понедельник, 7 сентября 2020 г.

Надежда Августиновна Надеждина


«Пусть это будет венок из слов,
Погибшим невиноватым».
Н. А. Надеждина «Эпилог»

Предлагаем читателям сегодня, 7 сентября, почтить память уникального детского писателя, поэта и переводчика с такой трудной судьбой, как век, в котором она родилась, и уделить внимание ее самобытному творчеству.

Сейчас не многие вспомнят ее имя, но увидев детские книжки и, особенно перечитав, не забудут уже никогда. Их тексты проникнуты такой постоянной теплотой и заботой о читателе, ненавязчивым желанием сделать для него как можно больше открытий, успеть поделиться знаниями, увлечь многообразием и тайнами мира вокруг, что он, читатель или слушатель, чувствует присутствие автора, слышит ее вдумчивую речь и доверительную интонацию.


Книги для детей Надежды Надеждиной, естественно, находятся больше всего в детских библиотеках, дети их читают с таким же удовольствием, с каким им рекомендуют наши коллеги. Но в этом возрасте занимательное содержание вкупе с великолепными иллюстрациями оставляет в памяти ребенка книгу, а автор уходит в тень. Поэтому нашей целью является попытка заострить внимание родителей, воспитателей, учителей на творчестве Н. А. Надеждиной. Обратить внимание, что эти книги выходят в сериях «Читаем всей семьей», «Развиваемся, растем».
Все книги носят развивающий и просветительский характер, где соединяются, например, знания по биологии и истории.
Остановимся на некоторых из них.

Для самых маленьких содержат стихи, загадки, задания, раскраски. Например, «Чудеса на грядках» для самых маленьких (4-5 лет) прямо предназначена для занятий в детском саду, где доступно и увлекательно можно сформировать знания ребенка об огородных растениях, используя стихи, поставить сценку для праздника осени, праздника урожая, провести виртуальные экскурсии по чудесам на грядке и выдумать свой формат мероприятия..
О чудесах в лесу рассказывает книга «Полное лукошко» (полный текст -https://sheba.spb.ru/za/lukoshko-1957.htm).

Уже вступление автора интригует читателя, побуждая прочесть все страницы:
«Мне встретились два подростка. Они спросили меня:
 — Вы не знаете, который час?
Я посмотрела на белые кувшинки — цветы смыкали свои лепестки — и ответила:
— Пять часов.
Мальчики переглянулись, а старший, чуть усмехаясь, спросил:
— Где же ваши часы? Плавают по воде?
Тогда я сказала, что часов у меня — сотни, самых различных систем: есть и такие, что плавают по озеру, а другие растут на лугу, в поле, в саду. Но всех их заводит один часовщик — солнце. Когда раскрывает свои синие лепестки дикий цикорий — стрелка часов показывает четыре утра; когда просыпается одуванчик — стрелка передвигается на пять; в восемь часов вечера раскрывается душистый табак, а в полночь смыкаются лиловые венчики колокольчиков. Разные цветы раскрываются и закрываются в разные часы дня. По их лепесткам я узнаю время». Сколько здесь полезных советов тем, кто любит лес! А дополнительны знания, преподносимые с поэтическим мастерством, превращают книгу в помощника к такому предмету, как природоведение.



«Вокруг света по стране Легумии» предлагает путешествие по …огороду, но вместе с индейцами, французской королевой, рыцарями-крестоносцами! Каждая глава посвящена одному из семейств растений, удивительный художник подарил им по гербу. Не только юные читатели смогут совершить путешествие в глубь истории и узнать много нового и интересного о таких привычных овощах на нашем столе, как картофель, редис, капуста, лук, чеснок, но и взрослые огородники расширят свои знания. Книга располагает богатейшими рисованными иллюстрациями, может послужить достойным подарком и увлекательным чтением для всей семьи.
Одна из наиболее любимейших книг читателями является «Моревизор уходит в плавание, или Путешествие в глубь океана».

Рискнем предположить, что она является одной из первых книжек-игр. Сначала автор рассказывает про игру «Море в комнате», потом разворачивается сама игра с огромным количеством исторических, биологических, медицинских и других знаний. Количество это не подавляет читателя, а, наоборот, разжигает интерес и любопытство даже у взрослых. Проверено на себе! Манера подачи у Н. А. Надеждиной удивляет достоверностью, доступностью, педагогическим мастерством, умением создать занимательный сюжет и раскрыть багаж своих знаний.
«У меня ничего морского не-ет…
– Как – нет? А пуговица на курточке? Она сделана из створки моллюска морской улитки. Смотри, как твоя пуговица переливается зеленым и розовым. Это перламутр. В старину русские путешественники видели в тропиках перламутровые круги с тарелку величиной. Они заменяли окна в хижинах. В хижине с перламутровым окном светло и нежарко. Перламутр не пропускает тепловых лучей.
Шурик долго смотрел на перламутровую пуговицу. Потом сказал:
– Значит, и пуговица бывает морского происхождения. А мы думали, только рыба…».
Одна из ее сказок «Как Витя с лесом поссорился».

Экологическая сказка для маленьких (6+), но автор виртуозно сумела совместить в ней элементы страшилок и детектива, которые усиливают «драму». Только благодаря этой сказке автор текста справилась с пагубной привычкой внука обрывать листья на кустах и деревьях по дороге из детского сада.
Вот небольшой фрагмент «мщения» леса: «Дерево медленно отрясало землю со своих корней, похожих на узловатые ступни. А потом, протянув ветку-руку, вытащило из забора жердь и, опираясь на нее, как на посох, зашагало по дорожке. Тень волочилась сзади, точно дырявый шлейф.
Бом! Бом!..— били часы.
Дерево величаво склонило вершину, оно прощалось с домом. И дом, огорченно захлопав ставнями, отвесил дереву низкий поклон.
Не только во дворе, но и в комнате происходило что-то странное. Выбросив белый фонтан опилок, рассыпался стол, развалился шкаф; стулья, брыкаясь, как жеребята, стали выпрыгивать в окно.
Разбилось зеркало, с которого сползла деревянная рама, рухнул, ставший безногим, диван.
Хлопая страницами, как птица крыльями, улетали папины книги, мамины альбомы, Витины учебники, тетрадки и дневник».
Автор умело нагнетает обстановку, не отпуская внимание читателя, который попутно узнает, что лес присутствует в таких вещах, о которых знает не каждый взрослый.
Писатель Арсений Рутько кратко и метко оценил мастерство Н.А. Надеждиной, как просветителя: «…Книги Н. Надеждиной – маленькие занимательные энциклопедии, в которых можно встретить такие любопытные детальки и подробности, каких зачастую не сыщешь и в иных учёных трудах. Писательница от тайны к тайне раскрывает необъятную лабораторию природы, заставляя пытливо всматриваться в её закономерности».

Всего писательница создала двадцать три книги для детей, которые были переведены на двадцать два языка народов бывшего СССР, России и зарубежных стран. По ее произведениям созданы мини спектакли, которые читают мастера сцены.
Все эти книги пробуждают интерес ребенка, рождают увлеченность. Именно эти качества, заложенные в детстве, и спасут вас и вашего ребенка от проблем в отрочестве.
И доказательством это, думается, является детство и последующая жизнь автора, которые отражены в чтении «для взрослых» и отроков – воспоминаниях Надеждина Н. А. «В памяти встает…» // Китеж: проза, поэзия, драматургия, воспоминания / сост. и автор вступ. ст. В. Б. Муравьев. – М. : Возвращение, 2006.
Родилась Надежда Надеждина в 1905 году в семье обрусевшего латыша, учителя Гомельской гимназии Августина Ивановича Адольф. Детей в семье было пятеро, все они рано приобщились к чтению, обучались музыке. Из воспоминаний писательницы: «Вечером при уютном свете лампы отец читает нам рассказы Куприна и Чехова. Детям разрешено пользоваться библиотекой и самим. Неважно, что ребенок не все поймет, хорошая книга плохому не научит. Это я знаю по себе, научившись читать в пять лет. В нашей домашней библиотеке были и детские книги, и классика, и новинки: Ибсен, Гамсун, Гауптман, Метерлинк, и журналы, среди них и «Мир искусства», которые привили мне любовь к живописи» (https://sakharov.center/asfcd/auth/?t=page&num=7774- «В памяти встает»).
Здесь же она объясняет происхождение свих глубоких знаний о природе.
С детства она отличалась любовью к природе, которая вошла в ее сердце не только яркими образами, но и запахами каждого времени года. Об этом она пишет в тех же воспоминаниях: «Многие мои детские воспоминания связаны с запахами. Зимой нежный порхающий запах снежинок и густой смолистый запах рождественской елки, мохнатой, высокой, почти до потолка… Запах ранней весны – запах гиацинтов. Глиняные горшочки с розовыми и лиловыми гиацинтами украшают пасхальный стол, к краю скатерти которого приколота зеленая ветка березы… Запах лета – сладкий жужжащий запах цветущих лип… Запах осени – прохладный запах яблока…». Уже по этим поэтическим заметкам чувствуется стиль и манера письма автора.
Небольшой палисадник, где трудились дети с родителями, настолько расширил детское представление о природе и биологии, что в последствии многие сотрудники «Пионерской правды», где трудилась и печаталась Н. Надеждина, были уверены в ее биологическом образовании. «В этом маленьком палисаднике во мне пробудилось, окрепло и прошло через всю мою жизнь одно из самых глубинных, унаследованных от предков чувств – любовь к земле. И сейчас, когда я живу в центре Москвы на асфальте, каждую весну меня охватывает тоска: негде мне сажать, нечего сеять, не увижу я, как росток, разгибаясь, зеленым затылком пробивает себе путь к свету. В детстве старшие сестры помогали маме на кухне по хозяйству, а я бежала в палисадник, где проводил свой досуг отец. Он научил меня понимать молчаливый разговор листьев, показал, как на ощупь спрашивать землю, поспела ли она, готова ли к севу». Такая поэтическая душа не могла не писать стихи. И действительно, стихи появились в ее творчестве с юности раньше знаменитых книг.
Революционные события отразились на жизни каждого. Так, гимназия, где преподавал отец и училась дочь, превратилась в школу, где обучались совместно мальчики и девочки. Любовных записок писалось больше, чем сочинений. Общественная работа захлестывала, учебный процесс, которым дорожила наша героиня, хромал. Поэтому, подготовившись за лето, Надежда сдала экзамены экстерном. И поступила в уникальное учебное заведение – Красноармейский университет, театральное отделение. Через некоторое время Надежда отправляется в Москву, за распределением, имея на руках диплом по не менее уникальной профессии – театральный инструктор! Но судьба распорядилась по-своему.
Первой серьезной работой стала должность секретаря в журнале «Вожатый». Часто, возвращаясь домой, она «сворачивала на бульвар к памятнику Гоголю, чтобы, сидя на скамейке под каштанами, написать пришедшие …в голову стихи». «Стихи я стала сочинять еще в детстве. В саду, сидя на груше, я сочиняла стихи про белый цвет, в котором скрыты все остальные цвета:
Задумчивости синие огни,
Лиловые огни воспоминаний,
Оранжевые ревности огни,
Зеленые – надежды и дерзаний
И красные – безумья и любви».
Любовь к стихам распахнула ей двери ВЛХИ – Высшего литературно-художественного института имени В. Я. Брюсова, который помещался в белоколонном здании, описанном Л. Н. Толстым в романе «Война и мир» как дом Ростовых. Надежда Августиновна передает нам картину жизни литературной молодежи в 20-30 годы ХХ века, их взгляды на литературу, на политику, на кумиров. Здесь личные впечатления о В. Брюсове, Э. Багрицком, М.Светлове, И. Уткине, Б. Пастернаке, В.Маяковском, И.Бабеле…
Это делает ее воспоминания незаменимым помощником в изучении своего предмета будущим литераторам и историкам. И здесь мы находим «любопытные детальки», неизвестные нам.
Например, быт тюрьмы по личным впечатлениям:
«…в первой половине двадцатых годов в тюрьмах еще сохранялась демократия: анархистов отпустили под честное слово на похороны их лидера П. Кропоткина, днем камеры с политзаключенными не закрывались, можно было навещать соседей, устраивать лекции, даже концерты. В 1927 году таких вольностей уже не было, но обращались вежливо, каждый день приносили в камеру газету».
Личное замечание о поэме М.Светлова «Гренада»: «…впервые «Гренада, Гренада, Гренада моя!» Миша читал в клубе МГУ. Светловскую «Гренаду» все любят, ее читают и поют. Жаль лишь, что «мечтатель-хохол» ошибся в названии. Правильное название испанского города, где я имела счастье побывать, Гранада — от слова «фанат». В Гранаде в саду возле дворца Альгамбры растут эти великолепные деревья с крупными красноватыми плодами».
Скорбно интересен последний разговор с И. Бабелем, который не верил в возможность своего ареста, потому что имел в органах большое количество друзей…

Приятно узнать, что вместе с мужем, Николаем Дементьевым, она была на Урале. Несколько дней провели в строившемся тогда Ильменском заповеднике.
Любопытно узнать хоть мелочь о маме Ю.Нагибина: «Мы вместе (с мужем, поэтом Н.Дементьевым) по заданию журнала «Юный натуралист», где я продолжала работать, написали очерк о научном сотруднике Ботанического сада Марии Павловне Нагибиной, матери писателя Ю. Нагибина. Ее проекты различных цветников – протест художника против стандарта и казенщины в озеленении столицы. Она учитывала профессию, возраст, вкус тех, кому предназначались эти цветники. Для детской площадки – анютины глазки, настурции, ноготки. Малыши любят яркие низкорослые цветы. Перед аэровокзалом – дельфиниум, цветок летчика. Его лепестки передают все оттенки неба, от лазурного и нежно-голубого до темно-синего, почти лилового, каким бывает небо перед грозой»…
Вторя часть воспоминаний о ГУЛАГе. Здесь Надежда Августиновна вернулась не к написанию стихов (бумаги не было), а к сочинительству и запоминанию их.
Представим лишь несколько:

Я люблю
Я люблю. И меня не исправить.
Хоть какой кислотой ни трави,
Но не вытравить мне из памяти
Этот терпкий привкус любви.
Ты — мое окаянное чудо.
Жжется рана искусанных губ.
От всего отрекусь, всё забуду.
Но проститься с тобой не могу.
Я зерно, растертое жерновами.
Всё мое, что осталось — в тебе.
За семидесятью синевами
Не предай меня, не добей!
Слышишь: проволокой оплетенная,
Каждый шип, что ворона клюв,
Здесь при жизни захороненная,
Я люблю тебя. Я люблю.

Ночные шорохи
О них говорят грубо,
Им приговор один,
Тем, кто целует в губы
Подруг, как целуют мужчин.
И мне – не вырвать же уши! –
Глухому завидуя пню,
И мне приходится слушать
В бараке их воркотню.
Знать, так уже плоть доконала,
Так душу загрызла тоска,
Что, чья бы рука ни ласкала,
Лишь бы ласкала рука.
Им тыкали в грудь лопаткой*) ,
Считая пятёрки в строю,
Они волокли по этапам
Проклятую юность свою.
И ты, не бывший в их шкуре,
Заткнись, замолчи, застынь,
Оставлена гордость в БУРе*) ,
Утерян на обыске стыд.
Лёгко быть чистым и добрым,
Пока не попал на дно.
Тем, что у них всё отобрано,
Тем всё и разрешено.
Да, лагерный срок не вечен.
Но где им найдётся дом?
И вряд ли птенец искалеченный
Способен построить гнездо.
Ночами, слушая шорох
(В бараке полутемно),
Я плачу о детях, которым
Родиться не суждено.

Неизвестному солдату
Застрелился молодой конвойный.
Пулевая рана на виске.
Будет ли лежать ему спокойно
В нашем мёрзлом лагерном песке?
Что ночами думал он, терзаясь,
Почему не мог он службу несть,
Нам не скажут. Но теперь мы знаем
И среди конвойных люди есть.

Шпионки
Конвойного за дверью силуэт.
Я в камере. Ко мне гурьбой девчонки.
Знакомиться. Что им сказать в ответ?
Их щебет, всё ещё по-детски звонкий,
Приглушен, словно ветра шум в листве.
«Кто я? – Обыкновенный человек».
Тяжёлый вздох: «А мы – шпионки!»

Благодаря писателю Владимиру Муравьеву в 90 годы вышел сборник –  антология стихов поэтов ГУЛАГа «Среди других имен», где среди стихов Николая Заболоцкого, Анатолия Жигулина, Варлама Шаламова, Юза Алешковского, мы находим и стихи Н.А. Надеждиной- Адольф.
Фото №10
Ей еще представился случай  прочесть их на сцене Большого зала ЦБЛ и услышать шквал аплодисментов в свой адрес.
Умерла писательница 14 октября 1992 года.

Использованные источники:
https://ru.calameo.com/read/00200218010516c1908e9 - Надежда Августиновна Надеждина.1905-1992. Памятка для учащихся. Мурманская Областная детско-юношеская библиотека. Инфомационно-библиографический отдел.Сост. Девяткина Т.П.- Мурманск.,2005.-7с.
https://sheba.spb.ru/ -оригинальный сайт, продвигающий советскую культуру и образование
Рутько А. Люди живые! / А. Рутько // Детская литература. – 1979. – №1. – С.14-16.
http://www.vestnik.com/issues/2004/0218/win/kuznetsova.htm  = Л.Кузнецова. Вырванная надпись.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...