воскресенье, 1 августа 2021 г.

Юрий Григорьевич Слепухин «Дорогами своей судьбы»

к 95-летию со дня рождения

          Человек много может, когда поймет, что другого выхода нет, что ему ничего не остается, как терпеть.

Ю. Слепухин

 

Про него говорили всякие странные вещи и даже сравнивали с князем Мышкиным.

Этот русский писатель второй половины ХХ века официально не получил даже среднего образования, но его именем названо литературное объединение, которое он более тридцати лет возглавлял в Доме ученых Санкт-Петербурга, улица и библиотека в городе Всеволжск. Он был членом Союза писателей СССР, историком-романистом, написавшим за счет большого жизненного опыта и пятнадцати лет несоветского бытия 10 романов, три повести, множество статей и очерков.


Юрий Григорьевич Слепухин (Кочетков) был выдающимся прозаиком с очень трагичной судьбой. Он родился 1 августа 1926 года в городе Шахты Ростовской области. Отец его был агрономом, мать посвятила себя воспитанию детей.


Семья часто переезжала, и детство Юрия проходило на Северном Кавказе, в Пятигорске, в Ставрополе, который летом 1942 года был оккупирован немецкими войсками. А в ноябре этого же года всю семью Кочетковых угнали на принудительные работы в Германию. Около года Юрий находился сначала в лагере для восточных рабочих в городе Эссен, потом батрачил в помещичьей усадьбе в деревне Аппельдорн в Северной Рейн-Вестфалии. После освобождения войсками союзников в марте 1945 он был вывезен англичанами в Бельгию для отправки в СССР. Так как репрессированные родственники матери находились в заключении, Кочетковы с помощью эмигрантов первой «волны» сбежали из советского лагеря и изменили фамилию на Слепухины.

Очутившись в Бельгии, 20-летний Юрий Слепухин служил в различных конторах, а в свободное время занимался самообразованием. Не окончив на родине среднюю школу, он самостоятельно овладел английским, испанским языками. Свободно читал на французском, польском, немецком, латыни.

Через несколько лет в качестве «перемещенных лиц» их семья перебралась в Аргентину, где Слепухин за 10 лет сменил множество специальностей, работая автомехаником, монтажником, электриком, разнорабочим, дизайнером. Там он сотрудничал с эмигрантскими газетами и журналами и даже занимался политикой. Тоскуя по России, подал в советское посольство в Буэнос-Айресе документы о возвращении на Родину. И в 1957, во времена «хрущевской оттепели» стал одним из первых репатриантов, то есть «возвращенцев» в СССР. Жить таким людям разрешали в провинции, подальше от больших городов. Сначала Юрий Слепухин жил в Воронеже, потом в Ленинградской области, в Ломоносове и с 1964 года во Всеволжске, где, прожив 34 года, посвятил себя литературе.


Невероятная биография и неординарная судьба позволили ему накопить богатейший опыт, наблюдая за жизнью в условиях различных государственных систем. Главной темой его творчества стал глубокий анализ исторических событий и нравственная позиция человека перед обществом, его выбор. Первой в 1958 году, в журнале «Нева», была напечатана его повесть «Расскажи всем». С 1963 года он стал членом Союза писателей СССР, с 1992 года – членом Союза писателей Санкт-Петербурга.

Его творческая судьба складывалась непросто, хотя писал он много, и книги его были приняты читателями. Но самой главной его писательской заслугой стала тетралогия: четыре эпических романа о Великой Отечественной войне, на которой он сам не был в силу возраста. Действие всех четырех романов, в значительной степени автобиографичных, происходит в период с 1936 по 1945 годы. Эта эпопея содержит глубокий анализ истории страны и отдельного человека в то сложное время.


Первый роман «Перекресток», выпущенный в 1962 году – ностальгическое воспоминание о довоенной юности и начале Великой Отечественной войны, он начал писать еще в 1949 году в Аргентине, находясь в далекой эмиграции, не зная, удастся ли ему вернуться на Родину. Это первая книга тетралогии посвящена советской молодежи в годы Великой Отечественной войны. Тому самому поколению сорок первого года, которое, окончив школу, ушло на фронт. Вся страна стояла на пороге небывалой и страшной войны: «Это был последний мирный вечер города, который еще считал себя тыловым. Еще жили, плакали, смеялись, целовались и ссорились люди, которым в течение ближайших суток суждено было умереть или сойти с ума».

В романе достоверно описывается предвоенный быт, через диалоги и мысли героев передается настроение эпохи, её противоречия, которые многие уже тогда ощущали. Тонко и бережно описано чувство первой любви юных главных героев Тани и Сергея, которые вынуждены были расстаться и быстро повзрослеть с началом войны.


Во втором романе «Тьма в полдень», вышедшем во время глубокого застоя в 1969, писатель обрисовал всю трагедию оккупации и глубокую противоречивость подпольной борьбы в тылу врага. Он, будучи гуманистом, коснулся той темы войны, которую до него освещали совершенно иначе. Его герой Сергей, переживший на фронте чудовищную бойню, вернувшись в родной город после освобождения от оккупации, узнает, что его любимая, связанная с подпольем, скорей всего погибла. И он размышляет: «Кто придумал эту проклятую «подпольную деятельность» в немецком тылу, какой от нее был толк, какая кому польза?»

Войну, истребившую целое поколение 20-х годов, Ю. Слепухин раскрывает в чрезвычайных обстоятельствах, враждебных самой человеческой природе. Как посылать подпольщиков уничтожать врага в тылу, если непременными жертвами будут те, кто к убийству непричастен? То есть, после отступления наших солдат, отвечать во вражеском тылу приходилось женщинам, старикам и подросткам. За действия партизан и подпольщиков немцами расстреливались мирные жители. Писатель описывает оккупацию не понаслышке, он пережил её в Ставрополье, будучи юношей. В тылу было порой еще страшнее, чем на фронте: «...тысячетонный груз человеческого горя, унижения, ненависти и отчаяния... Уплывал город – истерзанный, оскверненный чужими знаменами, сапогами и приказами, город ненавидящий, живущий со стиснутыми зубами».


Дальнейшая история героев и их друзей, насильно угнанных в Германию, продолжается в третьем романе Ю. Слепухина «Сладостно и почетно», напечатанном только в 1985 году. При написании романа о военной Германии изнутри, как обычно, писатель долго занимался историей германского Сопротивления, опирался на множество документальных источников, представленных архивами Германии и СССР, учеными этих стран. Он не упрощал образы героев, как вымышленных, так и реальных, с разных сторон рассматривал мотивы германских антифашистов, не делил героев на «правильных» и «неправильных». Подробно описаны настроения в гитлеровской армии, ход заговора против Гитлера, неудачный переворот и двухдневная варварская бомбежка Дрездена союзниками.

На фоне завершающего этапа войны показана драматическая судьба и красивая, трагичная любовь героини и немецкого офицера-заговорщика, пережившего Сталинград и выступившего против Гитлера в июльском заговоре 1944 года.

«Так вот, слушайте: у русских есть свой – национальный, я бы сказал – метод ведения войны, и придерживаются они его с неукоснительным постоянством. Всякий раз, когда Россия оказывается втянутой в большую европейскую войну, война застает их врасплох, неподготовленными, растерянными, плохо вооруженными. Это всегда период кризиса, когда, казалось бы, еще один толчок, и страна рухнет. Но из этого кризиса, Фабиан, русские всегда каким-то чудом выкарабкиваются. Они начинают медленно накапливать силы, равновесие постепенно восстанавливается, и в конце концов они вдруг оказываются несокрушимо сильными. Это всегда так. Я повторяю: всегда! Так было в семнадцатом веке с поляками, в восемнадцатом – со шведами, в девятнадцатом – с французами… ну а в двадцатом – с нами, оба раза. Да, да я имею ввиду и ту войну, не удивляйтесь…Короче говоря, русские всегда начинают с поражений, но кончают победой. Заметьте, я не случайно сказал: в больших войнах! Малые локальные конфликты, вроде Севастополя или Порт-Артура, не в счет. Тут тоже есть определенная закономерность: русским, чтобы воевать хорошо, надо воевать всерьез. В большой войне на карту ставится жизнь нации, и нация всегда это понимает…»


В 2000 году вышел четвертый роман Ю. Слепухина «Ничего, кроме надежды», завершающий этот цикл. Литературные критики назвали его, как и все предыдущие, «новым словом о войне», так как в советской литературе еще не было подобного масштабного антивоенного произведения. Юрий Слепухин назвал вторую Мировую войну «самой засекреченной войной Истории». Он освещает со своей, непривычной для всех точки зрения Берлинскую операцию, в ходе которой сотни тысяч солдатских жизней абсолютно бессмысленно и преступно были принесены в жертву политическим интригам. Эта заключительная книга цикла избежала цензуры и купюр, как предыдущие романы, так как печаталась уже в период гласности. Автор показал трагическую судьбу миллионов узников фашистских лагерей, нравственно чистых людей, которые после освобождения из немецкого плена отправились в другие, советские лагеря.

Талантливый писатель, многое переживший сам, будучи угнанным подростком в Германию, сердцем переживал за судьбу России. Трезво оценивая обе политические системы, автор не щадил ни бездарных начальников, ни трусливых «штабников», ни государственные верхи, нередко посылающие на верную гибель цвет российской нации. Героиня Таня Николаева, вернувшаяся в свой город после жестоких скитаний думает, сидя у того места, где погиб спасший ее от смерти друг-одноклассник: «Ах, мальчики из десятых классов, выпускники сорок первого года, как же расточительно, с какой безжалостной и бездумной щедростью распорядилась вами родина...»

Не счесть произведений, посвященных Великой Отечественной войне, но Юрий Слепухин оставил в военной прозе особый, уникальный след.


Все исторические факты и цифры в его произведениях достоверны и соответствуют действительности, но главное для писателя было не только в этом.


Философски осмысливая явление военного апокалипсиса, он тонко и глубоко раскрыл нравственный и внутренний мир человека, волею судьбы оказавшегося в чрезвычайных и трагических обстоятельствах. И не важно, простой ли он солдат, или генерал, рабочий, или интеллигент. В силу нестандартности изображения и оценки военных событий романы Юрия Слепухина не пропагандировались и не переиздавались.



Есть у Юрия Слепухина и другие романы, в числе которых прекрасный образец, на мой взгляд, книг советского периода, вышедший в 1978 году. Роман «Киммерийское лето» с первых строк погружает в атмосферу и быт конца 60-х и начала 70-х годов. Узнаваемы многие детали того времени: улочки Москвы и Ленинграда, книги, песни, спектакли, полеты в космос, мода. Эта книга о молодости, о любви, о жизни, о нравственном выборе старшеклассников, о семейных тайнах. Она без политики и лозунгов того времени, без идеологии, но обо ответственности, о лжи и возмездии, о взаимоотношении поколений, о становлении личности.

Сюжет же в следующем. Примерно три тысячи лет назад на Юго-Восточном побережье Крыма были колонии греков, которым солнечный Крым представлялся чем-то вроде Северного Полюса своей переменчивой погодой. Впоследствии поэт Максимилиан Волошин назвал это место Киммерией, откуда и пошло выражение «киммерийское лето», когда всё непостоянно, кратковременно, туманно и непредсказуемо. Именно такова главная героиня романа – московская школьница Ника, неожиданно для себя попавшая в Крым на раскопки и встретившая там свою первую любовь. Впереди у неё целая жизнь, в которой у неё очень быстро все будет меняться. «Хорошее – с плохим, горькое – с радостным. И хорошо, что в жизни всё перемешано –иначе бы мы не отличали одно от другого». Роман, написанный удивительно красивым, легким и понятным языком, полюбился многим поколениям читателей. Мне хочется привести здесь несколько цитат, чтобы показать эмоции и философию того времени, вложенную в уста героев: «Что же делать, если полюбишь? В конце концов литература дает примеры и счастливых браков. Но литература, Женя, это одно, а жизнь – совсем другое. И она не всегда совпадает с литературными канонами. Вы много видите вокруг себя тургеневских девушек?.. Их, конечно, сейчас нет, но я не знаю, такая ли уж эта потеря. Есть другие. Просто всему свое время…Каждой эпохе, наверное, соответствует определенный стиль человеческих отношений, разве не правда?»

«– Я считаю, в искусстве нельзя быть средним. Где угодно можно, а в искусстве- нельзя. Понимаешь, средний инженер или средний закройщик- они все равно делают полезное дело, пусть немного хуже, чем получается у других, но все равно. А средний художник, средний композитор, средний писатель – они приносят вред. Понимаешь? Человек не имеет права быть средним, если он хочет заниматься искусством. Первым – или никаким!»

 

Жизнь писателя оборвалась 6 августа 1998 во Всеволжске. Ему было 72 года, и он не закончил очередной роман с символическим названием «Не подводя итогов».

По инициативе творческой интеллигенции Санкт-Петербурга в 2003 году появился Благотворительный фонд имени Юрия Григорьевича Слепухина «Лучшие книги –библиотекам», который занимается просветительской деятельностью и изучением его творческого наследия. Появилось множество статей о писателе, в 2012 году вышел сборник материалов «Юрий Слепухин: ХХ век. Судьба. Творчество». Выпущено пятитомное издание его произведений, большая часть тиража которого передано в фонды библиотек.


С 2014 года в Санкт-Петербурге и Ленинградской области традиционно проходит Международная научная конференция «Слепухинские чтения», посвященная судьбам эмигрантов и репатриантов.

 

Спрашивайте книги Ю.Г.Слепухина в библиотеках города.

 

Источники:

Биография Юрия Слепухина // Фонд Юрия Слепухина. – URL: http://www.yslepukhin.ru/content/person/biografia/index.php

 

Татьяна Мишина, библиотека №10 «Радуга»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...