пятница, 20 декабря 2019 г.

Василий Клёпов и «Тайна Золотой долины»


Сегодня день рождения Василия Степановича Клёпова (1909 -1976, по другим данным 11 февраля 1908), детского писателя, автора приключенческой дилогии «Тайна Золотой долины» и «Четверо из России». Одна из любимых книг моего детства. Перечитывала сама, пересказывала одноклассникам… А какие рисунки и пояснения были в книжке! Вставки, пояснения, схемы, чертёжики… Как выглядит морда для ловли рыбы, как искать золотую жилу… Полное погружение в книгу, когда невозможно оторваться, захватывающие приключения. Продолжение было более грустным и тяжёлым, но тоже перечитывалось. Оказывается, были и другие книги Клёпова — «Лагерь на озере Чикомасов», «Мыс Доброй Надежды», «Переполох на опушке»… Сейчас переиздали только знаменитую дилогию.

Юрий Лепский, журналист: «Эта книжка стала моим наваждением. В первый раз я прочитал ее в четвертом классе. Был потрясен до глубины души. Тут же прочитал еще раз и, как любил говорить Бродский, впал от нее в зависимость. Со сверстниками и родителями я говорил языком ее героев. В нашей районной библиотеке Дома пионеров я набрал книг Джека Лондона, Майн Рида, Луи Буссенара и Фенимора Купера. Потому что это были любимые авторы героев «Тайны Золотой долины». О чем, собственно, шла речь? О том, что во время войны трое мальчишек, начитавшись вышеупомянутых авторов, решили бросить школу и отправиться искать золото для Красной армии. Они втайне подготовили свою экспедицию по стандартам американских золотоискателей и отправились в Золотую долину, где, по слухам, можно было намыть драгоценного песка. Васька Молокоедов, Лёвка Гомзин и Димка Кожедубов дошли-таки до северной речки Выжиги и даже нашли «золото», оказавшееся на поверку халькопиритом — породой с высоким содержанием меди. Но главное – они наткнулись на таинственных обитателей Золотой долины, которые едва не уничтожили пацанов. Все по-настоящему было в этой книжке: экспедиция – настоящая, страшно – по-настоящему, смешно – без натяжек. Теперь, уже взрослым человеком, я понимаю: то, о чем я пишу, — признаки талантливой литературы. Такие книжки, прочитанные в юности, сеют в тебе зерна взрослых поступков. Возможно, именно «Тайна Золотой долины» исподволь влекла меня во всевозможные походы и экспедиции, впутывала в настоящие приключения».
Василий Степанович Клёпов родился 20 декабря 1909 г (в автобиографии В.С.Клёпов указывает 11 февраля 1908 года) в селе Чернитово под Тамбовом, в бедной большой крестьянской семье. Село стоит под горой на берегах Цны. Весной, когда река разливается, вода подступает к самым дворам. Тогда от дома до леса – это километра три – сплошное море, в котором отражаются избы… В одной из таких изб и жила впроголодь огромная семья Клёповых. В десять лет Василий уже самостоятельно работал в поле, жал, ездил с лошадьми в ночное. Очень любил пахать сохой, но ненавидел молотьбу («Стучишь, стучишь цепом, а результат мизерный…»). Вот тогда и родилось страстное желание переделать жизнь. Из автобиографии: «Родился 11 февраля 1908 года  в селе Чернитово, Моршанского района в семье крестьянина-бедняка. Большая семья, 12 человек, почти сплошь состояла из женщин. Дед умер, а три его сына воевали за царя на русско-германском фронте. Заправляла в доме бабушка Аграфена Зотьевна, очень хорошая, бойкая женщина. Жили, хоть и с лошадью, но бедно. Помню, как зимой 1914 года, однажды утром мы проснулись и стали открывать дверь. Но дверь до того примёрзла, что не поддавалась нашим усилиям. Дверь открывалась в избу, бабушка взялась за ручку, мама за бабушку, кто-то ещё взялся за маму. Получилось, как в сказке про репку. Разница была в том, что репку мы так и не вытянули — оборвалась ручка, и все бабы с грохотом полетели на пол. Пришлось ждать пока не выручит кто-то из соседей. В конце 1917 года вернулся с фронта мой отец, затем из плена его брат. Не успели пожить вместе, нажили молодую лошадку и тёлку и стали делиться. Дом перегородили пополам, по одной комнате, и стали жить ещё хуже.
Отец очень хотел сделать из меня грамотного человека. Окончив церковно-приходскую школу, я поступил в школу в Алгасово, а через два года в Моршанск в нынешнюю школу № 1, тогда в девятилетку № 2. В восьмом и девятом классах учились тогда сыновья и дочки попов, кулаков, нэпманов. Из простых людей были только я, Николай Ольхов, Николай Шаронин и Валя Нестеров. Но они были моршанскими, а я из Далёкого Чернитова. Это было время увлечений международной политикой. Мы активно занимались в политкружках, делали доклады на школьных собраниях и т. д. В числе лучших учеников я в 1925 году получил путёвку в Воронежский лесной институт. Радостный я вернулся домой, но отец сказал мне:
– Хватит учиться, надо помогать мне.
Поплакал немного и стал работать в хозяйстве отца. Вскоре меня избрали секретарём ячейки комсомола, председателем ККОВ, и началась моя горячая работа на селе. Я был редактором первой в селе стенной газеты, стал селькором газеты «Красный звон». (Этот период моей жизни дал мне много материала для новой повести «Секретарь ячейки»)». Вскоре Клёпов – редактор стенгазеты «Хлебороб», сельский корреспондент. В то время газеты почти ежедневно сообщали об убийствах селькоров. Из-за бескомпромиссных статей Клёпова его жизнь и жизнь его родных существенно осложняется – отцу отказали в извозе в кооперативе, а самому Клёпову не давали работать «избачом», местные нэпманы обещали ему взятки за опровержения его собственных фельетонов.

«В 1926 году я был направлен комсомолом на ликвидацию неграмотности в деревню Воскресенска Чернопосельской волости. Проработав год, я уехал в Москву на рабфак искусств. Но где бы я не был, я никогда не порывал с Чернитовом. На каникулах, через переписку с друзьями, я узнавал все новости села и старался активно влиять на жизнь – писал в газету». В 1926 году отправился в Москву как селькор «Сельской газеты», поступил на художественный рабфак, позднее переименованный в рабфак искусств им. Луначарского. При себе у него был мешок сухарей и три рубля денег. Люди самых различных возрастов и положений собрались на рабфаке. Бывшие беспризорники, демобилизованные красноармейцы, сын известного художника барона Клодта, дочь советского полпреда В. Воровского… На рабфаке учились будущие уральские писатели О. Маркова и П. Макшанихин, художники Кукрыниксы, Ф. Решетников, Ив. Рахилла. Карикатуры и дружеские шаржи Федора Решетникова, или Решетки, как называли рабфаковца товарищи, в изобилии украшали стенгазету и рабфаковский литературно-художественный журнал «Опыты», в котором В. Клёпов скоро стал заместителем редактора.
Все, казалось бы, шло хорошо. Но на третьем курсе Клёпова вдруг исключили с рабфака. Бывшие односельчане (по всей видимости, пострадавшие от его статей) написали в «Крестьянскую газету» о том, что В. С. Клёпов — сын белогвардейского офицера и ведет агитацию против Советской власти. Истину вскоре восстановили, но занятия на рабфаке были уже пропущены. «И вот наконец мои недруги из Чернитова получили возможность расправиться с селькором. Когда летом 1929 года «Крестьянская газета» решила проверить, кого она посылает на работу и отослала на места соответствующую анкету, то её заполнили так, что по каждому пункту меня можно было исключать из рабфака. И меня исключили. Получилось очень громкое дело. «Учительская газета» разразилась двумя большими подвалами «На берегах Цны». Преступников судили, я был восстановлен на рабфаке, но времени прошло порядочно, и я всё же вынужден был оставить рабфак. Я поехал на работу в Читу, в редакцию газеты «Забайкальский рабочий». Так начинается журналистская работа, работа без оглядки… Здесь молодой журналист имел возможность много читать, начал сочинять стихи. Стихи были опубликованы в журналах «Новая деревня», «Селькор», газете «Молодой ленинец».
О. Колпакова о Клёпове: «В Москве встретился с Марковой Ольгой Ивановной (она в 1926-1929 годах училась на литературном отделении Московского едино-художественного рабфака, в Институте народного хозяйства им. Плеханова). Сыграли комсомольскую свадьбу. В 1929 году по комсомольской путевке был отправлен на работу в Забайкалье, в Читу. Сохранилась фотография, на которой Василий Степанович – сотрудник «Забайкальского рабочего». В 1931 году Клёпов и Маркова поехали на родину жены, на Урал. В 1931 году родился единственный сын – Всеволод. Еще одна фотография – 1932 год. Молодая семья с первенцем. На Клёпове пенсне – зрение испортилось. Может, и чтение было отчасти тому виной, ведь читал журналист много, с огромным удовольствием. Василий Степанович сотрудничает с газетами Тюмени, Свердловска. В 1937 году НКВД обратил внимание на супругу Клёпова, как, впрочем, и на других писателей – их направо и налево исключали из партии. Обвинение в троцкизме, вызов на беседу в НКВД и пощечины от допрашивавшего ее офицера напугали молодую писательницу, она пошла за советом к П. П. Бажову, которого в то время хотя в троцкизме не обвиняли, но из партии исключили за «антисоветскую книгу». Павел Петрович посоветовал ей уехать из города к родителям, в уральский поселок Новая Утка. Так Василий Степанович вместе с семьей в 1937 году попал в Новую Утку, где стал преподавать в школе географию. В это же время он поступил и заочно учился в Свердловском педагогическом институте. Ему это было интересно, ученикам тоже. Даже двоечники спешили на географию, потому что это всегда было путешествие и приключения. Теперь уже не у кого спросить, а ведь, возможно, не только его сын, но и ученики стали прототипами книг».
С началом войны Клёпов был мобилизован и отправлен на курсы политработников запаса. Василий Степанович служил агитатором полка, а затем бригады в частях Уральского военного округа. Журналисты старались поднять дух бойцов, рассказывали о буднях армии и военных новостях. 


А сын Сева, как и многие подростки военного времени, убежал с приятелем на фронт. Конечно, с поезда мальчишек сняли, доставили домой. Но это желание пацанов помогать бить фашистов, как и прощальная записка маме, позже войдут в книгу. После войны Василий Степанович 5 лет работал в газете «Уральский рабочий» заместителем главного редактора. Семья распалась, и в 1951 году Клёпов по путевке ЦК КПСС уехал в сочинскую газету «Красное Знамя». Проработал там недолго. Журналистская деятельность Василия Степановича прервалась в 1955 году в связи с тяжелой болезнью. Врачи вообще запретили ему работать. «А затем ЦК КПСС направил меня редактором газеты в Сочи. Через пять лет, после паралича, меня перевели на пенсию. Оклемавшись, я стал думать, что теперь делать? Потихоньку написал несколько небольших рассказов и … стал писать для детей». «Дважды меня «хватил» паралич. После чего в 1956 году я вынужден был уйти на пенсию. Инвалид второй группы!» Для Василия Степановича, любителя путешествовать, это было вдвойне тяжело. И все же он, поселившись в Лоо, под Сочи, постоянно выбирался на природу. Внучки (у Татьяны Всеволодовны есть сестра, на 2 года младше ее) приезжали навещать деда. Он водил девчонок на рыбалку с ночевкой, учил разводить костер, плавать, ставить палатку, различать голоса птиц. Клёпов постепенно возвращается к работе — пишет небольшие рассказы для детей, в которых главным действующим лицом был его сын. Так появилась книжка «Мы с Севой в лесу» (Свердловск,1957). В то же время в Краснодаре выходит в свет книжка «Севины квартиранты», в Ростове-на-Дону «Синие огоньки». А Василий Степанович уже работает над повестью о бегстве сына из дома на фронт. Всеволод, к сожалению, до этого времени не дожил – несчастный случай на озере, и в 1957 году его не стало. Клёпов тяжело переживал смерть сына, которому он обещал, что обязательно напишет книгу, где будут собраны все удивительные истории, рассказанные Василием Степановичем мальчику.
Книгу «Тайна Золотой долины» издали в 1958 году. В ней рассказывалось о приключениях трёх школьников из вымышленного уральского города Острогорска. Вася Молокоедов, Лёва Гомзин и Дима Кожедубов мечтают помочь родине в войне против фашистов, и решают, по примеру героев Джека Лондона и Брет Гарта, искать золото, на которое потом можно будет купить танк Т-34. Благо, недалеко от города находится таинственное и опасное место под названием Золотая Долина... Ребята составляют огромный список самого необходимого для золотодобычи, и первым пунктом в нем значится 12 мешочков для хранения золота. Сначала они пробуют запрячь в упряжку дюжину собак, но когда им это не удается, решают отправляться пешком. Но одного четвероногого друга берут с собой. 


Друзья переживают увлекательные, полные страшных опасностей приключения, им приходится рисковать жизнью. Приключения увеличиваются по нарастающей, ребята ввязываются в опасную игру с выслеживанием врагов, настоящей погоней, стрельбой на поражение. И только благодаря своей дружбе, смекалке и смелости выходят победителями, хотя казалось, вот-вот и не выдержат тяжелых обстоятельств, все бросят и вернутся домой. На страницах повести появляется еще одна героиня – девочка Нюра по прозвищу Рыжая Белка, дочка лесника Соколова; того самого, которого в начале приняли за немецкого шпиона... Золота ребята так и не находят, зато находят залежи халькопирита – медной руды, которая для армии ценнее «презренного металла». А еще раскрывают настоящую детективную тайну: разоблачают настоящего немецкого шпиона – Карла Паппенгейма, который много лет «стерег» Золотую долину, надеясь прибрать ее к рукам. Приключения друзей описаны настолько увлекательно, живо и с юмором, настолько «настоящие» вышли мальчишки у Клёпова, что оторваться от книги просто невозможно.
Книга моментально стала невероятно популярной – школьники зачитывали её буквально до дыр. А вот критика встретила книгу прохладно – в одной из газет даже появился отзыв, автор которого предупреждала: «Родители, берегитесь этой книги! Она учит детей сбегать из дома». Не понравилось критику и то, что в повести постоянно упоминаются зарубежные писатели – Джек Лондон, Луи Буссенар, Фенимор Купер, Брет-Гарт и Майн Рид. Это был серьезный удар для начинающего писателя. Василий Степанович даже переделал конец. В новом варианте мать Лёвки не перенесла побег сына, умерла, описываются похороны – этот жуткий кусок Татьяна Всеволодовна помнит по одному из изданий, и он совсем не годился для увлекательных приключений. К счастью, за книгу заступился редактор журнала «Урал», тоже известный уральский писатель Олег Коряков. Он попытался объяснить, в чем педагогическая ценность повести. После этого «Тайна Золотой долины» издавалась уже в первоначальном варианте. Эту книгу можно назвать не только одной из самых интересных детских детективов и военных приключений, но и энциклопедией для подростков по выживанию в экстремальных ситуациях. Номера каждой страницы украшены томагавком и следами, названия глав, множество схем, пояснений, пометок Василия Молокоедова, написанные рукописным шрифтом, делают книгу похожей на походный дневник.
Повесть дважды выходила в Свердловске и один раз в Москве. Больше тысячи писем получил автор от ребят. Все спрашивали, какова же дальнейшая судьба Молокоеда. И тут Василий Степанович вспомнил, что рассказывал когда-то своему сыну историю о бегстве ребят из немецкого плена… Так появилась еще одна приключенческая повесть «Четверо из России». Книга вышла в 1968 году с предисловием автора: «Эту историю я рассказывал еще в 1945 году своему сыну Всеволоду. Но сейчас его нет, и он никогда уже не сможет прочитать книгу, которую так ждал. Теперь с повестью ознакомятся тысячи мальчиков и девочек, таких же смелых, честных и отважных, каким был он. Светлой памяти сына посвящаю эту повесть». 


Некоторым она нравится меньше, чем «Тайна Золотой Долины». Герои подросли. Стали чуть взрослее. Естественно, что в книге меньше романтики и больше жизни, страшной и печальной. Мы встречаемся с ребятами в тот момент, когда фашисты все-таки входят в Острогорск. Васю, Лёву и Диму угоняют на принудительные работы в Германию. Там ребят, словно рабов, покупает управляющий баронессы Марты Фогель. Они попадают в родовое поместье Фогелей и вдруг совершенно неожиданно встречают свою давнюю знакомую Нюрку Соколову — ту самую Рыжую Белку, с которой некогда сталкивались в Золотой долине. Ей, в отличие от своих друзей мальчишек, не повезло: девочка попала в концлагерь, откуда ее и привезла хозяйка поместья. В жизни друзей начинаются настоящие испытания — тяжелые, жестокие, недетские. О том, что позволяли себе делать с пленными фашисты и им сочувствующие, Клёпов не умалчивает: о побоях, о казнях, о пытках голодом и жаждой… Сын баронессы натравливает на Левку пса, и от страшных ран мальчик умирает на руках друзей… Друзья планируют побег. Им предстоит сложная и страшная дорога на родину... Автор показывает мужество советских ребят, достоинство, с которым они переносят невзгоды. Что помогает им выжить? Ненависть к фашистам, вера в счастливое будущее и дружба.
Обе части дилогии пользовались огромной популярностью у читателей СССР, книги стали буквально культовыми, пережили несколько изданий, в том числе – с иллюстрациями художника Игоря Ивановича Пчелко. Написанная дилогия о приключениях Васьки Молокоедова и его друзей, отправившихся на поиски тайны золотой долины, так непосредственна и правдива, как могут быть непосредственны и правдивы только очень хорошие детские книги. Мотивы книг В. С. Клёпова использованы в фильме 1970 г. «Пятёрка отважных» («Беларусьфильм»). Ребята представляют себя участниками военных событий в музее партизанской славы и словно совершают путешествие в прошлое.
Кроме названных книг, вышли в свет его произведения «Тезки» (1960), «Про Ивана Хорошего Человека» и «Птичка-сестричка» (1962), «Переполох на опушке» (1962), «Мыс Доброй Надежды» (1965), «Лагерь на озере Чикомасов» (1970). К февралю 1970 года у Василия Степановича было издано 10 книг в издательствах Свердловска, Москвы, Краснодара и Ростова, 2 книги готовились к выходу в Свердловске, и одна лежала на рабочем столе, над ней он еще работал (повесть «Секретарь ячейки» о комсомольской работе в деревне в двадцатых годах). Внучка писателя, Татьяна Всеволодовна вспоминала, что дедушка был внешне строгим, но только стоило с ним заговорить, особенно на интересные для него темы, как он моментально открывался. Характер у него был теплый, любил пошутить, любил путешествовать, что, конечно, видно и по книгам. «Тайна Золотой долины» и «Четверо из России» пользовались популярностью у читателей, особенно мальчишек. И когда Татьяна Всеволодовна была студенткой (она училась в Свердловском университете на филологическом факультете), все парни знали ее как внучку автора «Золотой долины». Умер писатель 10 декабря 1976 года.


«Тайна золотой долины» — книга на все времена. Она стоит прочтения в любом возрасте, если в душе не угасла жажда приключений. Увлекает за собой с первых страниц, и, как локомотив, набирает обороты, не отпуская до конца. Хороша и как книга для семейного чтения. Есть о чем поговорить, есть что обсудить. Учит порядочности, отваге, преданности. Объясняет, зачем нужны география, ботаника и другие предметы в школе – не для мучений, а для умений и навыков в жизни. Ну и, конечно же, сами приключения! До последней страницы держат в напряжении – что же будет? После этой книги ребенок с большой долей вероятности захочет прочитать Буссенара, Купера, Лондона, Конан Дойла. Все мы родом из детства, и первые понятия о добре, чести, предательстве, сочувствии приходят к нам, в том числе из вот таких книг. Не бойтесь давать эту книгу своим детям: в ней есть моменты, от которых щемит сердце, но автор не переступает грань, всегда помня о том, что пишет о детях и для детей. Книги Клёпова оставили глубокий след на целом поколении советских ребят. Они затрагивают самые светлые стороны человеческой души, веру в крепкую дружбу, в светлую любовь. Такие книги не должны проходить мимо наших детей. Еще не одно поколение читателей почерпнет из них для себя что-то важное и главное, что придает жизни настоящий смысл.


Н.Е. Кутейникова, отрывок из статьи «Проблема «исторической памяти» и ее решение в современных изданиях книг для детей и подростков» («Вестник детской литературы», №12/2016):
«Сегодня часто говорят и пишут о потере связей между поколениями, потере «исторической памяти», причем многие уверенно утверждают, что память прошлого должна оставаться в прошлом, ибо не соответствует современным реалиям, «нарождающейся этике нового века». Все ли можно объяснить с точки зрения авторитарной этики? Можно ли утверждать, что, например, во время Великой Отечественной войны взрослые и дети погибали лишь потому, что боролись с врагом, исходя из положений авторитарной этики? Однозначно, нет. Тогда стоит ли отказываться от своего прошлого, навязывая подрастающим поколениям еще несформировавшуюся, в общем-то, абстрактную «новую этику»? Нового ученика необходимо формировать и воспитывать, опираясь на опыт прошлого, который мы либо потеряли по пути в «светлое будущее», либо сознательно «сбросили с корабля современности», абсолютно забыв, что история этого не прощает. Именно поэтому вызывает уважение позиция питерского издательства «Речь», подарившего новую жизнь некоторым произведениям середины конца ХХ века, ставшими когда-то любимыми книгами детей и подростков. В серии «Вот как это было» опубликовано несколько произведений о Великой Отечественной войне, автобиографических и «чисто» художественных.
…Посмотрим непредвзято на дилогию Василия Клёпова, входившую в круг детско-подросткового чтения 1960-1980-х гг.. Обе повести В.С. Клёпова, безусловно, вымышлены, то есть созданы на конкретном фактическом материале, но обобщенном и предельно удаленном от прототипов главных героев этих произведений. Клёпов явно придерживался одного из принципов детско-подростковой литературы создавать произведения художественные без явной публицистичности и агитации, в высшей степени обобщенные, но в то же время «узнаваемые» и понятные ребенку-читателю. Именно поэтому действие в произведениях В.С. Клёпова происходит в абстрактном населенном пункте Острогорске, который расположен недалеко от линии фронта. С одной стороны, этот мифический город по повести «Тайна Золотой Долины» может находиться где-то на северо-западе России, так как дети-персонажи упоминают блокадный Ленинград, для спасения которого и отправляются в Золотую Долину искать золото на танк в помощь фронту. Сама Золотая Долина при этом явно могла бы располагаться на Урале или в Приуралье, но тогда бы не было продолжения истории четырех друзей. С другой стороны, эти же персонажи, сбежав из фашистского плена в Польше (повесть «Четверо из России»), попадают в Белоруссию, где отец главного героя Васьки Молокоедова говорит детям, что скоро освободим Беларусь и я заскочу домой. Иными словами, место действия вымышлено, но предельно жизнеподобно, как жизнеподобны и сами персонажи Васька Молокоед, Димка Дубленая Кожа, Лёвка по кличке Фёдор Большое Ухо и девочка Нюра по кличке Рыжая Белка.
…Придавая повествованию бóльшую реалистичность, В.С. Клёпов в 1958 году снабдил «Тайну Золотой Долины» своеобразным «достоверным» предисловием: «Жители Острогорска до сих пор рассказывают об одной истории, которая наделала в свое время много шума. Я имею в виду, конечно, «золотой поход» Васи Молокоедова. Еще по горячим следам я пытался написать о нем повесть. Но пылкая фантазия острогорских ребят уже наплела вокруг этого похода таких узоров, что невозможно было отличить правду от вымысла. И вот тогда-то у меня дома неожиданно появился сам герой повести Вася Молокоедов. Он принес мне почитать три довольно объемистые тетради < >. С вопросами, если они возникнут у читателя, прошу адресоваться непосредственно к Васе. Его адрес: станция Лоо, Северо- Кавказская ж.д., Азовская, 16». Причем дано название реальной станции, входящей сейчас в Большой Сочи, что должно было заставить поверить подростков-читателей в истинность повествования. Обладая наивно-реалистическим типом восприятия искусства, многие действительно верили автору, как верили подростки из Острогорска произведениям Майн-Рида, Купера и Лондона. Персонажи повести Василия Клёпова «Тайна Золотой Долины» играют в индейцев, начитавшись Томаса Майн-Рида и Дж. Фенимора Купера, сделав своим кумиром писателя Джека Лондона, чей портрет затем берут с собой в поход. К сожалению, реальный круг чтения современных подростков не так широк и глубок, как самостоятельное (досуговое) чтение подростков из маленького захолустного городка 1940-х гг., поэтому «взрослый посредник» должен объяснить, о ком идет речь, когда дети-персонажи обмениваются впечатлениями о прочитанном. Если в образовательной организации функционирует информационная образовательная среда, то разговор о писателях прошлого можно продолжить, зайдя на литературные и справочные сайты, познакомиться на них с творчеством любимых авторов школьников ХХ века, почитать аннотации к их произведениям. Для кого-то такое ознакомительное чтение о писателях станет мотивацией на чтение приключенческой литературы XIX – XX вв., которая также ненавязчиво и доходчиво представляет юным общечеловеческие нравственные нормы, которые и помогают выживать людям в критических ситуациях. В повести «Тайна Золотой Долины» ребята вспоминают и обсуждают роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», говорят о причинах дуэли Печорина и Грушницкого, хотя по программе они данное произведение не должны были еще проходить. Это также может послужить и мотивацией на чтение классики русской литературы, и пропедевтикой в изучении прозы Лермонтова. Романтика золотоискателей, сначала воплощенная в игре, требует реальной деятельности, проявления своих сил и способностей, проверки готовности стать такими, как любимые герои книг.
Главные герои повестей В. Клёпова начинают готовиться к путешествию: составляют список снаряжения и продовольствия, сооружают Золотую Колесницу Счастья, ловят собак для упряжки. Ребята придумывают себе новые имена для новой жизни: «Так я теперь обращался к Димке (Дубленая Кожа), потому что мы собирались стать на Тропу, а на Тропе не называют друг друга человеческими именами, а все больше: Соколиный Глаз, Быстроногий Олень, Серебряное Копье. Ну а Димка, раз у него фамилия Кожедубов, будет теперь Дубленая Кожа. – В.М.» О подготовке друзей к путешествию постепенно узнают все подростки городка, также стремящиеся и к путешествиям, и к реальной помощи фронту: «Все ребята оказались из нашего шестого класса и из пятого «В», где учился Левка. Они окружили нас, стали жать руки и желать счастливого пути. Некоторые столпились у Золотой Колесницы и начали залезать под полог, чтобы осмотреть и ощупать каждую вещь из нашего снаряжения <...>– Ты понимаешь, Васька, – бубнил Горшок, держа меня за рукав, – понимаешь, мы все хотим помогать Красной армии и покупать для нее танки и самолеты. А матери мешают! Но мы все-таки уйдем, как только вы наткнетесь на золото. Попомни меня, Васька, – уйдем, и все!». В лучших традициях приключенческой литературы Мишка Фриденсон дарит героям клетку с голубем — для посылки «экстренной голубеграммы», которая дважды спасала детей в критических ситуациях. Жажда приключений – это первый, но не основной посыл, заставивший трех друзей бросить школу и отправиться на поиски золота. Современных подростков-читателей привлекает именно этот посыл и сюжетная линия «приключения золотоискателей»: поиски Золотой Долины, о которой местные жители не хотят вспоминать и говорить, так как в ней с 1920-х гг. бесследно пропадают люди, блуждание в лесах и переправа через бурные речки, находка руды, а не золота, поиски таинственного старичка, стрелявшего в детей, — осознание второго пласта текста, более сложного, приходит постепенно в процессе сопереживания детям-персонажам.
Главные герои первой повести дилогии – друзья и соседи Васька, Димка и Лёвка, начитавшись приключенческой литературы, в основном – о Диком Западе и об индейцах, были психологически готовы к приключениям, но их готовность проявилась специфически: подростки не бегут в Америку или на Колыму «золото копать», а отправляются на поиски Золотой Долины, которая находится совсем недалеко от их города, но которую не могут найти, так как все искавшие ее либо исчезали бесследно, либо были убиты. Перед друзьями стоит конкретная цель – найти золото для «покупки» танка в помощь фронту. Так в произведение постепенно вплетается тема войны, однако не являющаяся основной: основная тема повести В. Клёпова «Тайна Золотой Долины» – жизнь и переживания подростков небольшого городка, их приключения и взросление, становление их мировоззрения и нравственных принципов.
В Золотой Долине появляется и героиня-девочка – Нюрка или Рыжая Белка, вопреки запретам взрослых собирающая в долине ягоды и лечебные травы. О голодной и бедной жизни в деревне здесь не говорится, но так или иначе мотив трудной жизни в тылу вплетается в повествование. Нюрка – также авантюрный персонаж, который сразу же включается в жизнь «золотоискателей», а затем отправляется в город продавать «золото», но выходит на академика Тулякова. Академик с радостью определяет в «золотых камушках» халькопирит, в котором руды 80%, и поэтому месторождение ценно и важно – в городе и сталелитейный завод, и танкостроительный «Смычка»: «— Они кто — индейцы? — засмеялся директор. — Делавары, или, не дай Бог, гуроны? — Нет, они белые... Только смешные очень. — И тут наша скво совсем уж некстати шепнула старичку: — Они золото ищут, чтобы покупать на него танки и самолеты. — Ага, понятно, — серьезно сказал директор. — А ты, значит, у них агент по сбыту? Замечательно! Может, ты мне все-таки покажешь, где эти бледнолицые братья развернули золотые операции?» Как видим, директор научно-исследовательского института, академик Туляков понимает и принимает игру подростков, знает творчество писателей прошлого, поэтому, включаясь в «игру», помогает и ребятам, и своей экспедиции пойти по правильному маршруту. Подключив работников НКВД, Туляков спасает детей, и таинственный старичок с сыном раскрывают свою тайну: старик-управляющий золотым прииском перед Октябрьской революцией 1917 года выкупил земли Золотой Долины, но в конце 1920-х гг. бежал в Германию, с началом Великой Отечественной войны он пробрался снова в долину и, как и в 20-е гг., стал ее охранять от посягательств других людей, убивая всех – и взрослых, и детей.
Детективный сюжет – едва ли не самая необходимая составляющая приключенческой детско-подростковой литературы, захватывающая ребенка-читателя уже в самой завязке данного сюжета. Безусловно, детективный сюжет присущ массовой «взрослой» литературе, он в основном читаем и любим малоподготовленным читателем, хотя и интеллектуалы тоже любят детективы, особенно – психологические. Подростки чаще всего также являются малоподготовленными читателями, поэтому им необходим яркий, острый и интригующий сюжет, авантюрные ситуации, герой-ровесник — чёткий образец для подражания. В младшем и среднем подростковом возрасте необходимые четкие ориентиры и образцы для подражания, чтобы понять, как жить в мире взрослых и как найти себя в этом мире, осознать, что такое счастье и как его можно достичь. Персонажи-дети и повести С. Радзиевской, и дилогии В. Клёпова не задумываются о том, что такое счастье, но подспудно это понимают: они стремятся жить для других — близких и далеких, помогать своему народу в трудное время, одновременно ища свое призвание в будущей взрослой жизни, например, Вася Молокоедов в дальнейшем становится геологом. К сожалению, Левка Гомзин по прозвищу Фёдор Большое Ухо не дожил даже до четырнадцатилетия – в повести «Четверо из России» рассказывается об оккупации Острогорска и жизни друзей в Польше, куда их фашисты угнали на принудительные работы, о побеге ребят и встретившейся им Белки, о гибели Левки. Все ситуации, описанные в данном произведении, так же типичны, как и в предыдущей повести, однако сюжет уже не детективный, а жизнеподобный – сюжет повести о детстве, в данном случае — о трудном детстве, о детстве в тылу врага угнанных на работы или в концлагеря детей. Тема войны здесь становится центральной, однако в произведении нет агитационно-пропагандистского изображения немцев: есть нацисты в Острогорске и в концлагере, куда попадает Нюрка, а затем девочка Лиза, но есть и обыкновенные люди, сочувствующие пленным разных национальностей, помогающие детям в их трудной и голодной жизни, «не замечающие» их во время побега и даже подсказывающие, куда идти и как себя вести.
Во многом сюжет данной повести В. Клёпова перекликается с автобиографическим произведением Виталия Сёмина «Ласточка–звездочка», которое можно предложить хорошо читающим ученикам или же школьникам более старшего возраста – в 8–10 классах. Подготовив юных читателей к восприятию ужасов войны рассказом о сложной жизни прифронтового города, Клёпов во второй повести не боится показать истинное лицо фашизма, тем самым объясняя, почему все персонажи ненавидят фашистов и ждут вестей с Восточного фронта. В поезде вместе с ребятами оказалась юная женщина Любаша, тайком пронесшая с собой грудного сынишку: «Как уж женщина прятала ребенка, когда в вагон входили немцы, трудно сказать. Но на третий или четвертый день у нее исчезло молоко. Мальчик заливался плачем. Наконец, не выдержав, под мелким холодным дождем Любаша стала в очередь, чтобы получить побольше пойла. Изможденный ребенок спал у нее на руках. Протянув немцам кружку, Любаша стала просить их дать хоть немного на долю сынишки.
Немцы весело переглянулись и заржали.
— Герр комендант, герр комендант! – крикнули они коменданта поезда.
Подошел поджарый, сухой, как вобла, комендант. Увидев, в чем дело, провизжал:
— Грудной младенец? Откуда ты взяла его?
Недолго думая, он схватил ребенка и ударил об угол вагона. Любаша взвизгнула и, как разъяренная тигрица, вцепилась в горло коменданта. Наши «кормильцы» бросились к ней, послышался выстрел, и Любаша, мертвая, повалилась на землю».
После такого, к сожалению, типичного случая из жизни угнанных на работы в Германию людей разве можно рассуждать об авторитарной этике? И те, кто это пережил, и те, кто об этом прочитал, будут ненавидеть фашизм во всех его проявлениях и бороться с ним, не щадя своей жизни. А для современных подростков важным будет «открытие», характеризующее сущность нацизма, основополагающим принципом которого является приоритет одной нации над другими, присвоение права делить людей на «чистых» и «нечистых», «недочеловеков»: «Когда мы вышли на широкую площадь перед вокзалом, русских уже выстраивали в два ряда. Посреди площади стоял длинный стол, у которого толпились люди. К нам подходил то один немец, то другой, выбирал из рядов кого-нибудь поздоровее и возвращался к столу. И тут до меня впервые дошел смысл того, что здесь происходит: немцы покупали людей! Это было не в Новом Орлеане, не двести лет назад, а в Германии, в ХХ веке. Каждый немец читал «Хижину дяди Тома» и, конечно, не одобрял, а осуждал американцев, которые торговали неграми. Но вот теперь такими неграми становились мы, русские, а работорговцами – цивилизованные немцы.
Здесь уместно «взрослым посредникам» поговорить с юными читателями о легкости восприятия детьми и подростками «красивых идей», пропагандируемых некоторыми взрослыми как в ХХ, так и в XXI веке, о том, что за идеей избранности скрывается человеконенавистническая сущность нацизма, поднимающего голову в наши дни. Школьникам нового тысячелетия необходимо разбираться в этих идеях, не поддаваться агитации и подходить осмысленно к любым внешне «красивым» и заманчивым лозунгам, идеям и программам партий, активно сегодня заманивающих подростков в свои ряды».
Безусловно, многие ситуации, возникшие во время побега четверых ребят из плена, выглядят фантастически, хотя аналоги таким ситуациям есть в реальной истории выживших беглецов. И встреча с отцом в белорусском партизанском отряде Васи Молокоедова художественное допущение, необходимое именно в детско-подростковой литературе: по традиции отечественной детской литературы в книгах должен быть либо счастливый, либо жизнеутверждающий конец, рассчитанный на психологию ребенка-читателя. И не для того, чтобы «не травмировать психику», а для того, чтобы юный читатель верил в торжество Добра над Злом, в справедливость окружающего мира, в смысл своего существования в этом мире».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...