среда, 4 декабря 2019 г.

Евгения Трутнева и её стихи



        4 декабря принято отмечать день рождения уральской поэтессы Евгении Федоровны Трутневой (1884-1959). В этом году – 135-летие. Её стихи – оттуда, из нашего детства. Помните – «Вырастала ёлка в лесу на горе, у неё иголки зимой в серебре…». «Что такое за окном? Сразу в доме посветлело! Это снег лежит ковром, самый первый, самый белый!», «Осторожные берёзы прячут листья от мороза», «Всё летит! Должно быть, это улетает наше лето!», «Бабушка наша очень добра. Бабушка наша стала стара...», «Все для тебя в родном краю! Ты всех счастливее на свете…» и многие другие.
Точная дата рождения поэтессы не известна, а днем рождения считают 4 декабря 1884 года. Именно тогда прислуга Юлии Георгиевны и Федора Петровича Вишневских, выйдя на крыльцо на стук в дверь, обнаружила сверток с маленькой девочкой. Бездетная семья удочерила ее. Так в 1891 г. Женя получила фамилию Вишневская и отчество Федоровна. Федор Петрович был межевым инженером, статским советником, Юлия Георгиевна – учительницей. В 1895 – 1904 гг. Евгения училась в Мариинской женской гимназии, которую окончила с золотой медалью. В 1904 г. вышла замуж за Николая Николаевича Трутнева, которому посвятила одну из своих книг: «Спутнику на всех дорогах жизни, другу и мужу Николаю Николаевичу Трутневу». В 1905 г. у четы родился сын Пантелеймон (умер в 1920 г.).

С 1906 по 1911 год Евгения работала конторщицей в управлении Пермской железной дороги. Затем (1908 – 1911) в отделе статистики Пермского губернского земства. С 1911 до 1919 г. была секретарем педагогического совета и классной наставницей в Пермской женской гимназии им. И.С. Тургенева. В 1920 г. проживала с мужем в городе Томске Тюменской губернии, работала делопроизводителем в канцелярии 4-й Томской женской гимназии, затем в Томском горОНО. В октябре 1921 года Евгения Трутнева поступила на вечернее отделение факультета общественных наук Пермского государственного университета и устроилась на работу помощником заведующего канцелярией на техническом факультете, но в 1922 г. была вынуждена оставить учебу в связи с болезнью матери, которая умерла в 1923 году. С 1926 г. занималась общественной работой на одном из военно-призывных участков города. С 1931 г. Трутнева работала в педагогическом институте, сначала библиотекарем, затем лаборантом на кафедре.
Стихи начала писать ещё в гимназические годы, но первая публикация была только в 1935 г. в пермской газете «Звезда» (стихотворение «Я — сын трудового народа»). Стихи публиковались в пионерской газете «Всходы коммуны» и архангельской молодежной газете «Северный комсомолец». В 1938 г. её стихи вошли в литературно-художественный альманах «Уральский современник», выходивший в Свердловске. С 1940 г. стихи начали печатать в московских газетах. Также в 1940 г. был издан первый сборник стихов «Подарок», и с этого же года она становится постоянной сотрудницей детского журнала «Мурзилка». Вот как описывала поступление Трутневой на работу в журнал «Мурзилка» Агния Барто в книге «Записки детского поэта»: «Мы открыли молодое дарование. Редактором «Мурзилки» был тогда Лев Кассиль, я — членом редколлегии, а Евгения Александровна Таратута, часто выступавшая в печати со статьями о книге для детей, пришла в журнал как литературный редактор. И вот однажды она радостно сообщила мне, что по смете «Мурзилки» нам дана возможность вызвать в Москву молодого одаренного автора. Прочитав все стихи, присланные в редакцию, мы воскликнули в один голос: «Трутневу! Вот кого надо вызвать!» Жила она в Перми, где были уже опубликованы некоторые ее стихотворения. Одаренность ее была несомненной. Таратута сейчас же написала ей, задала несколько вопросов. Трутнева подробно ответила на все, кроме одного — какого она года рождения. Обстоятельная Евгения Александровна расстроилась. — По стихам видно, что она молодая, — уверяла я. И вот вскоре звонок Таратуты, на этот раз растерянный голос в трубке: — Приехала Трутнева. — Какая она? — не терпится узнать мне, — Талантливая, — уклончиво отвечает Евгения Александровна. Через час они обе вошли в мою комнату. Мы с Таратутой понимающе переглянулись — деньги на молодого автора! Поэту Трутневой было 55 лет, она была много старше нас обеих. — Я молчала о своем возрасте,— сказала она,— но поверьте, я все наверстаю! Только не щадите меня, требуйте, я умею работать. И она действительно жадно впитывала каждое слово, каждый совет. Писала отличные стихи. Сначала в редакции над нами подтрунивали: «Ну, как растите молодое дарование?» Потом все стали повторять ее точные, образные строчки: Человек лопатой, ломом колет зиму перед домом и кладет в грузовики полосатые куски... В 1959 году не стало Трутневой, она долго болела и умерла, но ее слова «Я наверстаю» вполне оправдались. Редкий это случай, когда поэт, начавший писать так поздно, добивается столь многого».
А вот как вспоминает об этом Е. Таратута: «С поэтом Евгенией Фёдоровной Трутневой я познакомилась в 1940 году. Работала я тогда в редакции журнала «Мурзилка». Почтальон каждый день приносил нам большой мешок писем. Писали ребята и взрослые, школьники и дошкольники, папы и мамы, бабушки и дедушки. И вот однажды с Урала пришло письмо, написанное очень аккуратным, красивым почерком. В письме были стихи. И они были подписаны: «Е. Трутнева». И был обратный адрес: Пермь, ул. Тимирязева, 47. И мы от редакции написали Е. Трутневой письмо и попросили её приехать к нам в Москву и привезти свои стихи. И Евгения Фёдоровна приехала в Москву и привезла много своих стихов. Это были очень хорошие стихи, и их сразу напечатали в «Мурзилке». Я думала, что Трутнева молоденькая, а ей в то время было уже 55 лет (родилась она 4 декабря 1884 года). Я думала, что у неё большая чёрная коса, а у неё были маленькие курчавые светлые волосы, которые она повязывала коричневой ленточкой.»
В 1940 – 1942 гг. Трутнева работала лаборанткой на кафедре марксизма-ленинизма в ПГПИ, в 1942 – 1944 гг. – заведующей литературной частью (литературным работником) Пермского театра кукол. В годы Великой Отечественной войны находилась на общественной работе – вела переписку с бойцами, ее стихи печатались во фронтовых газетах, а инсценировки ставились в военных частях. В 1942 г. ею были написаны две пьесы для кукольного театра «В тылу врага» и «Сказка», выпущенные одним спектаклем, в 1944 г. – «Снегуркина елка». С 1943 г. - член Союза писателей СССР. Систематически писала сценарии, конферансы, частушки для гастролей театра.
С 1946 г., после упразднения должности литературного работника, Евгения Федоровна жила на литературный заработок. Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» и почетными грамотами. Занималась общественной деятельностью, избиралась депутатом Пермского городского Совета в 1947-1957 гг.
Вся жизнь Евгении Федоровны прошла в Перми. В пермском Дворце пионеров поэтесса вела литературно-поэтический кружок, где занимался будущий детский писатель Лев Давыдычев. В семидесятые годы прошлого столетия на одном из писательских съездов Самуил Маршак назвал Пермь столицей детской литературы. В этом не было преувеличения. В ту пору здесь создавали произведения для детей и взрослых такие мастера, как Лев Давыдычев, Владимир Воробьев, Лев Кузьмин. Они, а особенно Лев Давыдычев, благодарно вспоминали жизненные уроки поэтессы Евгении Федоровны Трутневой, чье беззаветное служение детской литературе являлось достойным примером. По словам Льва Давыдычева, Евгения Федоровна была житейски скромна и неприхотлива. Была добрейшим человеком, всегда дружила с детьми, угощала детвору вкусными желто-наливными яблоками из своего сада. В ее дом приходили за советом, за книжкой, а иногда просто послушать новые стихи.
Имя Евгении Федоровны Трутневой было известно далеко за пределами Пермского края. Среди ее книг: «Снежный город», «Родина», «Победа», «Тропинка», «Грибы», «В родном краю», «Времена года», «У золотого колоса», «Мой календарь», «Огоньки-снегири», «Проталинки», «Наташино утро», «Кубики» и др. Некоторые сборники стихов не раз переиздавались, например, сборник «Грибы» трижды (в 1948, 1957, 1959 гг.). 


Вот какое предисловие написала к одной из книжек Е. Трутневой Таратута: «Динь-динь-динь! Что это? Звенят колокольчики. О чём они звенят? Если хорошенько послушать, можно услышать о чём. Колокольчики звенят о зелёной травке, о весёлом дождике, о колкой ёлке, о сороке-вороне, о голубом небе, о золотом солнце. Что видят, что слышат, о том и звенят... Динь-динь-динь! Что это? Звенят стихи и песни, собранные в этой книге. О чём они звенят? Если хорошенько их прочитать, можно узнать о чём. О зелёной травке, о весёлом дождике, о голубом небе, о золотом солнце. Что видит, что слышит, что любит поэт, о том и рассказывает. А видит он зорко, слышит чутко, любит крепко, поэтому нам интересно читать эту книгу. Вот увидел поэт, как пошёл дождь. Летний, светлый, тёплый. Пыль на дороге поднялась было, да и легла — ведь «серебряные гвозди поскакали на песок»:
Пыль притихла под дождём.
Приколачивать пылинки
Хорошо таким гвоздём!
А на огороде-то что делается: «маленькая свёкла вся насквозь промокла».
Поэт увидел, как на полянках, на пригорках спеют ягоды — клюква-лежебока, земляничка-невеличка, синяя черника, как в ложбинках, на опушках растут грибы — «рядышком с иголками рыжики под ёлками», «точно жёлтые цыплята разбрелись в бору маслята». Зорким глазом своим увидел поэт, как постоянно «в полях, и лесах, в саду, в бору творятся чудеса»:
Раскроет почка кулачок —
Зелёный листик в нём!
Поэт научил нас лучше видеть... Но поэт умеет и чутко слышать. Вот что он услыхал перед началом грозы, когда очень душно и очень тихо:
Прошептал листку листок
Что-то по секрету.
Тот сберечь секрет не смог —
Разболтал соседу.
И, конечно, «не прошло и полчаса — шум в берёзках начался». А потом уже и ветер налетел, и гром грянул, и дождь хлынул — это уже всем слышно. А началось-то всё с шёпота по секрету...
Чутким ухом поэт слышит все песни и песенки природы, голоса всей жизни: радостные припевы ручьёв, величавые песни рек, озорные песни вольного ветра, шелесты листьев, свист метелей, победные залпы салюта, призыв пионерского горна, плеск весла, новости радио, сказки старого деда, разговор поезда с рельсами, берестяную дудочку пастуха... Поэт научил нас лучше слышать.
А самое главное в том, что поэт любит. Любит голубое небо, рожки молодого месяца, любит работящее солнышко, которое «по-хозяйски выходит на своё крылечко золотое», любит величавые сосны и маленькую свёклу, любит свои Уральские горы и звёзды башен Кремля, и всю нашу красавицу Землю. И тебя, своего читателя, любит поэт. Да, да... Недаром же он всю жизнь трудился для тебя — писал для тебя стихи! Именно эта любовь помогала ему зорко видеть, чутко слышать и писать стихи. Поэт научил нас крепче любить свою Родину, природу, людей».
Ее стихи переведены на другие языки, в частности, болгарский, чешский, словацкий, польский, казахский, украинский. Сборники ее стихов (более семи десятков, при жизни более 40) выходили не только в пермском, но и в издательствах других городов страны и за рубежом. Книги Евгении Федоровны издавались в Москве и Ленинграде, в Праге и Братиславе, Варшаве и Софии... С самых ранних лет дети нашей страны знакомились с творчеством этой доброй, отзывчивой и человечной, похожей на свои стихи, поэтессы. Ряд песен, написанных ею, был положен на музыку ленинградскими композиторами Фарди и Прицкером и московским композитором Ковнером.
Евгения Фёдоровна Трутнева ушла из жизни 23 апреля 1959 года, похоронена на Егошихинском кладбище в Перми. Давно ее нет с нами, но живы ее стихи, наполненные добротой, любовью к Родине и природе. Имя поэтессы не забыто. В Перми активно работает с маленькими читателями детская библиотека № 5, носящая её имя. Здесь часто проводятся творческие вечера, устраиваются различные конкурсы. В вузах и школах города в курсе «Краеведение» изучается ее творчество. Думаю, что поэтические описания времён года, растений, деревьев, птиц, созданные Евгенией Федоровной Трутневой, будут востребованы и в наше время. Добрые, музыкальные, написанные с любовью к природе и жизни строчки её стихов не устаревают. Можно найти её стихи в подборках новогодних стихов, в постах о птицах, о месяцах, о цветах нашего блога.

Почитайте вместе с детьми и вспомните сами:

Времена года

Год
Если мороз надышал на стекло,
Если от снега кустам тяжело,
Если на маме пуховая шаль —
Значит, на улице месяц февраль.
С крыш ручейками
Польётся капель —
Значит, на улице
Месяц апрель.
Станет канава
Совсем как река, —
Кто не захочет
Играть в моряка!
После апреля —
Первое мая.
Первое мая,
Конечно, я знаю!
Если за домом
Гуляют ежи,
Если кузнечики
Скачут во ржи,
Если жуки
Пролетают,
Как пули, —
Это, я знаю, бывает в июле.
Что же ещё-то
Бывает в году?
В этом году
Я в школу пойду!
Это случится
Со мной в сентябре,
Так и написано
В календаре.

Четыре художника
Четверо художников,
Столько же картин.
Белой краской выкрасил
Все подряд один.

Лес и поле белые,
Белые луга.
У осин заснеженных
Ветки, как рога.

Подо льдами крепкими
Дремлют воды рек.
Белыми сугробами
Лег на крыши снег.

У второго — синие
Небо и ручьи.
В синих лужах плещутся
Стайкой воробьи.

На снегу прозрачные
Льдинки-кружева...
Первые проталинки,
Первая трава.

На картинке третьего
Красок и не счесть:
Желтая, зеленая,
Голубая есть.

Луг совсем как ситцевый
Пёстренький платок!
Не поймёшь — где бабочка,
Где какой цветок?

Лес и поле в зелени,
Синяя река,
Белые, пушистые
В небе облака.

А четвертый золотом
Расписал сады,
Нивы урожайные,
Спелые плоды.

Солнышко усталое
Смотрит с вышины.
В школах всюду галстуки
Красные видны.

Всюду бусы-ягоды
Зреют по лесам.
Кто же те художники?
Догадайся сам.

Когда это бывает?
Голубые, синие
Небо и ручьи.
В синих лужах плещутся
Стайкой воробьи.

На снегу прозрачные
Льдинки-кружева.
Первые проталинки,
Первая трава.

Луг, совсем как ситцевый
Всех цветов платок, —
Не поймешь, где бабочка,
Где какой цветок.

Лес и поле в зелени,
Синяя река.
Белые, пушистые
В небе облака.

Золотые, тихие
Рощи и сады,
Нивы урожайные,
Спелые плоды.

И не видно радуги,
И не слышен гром.
Спать ложится солнышко
Раньше с каждым днем.

Лес и поле белые,
Белые луга.
У осин заснеженных
Ветки, как рога.

Подо льдами крепкими
Дремлют воды рек.
Белыми сугробами
Лег на крыши снег.

В небе звезды яркие
Водят хоровод.
Старый год прощается,
Входит Новый год.

Зима

Первый снег
Что такое за окном?
Сразу в доме посветлело!
Это снег лежит ковром,
Самый первый, самый белый!

Вот о чём всю ночь свистел
За моим окошком ветер!
Он про снег сказать хотел
И про то, что зиму встретил.

На заборах, на крылечке
Всё блестит и всё бело!
Нет свободного местечка —
Всюду снега намело.

Нарядилась и рябинка
В белый праздничный наряд,
Только гроздья на вершинке
Ярче прежнего горят.

Первая пороша
Утром солнышко взошло,
Посмотрело – всё бело:
Все дороги, все тропинки!
На вчерашних лужах — льдинки,
Точно тонкое стекло.

И, куда ни посмотри –
На деревья, на поляны, –
Будто яблоки румяны,
Бойко скачут снегири.

Тонкий птичий коготок
Проложил две стёжки.
У больших осин следок
Зайца-мохноножки.

Кто-то прыгал между ёлок…
В снежной зелени иголок
Белка на ветвях видна –
Значит, прыгала она!

На опушке, к речке ближе,
Снег полозьями примят —
Здесь прошла гурьба ребят,
Свежий снег примяли лыжи.

День стоит сухой, хороший.
Всё бело, земля бела –
Это первая пороша,
Это к нам зима пришла!

Белая шубейка
У осинок кто ходил?
Кто по снегу наследил?
Чует хитрая лисица —
Заяц где-то здесь таится!

А зайчишка ни гу-гу!
Перед ней сидит в снегу.
Зайца в беленькой шубейке
Не найти лисе-злодейке.

Буран
Всё спешит, летит куда-то
От земли до облаков.
Не справляются лопаты
С дружным натиском снегов.

По дороге друг за другом
Пять машин проходят цугом.
Впереди — большой скребок,
Снизу — вал с зубастой щёткой,
Чтоб своей дорогой чёткой
Проходить автобус мог.

А за ними снег летучий
Снова вьётся белой тучей!
Всё летит и всё грохочет,
Неизвестно, что куда.
И гудят с утра до ночи
И столбы, и провода.

Будто в спорах, в разговорах,
Снег подняв, ломая лёд,
Весь большой, тяжёлый город
Собирается в полёт.

Ёлка
Вырастала ёлка
В лесу на горе,
У неё иголки
Зимой в серебре.

Жил под ёлкой зайка
С зайчихой своей,
Прилетала стайка
Чечеток с полей.

Приходили к ёлке
И волки зимой...
Увезли мы ёлку
Из леса домой.

Нарядили ёлку
В новый наряд,
На густых иголках
Блёстки горят.

Началось веселье,
Песни да пляс!
Хорошо ли, ёлка,
Тебе у нас?

Дед- Мороз
Дед -Мороз шагнул в ограду,
Потоптался у дверей;
С рукавов, пройдясь по саду,
Отряхнул он снегирей.

Под березой под высокой
В частых крестиках снежок.
За насмешницей сорокой
С лаем прыгает Дружок.

А она повыше вскочит,
Сбросит с веток снежный ком
И хохочет, и хохочет,
И хохочет над Дружком!

Санки-кованки, как птица:
На горе не виден след.
Дед Морозко щиплет лица,
Разыгрался старый дед!

Покажи себя, Морозко!
Где ты, с длинной бородой,
Весь в ледышках, в ярких блестках,
В белой шапке со звездой?

Только нам не удается
Встретить деда у берез:
Он залез на дно колодца,
Белый пар оттуда вьется —
Это дышит Дед -Мороз.

Волшебная страна
Большая белая гора
И ёлки на горе.
И вся гора из серебра,
И ёлки в серебре.
Я каждый день на них гляжу.
А где всё это? Не скажу.

А под горой стоят кусты
Все в пальмовых листах.
Цветут волшебные цветы
На ледяных кустах.
И птицы белые, как лёд,
Застыли над горой.
Они забыли про полёт,
Не тешатся игрой.
Я каждый день на них гляжу.
А где всё это? Не скажу.

Вдруг прыгнул зайчик золотой
В волшебный этот лес,
И с ледяной горы крутой
Волшебный лес исчез.
А зайчик – прыг потом в кусты!
И нет как нет кустов!
И нет кустов, и нет листов,
Растаяли цветы.
Исчезли птицы в вышине
Над горкой изо льда.
Всё это было на окне!
А ты скажи — когда?

Конец зимы
Человек лопатой, ломом
Колет зиму перед домом
И кладёт в грузовики
Полосатые куски.

А ручьи берут остатки
И несутся без оглядки
И шумят на целый свет,
Что зимы простыл и след.

Весна

Сугроб
Старый, плотный и горбатый,
Незнаком сугроб с лопатой.
Развалился вдоль и вширь
Вот так чудо-богатырь!
Вдруг сугробище огромный
Загрустил… о чём-то вспомнил…
Раз-другой повёл плечами —
И потёк в поток ручьями!

Зимние клочья
Солнце лучами раздвинуло тучи.
Глянуло солнце на снежные кучи —
И побежал из сугроба ручей,
Скороговоркой встречая грачей.

Глянуло солнце в лесные трущобы —
И разбежались с ворчаньем сугробы,
Только в ложбинах, в глубокой тени,
Снежные клочья остались одни.

Шарило солнце лучами-свечами —
Снежные комья лежали, молчали.
В тёмных трущобах, в расщелинах скал
Ветер весенний их долго искал.

Ветер искал — не нашёл и следа.
Дождик вприпрыжку помчался туда.
Дождь перебрал прошлогодние сучья,
Дождик заглядывал в норы барсучьи;

Дождик обшарил лесные дороги,
Старые гнёзда, медвежьи берлоги, —
Юркие змейки его ручейков
Тихо вползли в темноту тайников.

В самую полночь, безветренной ночью,
Дождь разыскал молчаливые клочья
И потихоньку, за комышком ком,
Смыл их оттуда своим ручейком.

На помощь весне
На улицу утром
Приходит весна,
Сосульки несёт за плечом,
И каждый сугроб
Открывает она
Каким-то волшебным ключом.
А в каждом сугробе
Живут ручейки,
Ручьи — шалуны, болтуны.
Им надо скорей
Добежать до реки,
Они торопиться должны.
Весь день у ручьёв
Суета, кутерьма —
Играют и прыгают с круч.
А вечером снова
Приходит зима,
Ручьи запирает на ключ,
С морозом, с метелью
Ведёт разговор,
Колдует всю ночь напролёт.
Чуть утро —
Мы все выбегаем на двор
Колоть и разбрасывать лёд.
Стоят на дворе
Золотые деньки -
Всё в солнечном блеске, в огне!
С дороги, зима!
Отпусти ручейки —
Мы вышли на помощь весне!

Ранней весной
Утро подняло завесу,
Всюду солнце, всюду свет!
Это кто прошел по лесу?
Кто в снегу оставил след?
На пригорках, на полянах —
След не след — земля видна, —
Это вышла из туманов,
Это здесь прошла весна!
Белоносый, черный, строгий
Грач гуляет по дороге.
Кто повесил на сучки
Шубки заячьей клочки?
Это сам беляк-зайчишка
Шубу снял — надел пальтишко.
Под землей, в постельках темных
Ожил каждый корешок.
Каждый кустик что-то вспомнил,
В каждой ветке бродит сок.
Говорливы, суетливы
Ручейки бегут в лога.
Ждут весеннего разлива
И луга, и берега.
Между берегом и льдиной —
Кромка солнечной воды
Крик далекий, журавлиный…
Птичьи в лужицах следы.
Яркий воздух свеж и звонок,
Скоро верба зацветет.
Из берлоги медвежонок
За медведицей бредет.
И глядит не наглядится,
Широко раскрыл глаза:
На суку щебечет птица,
Скачет белка-егоза,
Может, враг, а, может, друг —
Незнакомо все вокруг…
В это утро, в этот час
Мир он видит в первый раз.

Травинка
Сугроб недавно здесь лежал,
Ещё блестит на солнце льдинка,
А, точно маленький кинжал,
В земле прорезалась травинка.

Смела, упрямая, она!
Бессилен холод перед нею:
С ней заодно теперь весна —
Травинка холода сильнее.

Весна-красна
Пришла весна! Весна-красна
С зелёной травкой у окна.
Повесила серёжки
Берёзе-белоножке.

Везде весна! Весна везде —
В звериной норке и в гнезде.
Как много солнечных лучей!
На старых липах крик грачей,

Свистят весёлые скворцы,
На каждом дереве — певцы.
И под кустом в траве пчела
Фиалку синюю нашла.

Капелька
Снежинка, снежинка, что это с тобой?
Ты капелькой стала теперь голубой.
И юркою струйкой с подружками вместе
По пашне разносишь весенние вести.

Ты в землю прокралась, где спало зерно.
И вдруг встрепенулось, проснулось оно.
Весеннюю каплю расспрашивать стало:
«Скажи, неужели зима миновала?

По-вешнему солнце хозяйничать хочет.
Скорей освежи мой осенний росточек!
Чтоб рос, поднимался ржаной колосок —
И зёрнами полон, и ростом высок.

* * *
Это кто в саду под кленом
вылез в платьице зеленом?
Что за беленький цветок,
самый первый, самый смелый,
Пробрался через ледок
в прошлогодней травке прелой,
И один из всех цветов
вешний день встречать готов?

Верба
Осторожные берёзы
Прячут листья от мороза:
Вдруг опять придёт старик?
Он, мороз, шутить привык!

У корней ледок хрустящий —
Тонкий, звонкий, настоящий.
А вот верба у колодца
Распушилась и смеётся.
Как зайчиха во дворе —
Вся в пуховом серебре!

Что ж ты, верба, от мороза
Не таишься, как берёза?
«Я над старым подшучу!
Обмануть его хочу:
Я пуховые платочки
Надеваю на листочки!»

Май
В окно стучится месяц май,
Ушла от нас зима.
И дел у всех — хоть отбавляй,
Такая кутерьма!
Летят домой из стран чужих
Пернатые певцы:
Все жаворонки, все чижи,
Синицы и скворцы!
Без топора и без пилы
Ремонты начались —
В одном гнезде в дырах углы,
В другом отпал карниз.
И каждый маленький цветок
Узорный ткёт себе платок,
Чтоб знали пчёлы по платку,
Какого кто принёс медку.
И в поле каждое зерно
Готово прорасти.
Стучится май в окно:
— Впусти меня, впусти!
Иди и в сад, и в огород,
Скорей сажать начни!
Пропустишь день — пропал весь год!
Мои такие дни!

Лето

Если в небе ходят грозы
Если в небе ходят грозы,
Если травы расцвели,
Если рано утром росы
Гнут былинки до земли,
Если в рощах над калиной
Вплоть до ночи гул пчелиный,
Если солнышком согрета
Вся вода в реке до дна —
Значит, это уже лето!
Значит, кончилась весна!

Серебряные гвозди
Пыли только бы кружиться!
Ей на месте не лежится,
Ей воронки бы вертеть,
Вдоль по улице лететь!

Чуть подует ветерок —
Пыль шагнёт через порог
И в закрытое окно
Заберётся всё равно!

Чем её к земле прижать,
Как заставить полежать?
Вдруг серебряные гвозди
Заскакали на песок.
Здравствуй, дождик!
Дождик в гости
Заглянул к нам на часок.

Солнцем весь насквозь пронизан,
Весь блестит, как серебро.
Пробежался по карнизам,
Стукнул, брякнул о ведро.

На дороге, на тропинке
Пыль притихла под дождём.
Приколачивать пылинки
Хорошо таким гвоздём!

Колокольчик
Бежит тропинка через луг,
Ныряет влево, вправо.
Куда ни глянь, цветы вокруг,
Да по колено травы.

И колокольчик луговой
На тоненькой былинке,
Качаясь, гнётся над травой
У солнечной тропинки.

Он не звенит от ветерка,
Красуясь втихомолку;
У золотого язычка,
Внутри, чуть видно пчёлку.

Висит в густой траве звонок,
А позвонить не хочет
Мы заплетём тебя в венок,
Сиреневый цветочек.

Солнце и цветы
«Погляди же на меня!» —
Шепчет солнце травке.
И в траве средь бела дня
Расцвели купавки.

Широко раскрыв глаза,
Глянули ромашки.
В колокольчике роса,
Точно в синей чашке!

Голубым своим глазком
На лужайке пёстрой
Из травы глядят тайком
Незабудки-сёстры.

Солнце видит с высоты,
Как цветы пригожи.
И на солнышко цветы
Снизу смотрят тоже.

Цветы
Ветру весело на воле,
Он летит во все концы;
Он качает в чистом поле
Золотые бубенцы.
Это жёлтые купавки,
Это цветик луговой.
Он кивает нам из травки
Круглой жёлтой головой.

Побежала вниз тропинка,
Пахнет свежестью вокруг,
И спускается к ложбинке
Разноцветный, пёстрый луг.
Ручеёк журчит студёный...
Что такое перед ним?
Не покрыт ли луг зелёный
Покрывалом голубым?

Мы стоим две-три минутки,
Точно к месту приросли:
Голубые незабудки,
Незабудки расцвели!

Кто уселся на дороге —
До ушей зелёный рот?
Кто, пузатый, длинноногий,
Незабудки стережёт?
Мы бежим к нему с пригорка.
Пучеглазый и смешной,
Он за нами смотрит зорко...
Не пройти ли стороной?

Стойте! Это же лягушка!
Ну и страшная на вид!
Как зелёная подушка,
Раздувается сидит.
Прыг от нас в камыш высокий!
Растопырила бока
И заквакала в осоке:
«Ква...ква...ква!» да «Ква...ква...ква!»

Земляника
Что за кустик у дорожки —
Белые цветочки —
Растопырил, как ладошки,
Листики — листочки,
Прячет ягоды тайком
Под тройняшкой, под листком?

На прогалине лесной
Земляника под сосной.
Земляничка — невеличка
Хорошо цвела весной!

На неё садились пчёлы,
Майский жук летал над ней,
У неё сосед весёлый —
Родничок среди камней;

Солнце грело много дней
Пышный кустик у камней.
Земляничка — невеличка, —
Зреют ягоды на ней —
Покраснели каждым боком,
Налились целебным соком!

Грибы
Грибочек, грибок,
Масленый бок,
Серебряная ножка,
Прыгай в лукошко!
Разноцветные поганки
Сами лезут на полянки.
Мы обходим стороной —
Нам не надо ни одной.
Пучеглазый мухомор
Боком сел на косогор.
Нам не нужен мухомор —
Не пойдём на косогор!
Полосатые волнушки
Точно рыжики с верхушки,
Только беленькие складки
У волнушки на подкладке,
А у рыжика и дно
Каждой складочкой красно.
Рядышком с иголками
Рыжики под ёлками,
Не малы, не велики
И лежат, как пятаки.
Две пригожие синявки
Притаились в мягкой травке.
Их увидеть мудрено —
Мы разыщем всё равно!
А во мху, как на подушке,
Чьё-то беленькое ушко
И за ним ещё штук пять —
Это грузди!
Надо взять.
Под осинами на кочке
Гриб в малиновом платочке —
Подосиновиком звать.
И его придётся взять!
Точно жёлтые цыплята,
Разбрелись в бору маслята —
Снизу донышко под плёнкой,
Сверху масло в коже тонкой.
Вот и гриб боровик!
И красив он и велик —
В толстой шапке набекрень,
Ножка крепкая, как пень.

Солнце стало ниже сосен,
Мы едва корзину носим.
В ней уже давным-давно
Преполным-полным-полно.
Начала спадать жара —
Нам домой идти пора.

Горелки
«Гори, гори ясно,
Чтобы не погасло…»
На полянке, где сосна,
Впереди стою одна…
По березовой опушке
Разбегаются подружки.
Я бегу, бегу за ними
Не тропинками лесными,
А по кочкам за овраг —
Не могу догнать никак!
«Гори, гори ясно…»
За рекой заря погасла, —
Из-за веток бузины
Мне подружки не видны.
Зато звездочка видна!
Во-он! Смотрите, где она!

Эхо
За рекой то тут, то там
Кто-то бродит по кустам.
— Эхо, эхо, это ты?
Отвечает эхо: «Ты-ы!»
— С чем ты ходишь там? Постой!
Эхо мне в ответ: «Пустой-ой!»
— Выйди! Я хоть погляжу!
Отвечает: «Погожу-у!»
— Я пойду, а ты сиди!
Эхо мне в ответ: «Иди-и-и!»
— Перееду за реку!
Эхо мне в ответ: «Ку-ку!»
— И найду тебя в кустах!
Отвечает эхо: «А-ах!»
— От меня не убежишь!
Отвечает эхо: «Ши-ш-ш!»

Дождик
Дождик, дождик, поливай —
Будет хлеба каравай,
Будут булки, будут сушки,
Будут вкусные ватрушки.
Дождик, дождик, припусти,
Дай гороху подрасти.
В нашем огороде
Огурцы выходят.
Дождик льет как из ведра,
И сегодня, и вчера,
Маленькая свекла
Вся насквозь промокла.
Струйки в желобах звенят —
Сад не сад, а водопад!
Только сунься - весь в воде!
Черви мокнут на гряде,
Мокнут травы по канавам,
Птицы вымокли в гнезде.
И гулять не хочется
Платье все замочится...
Разве только вечерком
Шлепать в лужах босиком?

На рыбалке
Над рекой туман клубится,
Утро свежестью полно.
Холодна в реке водица,
В ней пока темным-темно.

А на дне проснулся к сроку
Желтоглазый, как сова,
Краснопёрый бойкий окунь,
В серебринках голова.

Бойко выплыл ёрш колючий,
Весь в чешуйчатой броне,
Погрозил, на всякий случай,
Двум плотичкам в глубине.

Медленно проплыли мимо
В травке тонкой и рябой
Полосатые налимы,
С длинным усом под губой.

Из травы покрытой тиной,
Приоткрыв зубастый рот,
В кожуре своей змеиной
Щука, крадучись, плывёт.

Поплавок нырнул, как рыбка,
Перед лодкой рыбака,
Заходила рябью зыбкой,
Взбудоражилась река.

Гнётся, рвётся удилище,
Леска стала, как струна...
Кто в воде спасенья ищет?
Это щука! Вот она!

У неё один обычай —
Воевать на дне речном!
Еле справишься с добычей —
Лодка ходит ходуном!

Где-то пеночка запела,
Пронеслись гурьбой стрижи...
Посветлело, потеплело...
Летом зорьки хороши!

Лето
Ходит солнышко высоко,
Тяжело летит пчела.
Налилась малина соком,
Падать в травы начала.

Ночью беглая зарница
Над покосами видна.
Золотистая пшеница
Стала гнуться от зерна.

Полон алой крупной вишни
Молодой шумливый сад.
В сосняке маслята вышли-
Первый маленький отряд.

Белый гриб похож на пряник,
Сыроежки всех цветов.
Солнце яблоки румянит
В темной зелени садов.

На покосе травы косят,
Грабли сено ворошат.
На полянах возле сосен
Земляника хороша!

И черника стала зрелой —
В синих бусинках кусты.
Столько дела, столько дела
У ребят до темноты!

Золотой коридор
В коридоре золотом, золотые стены.
В коридоре золотом травы по колено.
Через стены вкривь и вкось,
Светит солнышко насквозь.
Лента узенькой межи вьётся под ногами...
Золотое море ржи всюду перед нами.

Подсолнечник
Под солнышком подсолнечник,
Когда денёк погожий,
Весь день глядит на солнышко —
Сам на него похожий!

Цветок пчелу к себе зовёт;
В траве ныряют грабли.
А солнышко плывёт, плывёт,
Как золотой кораблик.

У каждого своя пора,
Своё житьё простое…
Подсолнечник глядит с утра
На солнце золотое.

Плывёт кораблик-солнышко, —
Вокруг лучи кольцом!
И целый день подсолнечник
Стоит к нему лицом!

Кузнечик
«Скрип-скрип… скрип-скрип…»
И тут, и там.
«Скрип-скрип…» весь день
Всё лето.
Скрипит, кочуя по цветам
Прыгун-кузнечик где-то.

— Кузнечик, покажись, постой!
Где ты? О чём стрекочешь?
Сидишь скрипишь в траве густой,
А выскочить не хочешь! —

Вот он, на стебельке травы,
Зелёный, как травинка;
Коленки выше головы,
Горбатенькая спинка.

— Постой, кузнечик, погоди! —
Я погляжу немножко! —
А он уж где-то впереди
И — прыг через дорожку!

И смотрит с кончика травы,
Зелёный, как травинка;
Коленки выше головы,
Горбатенькая спинка.

Хвойный домик
Хвойный домик сложен кучей,
Он без окон, без дверей.
Только вы на всякий случай
Проходите поскорей.

В этом домике из хвои
Без окон и без ворот
Все хозяева — герои,
Смелый маленький народ.

Кто в труде весь день проводит,
Носит тяжести весь день?
Кто, храбрец, на бой выходит,
Чуть домок его задень?

Бьются яростно и смело,
Не жалея жизнь свою,
И за храбрость, труд да дело
Честь и слава муравью.

Улитка
Что это за домик
Вроде завитушки
Едет без дороги
По лесной опушке?

Чей это домишко
Захотел кататься?
Смотрят ребятишки
Смотрят и дивятся.

Подошли к улитке,
Взяли на ладошку:
«Улитка, улитка,
Выстави рожки!»

Золотой дождик
По земле сырой, не жёсткой,
Там, где тракторы прошли,
Неглубокие бороздки
В чёрной пашне пролегли.

И до вечера, и позже,
До полночи с темнотой,
Зёрна сыпались, как дождик,
Точно дождик золотой.

Урожай
Ветерок летит по нивам.
Гнёт колосья до земли.
По овсам зеленогривым
Волны сизые прошли.
Жнейки в золоте пшеницы
Машут крыльями, как птицы.

Урожай, урожай!
Наше лето провожай!

Сколько сладкого гороха,
Огурцы как на подбор!
На гряде сорвать не плохо
Красный, крупный помидор!
Пробежишься огородом,
Съешь морковку мимоходом!

Урожай, урожай!
Наше лето провожай!

Над кудрявыми садами.
Пробегает ветерок,
А сады полны плодами —
Всё в садах созрело в срок!
Сколько яблок будет снято!
Побежимте в сад, ребята!

Урожай, урожай!
Наше лето провожай!

Осень

Улетает лето
Стало вдруг светлее вдвое,
Двор как в солнечных лучах —
Это платье золотое
У берёзы на плечах.

У калины и рябины
Вьются стаями дрозды...
Под окошком георгины
Красотой своей горды.

И скрипит в кустах весь вечер
Невидимка-прыгунок.
Это ты, скрипач-кузнечик,
Две пружинки вместо ног?

Утром мы во двор идём —
Листья сыплются дождём,
Под ногами шелестят
И летят, летят, летят...

Пролетают паутинки
С паучками в серединке.
И высоко от земли
Пролетели журавли.
Улетает наше лето!


Сад
На юг журавли
Пролетали над нивой,
За речкой сгущалась
Туманная мгла...
В осенний денёк,
Невесёлый, дождливый,
У школы работа
Горячая шла.
Свинцовые тучи
Бежали куда-то,
И ветры друг с другом
Вели разговор.
Охотно и дружно
Трудились ребята:
Царапались грабли,
Врезалась лопата -
И в сад превращался
Заброшенный двор.
С укутанных яблонь
Снимались рогожи,
И прямо от серых
Ступенек крыльца,
На девочек-школьниц
Немного похожи, —
Линейками встали
Кругом деревца.

Клюква
Мох не мох, в лесу перинка.
На перинке не малинка:
И пригожа, и красна,
Разрумянилась со сна —
Это клюква–лежебока
Накопила столько сока!
Целый день лежит в постели,
Чтобы щечки не худели.
Тоньше нитки стебелек —
Чуть подрос и сразу лег.
В колкой елке свистнет дрозд,
Будет в небе больше звезд,
Соберутся журавли
С нашей северной земли,
На застывшее болото
Ляжет сонная дремота —
Собирай тогда в корзинки
Клюкву-ягоду с перинки!

Гуси-лебеди летят
Наше поле опустело,
Опустел и лес, и сад.
То и дело, то и дело
Гуси-лебеди летят!

То гуськом летят, то клином
По дорогам журавлиным.
Слышут реки и луга:
«Го-го-го-го... га-га-га...»

То и дело в небе синем
Шелест крыльев, крик гусиный.
Пролетают над домами
По дороге по прямой.
Оставайтесь, гуси, с нами!
Хорошо у нас зимой!

Листопад
Под ногой похрустывают льдинки.
Ничего не видно. Темнота.
И шуршат листочки-невидимки,
Облетая с каждого куста.

Осень ходит по дорожкам лета.
Всё притихло, отдыхать легло.
Только в небе празднично от света,
Небо все созвездия зажгло!

Звёзды то роятся, будто пчёлы,
То горят, как будто светляки…
Слышно, как слетают с ветки голой
Самые последние листки.

Не листок ли вспыхнул, улетая,
Золотом блеснул и вдруг исчез?
Звёздочка упала золотая,
Закатилась в тёмный тихий лес.

С золотыми листиками схожи,
Звёзды с неба сыплются, летят…
Будто в звёздном тёмном небе тоже
Наступил осенний листопад.

Осень
Осенью над лесом и болотом
Туча пролетела самолётом.
Пролетела туча низко-низко...
Прыгнула с неё парашютистка.

А за ней сейчас же и другая,
И уже летит за стаей стая.
Спрыгивали лёгкие снежинки
На пустые нивы, на тропинки.

На высокий берег у реки,
В тёмные лесные уголки.
И тогда в притихшие дома
Через окна глянула зима.

Ходит-бродит осень
По лесным тропинкам
Ходит-бродит осень.
Сколько свежих шишек
У зелёных сосен!

Сколько алых ягод
У лесной рябинки!
Выросли волнушки
Прямо на тропинке.

В ягодах брусники
На зелёной кочке
Вырос гриб-грибочек
В красненьком платочке.

Разыгрался ветер
На лесной поляне —
Закружил осину
В красном сарафане.

И листок с берёзы
Золотистой пчелкой
Вьётся и летает
Над колючей ёлкой;

А под ёлкой грузди
Замостили мостик…
До свиданья, ёлка,
Приезжай к нам в гости!

Птицы и звери

Огоньки-снегири
Откуда в дремучем саду
Огоньки?
Садятся на ветки,
На снег, на сучки.

Что ж ветки
От тех огоньков не горят?
Не тает нисколько
Их снежный наряд.

То с ветки сосновой,
То с ёлки мохнатой
Вспорхнёт огонёк
Красногрудый, крылатый.

В беретиках чёрных
И с грудкой румяной
Летают их стайки
Над снежной поляной.

В репьях над снегами —
Для них семена.
В морозном и снежном лесу —
Тишина!

Пощиплют репьёв
И щебечут на ветках
О новых полётах
И новых разведках.

Всю зиму, весь день,
От зари до зари,
Летают в лесу
Огоньки-снегири.

Галка
Скоком-боком, боком-скоком
Ходит галка мимо окон.
Ветром вся- вся взъерошена,
Снегом запорошена.

Тяжелы, мохнаты
Провода-канаты.
Каждый звОнок, как струна;
Загудела вся страна.

Сразу градусник отметил —
Прилетел морозный ветер:
Между черточек и точек
Синий столбик стал короче.

Зимние гости
И кружится и стелется,
По улице метелица!
А птицам каково?
Жуланы-красногрудки
Не завтракали сутки,
Не ели ничего!

Мы к липам на верхушки
Приладили кормушки, -
У нас гостей полно!
Слетелись свиристели,
Чечётки прилетели –
Весь день клюют зерно!

Воробей
Озяб воробейка, промёрз до костей
Повсюду сугробы да лёд.
Ну, где же весна? Ни послов, ни вестей
Зимовщикам-птицам не шлёт.

Сидит воробейка в скворечне скворца,
Ни в сад, ни во двор не летит.
На них воробьишка сердит.

А солнечный зайчик к нему на порог.
— Ты где, удалец-молодец?
Зима миновала, прошёл её срок,
Морозам и вьюгам конец.

«Чирик! — закричал воробей. — Чик-чирик!
Зима холодна и темна.
Конечно, к холодной зиме я привык,
Но как хорошо, что весна!»

Вестники весны
Чуть весна в окошко глянула,
Чуть ступила на порог,
Утром солнышко румяное
Озарило сто дорог.

И никем они не меряны
По просторам голубым.
Кто же это так уверенно
Путешествует по ним?

Это всё путями скорыми
Мчатся вестники весны —
Им ни рельсы с семафорами,
Ни билеты не нужны.

Крылья в воздухе полощутся,
Слышны чьи-то голоса…
Ждут гостей луга и рощицы,
Ждут своих певцов луга.

Скворцы
С крыльцом и с окошком
Забавный домишко:
На тонком шесте
Без сучков и ветвей
В домишке скворцов
Зимовал воробьишка
С женой-воробьихой,
Подружкой своей.

В скворечне всей было
Спокойно и тихо.
Её квартиранты не ждали беду.
И вдруг возвратились
Скворец и скворчиха –
Хозяева дома,
К родному гнезду.

Слыхали берёзы,
Слыхали черешни,
Как спорил скворец
С драчуном-воробьём.
Слетали пушинки
С крылечка скворечни,
И хлопали крылья
Над птичьим жильём.

С победною песней,
С весёлым задором
Скворец это раннее утро
Встречал.
Синицы, малиновки
Вторили хором,
Один воробьишка
Сердито молчал.

Берёзы, как в праздник,
Серёжки надели.
Цвести и расти
Собралась бузина.
Куда же, скворцы,
Воробьишек вы дели?
Да вон они!
Снова в гнезде у окна…

Птичий дозор
Почему в таком испуге
Замер наш весёлый сад?
В ветках прячутся пичуги,
Притаились и молчат.

Певчий дрозд в кустах не свищет,
Нет малиновок в гнезде,
Сойка червяков не ищет,
Тихо чиж сидит в гнезде.

Кто летает над рябиной?
Шеей кто вертит змеиной,
Смотрит зло и зорко так?
Это ястреб — птичий враг.

В гуще сада на берёзке
Ветка дрогнула слегка, —
Там таится горихвостка
Под листком от ястребка.

Ястреб когти выпускает…
Ворон каркает: «Держи-и!»
Вдруг не два, не три, а стая —
Мчатся к ястребу стрижи!

Щиплют, дёргают за крылья,
Тянут перья из хвоста!
Ястреб мечется в бессилье, —
Писк, и визг, и суета!

Улетает гость незваный,
Хищник злой, разбойник, вор.
Хорошо с такой охраной!
Вот так маленький дозор!

Лесной доктор
Клювом кто в сосну стучит,
Продырявил кору-щит?
Верно, хочет погубить,
Если начал так долбить?

Это дятел, доктор-птица, —
Надо сосенке лечиться.
Небольшой у дятла рост,
Оперся на крепкий хвост,
Сел на ствол, ударил клювом
И долбил, стучал до звёзд.

Все жуки, как из норы,
Поползли из-под коры.
«Вот они - твои болезни! —
Дятел говорит сосне. —
Чтоб они опять не влезли,
Прилетать придётся мне».

Стало дерево здоровым —
Нет ни ранки на коре.
Стой, расти в лесу сосновом,
Летней радуйся поре.

Ласточка
Над окошком белой хатки
Гнездышко - домишко было-
Это ласточка касатка
Для себя его слепила.

Чуть повеет ветер внешний,
Чуть сбежит снежок ручьями,
У окошка под черешней
Дети ласточку встречали.

Белогрудка щебетала
О краях с всегдашнем летом,
А черешня расцветала,
Покрывалась белым светом.

Из-за моря-океана
Под знакомые черешни
Прилетела утром ранним
Ласточка порою вешней.

Но ни гнездышка, ни хатки
Не нашла на прежнем месте.
Ветер ей шепнул украдкой
Страшные, плохие вести:

Что враги спалили хату,
Что черешню поломали,
Что знакомые ребята
В интернате на Урале.

Улетая без оглядки
Дальше от родного края,
Ветру крикнула касатка:
«Я сюда вернусь, я знаю!»

И опять порою вешней
Из-за моря-океана
Прилетела под черешни
Ясным утром рано-рано.

Никогда на белом свете
Вешней ласточке касатке
Так не радовались дети,
Как весной в той белой хатке.

Сколько зерен, сколько крошек
Сыплют ей на подоконник!
На лужайке у окошка
Расцветает снова донник.

И опять в гнезде у окон
Ласточка весь день щебечет.
И черешня новым соком
Ветки сломленные лечит.

Птичьи песни
«Тиу-у... фьють...» — кусты запели.
«Фью-ю... тюрли...» — ответил клён.
Это птичьих песен трели —
Щебет, свист со всех сторон.

И, пока прозрачный вечер
В поздний час не настаёт,
Точно каждый лист щебечет —
Столько птиц в саду поёт!

Кто длинней, кто покороче
Свищут песенки свои.
И без ладу что есть мочи
Раскричались воробьи.

Раскричались воробьишки.
Сад на ярмарку похож.
Крик и спор без передышки,
А о чём — и не поймёшь.

Соловей
Ходят-бродят сны в саду.
Гаснет зорька. Полночь скоро.
Спит черемуха в цвету.
Спят рябины у забора.

Спят малиновки, чижи,
Крепко спят певуньи-птицы,
Острокрылые стрижи,
Суетливые синицы.

Лёг, притих в густой траве
Непоседа ветер вешний.
Тонкий месяц в синеве
Кажет рожки над скворешней.

Не шелохнутся цветы,
Ходят тени под рябиной,
И заслушались цветы
Звонкой песней соловьиной.

Белкина кладовая
Почему грибы на ёлке,
На сучках, сидят верхом?
Не в корзине, не на полке,
Не во мху. Не под листком —
У ствола и среди веток
На сучки они надеты.

Грузди, рыжики, синявки,
Толстяки боровики
Не в сухой осенней травке,
А надеты на сучки!
Кто устроил их так ловко?
Кто с грибов очистил сор?

Это Белкина кладовка,
Это Белкин летний сбор!
Вон она по веткам скачет,
Промелькнула над кустом,
Точно бойкий рыжий мячик,
С пышной шёрсткой и хвостом.

Белкин дом
Это чьё гнездо такое —
Всё из веток сплетено?
На сосне, в зелёной хвое,
Кем-то сделано оно —
С крышей снежной наверху,
С тёплой спаленкой во мху.
Пусть мороз ворчит и злится —
Хватит в гнёздышке тепла!
Это белка, а не птица
Дом себе такой сплела.
Есть захочет - и оттуда
Прыг в соседнее дупло!
А в дупле орехов груда...
Нет печурки, а тепло!
Белке снежные подвески
Приготовила зима —
Над дуплом, в игре и блеске,
Бахрома не бахрома!
Иней выткал паутинки
И прозрачны, и легки.
В каждой льдинке
В серединке —
Голубые огоньки!

Уральские самоцветы
Под землёй в горах укрыт
Странный камень — малахит.
Он и медная руда
Подружились навсегда.
Им бы сделаться колонной
Золотой или зелёной!
Им стоять бы на вокзале
Или где-нибудь в саду!
Поскорей бы камень взяли,
Разыскали бы руду!
Изумрудам и топазам
Тоже хочется на свет!
Ночь глядит звериным глазом,
Бурелом запутал след, —
Трудно, камни, вас найти:
Много стражи на пути!
Но рабочие с лопатой
Разыскали клад богатый;
Камни в плёнках и грязны —
Нам такие не нужны!
В мутной, тёмной глубине
Ничего не видно мне!
Мастер ловкими руками
Чистит, точит, режет камень.
В каждой грани, как свечу,
Зажигает по лучу.
Я беру топаз из груды,
Разбираю изумруды,
И в одном я вижу море,
А в другом — пожар лесной;
Вижу розовые зори,
Голубую ночь весной.
В каждом камне, как в окне,
Что-нибудь да видно мне!

Часы
На стене висит домок —
Маленькая будка.
Там закрыта на замок
Каждая минутка.
По тарелке ровным кругом
Ходят стрелки друг за другом
А под ними — часовой,
Только он — вниз головой.
Он считает каждый шаг:
«Тики-так… тики-так…»
Я подумал: если стрелки
Передвинуть по тарелке,
Если им идти помочь,
День пройдет и будет ночь?
Я залез на папин стол,
Взял и стрелки перевел.
Не понравилось часам,
Почему — не знаю сам!
Сразу бьют тринадцать раз:
Не поймешь, который час.

Сказки
На дворе остались санки
И высокая гора.
Зимний вечер спозаранку
Прогоняет со двора.

Стынут лунные дорожки,
Дым клубится над трубой...
И в застывшие окошки
Входят сказки всей гурьбой,

Входят сказки друг за другом —
Нет ни стен, ни потолка...
Дети жмутся тесным кругом
За столом у огонька.

«...Крылья плещут и блестят,
Гуси-лебеди летят...»
«...В чистом поле три копытца,
В каждом свежая водица...

Донимает жар и пот,
И копытца братец пьёт...»
«... За леса, поля, луга
Скачет старая яга —
Не в санях, не по земле,
А верхом на помеле...»

Чуть потрескивают в печке
Золотые угольки.
Дед Морозко на крылечке
Оттоптал все каблуки.

Наша бабушка
Очень добра.
Бабушка наша
Стала стара.

Много морщинок
У бабушки нашей —
С ними она
Ещё лучше и краше.
Если любимая
Кукла больна,
Вылечит куклу
Сразу она.
Если на лбу
Появляется шишка,
Пуговки нет,
Изорвётся пальтишко
Или другая
Какая беда —
Бабушка нам
Помогает всегда.
Бабушка тёплые
Варежки свяжет,
Бабушка вечером
Сказку расскажет.
Слушать её
Мы готовы часами!
Что позабудет,
Подскажем ей сами.

Букварь
Пёстрый мяч с утра не в духе —
Скучно, грустно толстяку!
Преспокойно дремлют мухи
На тугом его боку.

Поскакать бы по лужайке,
Улететь под облака!
И не стыдно ли хозяйке
Забывать про толстяка?

Не бежит за ним вприпрыжку,
Не играет во дворе,
А хозяйка смотрит в книжку,
На страницу в букваре.

Буква к букве — выйдет слово:
«Ма-ма»… «Ро-ди-на»… «Мос-ква»…
Целый день она готова
По слогам читать слова.

Чуть с постели — книжку в руки!
У ворот подруги ждут…
Это первый шаг к науке,
Первый класс и первый труд.

Глобус
Голубые моря-океаны,
Гребень выпуклой горной гряды...
Подойду и на цыпочки встану,
Белый полюс лошадкой достану
И потрогаю вечные льды.
Плоскогорий цветные платочки,
Реки-змейки, озёра-глазки...
Города —просто чёрные точки,
А столицы - большие кружки.
В сетке тонких, как ниточки, линий
Острова и заливы видны,
И моря, и леса, и пустыни
Самой лучшей на свете страны,
И большие, высокие горы....
Это наша родная земля!
А звезда — это милый наш город
С огоньками на башнях Кремля.

На посту
Где невидимкой пролегла
Черта родных границ, —
Как пуля, прожужжит пчела,
Промчится стайка птиц,
Олень проложит лёгкий след
И проползёт змея,
Но для врагов дороги нет
В советские края!
И ни в ночную темноту,
Ни в снежную пургу
Ту заповедную черту
Не перейти врагу!
Плывёт полночная луна
Над цепью снежных гор,
Как будто вышла и она,
Как часовой, в дозор.
Чуть вздрогнет лист или цветок,
Роняя капли рос, —
Наш часовой к борьбе готов,
А с ним и верный пёс.
Спи! Ночь повесила звезду
Тебе над головой.
Спи! Не задремлет на посту
Защитник смелый твой!

В родном краю
Ты всех счастливее на свете,
В садах скворцы тебе поют,
С тобою дружит майский ветер.

Зайчонок солнечной весной
К тебе врывается в окошко,
А сколько ягоды лесной
Ты летом соберешь в лукошко.

В душистом улье сладкий мёд
Тебе все лето копит пчелка.
С тобой встречает Новый год
Твоя лесная гостья — елка.

Тебя в стране любимой ждут
Походы, игры и науки.
И каждый шаг твой берегут
Ее заботливые руки!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...