воскресенье, 1 января 2017 г.

Лев Давыдычев – папа Лёлишны и Ивана Семёнова


Сегодня мы отмечаем весёлый праздник Нового года. Именно в этот день 90 лет назад родился очень весёлый писатель - Лев Давыдычев. Его весёлыми детскими книгами зачитывалось не одно поколение советских школьников. Пик его популярности пришёлся на 60-е – 80-е годы XX века. «Жизнь Ивана Семёнова», «Лёлишна из третьего подъезда» – названия этих повестей сразу всплывают в памяти, когда мы слышим его имя. Необычайно яркие детские и взрослые типажи с первых же слов влюбляют в себя читателя и остаются в памяти на долгие годы. Лентяй Иван Семенов, наивная сирота Лёлишна, вредная Сусанна, генерал Шито-Крыто. У каждого детского писателя есть свой секретный ключик к сердцу ребёнка. Есть писатели, которым удаётся сохранить в памяти впечатления своего детства. Эти захватывающие впечатления помогают им забыть, что они давно уже солидные взрослые люди, и взглянуть на мир глазами ребёнка. Лев Давыдычев из их числа. Он вспоминал: «Однажды, лет десяти, меня очень обидели; я ушёл в лес и думал о том, что надо бы написать, как нас не понимают взрослые». Он выполнил своё обещание: стал взрослым и написал. Сегодня мы поближе познакомим вас с автором этих без преувеличения легендарных произведений.

Родился Лев Давыдычев 1 января 1927 года в маленьком уральском городке Соликамске Пермской области в семье служащего. Мальчик рано начал читать. Его мама работала в Книготорге, в доме было много книг, их не только читали, но и постоянно обсуждали. Многие его рассказы автобиографичны. В сборнике рассказов «Маленький Федотик» есть рассказ «Бабушка», основанный на детских воспоминаниях автора, о детском послушании и о том, как оно спасает ребенку жизнь. В другой книге Давыдычев вспоминал: «Здесь я должен рассказать вам об одном печальном случае из моей жизни. И хотя это было очень давно, вспоминать об этом стыдно. Но я расскажу. Было мне тогда лет девять. Жили мы в Березниках, есть такой чудесный город на свете. Весь он в зелени, хотя находится не на юге, а на суровом Урале. И задумал я сбежать из дому, и знаете, куда? В Африку! Решил я добраться до неё пешком. Насушил сухарей и отправился в путь… Попало мне здорово. Папа мой в гражданскую войну был партизаном и не любил нарушителей дисциплины». «Был однажды такой случай: папа дал мне подзатыльник, я вышел на улицу, шел, плакал и думал: надо об этом написать. Учился тогда в классе третьем…» - рассказывал Лев Иванович в интервью одной из пермских газет. Когда ему было двенадцать лет, семья Давыдычевых переехала в Пермь. Там Лев окончил семилетнюю школу.
Он из того поколения, которое чуть-чуть не успело принять участие в Великой Отечественной войне. Ему оставалось лишь провожать на войну своих отцов, братьев и старших друзей. Давыдычеву было 14 лет, когда началась война, и 18 – когда она кончилась. Лев решил не продолжать учебу в школе после начала Великой Отечественной войны, чтобы как можно скорее получить специальность и приступить к работе. С 1941 по 1945 год он учился в нефтяном техникуме на геологическом отделении. Там сделал первые шаги в своей литературной деятельности, был редактором газеты геологов «Побежалось» и сатирического журнала «Псевдоморфоза по Крокодилу», в котором, как пишет его соученик по техникуму Матвеев, доставалось не только учащимся, но и преподавателям. «Обычно дети не задумываются над тем, что за книгой стоит живой человек. А вот я понял это сразу и все время об этом думал, - говорил в одном из интервью Давыдычев, - тогда же пробовал сочинять стихи. А во время войны начал вдруг писать, можно сказать серьезно. Дома почему-то оказалась пишущая машинка. Писал киносценарий. Всю жизнь мечтал проникнуть в кино».
Шестнадцатилетний студент нефтяного техникума в 1942 году проходил практику в поисковой геологической партии. Он вживался в работу, осваивал дело. Рассказ о тех буднях будет написан через 17 лет. Он рождался тогда из ритма шагов, качания рейки на плече, из свинцовой усталости и голодного головокружения, из головокружения от юношеской любви... «Геологи – сумрачные и раздраженные оттого, что их не посылают на фронт, – не разговаривали не только со мной, но и друг с другом. Худые, небритые, сосредоточенные на одной мысли, они спасались в работе. За день мы проходили не меньше сорока километров...». В коротком рассказе «Заваруха», написанном позже, незамутненный образ юности, вписанный именно в те годы – трудные, суровые, когда рано повзрослевшие мальчики работали наравне со взрослыми, не ждали и не просили снисхождения, рвались на фронт и, как свойственно юности, влюблялись... Была голодная, трудная, трудовая юность. В душе жила особая жадная тяга к искусству, книгам. А времени не хватало, денег – тем более, условий для самообразования – почти никаких. Нелегко было решиться продать хлебный паек, чтобы купить билет в театр. Лев Иванович вспоминает: «Труднее всего было донести его до рынка нетронутым...». Но мальчики отдавали хлеб и слушали оперы – в Перми шли спектакли эвакуированной из Ленинграда Мариинки. А после, на практике, несколько студентов нефтяного техникума, отработав смену – 12 часов, поражали хмурых взрослых: вдруг в бараке, где жили практиканты, начиналось пение – да какое! Пели наизусть оперу «Князь Игорь»! Успевали и работать, и читать, и ходить в театры, и спорить обо всем на свете, и даже бегать на танцы.
Как многие мальчишки, он рвался на фронт. Трижды приходила повестка. Каждый раз плакала мама. Каждый раз, обритый наголо, готовый в дорогу, приходил юноша в военкомат. Но его отправляли назад: «Идите, работайте». И техник-оператор электроразведки возвращался на буровую. У него была правительственная броня. И снова работа сутки подряд, короткий отдых и опять рабочие сутки. В годы войны Лев Давыдычев был практикантом Пермского нефтяного техникума и работал на буровой в Краснокамске. Он вспоминал об этом времени так: «Зима была беспощадной, а мы ездили на буровые в открытом кузове готовой вот-вот развалиться полуторки. Работа была трудная, временами непосильная, не ели, не спали сутками. Но приказ, отданный себе гражданской совестью: «Все силы на разгром врага!» - оказывал действие куда более сильное, чем голод и холод. И казалось, мы едем не на старой полуторке замерять скважины, а мчимся на танке в атаку». А старшие друзья уходили на фронт. Понадобилось 17 лет, чтобы все очнулось в сознании молодого писателя и отразилось в рассказе «Елена – Рыжая ведьма – Графиня – Витькина сестра» искренними словами: «Без громких слов, а просто от души – я иногда жестоко стыжусь, что не был на войне, хотя, конечно, понимаю, что стыд этот надуман, неразумен и оскорбителен не только для меня одного. И все-таки: ведь Витька был старше меня всего на один месяц. Его призвали, а меня – нет… Больше двадцати лет прошло – надо ли переживать? По-моему – очень надо… Был Витька. Была Елена. И Генка Смородников был… А я все еще есть. И я не знаю, сделал ли я хоть что-нибудь, чтобы настоящей ценой оплатить право остаться в живых не только потому, что родился, но и потому, что нужен живым».
Сразу же после окончания училища в 1945 году Лев Давыдычев вернулся на свою малую родину. Он был распределен в каротажную группу Краснокамской конторы турбинного бурения треста «Краснокамскнефть» и принимал непосредственное участие в проходке глубокой разведочной скважины № 8 на Северокамском месторождении. Эти события позже легли в основу лирической повести «Бутылочка нефти», где описаны реальные обстоятельства открытия в Прикамье нефти. Эту самую бутылочку не простой - девонской нефти, поднятой с глубины около двух тысяч метров, главный герой повести привез с буровой в подарок своей девушке. Сам факт такой добычи - не домысел автора. 9 августа 1945 года разведочная скважина одного из месторождений треста «Краснокамскнефть» действительно дала первую на Урале девонскую нефть: мощный фонтан «черного золота» ударил с глубины 1781 метр. Народный комиссар нефтяной промышленности Николай Байбаков выразил особое удовлетворение этим событием, прислав в адрес рабочего коллектива поздравительную телеграмму. Эта повесть, написанная, как и все произведения автора, на основе личных наблюдений и рассказов очевидцев, даже сегодня прочитывается на едином дыхании. Ведь в ней - о крепости характера и силе воли, о сложных послевоенных годах и людях разных профессий, самоотверженным трудом добывавших трудную уральскую нефть. Ну и, конечно, о любви, способной разрушить на своем пути любые преграды... Повесть напечатали в 1950 г. в альманахе «Прикамье». Давыдычев переписывал её трижды. Нефтяники всю жизнь считали его своим.
Год проработав оператором, Лев Иванович решил продолжить обучение и поступил в Пермский государственный университет, где обучался с 1946 по 1952 год. В институте он познакомился со своей будущей женой Надеждой Яковлевной. Хотя за ней ухаживал известный поэт, побывавший на фронте, выбрала она Давыдычева. В годы учёбы сыграли студенческую свадьбу. Молодая семья была дружной и хлебосольной. Тогда же он начинает писать рассказы и повести. С 1946 г. - журналист газеты «Звезда». В «Звезду» лет за двадцать до него пришёл Аркадий Голиков и начал отсюда своё литературное восхождение, завершившееся тем, что он стал всенародно известным детским писателем Аркадием Гайдаром. Для Льва Давыдычева работа в этой газете тоже оказалась счастливой: с неё начался его путь в журналистике, а затем и в литературе. Именно здесь, в «Звезде», в 1949 году появился первый его рассказ. И хотя после этого он ещё не раз менял место работы, путь его – через журналистику к литературе – уже не менялся. Пошли «взрослые» повести, рассказы для детей, повести для детей, пьесы для взрослых… Первые вышедшие книги для детей успеха писателю не принесли. Известность приходит к нему после публикации сказки «Как медведь кашу ел» и сборника рассказов о мальчике Лёньке «Почему плакала девочка».
Лев Давыдычев окончил филологический факультет Пермского университета в 1952 году, но не одновременно со своими однокурсниками. На госэкзамене по истории партии ему задали вопрос: «Чем окончилась речь Сталина на XVII съезде партии?» – «Бурными аплодисментами», – ответил студент. За эту шутку он был исключен из университета и сдавал экзамены позднее, уже не шутя. По окончании вуза он работал литературным сотрудником газеты «Большая смена», а позже редактором в Пермском книжном издательстве. Снова возвращается в журналистику – в газету «Молодая гвардия». В самом начале творческого пути, когда помощь была всего нужнее, начинающего автора послали в Москву на III Всесоюзное совещание молодых писателей. Он попал в семинар Веры Пановой и Юрия Трифонова. Было над чем подумать после занятий семинара, после долгой, умной, серьезной беседы с Верой Федоровной Пановой. И хотя в Перми ждала неудача – забраковали рассказ «Почему плакала девочка?», вскоре пришла неожиданная радость: рекомендация семинара, подписанная Пановой. Л.И.Давыдычева приняли в Союз писателей. А рассказ о девочке издали в Москве. С этого времени основной работой Льва Давыдычева стало писательство.
Но детским писателем Лев Иванович стал не сразу. Писать для детей он стал потому, что у него самого подрастал сын Леонид – озорной и беспокойный парень. Чтобы немного отвлечь его от озорства, писатель стал рассказывать ему разные весёлые истории, а потом подумал, что ведь и другим детям эти истории могут быть интересны. Вот и выпустил их в виде книжек. В 1952 г. в Пермском книжном издательстве вышла первая книга автора, адресованная детям, – «Волшебник дачного поселка и другие сказки». Она сразу же принесла известность начинающему писателю, а дети буквально влюбились в его необычный слог и необычайно ярких персонажей. «Начал писать со сказок, так как казалось, что сказки писать легче всего…много позже понял, что это труднее всего», - говорит автор. На конкретных жизненных ситуациях писателем показано, как должен поступать маленький ответственный человек, настоящий мальчик, как давать отпор хулиганам, бороться с ленью, чтобы стать хорошим учеником. И хотя это были первые литературные опыты Давыдычева, детской аудиторией они воспринимались с благодарностью, потому что дети послевоенных лет не были избалованными и ценили внимание взрослого человека, который учил добру так ненавязчиво и увлекал детей желанием стать хорошими.
В 1953 и 1955 гг. издаются повести «Горячие сердца» (о студентах) и «Трудная любовь» (о журналистах). В них Давыдычев честно и откровенно описывает истории из своего детства и взрослой жизни. Прочитав их, можно узнать много нового о людях, окружавших Льва Давыдычева в разные периоды жизни и даже прочувствовать ритм работы редакции, как например, в «Трудной любви», где сюжетная линия развивается в стенах редакции газеты «Смена». В 1959 году в Перми выходит книга рассказов Л.Давыдычева «Чужой чемодан». Наиболее удачные из них (по мнению критиков) – «Девочка с тремя косичками», «Рёва». В рассказе «Рёва», пожалуй, впервые юмор становится тем средством, которое ненавязчиво воспитывает читателя. Затем появились книги рассказов «У звонких ручьев» (1953), «Чужой чемодан» (1959), сказки для дошкольников «Как медведь кашу ел» (1954) и «Мой знакомый воробей» (1960).
Лев Давыдычев - полномочный представитель детей в Стране взрослых. Книги его служат прежде всего взаимопониманию между взрослыми и детьми, без чего невозможно не только правильное воспитание, но и просто нормальная жизнь. Вот что он сам думал об этом: «Разговаривая с ребёнком, мы всё ещё если и не присаживаемся перед ним на корточки, то, по крайней мере, склоняемся. А надо, чтобы он тянулся к нам. То есть, не теряя ни грамма детскости, литература должна взять на себя смелость попробовать разговаривать с маленьким читателем на большие темы, как бы забывая о его возрасте. И я нисколько не смущаюсь, когда меня стараются упрекнуть в том, что чего-то ребёнок в книге не поймёт. Пусть. Это даже хорошо. (Хотя здесь, как и везде, должно быть чувство меры!) Ибо если ребёнок всё во всех книгах понимает, чтение может стать для него не только лёгким, но и поверхностным, даже бездумным».
Успех пришел к нему после выхода в 1957 г. повести «Друзья мои, приятели». Эта же повесть явилась рождением Давыдычева как детского юмориста и сатирика. В предисловии к ней Давыдычев пишет: «Книжки писать трудно, честное слово. Если не верите, сами попробуйте. Намаетесь, сто раз пожалеете. Уж лучше в футбол играть». Лев Давыдычев описал каждый важный день главного героя повести Павлика Меркушева 7 лет от роду. Автор очень увлекательно рассказывает о том, как жили дети в небольшом посёлке на Каме с чудным названием Нижние Петухи. От нечего делать они придумывали себе всякие глупые занятия: дрались, рыли яму для тигров, которые, кстати, никогда не водились в тех местах, строили вездеход из дырявой лодки. Так бы и провели они в пустых забавах все свои длинные, летние каникулы, если бы не один умный взрослый человек, который придумал для них интересное, сложное и даже опасное дело – войну с крапивой. Каждому мальчишке интересно проверить свои силы в боевой обстановке, а крапива – это, всё-таки, не одуванчики. Война была очень трудная. Чтобы одержать победу пришлось пополнить свои ряды взрослыми и… и это хуже всего, девчонками! Событий в то лето у Павлика Меркушева хватало. То вездеход нужно было делать, то разгадать тайну бородатого человека… Самое главное — Павел наконец-то смог преодолеть свою трусость и подружиться с девчонками! Давыдычев с юмором и пониманием детской души заставляет читателя задуматься над некоторыми привычными вещами и сделать для себя неожиданные открытия.
В 1962 г. вышла новая книга «Многотрудная, полная невзгод и опасностей жизнь Ивана Семенова, второклассника и второгодника», получившая большую популярность. Она написана Давыдычевым на основе личных наблюдений и рассказов, которые он слышал от участников излагаемых событий и, конечно же, некоторой доли фантазии. «Написал как-то неожиданно для себя, - говорил Давыдычев, - не собирался писать ничего смешного». Второклассник Иван Семенов - самый несчастный человек на свете. Жизнь для него сплошная мука. Не жизнь, а учеба. А учиться он не любит. Книга полна невероятных событий, приключений и напряженной, драматической борьбы. Борются в книге все, только Иван - с необходимостью учиться, а остальные - с его ленью. Читатели вдоволь посмеются, наблюдая за перипетиями этой борьбы, проходившей с переменным успехом, порадуются за перевоспитавшегося Ивана и, конечно, станут строже относиться к себе, призадумаются, так ли уж Иван Семёнов - классический лентяй, который на всё готов, лишь бы уроков не делать, а мечта у него одна - уйти на пенсию. Но все, кроме бабушки Ивана, почему-то против такой перспективы. Вот и приходится взять Ивана на «буксир», да ещё какой! В общем, кому интересно, как стать лунатиком, как играть в шпиона, как сражаться с картофелинами и задачками, читайте!
Приключения главного героя повести Ивана Семенова настолько увлекательные, что ребенок в любом случае пожелает узнать, чем же все закончилось. А пока юный читатель будет разбираться в исключительных историях, что произошли с Иваном, успеет многому научиться. Главный герой книги считает себя самым несчастным человеком на свете. А все потому, что в школу ему ходить надо, а он не хочет, рассматривает ее как препятствие к интересной, наполненной событиями, жизни. «Мне бы только со школой разделаться, а там я… Да я сразу знаменитым человеком стану». И что он только не пробует, чтобы в ненавистную школу не ходить: и больным представляется, и заикание изображает, и лунатиком себя объявляет - ничего ему не помогает. Во сне снится, как он съедает учебники, а наяву мечтается, как он за один день все выучил и получает сплошные пятерки. Но, чтобы получать пятерки, надо домашние задания делать, а вот с ними у Ивана не ладится - сплошное мучение. Родители, конечно, ругаются, но их разговоры Иван уже не воспринимает - ничего нового от них он не слышит. Кстати, родителям эту повесть тоже полезно прочитать. Там отлично описано, как хулиганистый, ленивый и избалованный мальчик принимает решение измениться в лучшую сторону. Впрочем, обещание стать отличником Семенов Иван давал себе каждый день. Так бы он и продолжал давать себе обещания, каждый день опаздывать в школу и попадать в нелепые ситуации, если бы однажды учительница Анна Антоновна не попросила четвероклассницу Аделаиду взять Ивана Семенова на буксир. Аделаида подошла к вопросу перевоспитания лентяя Ивана очень ответственно. Она перепробовала множество способов, пока не нашла наиболее действенный. Во-первых, она указала Ивану, что он «бабушкин внук». А во-вторых, поставила условие: или он делает домашнюю работу, или она объявляет, что он УО - умственно отсталый. А Иван-то считает себя умным! Подумаешь, школа - он-то все про себя знает, а тут объявят: УО! Что делать? «И, кажется, он впервые призадумался над своей жизнью. Очень грустное это занятие - думать о своей жизни». В итоге Иван все же совершает героический для себя поступок - делает уроки. И сам просыпается, и сам чайник ставит, и умывается! (Правда, тут же бунтует бабушка, испугавшись, что теперь она не будет никому нужна, но с бабушкой герои книжки тоже справились и поладили). В довершении ко всему Иван научился чистить картофель и запланировал выучиться готовить борщ!
Четыре года спустя вышла новая книга для детей - «Лёлишна из третьего подъезда». Чего только не произойдёт в этой повести, удивительного и почти сказочного! Тигрёнок будет спокойно разгуливать по городу, Витька Мокроусов попадёт в клетку ко львам, милиционер Горшков, который не любит цирк, выступит в роли циркового клоуна. И много другого необычного и захватывающего. «Лёлишна» построена как цирковое представление – с фокусами, репризами, со звонками, антрактами, основными и вставными номерами, даже с цирковой рекламой: «МАЛЬЧИК В КЛЕТКЕ С ЖИВЫМ ЛЬВОМ! Читателя со слабыми нервами просят не читать! МАЛЬЧИК В КЛЕТКЕ С ЖИВЫМ ЛЬВОМ! Только в нашем цирке!». Всего в представлении три отделения. Парад участников открывает девочка Леля Охлопкова 11-ти лет, которую во дворе дома прозвали Лелишной. Так уж вышло, что она потеряла родителей и осталась жить с больным дедушкой 76 лет. Ей приходится самой о себе заботиться, вести хозяйство, да ещё и присматривать за дедушкой. Она готовила завтраки, обеды и ужины, встречала врача, покупала прописанные деду лекарства, пыталась бороться с бюрократической системой домоуправления в связи с обменом квартиры с их пятого этажа на первый, чтобы деду хотя бы изредка выходить из дома на улицу. Всё это сделало Лелишну не по годам взрослой, редкостно доброжелательной, смелой и трудолюбивой. Кстати, в повести есть и ненавязчивый антипод Лёлишны – тётя Нюра, которая называет себя «святой». Она тоже помогает людям, попавшим в беду. Но всё время даёт им понять, что на неё, тётю Нюру, молиться надо.
Петьке-Паре, так уж его прозвали, живется более беззаботно, нежели Лелишне. Вся его жизнь состоит из сна, еды и плевков, но иногда ему приходится все-таки ходить в магазин и в школу. Подобные обстоятельства Петьку сильно огорчают, и он пытается выполнить задания либо кое-как, либо потом. За что ему влетало от родителей и бабушки. Поэтому Петька-Пара считал, что ему в жизни не так сильно повезло, как Сусанне Кольчиковой! Вот уж кто по-настоящему умеет дрессировать взрослых и заставлять выполнять трюки любой сложности! Сусанна настолько профессионал своего дела, что у нее бабушки по ее требованию поют песни, мама мяукает, а папа лает. А если Сусанна пожелает, то вся ее семья будет даже хрюкать! И никогда и ничего Сусанне не приходилось самостоятельно делать! Даже умываться! А еще Сусанну Кольчикову все боялись, потому что Сусанна была вредной и злой. Даже Виктор Мокроусов - если бы Сусанна была мальчишкой вроде хулигана Головешки, то Виктор бы просто с ней подрался, но Сусанна была девочкой. А с девочками круглый отличник Виктор Мокроусов не дрался. Ему проще было избегать вредную и злую Сусанну. А вообще он был очень смелым мальчиком и не испугался даже льва Цезаря в клетке. Точнее он, конечно, испугался, но не дал своему страху взять над собой верх. Именно поэтому укротитель львов Эдуард Иванович задумался, не взять ли ему Витю к себе в ученики. Просто Эдуард Иванович уже давно подыскивал себе какого-нибудь смелого мальчика в качестве будущего дрессировщика. Но к концу представления-повести пожилой укротитель львов сделает свое предложение не Виктору, а совсем другому персонажу.
На первых страницах повести мальчик по кличке Головешка кажется нам неисправимым озорником, хулиганом и даже карманным вором. Это позже Лев Давыдычев рассказывает про прикованную к постели маму Головешки. И потому у мальчика нет ни ботинок, ни приличных штанов, даже суп Головешка не каждый день ел. Все вокруг пророчили Головешке колонию, а милиционер Горшков жалел парня, зная его жизнь. И несколько раз пытался ему помочь. Кто только не помогал ему «лечиться»! И Лелишна, и Виктор Мокроусов, прежде и сам немало страдавший от этого забияки, и милиционер Горшков, и цирковой артист-фокусник Ракитин... А в результате Владик будто родился заново - стал совсем другим человеком. Его даже парализованная мама Ксения Андреевна не сразу узнала. Да и как тут узнаешь, когда человек был вором, а потом вдруг неожиданно стал настоящим мужчиной и главой их семьи! Он даже посуду стал мыть САМ!!! И картошку пытался почистить. В конце книги это смышленый и даже очень привлекательный мальчик с нормальным человеческим именем - Владик Краснов. Он перевоспитался под влиянием хороших людей. Столь же чудесное превращение происходит с Петькой-Парой. Самая несимпатичная героиня, злая, капризная, отчаянно вредная Сусанна Кольчикова, для которой лучшее удовольствие - сделать кому-то гадость и свалить вину на другого, - даже эта мерзкая девчонка, выступающая в «Лелишне» с одним из самых эффектных «номеров» - с группой «дрессированных» родителей и их родителей, в самом конце повести делает первый шаг по пути к исправлению: совершенно самостоятельно едет в пионерский лагерь!
Всё в книге неожиданно и с цирковыми элементами. То Петька-Пара, проехав всю ночь в поезде и соскочив с него на скорости, оказывается вдруг в своем родном городе. То Сусанна «прилетает» на балкон Лёлишны и пугает этим дедушку, которого потом бабушки Сусанны хотели за это «посадить в больницу или положить в тюрьму». А еще дрессированные звери вмиг разобрались с бюрократией домоуправления! Сам тигренок Чип с мартышем Хлоп-Хлоп отправились за подписью вредного начальника. Эти очаровательные животные так понятно «говорили», что начальник всё подписал. Милиционер Горшков, не любивший цирк, неожиданно стал туда ходить каждый день. Ему довелось даже принять участие в представлении и побывать на арене! А потом свершилось чудо — Горшков поймал матерого и самого настоящего преступника! По просьбе Горшкова талантливый вор Головёшка в трамвае залез в карман пассажира за портсигаром. А портсигар оказался приклеенным к карману! А каково было, когда этот самый портсигар все-таки удалось вытащить, но что значительно хуже, открыть! Повесть читается на одном дыхании. За внешним озорством идет разговор о человечности, об ответственности, о долге и, как во всех книгах писателя, о труде.
В 1972 году выходит в свет роман «Руки вверх! или Враг №1» - произведение сатирическое, пародийное, написанное по всем правилам классического детектива, совсем не похожее ни на какую другую книгу. Там политическая сатира (жанр редкостный, особенно в прозе для детей), бьющая по врагам мира и прогресса, органично сочетается с сатирой дидактической, бичующей юных лентяев и потакающих им взрослых. Это книга о том, как шпионы решили уничтожить всех мальчишек и девчонок, потому что ненавидят их больше всего на свете. Сюжет лихо закручен. Обычный советский школьник Толик Прутиков очень хочет поймать шпиона. Не спит ночами, вскакивает с кровати с криками «Руки вверх!» и пугает семью. Любимая бабушка Толика жаждет приобщиться к поимке иностранного агента. Ведь еще ни одна бабушка в мире не схватила ни одного шпиона! А родители собираются ребенка лечить от этой странной мании. Но однажды Толику необычайно везет - он встречает агента ЫХ-000. Героям предстоит выяснить, что задумала страшная шпионская организация «Тигры-выдры» (она же – «Гроб и молния») и сорвать эти подлые планы. Перестрелки, погони, перевоспитание несознательных членов общества и подающих надежды на человечность злодеев. Этого в книге вдосталь. Очень выражены поучительные моменты. Доктор Азбарагуз исследует негативные влияния лени, тунеядства и мании величия на детский организм. А также пишет научный труд «Взрослый человек как результат развития ребенка», чтобы доказать, что воспитывать в людях хорошие качества нужно с детства. Автор наглядно и с юмором объяснит маленьким читателям, что такое хорошо и что такое плохо. И кто на самом деле «Враг №1» для любого гражданина. В романе сорок бабушек, собравшихся на лекцию, отстаивают свои права на то, чтобы баловать любимых внуков. В речи врача Моисея Григорьевича Азбарагуза, отчасти выражающего авторскую позицию, чрезмерная опёка внуков со стороны бабушек расценивается как национальное бедствие. Получается, что добрейшие бабушки оказываются невольными союзниками ужасной шпионской организации, поставившей перед собой цель уничтожить нашу страну, заразив детей ленью. Один из главных отрицательных персонажей книги, генерал Шито-Крыто, говорит: «Наша задача – сделать так, чтобы дети наших врагов росли избалованными, ленивыми,  капризными… Главная кардинальная задача нашей организации – сделать детей ленивыми, ибо ленивый ребёнок – уже враг своего государства … И мы, шпионы, говорим: да здравствует лень – наша опора в борьбе с человечеством». Шпионская организация «Тигры-выдры» терпит крах из-за третьеклассника Толика Прутикова. Провалилась операция «Фрукты-овощи», агент ЫХ-000 выдал всё, а знал он больше всех. Злобный генерал Шито-Крыто и господин фон Гадке, специалист по борьбе с детьми, строят новые коварные замыслы... Как выращивают маленьких шпиончиков и зачем подвергать престарелых прохвостов спиртизации, почему сдается генерал Батон и насколько эффективна лечебная процедура санитарной обработки задней поверхности школьника профилактическим ремнем - все это узнаете из книги. Юмористическое повествование ставит вопросы серьезные: откуда берутся лихоимцы и взяточники, тунеядцы и спекулянты. Растут они из таких, как герой повести Толик Прутиков,— утверждает писатель; но в детстве еще все поправимо.
Более позднее произведение – остроумная повесть «Дядя Коля – поп Попов – жить не может без футбола»(1979), в которой футбол признаётся безусловно важным, полезным, достойным настоящих мужчин занятием. Вам предстоит встреча с дядей Колей Поповым, который сначала был попом Поповым (вот такое интересное сочетание) и служил в церквушке в одном старинном селе. Правда, попом он был не очень хорошим и гораздо больше «…обожал рыбалку, любил собирать грибы и ягоды, с большим удовольствием пилил и колол дрова, часами возился на огороде, летом по многу раз в день купался, а зимой часто ходил на лыжах далеко-далеко в лес». И вот однажды приобрёл поп Попов телевизор, чтобы коротать за ним долгие зимние вечера, и увидел футбольную трансляцию. Очень скоро дядя Коля понял, что жить не может без футбола. Тогда стал он бывшим попом Поповым, и загорелся желанием стать футбольным вратарём. И не просто вратарём, а вратарём непробиваемым. И это своё желание начал дядя Коля с жаром и с «Божьей помощью» реализовывать. Помощь и советы господа бога приходят к нему во сне. А наяву стать настоящим футболистом помогают дяде Коле люди. Сначала судьба сводит его с третьеклассником Шуриком Мышкиным, полукруглым отличником, который упрямо не желает быть абсолютно круглым отличником. Затем Шурик и дядя Коля, которые быстро нашли общий язык, встречают ещё одного хорошего и очень весёлого человека Егора Веселых, демобилизованного младшего сержанта, и, по совместительству, центрального нападающего. Все вместе они помогают не упасть в глубокий голодный обморок бабушке Шурика, Анфисе Поликарповне, разрушают козни хитрого и коварного Жоржа Свинкина, называющего себя тренером футбольной команды «Питатель», которой на самом деле не существует, и пытающегося обманом заполучить в эту команду дядю Колю. Кульминацией повести становится футбольный матч, который показан таким образом, что читатель получает возможность, наблюдая за процессом игры, приобщиться к футбольным страстям персонажей.
«Эта милая Людмила» (1980) - «роман для детей и некоторых родителей» и затрагивает очень важные проблемы воспитания детей. Как сказано в подзаголовке, он посвящён внучке писателя, Ольге. Герои романа – дети и взрослые. С первых страниц книги мы встречаемся с двумя из них: Геркой Архиповым, избалованным ребёнком, который больше всего на свете любил ничего не делать, и его дедом, Игнатием Савельевичем, который, собственно, и разбаловал внука, но слишком поздно осознал последствия такого «балования» и теперь пытается исправить свои ошибки. Однако сделать это совсем непросто: внук растёт настолько несамостоятельным, что даже обед себе разогреть не в состоянии. Да что там обед, он даже телевизор сам никогда не включает и не выключает, а ждёт, когда это сделает дед. Отчаявшись хоть как-то повлиять на внука, Игнатий Савельевич в шутку пригрозил сдать его экспонатом в музей, как самого ленивого и избалованного внука:
«…Дед его Игнатий Савельевич частенько говаривал насмешливо и в то же время задумчиво, да ещё и почти горько:
— В музей бы тебя, дорогой внучек, областной краеведческий отдать, но ведь не возьмут, чего доброго.
— А чего мне там делать-то, в музее-то областном краеведческом? — каждый раз, не скрывая радости, удивлялся Герка.
— Ничего особенного, — каждый раз вроде бы охотно, однако с заметной грустью объяснял дед Игнатий Савельевич. — Как ты тут ничегошеньки не делаешь, так и там тем же самым заниматься будешь. Посадят тебя в клетку какую-нибудь научную или загородку специальную закажут. Табличку повесят, а на ней напишут, к примеру, что-нибудь такое: находится, мол, здесь, может быть, самый ленивый и самый избалованный внук на всем нашем земном шаре…»
Дед надеялся, что внуку обидно станет от такой перспективы (любому нормальному мальчишке было бы обидно). Однако Герка, как ни странно, воспринял шутку деда всерьёз и даже стал мечтать о том, как он станет музейным экспонатом, как о нём будут писать в газетах, говорить по радио и показывать по телевизору. Неизвестно, куда завели бы Германа эти мечты, если бы в посёлке, где жили они с дедом, не появилась маленькая, но очень энергичная и целеустремлённая девочка по имени Людмила. Она приехала туда на каникулы погостить у тёти Ариадны Аркадьевны. Тётя эта имела весьма непростой характер. Она всегда и всем твердила, что «не переваривает» детей. Единственным её любимцем был бродячий кот по имени Кошмар, которого Ариадна Аркадьевна нашла на улице и принесла домой. Характер у кота тоже был непростой (что и не удивительно, ведь он долго был уличным котом и недаром получил свою кличку), однако перед своей хозяйкой он очень ловко научился притворяться самым смирным и ласковым на свете котом. Она верила и души не чаяла в своём любимце, всегда угощала его чем-нибудь вкусненьким и прощала все его проделки. Стоит ли говорить, что ни тётя, ни Кошмар не были в восторге от приезда Людмилы? Однако девочку холодный приём нисколько не смутил.
Надо сказать, что Людмила была не просто Людмила, а милая Людмила. Так её стали звать с лёгкой руки самого Юрия Гагарина, с которым девочке выпало счастье не просто встретиться, а поговорить и даже получить автограф на портрете. Именно после этой встречи Людмила приняла решение раз и навсегда связать свою жизнь с Космосом. Милая Людмила знает советы на все жизненные вопросы и отчасти напоминает Лёлишну. И вот эта самая Людмила, можно сказать, в корне изменила жизнь не только Герки Архипова, но и местного злостного хулигана Пантелеймона Зыкина по прозвищу Пантя, который держал в страхе всю местную детвору. Ей удалось разглядеть в нём не просто хулигана, но и просто несчастного человека, которого пьяница-отец и мачеха не пускали домой и не давали есть. Уж такая она была, эта милая Людмила. Если она встречала плохих детей, то тут же бросалась заниматься их перевоспитанием, утверждая, что они не такие уж плохие и вполне могут стать хорошими, надо только найти к ним правильный подход. Обладая задатками педагога, она показывает, что талантливые дети могут поучить чему-то и взрослых людей. Впрочем, Лев Давыдычев никогда не страдал излишней нравоучительностью, и «Эта милая Людмила» не исключение: она воспитывает ненавязчиво, с юмором, с увлекательным сюжетом.
А вот жанр романа «Генерал-лейтенант Самойлов возвращается в детство» автор уточняет так: «немножечко юмористический, чуть-чуть-чуть сатирический, в меру детективный, некоторым образом фантастический, но в основном дидактический». Кое в чём он сходен с романом «Руки вверх!»: перед читателями снова сплав политической сатиры, романа о шпионах и романа о воспитании. Но если там шла борьба только с детской ленью, на которую, как на верного союзника, могли опереться наши враги, то здесь на истинно политическую высоту поднимаются уже вопросы воспитания в целом. Используя фантастический факт превращения старичка генерала в мальчика Лапу и детективный сюжет разоблачения иностранного шпиона, писатель в свойственной ему чуть пародийной манере разговаривает с детьми о самовоспитании, о преемственности поколений, о ранней гражданской ответственности. У генерал-лейтенанта в отставке Иллариона Венедиктовича Самойлова вдруг возникло непреодолимое желание вернуться в детство. Роман - о том, как это желание самым невероятным образом осуществилось, и что из этого вышло. Чтение захватывает с первых же страниц, с самого пролога, в котором показаны два диалога Иллариона Венедиктовича со Смертью, произошедшие во сне. Причём это была не просто Смерть в балахоне и с косой. Нет, это была современная Смерть. В первый раз генерал её увидел так: «Стояла передо мной, — а я лежал в кровати, — особа в огромных чёрных очках, длинноволосая — этакая седая пакля до острейших плеч, — в белой короткой юбке, чёрном свитере и красных сапожках». Вторая встреча привела Иллариона Венедиктовича в гнев: «Передо мной стояла Смерть. На черепе этой особы была солдатская каска с фашистской свастикой! Я буквально задохнулся от ненависти, сжал кулаки, покачнулся, но устоял. На ногах у Смерти — офицерские сапоги. Одета она была в серо-зеленый мундир, на широких коричневых погонах блестело по два черепа со скрещенными костями. Брюки у негодяйки были от космического скафандра!»
«Смерть-фашистка» сообщила ему о том, что давно уже сотрудничает «со всемогущей организацией «Целенаправленные Результативные Уничтожения»», и что «Готовится невиданная — неужели не ясно? — война, в которой оружием, если уж тебе так нравится это слово, будет только идеология!!! Вникни: мы готовим войну за умы и сердца людей, особенно, детей, невиданную по масштабам и подлости идеологическую войну!» Да, такая война была бы ужасна. И генерал-лейтенант Самойлов решил приложить все силы для того, чтобы спасти детей и помочь им из лентяев и лоботрясов превратиться в полноценных граждан страны. Эта книга Давыдычева звучит необычайно актуально и сегодня, в разгар идеологической войны и острого противостояния сил мира и международного терроризма.
Давыдычев писал рассказы и драмы, но известен, прежде всего, как детский юмористический писатель. Лев Давыдычев объяснял детям, почему он стал юмористическим писателем: «Я очень хорошо помню, как я сам был маленьким. До того помню, что понимаю вас даже тогда, когда вы творите глупости. А если я пишу смешные книжки, то это вовсе не значит, что меня с утра до вечера распирает смех. …Если я вас буду учить уму-разуму, втолковывать, что дважды два четыре, ничего из этого может не получиться. Зевнёте, отложите мою книжку в сторону и что-нибудь про шпионов читать будете (или бегать убежите). Вот я и решил стать юмористическим писателем. А это значит: научился я быть весёлым, как бы грустно мне ни было. Ведь каждой книжке захочется стать для вас умным другом. А весёлый друг – он ещё обязательно и добр, и терпелив. Учит он незаметно. Так и смешная книжка: смех-то смехом, а за ним всё серьёзно».
Одна из особенностей произведений Давыдычева – это юмор. Именно из-за него дети любят читать книги этого автора. А ирония, присущая повестям, ненавязчиво «воспитывает» юное поколение. Критик С. Сивоконь совершенно справедливо замечает, что для Давыдычева смех - дело серьезное. И как ни смеётся он над своими героями (да и нас заставляет смеяться), а всё же он и любит их – даже тех, которые поначалу ни у него самого, ни у нас не вызывают особенного сочувствия. Он глубоко убеждён, что даже среди самых отчаянных озорников всё-таки нет неисправимых. Чтобы удачно писать для детей, надо хорошо надо знать их характеры и привычки,  ребячьи интересы (девчоночьи тоже, конечно). Надо точно, до мельчайших подробностей, знать, что детям нравится, а что нет. Давыдычев знает. Он всегда на стороне ребёнка, понимая, что жизнь у детей не такая уж беззаботная. Сколько в ней разных трудностей, несправедливостей и обид! С героями своих книг, да и с юными читателями, он беседует уважительно, как равный с равными. Он прекрасно понимает, что «мальчишки и девчонки такие же люди, как все, только ростом поменьше, нисколько других не хуже, а некоторые даже лучше некоторых». Поэтому он старается понять своих героев, вникнуть в логику их поступков, не осуждает, а даёт человеку оправдаться, объяснить, почему он поступает так, а не иначе.
В книгах писателя есть ленивые мальчишки (Иван Семёнов, Петька Пара, Толик Прутиков, Герка Архипов), наделённые сильным характером девочки, призванные перевоспитать проблемных сверстников (Аделаида, Лёлишна, Людмила), изображённые в комическом ключе бабушки (безымянные бабушки Ивана Семёнова и Сусанны Кольчиковой, Александра Петровна из книги «Руки вверх! или Враг № 1», Анфиса Поликарповна из повести «Дядя Коля – поп Попов – жить не может без футбола»). А ещё - представители правоохранительных органов, всегда вовремя приходящие на помощь (милиционер Егорушкин, милиционер Горшков, участковый уполномоченный Ферапонтов, дружинник Алёша Фролов, полковник Егоров, лейтенант Васильков), оживляющие повествование животные (коты Бандюга, Кошмар и Жоржик, пёс Былхвост, тигрёнок Чип, обезьянка Хлоп-Хлоп). Обязательный персонаж всех детских произведений Давыдычева -ребёнок с ярко выраженными недостатками характера (лень, неприспособленность к жизни, безволие, капризность), которые преодолеваются в ходе развития сюжета. «Несовершенство» детей всегда вызвано неправильным воспитанием.
В роли неумелых наставников в книгах Давыдычева могут выступать разные члены семьи и даже учителя – писатель не боится выставлять взрослых в смешном виде. Чаще всего лжевоспитателями оказываются бабушки. Как правило, все они наделены одной определяющей чертой – безграничной любовью к внукам, заставляющей их, ограждая детей от жизненных трудностей, полностью блокировать их самостоятельность. Количество бабушек в прозе Давыдычева 1960-х гг. от произведения к произведению увеличивается, а их забота о внуках приобретает всё более гротескные формы. В повести об Иване Семёнове его бабушка хватается за сердце и требует вызвать «Скорую помощь», увидев, что внук самостоятельно проснулся. У Сусанны, героини «Лёлишны», уже две бабушки, которые дуэтом поют по приказанию капризной девочки морские песни. Давыдычев честно и откровенно говорит не только о детских недостатках, но и о недостатках взрослых – а это не у каждого детского писателя встретишь. Мало у кого найдёте вы столь выразительно нарисованных «дрессированных родителей», как в повести «Лёлишна из третьего подъезда…» или, оттуда же, грозного и грубого домоуправа товарища Суркова, который когда-то «был немаленьким начальником, но очень плохим человеком. Стал он из-за этого начальником поменьше, а каким он стал человеком – судите сами».
Как же получается у Давыдычева – писать в равной степени серьезно, с полной отдачей для детей и для взрослых? Он пишет лирическую прозу для взрослых. Пьесы. Смешные повести для детей. Гротесковый роман. Сказки. Он научился, по его словам, «выживать в границах» любого жанра. Детские повести Давыдычева эксцентричны, полны юмора, озорства. В произведениях, адресованных взрослым, голос автора очень серьезен, порой печален. Со взрослыми Давыдычев разговаривает как умный, добрый и проницательный собеседник: сначала обнажает собственное сердце, чтобы другому лучше было вспомнить свое, заветное, тайное, подумать о нем и раскрыться в ответ. Тут нужна предельная честность, откровенность, мужество. И разве не этим трогают душу такие рассказы, как «Никифоров», «Старик и его самая большая любовь», «Всегда втроем», «Душа не на своем месте», «Мамино слово»? В одном из взрослых рассказов есть такие строки: «Как много сил мы тратим, требуя к себе внимания, скрупулезно подсчитывая, где и сколько мы его недополучили! И даже любовь бывает такой, что только успевай ей доказывать, что любишь. А то и друг идет, и уже знаешь: сейчас дружбы требовать будет... Душевного бескорыстия не хватает нам на каждом шагу. Мало еще отдаем, не прося взамен ничего».
А рядом – вся пронизанная ребячьим гамом и смехом повесть о второгоднике и второкласснике Иване Семенове. При всей фантазии автора он удивительно точен в изображении этой жизни. Недаром дети знают целые страницы повести наизусть – очень высокая оценка труда прозаика. Давыдычев в тот момент, когда пишет, совсем не озабочен возрастом будущих читателей. Он задумывает новое произведение, ему есть, что сказать людям, и он старается сказать так, чтобы его поняли. В основе детских вещей всегда серьезная мысль, не менее серьезная, чем во взрослых. Писательская же позиция, а вернее, позиция гражданского «взрослого» и «детского» Давыдычева одинакова: в жизни случаются всякие вещи. Но ты всегда обязан быть человеком. И в пять лет, и в двадцать, и в семьдесят. И для этого необходимо трудиться.
А.Решетов в статье «Безупречный слог мастера» писал: «Давыдычев не только сам пишет хорошие книги. Не щадя сил он помогает делать это и другим людям. Ни разу, ни с кем не говорил чиновничьим или лекторским тоном, но всегда нам, начинающим, был строгим старшим другом и учителем. Никогда он не заставлял нас подражать себе, не толкал нас в свою колею, но всегда требовал от нас суровой работы, ответственности за каждую строчку, за каждое зря истраченное мгновение». Давыдычев, бывший секретарем писательской организации Перми, сразу отличил среди начинающих поэтов талант Алексея Решетова. И доказывал, что лирика Решетова гражданственна по самой сути, что стихи его в русле лучших традиций русской поэзии. Свежий голос, талант Давыдычев замечал раньше других. И спешил помочь. Так помогал он А.Решетову, В.Болотову, О.Волконской, А.Колчанову. Как учитель он был суров.
Давыдычев принадлежит к разряду писателей «трудных». Прежде всего, у него резко выраженная индивидуальность, свой, ни у кого не заимствованный способ выражения внутреннего мира. Своя манера думать, свой язык. Если он хочет сказать что-то очень важное, то придумывает необычную строчку. Иногда буквы располагаются столбиком, иногда по диагонали, ступеньками, врассыпную, справа налево. Отдельные слова в произведениях записаны с повторением букв или слогов. Все свои книги он по несколько раз переписывал от руки. Известно, что повесть «Руки вверх» переписана им шесть раз. А потом еще несколько раз перепечатывал рукопись на машинке. Лев Давыдычев объяснял это так: «Вот, к примеру, абзац, если мне не лень его переписывать, значит, ничего. А если лень — значит нужно выбрасывать. Это работа». В итоге его тексты приобретают такую яркость и законченность, что их хочется постоянно цитировать. В полном названии произведения «Многотрудная, полная невзгод и опасностей жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника, написанная на основе личных наблюдений автора и рассказов, которые он слышал от участников излагаемых событий, а также некоторой доли фантазии» 31 слово! «Лёлишна из третьего подъезда, или повесть о доброй девочке, храбром мальчике, укротителе львов, двоечнике по прозвищу Пара, смешном милиционере и других интересных личностях, перечислить которых в названии нет никакой возможности, потому что оно и так получилось слишком длинным» (38 слов). В полном названии повести «Руки вверх! Или враг №1» 59 слов!

Каким-то неизвестным образом о творчестве Давыдычева узнал знаменитый итальянский писатель Джанни Родари и пригласил автора в Италию. Давыдычева не выпустили из страны. Позднее он с горечью сказал: «Придется написать рассказ о том, как я ездил в Италию: добывал справки в психдиспансере, сдавал мочу на анализ, заполнял анкеты…» Случайно Лев Давыдычев узнал, что его роман «Враг № 1» хотели опубликовать в США. Запрос пришел, и его положили под сукно, не показав автору и не ответив издателю. Давыдычев никогда не получил ни копейки гонорара за публикацию его произведений за рубежом, а публиковали их много. Произведения его изданы в Венгрии, Польше, Чехословакии, в Болгарии. Его книги, особенно про Ивана Семенова, были переведены на польский, литовский, эстонский, чешский, венгерский, болгарский, английский языки и изданы зарубежными издательствами.
Популярность детских книг Льва Давыдычева была удивительна. Однажды из Москвы в Пермь переслали письмо маленького мальчика, на котором был простой адрес: город Москва, писателю Льву Давыдычеву. А в Театре Юного Зрителя на спектакле по «Ивану Семёнову» дети поправляли актеров, если те неточно произносили реплики героев. Однажды на встрече с маленькими читателями, воспитанниками детского дома, Лев Давыдычев увидел, что ребята зажаты и плохо реагируют на его слова. Тогда он предложил лечь на траву и… голосовать, но голосовать ногами! Дети повалились на спины и восторженно задрали ноги вверх. Лед недоверия был сломан. Он очень любил детей, и дети к нему тянулись.
Кстати, внучку Давыдычева зовут Оля, то есть Лёлишна. «Многие спрашивали меня – не обо мне ли эта книжка?,- вспоминает она.- На самом деле это не так. Потому что эта книга была написана задолго до моего рождения. Но когда родители узнали, что родилась девочка, сразу же позвонили дедушке и сказали: «Поздравляем вас с Лёлишной!»  Дедушка удивился: «Как это? Ведь Лёлишна вышла много лет назад!» А родители ответили: «А у нас девочка родилась, и мы назвали ее Лёлишной». Дедушке было очень приятно видеть, как один из героев его книг появляется в реальной жизни». Внучка вспоминает: дедушка часто и помногу гулял по городу, любимое место его прогулок - около парка Горького: «На самом деле, Лев Иванович несмотря на то, что был очень известным писателем (его часто показывали по телевизору, печатали в газетах, да и в городе его в лицо знал почти каждый), он был человеком простым. Прежде всего хочется отметить, что дедушка обладал невероятным чувством юмора, любил посмеяться и пошутить. Застать Льва Ивановича с таким серьезным выражением лица, как на портрете, вы не смогли бы никогда, потому что у него всегда была в глазах озорная искорка. Он искал во  всем что-то позитивное и весёлое. Иначе бы и быть не могло, как же бы он тогда написал такие забавные книжки!»
Дом Давыдычевых был гостеприимным и хлебосольным. Кого в нём только не было -писатели, актёры, режиссёры, художники… Лев Иванович очень любил песни Булата Окуджавы и часто слушал их на пластинке - это помогало ему творить. Его домашняя библиотека не разрасталась, а уменьшалась с годами. Он считал, что дома должны быть только самые нужные и любимые книги, и раздавал остальное. К концу жизни его библиотека уменьшилась в четыре раза. Зато собирал игрушечных львов. Он и сам был похож на льва с зачёсанной назад гривой волос. Любил бывать и работать на даче, любил природу и всё живое. Вспоминает внучка: «Когда у дедушки пропадало вдохновение, он отвлекал себя тем, что делал всякие поделки из дерева. Брал обычный ножик и мастерил забавные игрушки. И в этот момент, когда он выполнял такую монотонную работу, мысли освобождались, и можно было придумывать что-то новое». Он никогда не давал домашним сидеть без дела. Смотришь телевизор - хотя бы вяжи.
По мотивам произведений Льва Давыдычева были сняты четыре кинофильма: «Волшебник дачного поселка», «Три с половиной дня из жизни Ивана Семенова второклассника и второгодника» (1966 г), «Цирк у меня дома» (1978 г) и «Руки вверх!». 
Идея снять фильм про Ивана Семенова на Пермской студии телевидения возникла сразу же после выхода в свет повести. Однако у пермских телевизионщиков в то время опыта съемок полнометражного кино не было, как и у режиссера Константина Березовского, приехавшего работать на Пермскую студию телевидения из Уфы. Но прочитав сценарий, а затем и саму книгу, Березовский согласился работать над фильмом, поставив единственное условие - дать ему год на подготовку юных актеров. Сотни мальчишек пришли на кастинг, мечтая сыграть в кино лопоухого второгодника. Каждую неделю на студии телевидения ребят обучали актерскому мастерству, а полученные навыки закрепляли с помощью телевизионных спектаклей. Большинство ребят позже сыграли в фильме. На экраны первый пермский полнометражный фильм вышел в 1966 году. На первом Всесоюзном фестивале телефильмов в Киеве он завоевал Гран-при (среди детского кино), а Владимир Воробей, исполнитель главной роли, получил приз за лучшее исполнение детской роли. Фильм о приключениях второклассника был лауреатом кинофестиваля в Монте-Карло, приобретен и показан в 37 странах. Недавно в Перми сняли ремейк фильма. В нем Владимир Воробей, тот самый Иван Семенов из фильма 1966 года (сейчас он - директор пермского ДК им. Солдатова), играет дедушку своего героя.
По повести Л.Н. Давыдычева «Руки вверх! Или Враг №1» режиссером Владимиром Грамматиковым в 1981 году снят музыкальный фильм. В нем снимались известные актеры Георгий Вицын, Татьяна Пельтцер, Ирина Муравьева и другие. Фильмы Грамматикова в свое время были признаны лучшими в разделе детских и юношеских фильмов на международном фестивале в Москве и Сан-Себастьяно, а «Руки вверх! Или Враг №1», по единодушному признанию критиков, лидировал на всесоюзной неделе детского кино в Минске. Уже не одно поколение ребят знает Ивана Семенова. Про него поставлен спектакль в Пермском ТЮЗе. Также по «Ивану Семенову» была поставлена пьеса, песни для которой были написаны А. М. Домниным. Книга об Иване Семенове легла в основу оперы Дмитрий Батина «Страсти по Ивану Семенову» (пермский театр «Орфей»). В мультипликации произведения Льва Ивановича отражены в «Жизни и страданиях Ивана Семенова», «Приключениях Чипа» и «Петькиных трюках».
Л.И.Давыдычев неоднократно избирался ответственным секретарем Пермской областной писательской организации, был членом правления Союза писателей РСФСР, более 20 лет участвовал в работе редколлегии журнала «Урал». Член Союза писателей СССР с 1956 года. За литературные достижения в 1971 году был награждён медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» и орденом «Знак Почёта», в 1977 году — Почётной грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР. В 1985 г. писателю присвоено почётное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР». Лауреат областной премии имени Аркадия Гайдара. В день своего шестидесятилетия в газете «Звезда» Л.И. Давыдычев рассказывал: «На встречах с читателями меня постоянно спрашивают, сколько же моих книг напечатано. А я никогда не считал. А вот перед 60-летием решил всё же. И у меня получилось 45. Но это изданий и переизданий. А в чистом виде – пятнадцать. Получается, по два года работы на книгу. Это в среднем. Быстрее не получается». Однажды писатель сказал: «Если бы собрать всех героев моих книг, то, пожалуй, они не уместились бы в моей квартире».
Практически до самых последних дней жизни Лев Иванович творил и встречался с маленькими читателями. 24 ноября 1988 года Л.И.Давыдычева не стало. Он умер от инфаркта. Не выдержало сердце той нагрузки, которая сопутствовала его творчеству. Он похоронен в Перми. Рядом с ним похоронена его супруга, Надежда Яковлевна Давыдычева (1928 - 2001) Она намного пережила мужа и после смерти сына успела вырастить и поставить на ноги внучку, оставшуюся на её попечении. Ольга Леонидовна стала художником и писателем и не раз иллюстрировала книги деда. Сейчас она глава издательства «Мастер-ключ».
Хорошие и умные книги Давыдычева по-прежнему популярны среди мальчишек и девчонок. Детское творчество писателя – это праздник смеха, веселья, юмора, праздник детства. Читатели радуются его веселым повестям о друзьях-приятелях, о доброй Лелишне и зловредной Сусанне Кольчиковой, которая получила по заслугам, о Викторе Мокроусове, достойном человеке, и о Петьке-паре, разгильдяе и засоне. Над Иваном Семеновым читатели просто хохочут, такого ленивого мальчишки, с детства мечтающего о пенсии, нет ни в какой другой книге. Произведения и фильмы по ним до сих пор любят, читают и смотрят. Когда Лев Давыдычев писал свои книги (а это были 60-е годы XX века) читатели с удовольствием узнавали в них привычные для себя вещи. Всё было реальным – и обстановка, в которой живут и учатся герои; и предметы, которыми они пользуются; и игры, в которые играют; а главное – отношения между людьми. Теперь книги Давыдычева стали почти историческими. По ним можно изучать школу советского периода и быт живших в ту пору людей. 
А у маленьких пермяков есть возможность не только прочесть, но и лично увидеть парту, за которой сидел второклассник и второгодник, прикоснуться к личным вещам автора в музее Льва Давыдычева, расположенном в здании школы №2 г. Перми (ул. Советская, 33). Внучка писателя передала музею личные вещи их семьи. Ей, наследнице писателя, достался его огромный архив, множество картин, книг и рукописей. Именно туда перекочевали около 40 картин с дарственными надписями художников, библиотека Льва Давыдычева - большинство книг тоже с авторскими дарственными надписями, архив рукописей и пишущая машинка, на которой работал знаменитый детский писатель. Всё можно взять в руки. В музее стоит личный стол писателя Льва Давыдычева, стул, сделанный им собственными руками и украшенный рисунками внучки. 
Для учеников это самое любимое место в школе. Герой книги Давыдычева «всегда мечтал о том, чтобы в школе висели его портреты, а на здании была прибита доска: «В этой школе страдал и мучился замечательный, но самый несчастный человек на свете Иван Семёнов». Таблички на школе пока нет, а вот портретов хоть отбавляй. В музее появилась настоящая галерея. Несколько картин из личной коллекции Давыдычева привлекли сюда современные работы пермских художников, которые с удовольствием рисуют Ивана Семёнова. О таком этот двоечник даже не мечтал. Но больше всего ребятам нравится комната-класс Ивана Семенова. 
Здесь можно сесть за парту 60-х годов прошлого века, достать тетрадку из портфеля, которому уже почти полвека, и написать в ней настоящими чернилами. Иван Семёнов – двоечник, второклассник и второгодник – для ребят из школы № 2 любимый герой. Учителя уверяют – на успеваемость это не влияет. Ведь книга Льва Давыдычева совсем не о двоечнике, а о развитии личности ребенка, о трудной работе над собой, над своим характером. На первом этаже школы уже открылось литературное кафе «Иван Семенов», в оформлении которого принял участие исполнитель роли второклассника и второгодника в одноименном фильме Владимир Воробей. Со стен на посетителей смотрят фотографии Воробья-Ивана и кадры из культового детского фильма. По замыслу администрации школы, кафе должно стать местом встреч старшеклассников, различных литературных вечеров, интеллектуальных игр. О Музее детской книги Прикамья и еще фотографии здесь.
Портрет Л.И.Давыдычева украшает фойе Пермской областной детской библиотеки им. Л.И. Кузьмина (написал портрет заслуженный художник России, пермский художник Станислав Ковалёв). Одно из мест, где традиционно бывают поклонники творчества Льва Давыдычева, – памятник Ивану Семенову, установленный в октябре 2003 года у Пермского театра кукол (скульпторы М. Васин и Н. Хромов). Вокруг него несколько лет была шумиха из-за того, что горожане посчитали монумент не похожим на свой литературный прототип. Однако памятник был оставлен без изменений и по-прежнему встречает гостей сквера театра кукол. С 2004 года каждый первоклассник города, придя в школу, получает в подарок книжки Льва Ивановича Давыдычева. («Лелишна из третьего подъезда», «Иван Семенов» и др.. Иллюстрации к книгам выполнила внучка писателя Ольга Давыдычева). Также в 2003 году по инициативе писателей Вячеслава Запольских и Владимира Киршина было создано Общество друзей Ивана Семенова. По легенде, второклассник и второгодник вырос, стал олигархом и учредил литературную премию имени самого себя. Символическая награда «За неисправимость литературы» номиналом в один рубль предназначена для авторов произведений, написанных без коммерческого интереса и не скучно. Первым лауреатом премии Ивана Семенова стала Наталья Володина за повесть «Яблоко для Тролля».
Время показало, что интерес к произведениям Льва Давыдычева не ослабевает. Изменения, произошедшие в нашем обществе, школьные реформы, новые достижения в электронике – всё это, конечно, отдаляет сегодняшних школьников от наивных героев, живущих на страницах книг весёлого пермского писателя. Но главное, что волнует детей и сегодня, остаётся неизменным – это понятия о совести и чести, дружбе и взаимопомощи. Нельзя не отметить, что время наложило на книги Давыдычева какую-то особенную ностальгическую привлекательность, которая выражается в желании заглянуть в прошедшую эпоху, где школьники обходились без компьютеров и калькуляторов, а жизнь была проще и веселей. От произведений Давыдычева на душе становится светлее, поднимается настроение, а жизнь видится совсем в иных красках. Своих читателей он приводит к мысли, что благородство, верность, доброта, готовность прийти на помощь - всё это должно проявляться в людях с детства, что главное наше призвание - быть Человеком. «Хороший человек не может быть доволен собой на сто процентов. Я за то, чтобы человек сомневался! Почаще задавайте вопрос «почему» - и себе, и другим», - советует Лев Давыдычев.
Не секрет, что многие дети не очень-то жаждут учиться, бывают хвастливыми, непослушными и очень непоседливыми. Мораль в ребенке осядет значительно быстрее и надежнее после ярких примеров хорошего и плохого в интересных книгах для детей, где есть увлекательный сюжет и главными героями являются дети. В таком случае ребятам будет интересно читать и намного проще осознать, что испытывают персонажи книг. Читайте с детьми книги Льва Давыдычева. Чему же они учат? Возьмём, к примеру, повесть «Друзья мои, приятели». Вот некоторые вопросы, которые Давыдычев подбрасывает своим читателям. Ответить на них можно по-разному. Всё зависит от опыта и характера человека. Но то, как отвечает на них сам автор, неизменно вызывает удивление и улыбку.
Какой завтрак самый вкусный? (Тот, который приготовлен собственными руками)
Как продлить себе жизнь? (Вставать раньше)
Что делать, если тебя дразнят обидными прозвищами? (Не обращать внимания)
Хотелось бы, чтобы ребята, читая весёлые повести Давыдычева, не оставляли без внимания сцены серьёзные и трогательные, которые у Давыдычева перемешаны со смешными и забавными. Чтобы они поняли, как нелегко даются человеку уроки мужества (помните первые встречи Виктора Мокроусова с Головёшкой?). Чтобы поразмыслили над тем, как трудно круглой сироте Лёлишне не только быть главой семьи (под её присмотром был тяжело больной дедушка), но ещё и выглядеть неизменно бодрой, жизнерадостной и даже заботиться о других, уже совершенно посторонних людях. И как обидно ей отказываться от своей мечты (а она мечтает стать укротительницей, и настоящий укротитель львов Эдуард Иванович готов взять её в ученицы), а она отказывается – из-за больного дедушки. Чтобы обратили внимание, сколько каждодневного труда – тяжёлого, изнурительного, сколько мужества, ловкости, выдержки требуется для того, чтобы днём или вечером выйти на арену и выступить хотя бы с самым простым и коротким номером. Чтобы не прошли мимо многозначительной встречи пожилого майора милиции, крови своей не жалеющего ради спокойствия честных людей, и опытного, закоренелого вора по кличке Сом: «… Горшков смотрел на двоих людей – оба седые, оба усталые, оба раненые. Один всю жизнь истратил на то, чтобы приносить людям зло, другой – добро». Чтобы поняли радость больной матери Владика Краснова (бывшего Головёшки), когда специально для неё во двор приезжают цирковые артисты и устраивают весёлое бесплатное представление… Давыдычев пишет о серьезных вещах - о том, как важно хорошо учиться в школе, уметь всякое дело делать самому. «Если бы вы не боялись слова «учебник», я бы сказал, что даже смешные книги – это учебники. Да, да, учебники! По ним можно учиться жить…»из обращения Льва Давыдычева к читателям, опубликованного в книге «Лёлишна из третьего подъезда».
Завет Давыдычева: «Многоуважаемые мальчишки и девчонки! Выбирайте себе любую дорогу в жизни, любую профессию, которая вам по душе. Будьте кем угодно, только не лентяями. Уж очень много вреда приносят они себе и другим. Будьте добрыми. Старайтесь чаще помогать другим, чем просить помощи себе. А вообще, чтобы стать умным и понимать всё, надо прожить жизнь. Вот и я желаю вам прожить её в трудах, заботах и радостях»

Список книг:
Бутылочка нефти. Рассказ. (1952)
Волшебник дачного поселка. Сб. рассказов. (1952)
Горячие сердца. Повесть. (1953)
У звонких ручьев. Сб. рассказов. (1953)
Как медведь кашу ел. Сказка. (1954)
Трудная любовь. Повесть. (1955)
Друзья мои - приятели, или Повесть о том, как жили ребята в Нижних Петухах. Повесть. (1957)
Почему плакала девочка: Три тетради рассказов. (1959)
Чужой чемодан. Сб. рассказов. (1959)
Мой знакомый воробей. Сказка. (1960)
О мышке с золотым хвостиком... Сказка(1960)
Гул дальних поездов: Пять тетрадей рассказов. (1961)
Многотрудная, полная невзгод и опасностей жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника. (1961)
Лёлишна из третьего подъезда. Повесть. (1963)
Старик и его самая большая любовь. Сб. рассказов. (1965)
Душа не на своем месте: Семь тетрадей рассказов. Сб. рассказов. (1965)
Руки вверх! или Враг № 1. Роман. (1969)
Капризный Вася и послушный пёс Атос. Рассказ.(1970)
Дочь революции. Рассказ.(1970)
Случайный спутник. Повесть. (1975)
Самое длинное мгновение. Сб. рассказов. (1977)
Мама Надя, Лёнька и я (автобиографическая повесть) (1978)
Дядя Коля - поп Попов - жить не может без футбола. Повесть.(1979)
Эта милая Людмила. Роман. (1980)
Чумазый Федотик. Сб. рассказов. (1983)
Генерал-лейтенант Самойлов возвращается в детство. Роман для детей.(1984)

Желающие могут посмотреть передачу-интервью с писателем:
https://www.youtube.com/watch?v=lucxIivgdMo - встреча со Львом Давыдычевым

Некоторые фразы из книг Давыдычева хочется просто заучивать наизусть:
«Лёлишна из третьего подъезда»
«Надоело мне всех слушаться, особенно умных…»
«Переживаешь? Я тебе завидую. Тебе можно переживать. А мне врачи запретили. Категорически».
«Он мчался так быстро, что даже Сусаннин визг не мог его догнать. Значит – сверхвизговая скорость».
«Я, брат, не как некоторые, которые раз-два и сообразили. Мне суток трое надо».
«Помнишь, лет пять назад, а точнее, пять лет назад был у нас с визитом этот подлец по кличке Сом?»
«В таких случаях говорят: гора с плеч свалилась. И если эту поговорку применить к Горшкову, то у него целый горный хребет с плеч свалился».
«И от жалости к самому себе он взрыднул».
«Ты абсолютно неправ».
«Прощай, конечно, тем более что навсегда».
«Мне, которая привыкла к заботе и ласке, трудно будет среди сотни невоспитанных сорванцов и сорванок».
«Но важно выбрать себе работу по душе. Это самое главное. Лучше быть хорошим дворником, чем плохим академиком».
«– Ругать всё равно будут, – мрачно проговорил Петька. – Я один день ничегошеньки не делал, просто целый день на стуле просидел. И всё равно попало. Вот жизнь!»
«А когда исполняется самое твое заветное мечтание, тебе хочется, чтобы всем было хорошо, как и тебе. Ты готов забыть и простить все обиды, помириться с теми, с кем был в ссоре».
«Но вот вопрос: неужели вы умеете глотать книги?! Ам – и прочитали? И забыли. Тогда – для чего читать?»
«Недаром каждый писатель старается каждую книгу писать так, словно она – последняя. И старается вложить в неё всё, что ему хочется сказать людям».
«А резко менять привычную жизнь так же трудно, как на большой скорости резко сворачивать в сторону. Вдруг навернёшься?»
«– А ты знаешь, почему я много сплю? Потому что просыпаться незачем. Вот сейчас вздремнул немного, проснулся – в магазин погнали. Знал бы такое дело, спал бы до утра».
«И сколько бы писатель ни выдумывал, никогда ему и не придумать больше того, что бывает в жизни».
«Ведь самое смешное, самое скучное, самое занимательное, самое страшное, самое светлое, самое злое, самое храброе, самое трусливое, самое тёмное, самое разноцветное выдумывает не писатель, а жизнь».
«– Пустяки, – успокоил его дрессировщик. – Вся жизнь состоит из того, что попадаешь в истории. Главное, чтоб вас не съели. Всё остальное – пустяки».
«Быть главой семьи хотя бы из двух человек – дело трудное и неблагодарное. И главная его трудность заключается в том, что состоит оно из мелких мелочей. Казалось бы, чего проще – сходить на рынок и в магазины, приготовить обед, прибрать квартиру? А ну попробуйте. И вы увидите самое неприятное, увидите, что время проходит. Да, да, пройдёт несколько часов, а что, собственно, вы успели сделать? Мелкие мелочи. Даже и похвастаться нечем. Все до того привыкли считать работы по домашнему хозяйству не стоящими внимания, что и не обращают на них внимания. Но… Но… едят! Причём каждый день, причём не один раз, и чтоб ВКУСНО было! Поели, «спасибо» сказали. А кто посуду мыть будет? А кто пол мыть будет? Бельё стирать? Гладить бельё кто будет?».
«—Бабуленька,— слабым голоском позвала внучка,— я падаю. Ты слышишь? Падаю на твёрдый-твердый асфальт. Личиком вниз. Слышишь?
—Падай,— не оборачиваясь, ответила бабушка,— падай сколько тебе угодно.
—Но я же разобьюсь!
—Разбивайся!
—Потечёт кровь!
—Пусть течёт!
—А как же ты будешь жить без меня?
—Замечательно».
«— За помощь, говорю, великое тебе спасибо. Только в одной руке ты, оказалось, помощь протягиваешь, а другой — по сердцу бьёшь».
«…Когда в ваш город приедет цирк шапито, приходите на представление и не жалейте ладоней — хлопайте артистам, этим неутомимым, сильным, ловким и смелым труженикам!»
«— А что мне говорить? — грустно спросила Лёлишна. — Меня вот никто не ругает. К сожалению, некому. Учтите вы, жалобщики, — она попыталась улыбнуться, — тем, кого ругают, конечно, плохо. Но ещё хуже тем, кто вынужден ругать».
«Здесь я должен обязательно сказать, что всё-таки хорошо быть невзрослым. Например, мальчишка может бежать по улице, и никто не удивится — беги себе на здоровье, только людей с ног не сбивай. А вот если я побегу по улице, да ещё по центральной… может быть, меня и не остановят, но все будут смотреть на меня и думать: что это с ним случилось? А милиционеры будут подозрительно косить глазами в мою сторону…»
«— Нет, нет, странно вы рассуждаете, — пробормотал Григорий Васильевич. — По-вашему, получается, что он фокусником может быть, а я карманником?
— Нет. Карманником куда сложнее. Требований тут больше. Тут знания нужны, опыт; надо, чтобы совести не было. А самое главное, — Горшков поднял вверх указательный палец, — быть готовым на любую подлость».
«— Конечно, ко всему можно привыкнуть, — заключил дедушка, — к одному только нельзя привыкнуть — к старости».
«— Можно сказать, что укротитель, как и сапёр, ошибается один раз в жизни. И вот надо прожить жизнь так, — Эдуард Иванович улыбнулся, — чтобы ни разу не ошибиться».

«Жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника»:
«Хорошо бы сделать так, чтобы голова отвинчивалась. Пришёл бы в класс, спокойненько сел бы на своё место, отвинтил бы свою собственную голову и спрятал бы её в парту».
«Сталица Москва. Вменестерство насчет пеньсии... ат Ивана Семенова сприветом квам заивление».
«Вменестерство. Учительница Меня Мучеит. За каждую ашипку ставитпару. Прашу принятмеру и асвабадит Меня атучебы. Спасибо. Хачю палучит пеньсию. За это квам опять спасибо и привет».
«Все люди как люди живут. Один я несчастный. Заболеть бы, что ли, по-настоящему! Чтоб ни руки, ни ноги не двигались. Нет, чтоб одна рука работала бы – есть-то все равно надо. Лежал бы себе как суслик раненый и радио бы целыми днями слушал. Благодать!»
«Тётя эта была страшная злюка. Если бы разрешили есть людей, то она в первый же день съела бы человек пять».
«Пирамидон-мидон-мидон!
Аспирин-пирин-пирин!
От лекарства пропаду-ду-ду!
Только в школу не пойду-ду-ду!
На кровати я лежу-жу-жу!
Больше в школу не хожу-жу-жу!
Лучше мне калекой быть-быть-быть!
Лишь бы в школу не ходить-дить-дить!»
«Конечно, лучше, если он утонет. На похороны соберётся вся школа. Выйдет директор и заревёт. А потом скажет:
Спи спокойно, дорогой Иван Семенов. Прости нас. Это мы виноваты в твоей смерти. Хоть ты и был лодырь, но человек ты был хороший. И зря мы тебя мучили. Зря не дали тебе уйти на пенсию…»
« Жаль мне тебя,- сказала Анна Антоновна, - живешь ты плохо. Да?
Плохо, - Иван опять вздохнул. - Не жизнь, а учёба».
«- Прощайте, товарищи.
Все молчали, опустив головы: человека в учительскую вызывают – не маленькие, понимаем, что к чему».
« Тебе хоть немного стыдно?
Стыдно.
Немного, средне или очень?
Очень».
«Чего-чего, а есть Иван умел. И если бы за это умение давали звания, то Иван был бы примерно подполковником».
«Иван был согласен на любой позор, даже на то, чтобы его дразнили женихом, лишь бы увести Аделаиду из дома».
«Очень грустное это занятие - думать о своей жизни».
« Ты внук. А я бабушка. И не лезь в мои дела. Будь любезен спать до тех пор, пока я тебя не разбужу.
А если я сам проснусь?
Не имеешь права!
А если проснулся?
Все равно спи. Или просто лежи, пока я не приду. Если ты сам просыпаться будешь, зачем я тогда нужна? Если ты сам завтрак готовить будешь, мне что делать?»
«Совершу-ка я сегодня героический поступок – сделаю-ка я уроки!»
«Эх, поесть бы сейчас и лечь спать! И сон бы увидеть хороший! Например, как прошло много-много лет, и в школе, в которой Иван учился, на стенах в каждом классе висят его портреты. А на здании прибита каменная доска, а на ней золотыми буквами написано: «В ЭТОЙ ШКОЛЕ СТРАДАЛ И МУЧИЛСЯ, НО С ОТЛИЧИЕМ ЕЁ ЗАКОНЧИЛ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ, НО САМЫЙ НЕСЧАСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ВСЁМ СВЕТЕ ИВАН СЕМЁНОВ». Иван от умиления шмыгнул носом. Даже поплакать захотелось».
«Ещё вчера был он беззаботным человеком, делал что хотел (то есть ничего не делал)».
«Будет она меня мучить. Говорить начнёт. Мол, выгнать тебя надо из школы. И ведь что обидно: не выгонят!»
«Внутри каждого мальчишки вставлен моторчик. И этот моторчик вырабатывает так много энергии, что если мальчишка посидит спокойно больше, чем семнадцать минут, то может взорваться. Поэтому и приходится бегать сломя голову, драться, кусаться, обзываться – только бы не взорваться!»

«Руки вверх! или Враг №1»
«Запомните: сегодня ребёнку лень вымыть руки, завтра — лень как следует приготовить уроки, а послезавтра — только вообразите! — ему станет лень быть честным человеком».
«Для ребёнка враг номер один — это лень. А может быть, это и единственный враг ребёнка».
«По моим научным подсчётам, которые, конечно, можно оспаривать, из ста плохих детей пятьдесят девять избалованы бабушками, одиннадцать — дедушками, пятеро — объединёнными усилиями бабушек и дедушек, двадцать — папами и мамами, и лишь двое испортились самостоятельно или по не известным науке причинам».
«Мамы и папы! Бабушки и дедушки! Старшие братья и сёстры! Близкие и дальние родственники! Вашим детям, внукам и внучкам, младшим братьям и сёстрам грозит почти смертельная опасность! Все силы на борьбу с ленью! Помните: сегодня — милый ленивый карапуз, а завтра, может быть, мягко выражаясь, негодяйчик, которому лень быть хорошим человеком».
«Полковник Егоров сбежал из больницы, захватив с собой все лекарства, которые были на столике перед его постелью. (Вот этим поступком он опять поставил меня, автора, в неловкое положение. Если положительные герои ведут себя неправильно, попадает ведь за это, как ни странно, в первую очередь автору!»
«Когда воюют бомбами, пулями, ракетами, снарядами – это ещё не самая страшная война. Воевать надо головой. Отошли времена, когда голова служила в основном для того, чтобы носить каску или военную фуражку. Сейчас надо воевать не против армии врага, а против самого главного, самого ценного, самого дорогого, что у него есть!» Генерал Шито-Крыто
«Я, автор, умоляю вас, читатели, обратить внимание на данный факт. Вот почему мерзавец, негодяй – сами подберите все бранные, но справедливые слова – редко бывает ленивым? Они, эти безобразники, всё действуют и действуют, а мы, в общем-то, хорошие люди, часто занимаемся всякой ерундой…»
«Но тут обнаружилось любопытное обстоятельство: ведь если делаешь много дел, получается, что у тебя много времени. Следовательно, для того, чтобы иметь как можно больше времени, надо делать как можно больше дел!»

«Генерал-лейтенант Самойлов возвращается в детство»
«Итак, враги мира страшны, помимо всего прочего, ещё и тем, что уничтожают детей страшными, изуверскими способами, лишают их детства — самой прекрасной поры жизни. Поэтому одна из главнейших и благороднейших задач борцов за мир — борьба за счастье детей, за то, чтобы детство каждого ребёнка на планете было замечательным. Враги мира — это в первую очередь враги детей, — своих и наших. Обратите внимание: мы должны беспокоиться и о детях врагов мира, искать возможность доказать им, что детство бывает не только головорезным и жестоким, а светлым и добрым. Да здравствуют дети всей планеты — её будущая и её великая, ничем не заменимая надежда!»
«Однажды я вдруг вспомнил, что в детстве у меня было прозвище Лапа. А вот почему меня так прозвали, запамятовал! Не могу вспомнить — и всё тут! Раздражаюсь, злюсь на самого себя, в голове стучит: Ла-па! Ла-па! Ла-па!.. Почему — Лапа?»
«Была у меня в детстве, вспомнилось, следующая привычка. Встретив любое животное или птицу, я почему-то обращался к ним с искренним предложением: «Давай лапу!» Естественно, что просьбы мои исполняли только собаки и кошки, а коровы, например, или курицы игнорировали мои дружелюбные предложения. И всё равно: даже к воробьям я обращался по привычке: «Давай лапу!»»
«— Представляешь, мы подключаем этот прибор под названием «Чадомер» к буквально только что родившемуся чаду и получаем о нём самые точные данные! Сколько в младенце заложено единиц лени, трудолюбия, зазнайства, скромности, гордости, тупости, смелости… представляешь? А со временем мы научимся по нашему прибору определять, сколько в младенце способностей и к чему именно. Например, «Чадомер» обнаружит, что у чада одинаковые способности, чтобы стать таксистом, связистом и жуликом, и мы даем научные рекомендации по воспитанию данного малыша…»
«Ты, Владимир Краснощёков, частица народа, нашего великого советского народа. Маленькая, крошечная, но — запомни и прими к сведению! — частица народа. И теперь вникни в следующее, — не говорил, а словно диктовал Илларион Венедиктович, — если одна частица народа зайцем ездит, другая — бездельничает, третья — вообще дурака валяет… Что тогда получается? Получается, товарищ Краснощёков, каждая из этих частиц, в том числе и ты, не понимает, что мы за неё кровь проливали. Я и вся наша доблестная армия сражалась за то, чтобы ты вырос замечательным человеком…»
«Бывая в различных странах, Иван Варфоломеевич, несмотря на огромную занятость, всегда находил время побывать в магазинах детских игрушек. И заметил он ошеломившую его сначала деталь: в какой-нибудь западной стране на каком-нибудь совещании или переговорах взрослые дяди и влиятельные персоны этого государства с трибун уверяли, что они всей душой за мир на земле, что и не думают воевать, что дети их растут для мирной жизни. А полки и витрины детских магазинов были заполнены всевозможнейшими военными игрушками. И это были действующие игрушки, их даже игрушками-то можно было считать лишь условно. Это были маленькие модели современного оружия! Создавалось впечатление, что такие магазины всё приготовили для проведения детских манёвров под кодовым названием «Сегодня играем — завтра воюем!». Да, да, детей с малых лет готовили воевать! Не лошадки, уточки, слоники, мишки и бегемотики им предлагались, а оружие, пока, правда, игрушечное, но почти настоящее!
И теперь вот, прибыв в страну, которая уверяла весь мир, что миролюбивей её нет никакого другого государства, на свете, а военной угрозы можно ожидать только со стороны нашей державы, Иван Варфоломеевич зашёл в магазин детских игрушек и увидел знакомейшую картину. Если бы все продаваемые здесь игрушки раздать детям, разделить их на две армии и отдать приказ начать войну, дети, по крайней мере, глаза бы друг другу из разного рода оружия повыбивали и синяков бы друг другу наставили игрушечными бомбами и снарядами».
«Иван Варфоломеевич знал, что врагов речами, даже самыми умными, самыми сердечными, самыми справедливыми, самыми доброжелательными, ни на йоту не переубедишь. Тот, кто хочет воевать, будет заниматься этим жестоким, бесчеловечным и грязным делом. Но зато можно, нужно и необходимо, чтобы все честные люди нашей планеты знали, что есть на свете несокрушимые и необозримые силы, способные не только не испугаться наистрашнейшего агрессора, но и заставить его забыть о возможности даже втайне мечтать о войнах. И чем больше людей на планете будут верить в силы мира, тем хуже придётся воякам».

«Эта милая Людмила»:
«— Ах, Герман, Герман! В какой обстановке ты живёшь! Ведь пока ты ничего не делаешь, хулиганы не дремлют! Они спокойно творят безобразие! Они знают, что вы их не остановите!»
«— Да нам и не о чем с тобой разговаривать, — очень грустно произнесла эта милая Людмила. — Мы с тобой несовместимо очень разные люди. Жаль, ах, как жаль, Герман! Мне так хотелось увидеть в тебе настоящего мужчину!
«А если хотите, уважаемые читатели, узнать, чем мне, автору, лично дорога эта милая людмила и почему я решил написать о ней книгу, отвечу с удовольствием. Мне эта милая Людмила понравилась тем, что всегда, везде, при любых обстоятельствах была сама собой, как говорится, никого из себя не строила. Была она доброй, понятия не имела о зависти, чужой радости радовалась больше, чем своей, представить не могла, что такое скука или ничегонеделание».
«Ведь если каждая хорошая девочка перевоспитает хотя бы одного плохого или просто отвратительного мальчишку, негодных людей вырастет значительно меньше!»
«— Мы с Германом и составим один поисковый отряд по розыску моей тётечки. Вы, дедушка, составите второй поисковый отряд.
— Так ведь он не пойдёт, Герка-то! Он ведь у меня трус. Не совсем, конечное дело, трус, а так… трусик, можно сказать.
— У вас он, может быть, и трусик, а у меня он храбрецом будет! Уверяю вас!..»
«Честно говоря, уважаемые читатели, я вот, прожив на белом свете более полувека, так и не уразумел до сих пор, откуда берутся злые и равнодушные люди. Причём эти бессердечные злюки избирают себе такие профессии, которые как раз и требуют доброго, щедрого, отзывчивого сердца. Зачем было надо дежурному врачу П.И. Ратову так грубо и насмешливо обращаться с ни в чём не повинным мальчиком? Какое, скажите мне, удовольствие испытывал этот дежурный эскулап, обижая больного ребёнка?»
«Совершая какой-нибудь поступок, никогда нельзя быть уверенным, что на этом всё и кончится. Так сказать, останутся только воспоминания — приятные или наоборот. Часто бывает, что самый вроде бы незначительный поступок является лишь началом длиннейшей истории — приятной или наоборот».
«Абсолютно известно, и вы, уважаемые читатели, это и без меня знаете, что деньги в жизни человека играют далеко не главную, но далеко и не последнюю роль. Проще и точнее говоря, деньги в жизни человека играют весьма важную роль. На них, на деньги, в частности, покупают пищу и одежду, без которых обойтись никому невозможно и которые никому даром не даются, а только ПРОдаются. Книжку без денег не купишь, кинофильм не посмотришь, в цирк или театр не попадёшь, даже газировки без сиропа не выпьешь, если нет у тебя денег.
Но увы и увы и ещё множество раз увы, встречаются и, к сожалению, нередко встречаются люди, для которых самое главное и самое дорогое в жизни — деньги. Таких людей называют алчными, хотя проще было бы называть их жадюгами. Они, эти алчные жадюги, из-за денег готовы, было бы вам известно, уважаемые читатели, даже на уголовные преступления, за которые попадают в тюрьму.
Но таких, из-за денег становящихся преступниками, не очень уж много, хотя и немало. Гораздо больше алчных людей, которые всю свою жизнь и все свои силы без остатка отдают накоплению денег. Но ведь для того, чтобы копить деньги, надо их добыть. Вот алчные люди, или, проще, жадюги, и добывают деньги, добывают, копят деньги, копят, копят, добывают… И чем больше у них денег, тем жадюги алчнее!.. Другие же жадюги без конца всё покупают, покупают, покупают. А что покупают? А всё, что продается. И невдомек им, алчным, что самого-то ценного в жизни не купишь! Кто вам и за какие деньги продаст, например, здоровье или доброе сердце? Ни за какие деньги не станешь умнее, если ты глуп. Никто тебе не ПРОдаст дружбу или хотя бы просто хорошее к тебе отношение.
Но алчные ни в дружбе, ни в добром сердце, ни в уме, ни хотя бы в хорошем к себе отношении и не нуждаются, а ради денег готовы и здоровье отдать!»
«…Детей, в частности девочек, балуют для того, чтобы они всю жизнь полностью зависели от родителей и без их помощи ничегошеньки бы не умели делать. Ибо чем избалованней ребенок, особенно девочка, тем он беспомощней, тем больше на каждом шагу нуждается в родителях, особенно в мамочке. Без неё, мамочки, она, доченька, не полноценный, живущий настоящей жизнью человек, а этакая говорящая кукла, которая одно только и умеет — звать мамочку на помощь. Известно даже несколько случаев, когда старушки в возрасте старше семидесяти лет по застаревшей привычке по многу раз в день звали: «Мама!»
Тогда что же такое получается? Вместо человека растёт кукла, а мама рада? Ещё как бывает рада мама! Ведь ей кажется, что если доченька без неё шагу ступить не может, то, значит, мамочке будто бы и цены нету. Интересы государства, которое нуждается в сильных, самостоятельных, трудолюбивых детях, конечно, не только не учитываются, а практически отрицаются.
К величайшей озабоченности, даже тревоге нашего общества, немало мамочек все силы отдают тому, чтобы их доченьки ничего не умели делать путного. И ни трудового подвига такая говорящая кукла не совершит, ни спортивного рекорда от неё ждать не приходится, дельного специалиста из неё не получится, никому она радости и пользы не принесёт и, главное (так настаивает милиция), своего ребеночка воспитает таким же никчемным и беспомощным…
Таким образом, подвергающийся избаловлениванию ребенок — этакий продукт неправильного воспитания в семье — не сулит государству никаких реальных надежд стать в будущем настоящим гражданином».
«Вы всегда должны помнить, что стать плохим человеком легче, чем хорошим, ещё легче стать очень плохим, и уж совсем не требуется усилий, чтобы вырасти отвратительным».
«Ваши друзья-книги должны подготовить вас к встрече со всем прекрасным и ужасным, что бывает в жизни. Правда придаст вам сил, уверенности, мужества и выносливости в борьбе со злом. Только такие книги смогут быть вашими подлинными друзьями. Повторяю, что друг — это тот, кто вам не врёт, кто ничего от вас не скрывает».
«И последнее. Чтобы наглядно, убедительно, запоминающе показать, какой ценой хорошие люди добиваются победы над злом, его, зло, надо тоже показать наглядно, убедительно и запоминающе. Тогда-то вам и захочется подражать хорошим людям».

Дядя Коля - поп Попов - жить не может без футбола.
«—Как утверждал мой любимый командир, старший лейтенант по фамилии Синица, а по характеру орёл, не проходи мимо пожара, бушующего хулигана, старушки и плачущего ребенка. Пожар следует потушить, хулигану показать, где раки зимуют, старушке помочь, а ребенком всерьёз заняться, разузнать, что с ним стряслось и принять все возможные меры для того, чтобы он стал весёлым. Надо всегда помнить, говорил старший лейтенант Синица, что человек, особенно ребенок, создан для счастья, как птица для полёта».
«— Сначала я росла избалованной дочерью, затем — избалованной женой, а последние семнадцать с половиной лет — избалованной бабушкой. Я умею только руководить. Но для этого мне нужны умные, опытные, знающие подчиненные. А как же руководить тобой, если ты, как я, ничего не умеешь делать?..»
«Хорошо человеку, когда он прямо и твёрдо идет к своей заветной цели! Когда он не боится трудностей! Когда он готов к любым испытаниям-соревнованиям!»
«Шёл Шурик, и было ему немыслимо грустно, так немыслимо грустно, как ещё никогда не бывало. Сами подумайте, уважаемые читатели, всю школьную жизнь ему твердили: «Эх, Мышкин, Мышкин, ты бы мог учиться значительно лучше!», и никто, ни один человек до сих пор не говорил ему самого главного: «Хороший ты человек, Шурик Мышкин!»»
«— Это ещё что за чудо-юдо морское к тебе вместо бабушки приехало?! Которое яичницу с колбасой сготовить не способно?! Да ведь такую тунеядницу по телевизору показывать надо!»
«Самооболванивание начинается с того, что ещё в, малом возрасте человек вдруг делает для себя прелюбопытнейшее открытие: оказывается, иногда очень выгодно прикидываться этаким ничего не понимающим дурачком. Дескать, пусть те, которые себя умными полагают, всякие дела делают, разные работы работают, силы тратят, но он, самооболванец-то, будто бы и не понимает, для чего всё это, и живёт себе потихонечку-полегонечку».
«Сколько будет дважды три? Всем известно, что шесть. А у Егорки Хрякова в воображении сразу возникала такая приятнейшая картина: ему, сестренке и младшему брату дали по два яблока, а он, герой, взял да и отобрал у родственников фрукты — стало у него шесть! Ну и арифметика».
«Однако жизнь устроена так, что сразу вслед за огромной радостью вас в ней, в жизни, вполне может настичь не менее огромная беда, а вслед за бедой может привалить и счастье примерно таких же размеров, как беда».

«Друзья, мои приятели»
«А что может быть лучше, чем ехать куда-нибудь одному, без папы и мамы? Сам себе хозяин! Но чтобы это заслужить, надо доказать, что можешь вести себя на пять, да ещё с плюсом».
«Никогда не завидуйте старикам, молодой человек. Уверяю вас, что самый бородатый старик завидует вам, мальчишкам».
«— Мечтатель? — удивился Павлик. — Разве есть такая профессия?
— Самая главная профессия. Кто не умеет мечтать, тот неважный работник. Я мечтаю с карандашом в руках. Я превращаю свою мечту в здания, дороги и города».
«А в это время шли мимо два противных человека. Они стали прыгать и кричать:
— Жених и невеста! Жених и невеста! Поехали по тесто!
От стыда Павлик не знал, куда спрятаться. Он отвернулся от Люси, словно был с нею незнаком, а она крикнула мальчишкам:
— А вам завидно! А вам завидно!
Мальчишки от такой наглости опешили, заморгали глазами, а Люся снова крикнула:
— Завидно, завидно! Завидно, что у вас невесты нет!
Мальчишки с горя убежали.
— Я мальчишек не боюсь, — весело сказала Люся, повернувшись к Павлику…
Но Павлика рядом уже не было. Он тоже убежал».
«Павлик долго отмалчивался, а потом взял да и рассказал обо всём: и о том, что крапива ребят победила, и о том, что с девочками нельзя дружить.
— О крапиве разговор у нас особый будет. А вот почему нельзя с девочками дружить, не понимаю. Я, например, с малых лет дружил.
— Да ну? — поразился Павлик.
— Честное слово. Смешной ты человек. — Алексей Егорович наклонился к Павлику и прошептал: — Все взрослые мужчины женаты. И ты ведь женишься, когда вырастешь?
— Да, наверное, — Павлик пожал плечами, — придётся.
— Но ведь прежде чем жениться, надо сначала дружить, — продолжал Алексей Егорович. — Я тебе по секрету скажу: кто не дружит с девочками, тот просто балбес. Вот дразнится, от зависти, между прочим. На дразнилки не обращай внимания».

А вы любите повести Льва Давыдычева?

4 комментария:

  1. Здравствуйте, Ирина! Спасибо за интересный пост! У нас в школьной библиотеке есть книги Льва Давыдычева, они пользуются популярностью у детей!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Наталия Викторовна! Это здорово, что современные дети читают такие книги, которые объединяют многие поколения читателей)

      Удалить
  2. Я из Пермской области и книги Давыдычева люблю с детства. У меня до сих пор сохранились книги 70-х годов издания, читанные и перечитанные помногу раз. Особенно любил (да и сейчас иногда перечитываю) "Друзья, мои приятели", "Ивана Семёнова", "Лёлишну", "Руки вверх" и три сказки из сборника "Десять сказочников под одной крышей".

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Алексей, что поделились с нами своими любимыми произведениями Льва Давыдычева! Всегда приятно взять в руки и перечитать любимые книги детства :) Я тоже читала в детстве "Лелишну". Всем советую!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...