суббота, 28 марта 2020 г.

«Интеллектуальный актер номер один» Иннокентий Смоктуновский

К 95-летию со дня рождения

К Международному дню театра, который отмечался 27 марта, Любовь Приходько, зав. библиотекой №17 подготовила рассказ об одном из самых ярких и узнаваемых актеров Иннокентии Михайловиче Смоктуновском.
Вы тоже актер? А скажите вашу фамилию? - допытывались у него любопытные героини фильма «Москва слезам не верит».
Моя фамилия вам ни о чем не скажет, я начинающий.
– Поздновато начинаете, - сказала Людмила (Ирина Муравьева).
Конечно, в 80-е годы, когда вышел фильм Владимира Меньшова «Москва слезам не верит», этот эпизод выглядел особенно комично, потому что тогда Иннокентия Смоктуновского уже знала и любила вся страна. Но по отношению ко времени действия фильма это справедливо, тогда он еще не был знаменит. И свою настоящую актерскую деятельность начал действительно поздно, когда ему уже было за 30.
Иннокентий Михайлович не заканчивал ни одной театральной школы. Но когда действительно «появился... после тридцати», за плечами у него было несколько театров и множество ролей...
Созданные им образы князя Мышкина, царя Федора Иоанновича и Порфирия Головлева стали неотъемлемой частью «золотого фонда» театрального искусства России.
Иннокентий Смоктуновский сыграл в кино целый ряд ролей, принесших ему всесоюзную славу, а в дальнейшем и признание за рубежом. В их числе Илья Куликов в фильме Михаила Ромма «Девять дней одного года», Гамлет в фильме Г. Козинцева (фильм «Гамлет» удостоен Ленинской премии). Юрий Деточкин в «Берегись автомобиля», Чайковский в фильме Игоря Таланкина (сценарий был написан специально для Смоктуновского) «Чайковский», который принес награду фестиваля в Сан-Себастьяне.

Роль Порфирия Петровича в «Преступлении и наказании» отмечена Государственной премией РСФСР. В 1974 году Иннокентию Смоктуновскому было присвоено звание Народного артиста СССР, в 1990 году он был удостоен звания Герой Социалистического Труда.
«Смоктуновский быстро и под шум неутихающего успеха сделался в кино «интеллектуальным актером номер один». Н.Берковский писал: «Смоктуновский – актер интеллектуального стиля, умеющий объединить позу, жест, мимику с «игрой души» (Елена Горфункель «Иннокентий Смоктуновский. – М., Искусство, 1990).
«Природа одарила Иннокентия Михайловича великолепным актерским материалом. Он идеальный инструмент. А нам – зрителям – повезло, что на таком инструменте играет сам Смоктуновский...
Но инструмент надо всегда настраивать перед игрой. Входить в творческое состояние. И здесь наступает 3-й период работы – когда актер играет. Преображает ремесло в искусство» (Алла Демидова «А скажите Иннокентий Михайлович…»)
Иннокентий Михайлович Смоктуновский родился 28 марта 1925 года в деревне Татьяновка, затерявшейся в таежных болотах Томской области. Семья вскоре переехала в Красноярск, а в Татьяновке остались родственники отца – потомки высланных в 1863 году в Сибирь белорусов и поляков, в год январского Варшавского восстания, хотя к революционерам не принадлежали. Прадед Иннокентия Михайловича служил тогда егерем в Беловежской Пуще, убил без разрешения предмет царской охоты – зубра – и за это самоуправство поплатился – был сослан вместе с восставшими в ту пору поляками в Сибирь. В семье говорили на польском языке. Дед Иннокентия Михайловича, женившись в Сибири на русской, после женитьбы стал учить русский язык, а его сын, отец Иннокентия Михайловича, уже не знал по-польски.
Его отца и дедушку со стороны матери (Акима Степановича Махнеева) раскулачили за «эксплуатацию рабоче-крестьянского класса». И это были еще не все репрессии, которым подверглась семья. Дядю актера, Григория Петровича Смоктуновича, расстреляли в 1937 году за «создание кадетско-монархической организации». Дед по матери не вышел живым из тюрьмы, а отца маленького Иннокентия осудили на год лишения свободы и три высылки. Оставшись без средств к существованию, семья переехала в Томск, где жила бездетная тетя будущего актера, Надежда Петровна Смоктунович. Отец пошел служить грузчиком. Тетя взяла к себе на воспитание Кешу и его старшего брата Володю. Но голод начала 30-х годов в Сибири был такой, что брат умер.

Когда началась война, Иннокентию было 16 лет. Он учился в восьмом классе. Отец ушел на фронт, пришлось идти работать, чтобы поддержать многочисленную семью: мать, двух братьев и трех сестёр... Иннокентий нанялся стилистом Красноярского драматического театра. Кроме того, он работал в госпитале при воинской части, размещенной в этом городе. Перепробовал несколько профессий, учился даже на киномеханика, но только потому, что там платили стипендию, а когда исполнилось 18 лет, пошел в военное училище, откуда почти сразу на фронт. Он участвовал в сражениях при Курской дуге и в форсировании Днепра, в боях за освобождение Киева. За это актер был награжден своей первой боевой медалью – «За отвагу». Правда, медаль нашла его только через 49 лет.
В декабре 1943 года Иннокентий Смоктуновский попал в плен. Он провел около месяца в лагерях в Бердичеве, Шепетовке и Житомире. В начале 1944 года ему удалось бежать. Больше месяца его укрывала в своем доме украинская семья. Там он и познакомился с замкомандира партизанского отряда из Каменец-Подольского соединения. С его помощью актер вступил в новые военные ряды и стал действовать в тылу. Когда же фронт передвинулся к западу, Смоктуновский вернулся к службе в регулярной армии. В составе 102-й стрелковой дивизии и в звании младшего сержанта он сражался за освобождение Варшавы, дошел до Берлина.
После войны собрался поступать в технологический институт, но приятель уговорил поступать в театральную студию при Красноярском театре. Проучился около года.
Сам факт пребывания в плену сделал из Иннокентия Смоктуновского неблагонадежного члена общества. Он попал под действие циркуляра «- 39» – запрета жить в 39 крупных городах СССР. А потому он набирается жизненного опыта там, куда ссылают людей – в Норильске. В Заполярье Смоктуновский смог раскрыться как актер. В дружном коллективе Иннокентию удалось освоить азы актерского мастерства, избавиться от зажатости на сцене, поставить голос. Именно в этот период Иннокентий меняет фамилию на Смоктуновский. В Норильском театре актеры были разные - и вольные, и попавшие туда далеко не по собственному желанию, как, например, Георгий Степанович Жженов, с которым Иннокентия Михайловича связывала впоследствии многолетняя дружба.

«С 1948-го года меня после второй посадки определили в ссылку в Красноярский край и сказали, чтобы я сам искал себе работу: Ачинск, Абакан, Минусинск… Но я еще в тюрьме слышал, что вместо всех этих затхлых городишек имеет смысл лететь в Норильск, так как там есть театр какой-никакой. Я оформился у «кума» и подался туда. Добрые люди помогли. И вот там я встретился с Кешей, он уже работал в театре. И мы подружились очень быстро, как бывает в молодости…
В Красноярск он вернулся после плена, из которого чудом убежал, – и чудом избежал репрессий, обычных у нас на родине для тех, кто побывал в плену. Но все-таки он опасался и подался в Норильск в надежде, что не тронут. Многие ссыльные избежали второй посадки именно в Норильске, их считали возможным не арестовывать вновь, поскольку они и так были уже в Норильске. Мы с Кешей думали, что именно это обстоятельство уберегло его после плена. Отношения наши были весьма сердечные и вполне ироничные…» (Георгий Жженов)

В 1951 году из-за начавшегося авитаминоза Смоктуновского уехал на юг. Он стал работать в Русском театре драмы в Махачкале, где за один год «успел испечь пять основных ролей, не принесших мне, однако, ни радости, ни истинного профессионального опыта, ни даже обычного умения серьезно проанализировать мысли и действия образа», напишет впоследствии Иннокентий Михайлович в своей книге «Время добрых надежд» (1979).
Потом он работал в театре Сталинграда. Опять много играл. И маленькие и большие роли... Ничего не приносило радости. Стал ссориться с коллегами по труппе: «Мы все что-то неинтересное делаем. Одни театральные пошлые штампы...»

В 1955 году Иннокентий Смоктуновский решается приехать в Москву. Удалось устроиться статистом в Театр Ленинского комсомола. А в кино дебютировал в 1956 году у самого Михаила Ромма в картине «Убийство на улице Данте». Там у него был небольшой эпизод.
Следующая роль Смоктуновского – в фильме «Солдаты». Там его увидел главный режиссер ленинградского Большого драматического театра Георгий Товстоногов и пригласил Иннокентия Смоктуновского на роль князя Мышкина в свой спектакль «Идиот». Хотя отношения между Товстоноговым и Смоктуновским складывались непросто, работа шла тяжело, но спектакль был выпущен, и роль Мышкина стала одной из самых значительных в биографии актера.
Из интервью Аллы Демидовой:
«Вы считаете себя гением?
– Гениальность проверяется временем... А я способный человек — не более. Я работяга, ломовая лошадь. Я ведь очень много работаю...
Я часто слышу со стороны слова: «Феномен Смоктуновского». Или... когда актер к тридцати годам теряет надежду выбиться, его обычно утешают: «Ты посмотри — сам Смоктуновский появился только после тридцати!»
Из-за съёмок он на три недели опоздал к началу репетиций «Горя от ума» Грибоедова, где должен был играть Чацкого. В конце 1960 года актёр покинул БДТ.

В 1965 году на вопрос, что он предпочитает – театр или кинематограф, актёр отвечал: «И то, и другое дорого моему сердцу, но вот вынести двойную нагрузку оно не в состоянии». В шестидесятых годах он выбрал кино, в семидесятых – театр.
В 1960–1971 годах Смоктуновский являлся актёром киностудии «Ленфильм». В этот период он и сыграл Гамлета. Гамлет в его исполнении был отмечен Британской киноакадемией: он был номинирован на престижную премию BAFTA за лучшую мужскую роль. Среди эпизодических ролей были такие запоминающиеся, как Плюшкин в «Мёртвых душах» Михаила Швейцера и Моисей Моисеевич в «Степи» Сергея Бондарчука.

Всеми нами любимый фильм «Берегись автомобиля» снимал Эльдар Рязанов. По свидетельству самого Рязанова, кандидатура Иннокентия Смоктуновского на роль Деточкина возникла ещё в 1962 году: «Но только в таком плане: хорошо бы было…» – в то время Смоктуновский снимался в «Гамлете», и на него трудно было рассчитывать. Тогда на главную роль был утверждён Юрий Никулин, на роль его антагониста, следователя Максима Подберёзовикова – Юрий Яковлев. Когда же в 1964 году Рязанов смог наконец приступить к съёмкам, Юрий Никулин вновь, как в 1962 году, отправился с цирком в длительное зарубежное турне.
Рязанов обратился к Смоктуновскому, – вся съёмочная группа хотела, чтобы Деточкина сыграл именно он; но из-за занятости и усталости актёр отказался.
В конце концов, Э. Рязанову удалось уговорить И. Смоктуновского, Здесь актёр ещё раз сыграл Гамлета, но уже не как Смоктуновский, а как актёр самодеятельного театра. На съемочной площадке Смоктуновский встретился и с Георгием Жжёновым, который исполнил небольшую роль автоинспектора.
Мосфильмовская «Волга» ГАЗ-21, на которой Деточкин ушёл от погони, снималась также в фильмах «Три тополя на Плющихе» Татьяны Лиозновой, «Бриллиантовая рука» Леонида Гайдая. Позже машина была размещена в музее киноконцерна «Мосфильм».


В 1974 году Смоктуновский сыграл запоминающую роль Вадима Антоновича в фильме Сергея Герасимова «Дочки-матери».


Как отмечала Елена Горфункель, из-за занятости в других фильмах и из-за болезни глаз, заставившей актёра на два года покинуть кинематограф, остались несыгранными многие роли.
В 1971 году актёр был приглашён в Малый театр специально на роль царя Фёдора в трагедии Алексея Толстого, ставшую одной из самых выдающихся его работ.
Этот единственный спектакль актёр играл до лета 1976 года, когда по приглашению Олега Ефремова перешёл во МХАТ им. М. Горького. На новой сцене актёр дебютировал в самом конце 1976 года в главной роли в чеховском «Иванове».
Самой значительной ролью последних лет стал Исаак в фильме Леонида Горовца «Дамский портной», отмеченный в 1990 году «Никой» за лучшую мужскую роль. Известность получила и роль криминального авторитета Гиля в фильме Виктора Сергеева «Гений». Всего Иннокентий Михайлович сыграл более 90 ролей в кино.

Всегда узнаваемый голос актёра звучал за кадром во многих игровых и документальных фильмах, в том числе в «Зеркале» Андрея Тарковского, где он озвучил роль главного героя, на протяжении всего фильма остающегося за кадром. Он дублировал Чарли Чаплина в фильмах «Огни рампы» и «Король в Нью-Йорке», много работал на радио и телевидении как актёр и как чтец, принимал участие в озвучивании мультфильмов. Его театральный репертуар дополнили роли, сыгранные в телевизионных спектаклях «Зима тревоги нашей» Розы Сироты, «Вишнёвый сад» Леонида Хейфеца, «Цезарь и Клеопатра» Александра Белинского и других.
3 августа 1994 г. Иннокентий Смоктуновский скончался после очередного инфаркта в подмосковном санатории имени Герцена. Он похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище
Иннокентий Смоктуновский был женат дважды. В 1950 году он женился на коллеге по сцене Дагестанского русского театра (Махачкала) Римме Быковой. Брак оказался неудачным. Второй женой стала Суламифь Михайловна Горшман, работавшая в пошивочном цехе Театра имени Ленинского комсомола художницей по костюмам.

Сын Филипп, родившийся в 1957 году, является переводчиком, специализирующимся на научно-фантастической литературе. Его дочь Мария – балерина, актриса, сейчас работает сотрудницей музея МХАТа. Есть у Иннокентия Смоктуновского и внучка – Анастасия Филипповна Буцкова, родившаяся в 1982 году. Как и ее знаменитый дед, она стала актрисой. Анастасия Смоктуновская – актриса Московского драматического театра Армена Джигарханяна.



https://www.culture.ru/persons/8809/innokentii-smoktunovskii

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...