмном доме деревянном
Бука старая живёт.
Одолела Буку скука,
Сядет Бука на пенёк
И вздыхает:
— Мне бы внука,
Или внучку… на денёк!
Сели б вечером на печку,
Свечку сальную зажгли
И словечко ко словечку
Разговоры б завели!
Я б ему про старину,
Он бы мне – про новизну.
Нынче знают всё на свете,
Всё на свете знают дети!.. —
Часто видели берёзы,
И орешник, и лоза,
Как текли у буки слёзы
И туманились глаза.
Одолела Буку скука!
Ночь придёт — она не спит.
От тоски по внуку Бука
Потеряла аппетит.
Похудела,
Поседела —
Нет ей прежнего житья!
Бука сов позвать велела
Да в село.
И вот — Илья…

Он сидит, обняв подушку,
На развязанном мешке,
На носу его веснушки
И слезинка на щеке…
Потирая руки, Бука
Обошла вокруг Ильи,
Повторяя: — Ну-ка, ну-ка!
Ай да совушки мои!..
Встань, касатик, вытри глазки,
И от страха не дрожи!
Мне бы сказку… хоть полсказки,
Хоть вот столько расскажи!
Расскажи стихотворенье —
Угощу тебя вареньем.
Песню спой или частушку
Хоть про чёрта самого!.. —
Отвечает ей Илюшка:
— Я не знаю ничего…
Я капризничать умею,
А ещё озорничать:
Телевизор всех быстрее
На ходу переключать! —
Бука глянула сурово,
Бука села на скамью…
Словно бешеные, совы
Налетели на Илью.
С треском лопнула подушка,
Всё окутал белый пух…
Подтянул трусы Илюшка —
И в деревню во весь дух!
Он бежит через болото,
Сердце ёкает в груди.
Вдруг рокочущее что-то
Показалось впереди.
Присмотрелся - вертолёт! —
Машет варежкой пилот…

Рядом в кресле бабка,
А у бабки шапка,
Одеяло и пимы…
То-то было кутерьмы!

…Темно.
За окошком
Ни звука.
Луна из-за леса встаёт…
Седая, лохматая Бука
С мешком по дороге идёт.
Слетают с плеча её совы,
Лишь скрипнет в округе снежок.
Любого те совы готовы
Схватить
И упрятать
В мешок.
Т. Белозёров

Песня-сказка о нечисти
В заповедных и дремучих
страшных Муромских лесах
Всяка нечисть бродит тучей
и в проезжих сеет страх:
Воет воем, что твои
упокойники,
Если есть там соловьи,
то — разбойники.
Страшно, аж жуть!

В заколдованных болотах
там кикиморы живут —
Защекочут до икоты
и на дно уволокут.
Будь ты пеший,
будь ты конный — заграбастают,
А уж лешие —
так по лесу и шастают.
Страшно, аж жуть!

А мужик, купец и воин
попадал в дремучий лес —
Кто зачем: кто с перепою,
а кто сдуру в чащу лез.
По причине попадали,
без причины ли,
Только всех их и видали —
словно сгинули.
Страшно, аж жуть!

Из заморского из лесу,
где и вовсе сущий ад,
Где такие злые бесы —
чуть друг друга не едят,
Чтоб творить им совместное зло потом,
Поделиться приехали опытом.
Страшно, аж жуть!

Соловей-разбойник главный
им устроил буйный пир,
А от их был Змей трёхглавый
и слуга его — Вампир.
Пили зелье в черепах,
ели бульники,
Танцевали на гробах,
богохульники!
Страшно, аж жуть!

Змей Горыныч взмыл на древо,
ну раскачивать его:
«Выводи, Разбойник, девок —
пусть покажут кой-чего!
Пусть нам лешие попляшут, попоют!
А не то я, матерь вашу, всех сгною!»
Страшно, аж жуть!

Все взревели как медведи:
«Натерпелись — сколько лет!
Ведьмы мы али не ведьмы,
патриотки али нет?!
Налил бельма, ишь ты, клещ, — отоварился!
А ещё на наших женщин позарился!..»
Страшно, аж жуть!

И Соловей-разбойник тоже
был не только лыком шит —
Он гикнул, свистнул, крикнул: «Рожа,
ты, заморский паразит!
Убирайся, — говорит, — без бою,
уматывай
И Вампира, — говорит, — с собою
прихватывай!»
Страшно, аж жуть!

…А вот теперь седые люди
помнят прежние дела:
Билась нечисть грудью в груди
и друг друга извела.
Прекратилося навек безобразие —
Ходит в лес человек безбоязненно,
Не страшно ничуть!
В. Высоцкий

* * *
И все-таки я, рискуя прослыть
Шутом, дураком, паяцем,
И ночью, и днем твержу об одном —
Не надо, люди, бояться!
Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы,
Не бойтесь мора и глада,
А бойтесь единственно только того,
Кто скажет: «Я знаю, как надо!»
Кто скажет: «Идите, люди, за мной,
Я вас научу, как надо!»

И, рассыпавшись мелким бесом,
И поклявшись вам всем в любви,
Он пройдет по земле железом
И затопит ее в крови.
И наврет он такие враки,
И такой наплетет рассказ,
Что не раз тот рассказ в бараке
Вы помяните в горький час.
Слезы крови не солонее,
Дорогой товар, даровой!
Прет история — Саломея
С Иоанновой головой.
Земля — зола и вода — смола,
И некуда, вроде, податься,
Неисповедимы дороги зла,
Но не надо, люди, бояться!
Не бойтесь золы, не бойтесь хулы,
Не бойтесь пекла и ада,
А бойтесь единственно только того,
Кто скажет: «Я знаю, как надо!»
А. Галич

Песня Страха
(из м/ф «В стране ловушек»)
Музыка: М. Зив
Исп. О. Анофриев

Не ходите, дети, в лес —
Бойтесь злого волка!
Стань трусливым, удалец, —
Будет больше толка!

Ах! Ах! Ах!
Страх! Страх! Страх!

Бойтесь дыма и огня,
Тишины и грома!
Бойтесь ночи, бойтесь дня —
И в гостях, и дома!

Ах! Ах! Ах!
Страх! Страх! Страх!

Ты, смельчак, сиди в кустах
И дрожи от страха!
Даже я, ужасный Страх, —
Сам дрожу от страха!

Ах! Ах! Ах!
Страх! Страх! Страх!
И. Шаферан

Песенка страхов
(Из м/ф «Ничуть не страшно»)
Музыка: И. Ефремов

Мы не мыши, мы не птахи,
Мы ночные ахи-страхи.
Мы летаем, кружимся,
Нагоняем ужасы, ужасы.

Труса мы дрожать заставим,
Смелый глянет, мы растаем,
Смелых мы пугаемся,
В страхе разлетаемся.

Мы чердачные печные,
Страхи тёмные ночные,
Мы летаем, кружимся,
Нагоняем ужасы, ужасы.
Ужасы, ужасы.
Г. Сапгир

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...