пятница, 29 ноября 2019 г.

Даниэль Пеннак и его книги



Книги современного французского писателя Д.Пеннака уже давно вошли во Франции в классику детской литературы. Пеннак начал писать ещё в 80-е годы прошлого столетия, однако российскому читателю его произведения стали известны позже.
Даниэль Пеннак – школьный учитель литературы, один из самых читаемых современных французских писателей, обладатель множества литературных премий.

Даниэль родился 1 декабря 1944 года в семье военного, поэтому его детство и юность прошли в военных гарнизонах в Африке и в Юго-Восточной Азии. После окончания школы в Ницце работал резчиком по дереву, таксистом, художником-иллюстратором.
Даниэль Пеннак получил высшее педагогическое образование и в 1970 году стал школьным учителем литературы в колледже. Более 25 лет он отдал работе с детьми с задержками в развитии.
Его первые литературные произведения возвращались после отказа редакций, только один известный редактор прислал автору аргументированный разбор его произведения и посоветовал совершенствовать явный литературный дар.
Пеннак начал сочинять книги для детей во время пребывания в Бразилии c 1978 по 1980. К этому периоду относятся его знаменитые книги «Собака Пес» (1982) и «Глаз волка» (1984).
«Собака Пёс» является одним из наиболее значимых произведений современной французской литературы для детей. Это трогательная история бездомного щенка, который в поисках собачьего счастья проходит путь от мусорной свалки до парижской квартиры и, после долгих испытаний, осуществляет главную цель собачьей жизни – воспитывает себе настоящего хозяина. Любому «собачнику» будет в ней всё близко и понятно, а в некоторых местах просто появляется ком в горле…


А если у вас нет собаки, то, может, после прочтения книги вы её заведёте. А может, поймёте, что не в силах сдать экзамен на преданность до конца (такое тоже бывает) и не станете заводить. И это будет правильно. Ведь собаки - это дети, которые навсегда остаются детьми, а мы в ответе за тех, кого приручили. Бросить собаку нельзя никогда!
Книга для подростков, но будет интересна и младшим школьникам, и родителям. Каждый найдет в произведении о брошенном псе что-то свое, заветное.
«Глаз волка» - философская повесть-сказка – непростая, неоднозначная, заставляющая задуматься о смысле жизни. Это книга о взаимоотношениях человека с миром животных. Мальчик и волк - вот главные герои этого небольшого повествования. Маленький мальчик с открытой душой и добрым сердцем стал другом волку, который видел от людей только зло. Две одинокие души встретились, сумели понять друг друга и подружились. И не важно, что один - человек, а другой - зверь. Главное, что им хорошо вместе.


Это книга о дружбе. О счастье преодоления одиночества, о понимании, об общности всего живого на земле. Грустная книжка – для подростков и взрослых.
В 90-е годы была написана целая серия книг о французских подростках «Приключения Камо». Серия состоит из четырёх книг — «Камо. Агенство «Вавилон», «Камо и я», «Камо. Идея века», «Камо. Побег». Это книги, на страницах которых можно узнать, что такое настоящая дружба, французская школа, чем живут французские подростки, похожие на любых других подростков в мире, и которым так нужны понимание, любовь и поддержка взрослых, родителей. О родителях, которые сохраняют в душе великий дар – детство.


Мировую известность Пеннаку принесли детективные романы о семье Малоссен. Первая книга серии «Людоедское счастье» о Бенжамене Малоссене, профессиональном «козле отпущения» и его семье, проживающей в районе Белльвиль (Париж), родилась как результат пари преподавателя мировой литературы Даниэля Пеннака с другом, что сможет написать детектив «черной серии». Действие детективов происходит в Бельвиле, бедном и криминальном районе Парижа, в котором живут выходцы из разных стран. Третий роман серии «Маленькая торговка прозой» в течение двух лет занимал первое место по «читаемости» во Франции и Западной Европе.



Родителям и руководителям детского чтения будет полезно прочитать книгу известного французского писателя и педагога Даниэля Пеннака «Как роман» - она обращена ко взрослым, обеспокоенным тем, что их дети не читают и стремящимся восстановить утраченную связь между ребёнком и книгой. Он размышляет о том, в чем наша вина. Мы слишком рано оставляем ребенка один на один с книгой. Все волшебство пропадает. Книга из друга превращается во врага. Автор излагает права, которые мы должны дать читателю, если хотим, чтобы он полюбил читать.


Эссе Пеннака на сегодняшний день — единственное в своём роде. Откровенный, задушевный, остроумный разговор о первопричинах нелюбви к чтению и возможных путях её преодоления.
«Если, как постоянно говорится, мой сын, моя дочь, молодёжь не любит читать — и глагол выбран верно, именно любовь тут и ранена, — не надо винить телевизор, наше время, школу. Или всё вместе, если угодно, но прежде зададим себе вот какой вопрос: что мы сделали с идеальным читателем, каким был наш ребёнок в те времена, когда сами мы были сразу и сказителем, и книгой? Мы же предали его…»
Шаг за шагом показывает Пеннак этапы этого «предательства» — от колыбели до подросткового возраста, этапы, которые приводят не только к утрате любви к книге, но к потере контакта, душевной близости между ребёнком и взрослым. Вместе с читателем автор проходит весь этот путь, путь утраты радости чтения — от первой рассказанной на ночь сказки до школьных программ по литературе.
То, что предлагает Пеннак в качестве лекарства от «нечтения», не хочется называть скучным словом «методика». Прежде всего потому, что предложенное средство очень простое. Читайте «Как роман»! — рассказывает писатель о своём методе убедительно, вдохновенно, виртуозно. И всё же это — методика, тщательнейшим образом продуманная, подробно изложенная и уже опробованная.

В эссе «Как роман» Пеннак предложил своеобразную «Декларацию прав читателя»:
1.              Право не читать
2.              Право перескакивать
3.              Право не дочитывать
4.              Право перечитывать
5.              Право читать что попало
6.              Право на боваризм
7.              Право читать где попало
8.              Право втыкаться (Le droit de grappiller)
9.              Право читать вслух
10.           Право молчать о прочитанном.

Ирина Игоревна Бурова, доктор филологических наук, профессор СПбГУ, член Союза писателей России пояснила: «Пеннак завершает эссе декларацией прав юного читателя, попирающей устоявшиеся стереотипы: если ребенок/подросток не хочет читать, пусть не читает, если ему интересны только отдельные фрагменты, пусть себе читает книгу по диагонали, отслеживая развитие заинтересовавшей его линии сюжета; если книга не по душе, ее можно отложить в сторону, и наоборот, понравившееся произведение можно зачитать до дыр. Можно читать что попало и упиваться тем, что более опытным читателям кажется пошлостью (автор называет такое пристрастие «боваризмом», вызывая воспоминания о данных Флобером саркастических описаниях читательских преференций госпожи Бовари, строившей свои представления о «высоком» по романам, в которых «…только и были, что любовь, любовницы, любовники, преследуемые дамы, падающие без чувств в уединенных беседках ...клятвы, поцелуи в челноке при лунном свете, соловьи в роще, кавалеры, храбрые, как львы, и кроткие, как ягнята», и прочие банальности, характерные для дискурсивной практики эпигонов романтической литературы). Можно читать где угодно и как угодно, про себя или вслух, хоть с середины книги, хоть с конца.
И, наконец, у юного читателя должно быть право молчать о прочитанном. Восприятие книги бывает таким глубоко личным, что свои впечатления даже опытный читатель может пожелать оставить при себе, совершенно так же, как далеко не каждый способен публично исповедоваться о своих любовных переживаниях. Тем более это относится к подросткам, которые далеко не всегда готовы к публичным высказываниям; настойчивые расспросы педагога о прочитанном, вопреки установке на овладение началами литературоведческого анализа произведения, могут стать стимулом для камуфляжа оригинальных мыслей школьника с помощью надерганных на скорую руку цитат. Вся декларация прав имеет своей целью создать такую комфортную ситуацию, которая позволила бы приобщить к чтению подростка, не желающего читать. И нет ни малейших сомнений в том, что Даниэль Пеннак, одинаково любящий своих учеников и книги, действительно добился больших успехов, подарив счастье читать многим своим воспитанникам. И то, что книга фактически начинается с горячей просьбы автора «не использовать эти страницы как орудие педагогической пытки», одновременно служит и дополнительным доказательством любви автора к детям, и предостережением тем, кто захочет воспользоваться материалами эссе в методических целях. Когда любовь превращают в методику, выхолащивается вся ее суть. Вместе с тем эссе должно заставить глубоко задуматься взрослых, желающих ребенку добра, т. е. любящих его и стремящихся сделать его счастливым. Истинная любовь не требует доказательств. И все же, мамы и папы, бабушки и дедушки, воспитатели детских садов и школьные учителя, загруженные делами сверх меры взрослые, пожалуйста, найдите время для того, чтобы продемонстрировать еще одну грань вашего священного чувства: найдите время, чтобы как можно больше читать ребенку вслух, рассказывайте ему о том, какие книги нравились в детстве вам, какие книги нравятся другим детям. Не принуждайте к чтению. Пусть сердце подскажет вам, как приобщить чадо к книгам. Главное, как можно дольше читайте вдвоем, до тех пор, пока чтение не превратится для него в привычное и приятное занятие». http://www.vestnikdl.ru/download/Vestnik_DL_2.pdf

Эссе «Как роман» многие посчитали антипедагогическим, т.к. оно перевернуло все сложившиеся в современной системе образования представления о том, как нужно преподавать литературу, чтобы научить детей любить книги.
А вот как Даниэль Пеннак рассказывает о своем опыте чтения «Войны и мира»:
«Первый раз я прочел «Войну и мир» лет в двенадцать-тринадцать (скорее в тринадцать, я учился тогда в пятом классе и сверстников не обгонял). С первых дней каникул — больших, летних — я видел своего брата (того, что читал «Муссон») не иначе как уткнувшимся в толстенный роман, и взгляд у него был нездешний, как у путешественника, давно забывшего и думать о родной земле.
— Что, так здорово?
— Не то слово!
— А про что?
— Про одну девушку, она любила одного, а вышла за третьего.
Брат всегда был мастером по части краткого пересказа. Если бы издатели поручали ему составлять аннотации (зазывные тексты на обороте обложки), он избавил бы нас от изрядного количества пустой трепотни.
— Дашь почитать?
— На. Дарю.
Учился я в пансионе, и такому подарку цены не было. Два толстенных тома, которых хватит, чтобы скрасить мне целый семестр. Брат, на пять лет меня старше, дураком не был (да и впоследствии не стал), он прекрасно знал, что «Войну и мир» нельзя свести к одной только любовной фабуле, как бы она ни была увлекательна. Но он знал мое пристрастие к сердечным драмам и умел щекотать любопытство загадочными формулировками сжатых изложений (настоящий «педагог», по моему твердому убеждению). Я всерьез думаю, что именно арифметическая загадка побудила меня изменить на время «Зеленой библиотеке», и розовой, и золотой, и разным там «Следопытам» и нырнуть в этот роман. «Любила одного, а вышла за третьего…» — право, не представляю, кто мог бы устоять. И роман меня не разочаровал, хотя в счете брат ошибся. На самом деле Наташу любили четверо: князь Андрей, подонок Анатоль (но разве это можно назвать любовью?), Пьер Безухов и я. Поскольку у меня ни единого шанса не было, пришлось отождествлять себя с другими. (Только не с Анатолем, вот уж мерзавец!)
Чтение тем более упоительное, что наслаждался я им по ночам, при свете карманного фонарика, под одеялом-палаткой, посреди дортуара на пятьдесят мирно спящих, храпящих или ворочающихся персон.
Каморка надзирателя, где теплился ночник, была совсем рядом, но что с того, в любви всегда рискуешь всем. Я до сих пор ощущаю в руках толщину и тяжесть этих томов. Издание было карманное, с хорошенькой Одри Хепберн, на которую Мел Феррер устремлял княжеский взгляд из-под тяжелых век влюбленного хищника. Я перескочил добрых три четверти книги, поскольку интересовали меня только сердечные дела Наташи. Мне все-таки стало жалко Анатоля, когда ему ампутировали ногу; я проклинал этого упертого князя Андрея, когда он остался стоять перед гранатой во время Бородинской битвы… («Да ложись же ты, ложись, сейчас как рванет, что ж ты с ней делаешь, она ведь тебя любит!») Я читал про любовь и про сражения и перескакивал все, что про политику и стратегию… Теории Клаузевица мне были не по зубам — ну и ладно, я перескакивал теории Клаузевица… Я следовал за Пьером Безуховым и его женой Элен в их семейных неурядицах (Элен была «противная», мне она, правда, казалась противной) и предоставлял Толстому рассуждать в одиночестве, когда речь шла о крестьянских проблемах вечной России… Я перескакивал, да.
И всем детям следовало бы поступать так же. Пользуясь этой уловкой, они могут как угодно рано позволить себе наслаждаться почти всеми сокровищами, которые им якобы не по возрасту.
        Если им хочется читать «Моби Дика», но трудно пробиться через мелвилловские описания техники китобойного промысла, пусть не бросают читать, а перескакивают, пусть перескакивают целые страницы и, не беспокоясь обо всем остальном, следуют за Ахавом, как он следует за своим белым смыслом жизни и смерти! Если они хотят познакомиться с Иваном, Дмитрием и Алешей Карамазовыми и с их немыслимым отцом, пусть берут и читают «Братьев Карамазовых», эта книга для них, даже если им придется перескакивать беседы старца Зосимы и легенду о Великом Инквизиторе».

В 2007 году Даниэль Пеннак написал автобиографическую книгу «Школьные страдания», в её основу легли его личные переживания двоякого рода — опыт отстающего ученика и «продвинутого» учителя.


Его произведения вдохновляют режиссёров игрового и анимационного кино. Пеннак является сценаристом 13 кинопроектов, также он появляется в фильмах в качестве актёра.
Он автор сценария мультфильма «Эрнест и Селестина: приключения мышки и медведя», написанного на основе серии сказок в картинках «Эрнест и Селестина» замечательной бельгийской художницы Габриэль Венсан. Мультфильм стал невероятно популярен, в том числе и в России. Вслед за фильмом в 2012 году появилась и книга Д. Пеннака «История Эрнеста и Селестины».


Даниэля Пеннака отличает яркая и ёмкая манера повествования, оригинальный взгляд на жизнь детей и их родителей. Его книги переведены на 26 языков и удостоены литературных премий в разных странах мира.

Прислушайтесь к совету Даниэля Пеннака:
Для того, чтобы возобновить детский интерес к книге, не нужно ничего… только любящие родители, готовые броситься ребенку на помощь. Читать. Вслух. Даром.
Пользуйтесь.

Книги Д.Пеннака в муниципальных библиотеках Челябинска смотрите здесь

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...