пятница, 15 ноября 2019 г.

Азбука нравственности в стихах. Память


Память – это запоминание, сохранение и последующее воспроизведение того, что мы раньше воспринимали, переживали или делали, возобновление в нашем сознании прошлого, образов того, что когда-то произвело на нас впечатление.

Память
А что такое память?
День вчерашний.
Минувший год.
Далекие века.
Под снегом исчезает
лист опавший…
Волну уносит
быстрая река…

И только память –
память остаётся.
Она лишь не подвластна
бегу дней.
Как небо над землей,
Как в небе солнце.
Хрупка, нежна,
а горных скал сильней.

Уходят дни в снегов
седую замять,
Снегам на смену –
нежная листва…
Бессмертие –
всего лишь наша память.
И вечность
только памятью жива.
В. Суслов

Спросил у памяти
Стоит ли былое вспоминать,
Брать его в дорогу, в дальний путь?
Все равно – упавших не поднять,
Все равно – ушедших не вернуть,
И сказала память: «Я могу
Все забыть, но нищим станешь ты,
Я твои богатства стерегу,
Я тебя храню от слепоты».

В трудный час, на перепутьях Лет,
На подмогу совести своей
Мы зовём былое на совет,
Мы зовём из прошлого друзей.
И друзья, чьи отлетели дни,
Слышат зов – и покидают ночь.
Мы им не поможем, – но они
К нам приходят, чтобы нам помочь.
В. Шефнер

Переулок памяти
Есть в городе памяти много домов,
Широкие улицы тянутся вдаль,
Высокие статуи на площадях
Стоят – и сквозь сон улыбаются мне.

Есть в городе памяти много мостов,
В нём сорок вокзалов и семь пристаней,
Но кладбищ в нем нет, крематориев нет, –
Никто в нём не умер, пока я живу.

Есть в городе памяти маленький дом
В глухом переулке, поросшем травой;
Забито окно, заколочена дверь,
Перила крыльца оплетает вьюнок.

… Когда это дело случится со мной, –
С проспектов стремительно схлынет толпа
И, за руки взявшись, друзья и враги
Из города памяти молча уйдут.

И сразу же трещины избороздят
Асфальт и высокие стены домов,
Витрины растают, как льдинки весной,
И башни, как свечи, начнут оплывать.
В. Шефнер

* * *
В ту же реку дважды не войдёшь.
Никогда ничто не повторится.
В тот же ветер не вернется птица,
тем же зубом не царапнет ложь.

И не повторить, и не спасти
даже часа, что тобою прожит.
Ну а память – это то, что сможет
над землицей прошлого взойти.

Хоть цветочком, хоть былинкой ржавой,
хоть колючкой странной и безжалой.
О. Тарутин

* * *
Я не знал, что обжигает память
Побольней, чем языки огня.
Я хотел её переупрямить,
Но не получалось у меня.

То, что я считал своей виною,
И забыть старался поскорей,
Оставалось всё-таки со мною,
Оставалось в памяти моей.

Применял я хитрость и коварство,
Память уговаривал добром,
Но не смог я с нею столковаться,
Златом задарить и серебром.

Чуждая мольбам и уговорам
В нашей переменчивой судьбе,
Память мне то болью, то укором
Вдруг напоминает о себе.

А точней, она напоминает
Мне о том, чего могло не быть.
Память ничего не поменяет,
Не изменит, но не даст забыть.

Так зачем же мне тягаться с нею,
Кто неправ доказывать к чему?
Даже если выиграть сумею,
На себя вину я вновь приму.
М. Пляцковский

Капризная память
У памяти моей дурное свойство, –
Любая пакость будет долго тлеть.
Хочу прогнать больное беспокойство,
Но не могу себя преодолеть.

Как в безразмерной камере храненья,
В сознаньи – чемоданы и мешки,
В которых накопились оскорбленья,
Обиды, униженья и щелчки.

Не в силах изменить свою природу,
Я поименно помню всех врагов.
Обиды-шрамы ноют в непогоду,
К прощенью я, простите, не готов.

В самом себе копаюсь я капризно,
На свалке памяти я черт-те что храню...
Обидчиков повычеркав из жизни,
Я их в воображеньи хороню.

Конечно, признавать все это стыдно,
И я раскрыл свой неприглядный вид.
Я очень плох, и это очевидно,
Мое сознание – летопись обид!

У памяти моей дурное свойство –
Я помню то, что лучше позабыть.
Хочу прогнать больное беспокойство,
Но не могу себя переломить.
Э. Рязанов

Память
Когда уходит близкий человек
И встречи с ним уже вовек не будет,
То кажется, что белый свет померк
И жизнь уткнулась в безнадёжность буден.

А если добр был этот человек,
В делах надёжен и душою светел,
То жаль вдвойне, что без него свой век
Продолжат сверстники его и дети.

Ушёл навеки близкий человек…
Но на земле жизнь продолжает память.
И души наши устремились вверх,
Где он незримо остаётся с нами.
А. Дементьев

* * *
Наша память устроена странно:
Изощрённый её аппарат
Нам картины далекого плана
Повторит не совсем в аккурат.

То, что видел я раннею ранью
И забыл по прошествии лет,
Загорается новою гранью,
Ибо сдвинулись тени и свет.

Но и то, что не в силах забыться,
По-иному выходит из тьмы.
Не меняются сами событья,
Но жестоко меняемся мы.
К. Ваншенкин

Память
А утвержденья эти лживы,
Что вы исчезли в мире тьмы.
Вас с нами нет. Но в нас вы живы,
Пока на свете живы мы.

Девчонки те, что вас любили
И вас оплакали, любя,
Они с годами вас забыли.
Но мы вас помним, как себя.

Дрожа печальными огнями
В краю, где рощи и холмы,
Совсем умрёте только с нами, –
Но ведь тогда умрём и мы.
К. Ваншенкин

Память
У памяти моей свои законы,
Я рвусь вперед, стремителен маршрут,
Ее обозы сзади многотонны,
Скрипят возы и медленно ползут.

Но в час любой, в мгновение любое
Как бы звонок иль зажигают свет.
Ей всё равно – хорошее, плохое,
Цветок, плевок, ни в чем разбору нет.

Где плевелы, пшеница, нет ей дела,
Хватает все подряд и наугад,
Что отцвело, отпело, отболело,
Волной прилива катится назад.

Тут не базар, где можно выбрать это
Или вон то по вкусу и нужде,
Дожди, метели, полночи, рассветы
Летят ко мне в безумной чехарде.

Ей всё равно, как ветру, что, тревожен,
Проносится над нами в тихий день
И всколыхнуть одновременно может
Бурьян, жасмин, крапиву и сирень.
В. Солоухин

* * *
       О память сердца! Ты сильней
       Рассудка памяти печальной...
             К. Батюшков

Память сердца! Память сердца!
Без дороги бродишь ты, –
луч, блуждающий в тумане,
в океане темноты.

Разве можно знать заране,
что полюбится тебе,
память сердца, память сердца,
в человеческой судьбе?

Может, в городе – крылечко,
может, речка, может, снег,
может, малое словечко,
а в словечке – человек!

Ты захватишь вместо счастья
тёплый дождь, долбящий жесть,
пропыленную ромашку
солнцу можешь предпочесть!..

Госпитальные палаты,
костылей унылый скрип...
Отчего-то предпочла ты
взять с собою запах лип.

И теперь всегда он дышит
над июньскою Москвой
той военною тревогой,
незабвенною тоской...

А когда во мгле морозной
красный шар идет на дно –
сердце бьется трудно, грозно,
задыхается оно...

Стук лопаты, комья глины,
и одна осталась я...
Это было в час заката,
в первых числах января.

А когда в ночи весенней
где-то кличет паровоз,
в сердце давнее смятенье,
счастье, жгучее до слёз!

Память сердца! Память сердца!
Где предел тебе, скажи!
Перед этим озареньем
отступают рубежи.

Ты теплее, ты добрее
трезвой памяти ума...
Память сердца, память сердца,
ты – поэзия сама!
В.Тушнова

* * *
Весь лес листвою переполнен.
Он весь кричит: тону! тону!
И мы уже почти не помним,
Каким он был семь дней тому.

Как забывается дурное!
А память о счастливом дне,
Как излученье роковое,
Накапливается во мне.

Накапливается, как стронций
В крови. И жжет меня дотла –
Лицо, улыбка, листья, солнце.
О горе! Я не помню зла!
Д. Самойлов

Память
Поздравить с днем рождения забыл.
Потом забыл и самый день рожденья.
И вот приносит почта извещенье,
Что умер друг. А он его любил.

Он плакал одиноко в темноте.
О чем? О том, что некогда, когда-то
Была забыта маленькая дата.
Образовалась щель. И мы не те.

Он плакал, но и думал что есть сил
О том, что сам он некогда, когда-то
Забвением, пускай условной, даты
Начало смерти друга положил.

И собственного, может быть, конца
Началом стала щелочка зиянья.
Но эту мысль, и не без основанья.
Он не хотел додумать до конца.
Ф. Искандер

Наша память — кинематограф
Наша память — кинематограф,
Где стопудовая лента.
Тут, что ни пядь, иероглиф,
В котором таится легенда.

В этом кино не только
Видения в звуке и краске:
Здесь репье действительно колко,
Здесь пахнет болото ряской,

Здесь вкус тютюна, который
Смешан с медом в немалой доле,
А главное — все мы актеры,
Играющие главные роли:

Плачем собственными слезами,
Доходя в страданьях до края;
Мы целуем любимую сами,
Чарли Чаплину не доверяя;

А любимая, будь ей полвека,
Молода на нашем экране:
Седина совсем не помеха,
Годы прелесть ее не украли -

Снова девушке восемнадцать,
Чарованье в ее походке,
Мы опять начинаем слоняться
По Арбату, Тверской, Охотке…

Оттого-то не скучно, если
Вы один в предвечернем тумане.
Где бишь трубка? Садитесь в кресло.
Включите экран. Вниманье!

Вот вы маленький-маленький. Вот
Школяр, голова ежова;
Вот вытягиваетесь в большого,
И усы оттеняют рот.

Вы меняли морские карты,
Вы любили «козла забивать»…
Но надо уметь кое-что забывать,
Вырезать из памяти кадры:

Этот оттиск зубов на губах
От житья среди вихрей буйных,
Когда были мы храбры в боях
И трусливы в тылу на трибунах.

И такая брала тоска,
Такое к себе отвращенье…
Как же в памяти это таскать,
Чему нет и не будет прощенья?

Оно, как сверчок, в мозгу
Все сверлит, и сверлит, и гложет.
Ах, забудьте об этом, кто может!
А я…
Я не могу.
И. Сельвинский

Из Лонгфелло
Всё память возвратить готова:
Места и лица, день и час, –
Одно лишь не вернётся снова,
Одно, что дорого для нас.

Всё внешнее опять пред нами,
Себя лишь нам не воскресить
И с обновлёнными струнами
Душевный строй не согласить.
В. Соловьев

Любовь и память
Пусть даже звёздные миры
Не вечны во Вселенной.
Но есть две звёздочки мои,
Они всегда нетленны.
Жить будут эти огоньки,
Пока живу на свете;
В часы раздумий и тоски
Они так ясно светят…

Как будто боль хотят унять,
Что жжёт невыносимо.
И силу мне хотят придать –
А у меня нет силы…
Но я должна её найти,
И тратить не напрасно,
Ведь если я собьюсь с пути,
То звёздочки погаснут…

А из Вселенной голубой
Зачем на землю падать?
Одну звезду зовут Любовь,
Другую – Память.
А. Горская

* * *
Весною новой новая трава
Не знает ничего о прошлогодней.
Ей память для чего? Она жива, –
Ей хорошо без прошлого, свободней.

А мне-то как: забрёл в дремучий лес
Воспоминаний и не выйду к свету...
Мир прошлого! Да он давно исчез!
Его давно на самом деле нету!

Был, да пропал, подобно миражу.
Прошло с тех пор уж лет пятнадцать этак...
А я брожу в густом лесу, брожу
С рубцами на лице от бьющих веток.
Е. Винокуров

Память
По вологодскому Заречью
Бродил я вечером,
Как вдруг
Счастливый кто-то
Метнулся с криком:
– Здравствуй!.. Друг!..
Забыл?..
– Да нет же! – отвечаю
И что-то мямлю про года,
А сам мучительно гадаю:
Где с ним встречался
И когда?
Лицо знакомо.
Голос тоже...
И как неловко стало мне,
Когда припомнил, сколько прожил
Я с ним в окопах на войне.
А то ещё оторопею
И, как собрату своему,
Отъявленному лиходею,
Бывало, крепко руку жму.
Все чаще память изменяет,
Подводит.
Вот опять – пробел...
Но из неё не исчезает,
Что сам бы я забыть хотел, –
Такое, что душе не мило,
Чего нельзя себе простить,
Что, к сожаленью, в жизни было,
Хоть не должно бы вовсе быть.
Нередко правдой поступался,
Не делал всё, что сделать мог.
И обижал,
И обижался
Помочь хотел, а не помог.
Дурным поступкам нет забвенья
Да и прощенья нет,
Когда
Их судишь сам без снисхожденья, –
На свете горше нет суда.
А. Яшин

* * *
Забвенье или память? – спросишь ты.
И я тебе отвечу, жизнь, без спора:
Конечно, память! В ней мои мосты
В грядущий день. Она – моя опора.

Когда приходит памяти конец,
Ты – дом, где окна досками забиты.
Нет ничего опаснее сердец,
В которых пережитое убито.

Забыть, что было, – значит обокрасть
Самих себя своими же руками.
Становятся слепыми ум и страсть,
Когда у человека меркнет память.

И я в свои недожитые дни
Взываю то с надеждой, то с тревогой:
О жизнь, ты только память сохрани,
Пока живу я, памяти не трогай!

Её нести сквозь долгие года –
Нелёгкий труд. Но человек – не сито!
Тем, что ворчат: Она – твоя беда, –
Отвечу: В ней – мой свет, моя защита!
Ю. Воронов

Память
Неверно, что сейчас от той зимы
Остались лишь могильные холмы.
Она жива, пока живые мы.

И тридцать лет, и сорок лет пройдёт,
А нам от той зимы не отогреться.
Нас от неё ничто не оторвёт.
Мы с нею слиты памятью и сердцем.

Чуть что – она вздымается опять
Во всей своей жестокости нетленной.
«Будь проклята!» – мне хочется кричать.
Но я шепчу ей: «Будь благословенна».

Она щемит и давит. Только мы
Без той зимы – могильные холмы.

И эту память, как бы нас ни жгло,
Не троньте даже добрыми руками.
Когда на сердце камень – тяжело.
Но разве легче, если сердце – камень?..
Ю. Воронов

Память
Давай поглядим друг на друга в упор,
Довольно вранья.
Я – твой соглядатай, я – твой прокурор,
Я – память твоя.

Ты долго петлял в привокзальной толпе,
Запутывал след.
Ну вот мы с тобою в отдельном купе,
Свидетелей нет.

Судьба мне послала бродить за тобой
До самых седин.
Ну вот мы и встретились, мой дорогой,
Один на один.

Мы оба стареем, ты жёлт, как лимон,
Я лыс, как Сократ.
Забудь про милицию и телефон,
Забудь про стоп-кран.

Не вздумай с подножки на полном ходу
Нырнуть в темноту.
Мы едем с тобою не в Караганду
И не в Воркуту.

Чужие плывут за окном города,
Чужие огни.
Наш поезд отныне идет в никуда,
И мы в нем одни.

…Как жутко встречать за бутылкой винца
Синюшный рассвет.
И знать, что дороге не будет конца
Три тысячи лет.
Л. Филатов

Память
В час, когда осень щедра на дожди
и лихорадка осину колотит,
глянешь – а детство блестит позади
кроткой луною, упавшей в колодец.

Кажется – вовсе цела и ясна
жизнь, что была же когда-то моею.
Хрупкий узор дорогого лица
время сносило, как будто монету.

Мой – только памяти пристальный свет,
дар обладания тем, чего нет.
Б. Ахмадулина

Так память коротка...
Так память коротка.
Так сладостно забвенье.
Жизнь кратче дуновенья,
Мгновеннее глотка.

Что было здесь до нас,
Мы знаем только вкратце.
Нам заросли акаций
Ласкают нынче глаз.

А тех, чья кровь лилась,
Кого сажали на кол,
Предшественник оплакал.
И с ним слабеет связь...

Наверно, в том и суть,
Затем и сроки кратки,
Чтоб не было оглядки
На слишком долгий путь.

Ещё два-три витка –
И мы сойдем со сцены.
И пустят за бесценок
Наш опыт с молотка,

Чтоб жить своим умом
И, пережив кануны,
Опять глядеть на юных
В отчаянье немом.

А время бьет отбой
И топит очевидца.
И вновь дитя родится
Под сенью голубой.

И на земных кругах
Опять живется сносно.
Речная гладь и сосны
Всего в пяти шагах.
Л. Миллер

* * *
Что там, в дыму и печали?
– Прошлое, – мне отвечали, –
Там драгоценные тени,
Ангелы там пролетели.

Что же мне делать с тенями,
С теми далёкими днями,
Что отпылали, как в домне?
– Помни, – сказали мне, – помни.
Л. Миллер

Наша память
Наша память, как мода, капризна,
Не подвластна мольбам и годам:
Иногда преподносит сюрпризы,
О которых не ведаешь сам.
Почему-то из детства картины
Проявляются до мелочей,
А потом, пропустив середину,
Помним кадры сегодняшних дней.

Сколько в жизни квартир поменялось –
Ни одна не оставила след.
Только домик, где детство осталось,
Излучает по-прежнему свет!
Лица мамы и папы размыты,
Но волненье в душе не унять.
Если фотоальбомы открыты –
Будто время повёрнуто вспять:

И летят в неизвестное годы,
Увлекая меня за собой.
Бережёт память лишь эпизоды,
Оставляя всю цепь за кормой.
Всё проходит, забывшись с годами,
Но обрывки судьбы всё равно
Сохраняет капризница-память,
Как беззвучные кадры кино…
Ф. Полак

Воспоминания
Годы бегут по траве и по снегу,
Словно по вечному расписанию.
И только одно не подвластно их бегу:
Наши воспоминания.

И в детство, и в юность, и в зной, и в замять,
По первому знаку, из мрака темени,
Ко всем нашим датам домчит нас память,
Быстрей, чем любая машина времени.

Что хочешь – пожалуйста, воскрешай!
И сразу же дни, что давно незримы,
Как станции, словно промчатся мимо,
Ну где только вздумаешь – вылезай!

И есть ли на свете иное средство
Вернуть вдруг веснушчатый твой рассвет,
Чтоб взять и шагнуть тебе снова в детство,
В каких-нибудь шесть или восемь лет?!

И друг, кого, может, и нет на свете,
Восторженным смехом звеня своим,
Кивком на речушку: а ну бежим!
И мчитесь вы к счастью. Вы снова дети!

А вот полуночный упругий свет,
Что жжет тебя, радуясь и ликуя,
Молодость... Первые поцелуи...
Бери же, как россыпь их золотую,
Щедрее, чем память, богатства нет!

А жизнь-это песни и дни печали.
И так уж устроены, видно, мы,
Что радости нами освещены,
Чтоб мы их случайно не пролетали.

А грустные даты и неприятности
Мы мраком закрыли, как маскировкой.
Чтоб меньше было бы вероятностей
Ненужную сделать вдруг остановку.

Но станции счастья (к чему скрывать)
Значительно реже плохих и серых,
Вот почему мы их свыше меры
Стараемся празднично озарять.

Шагая и в зное, и в снежной мгле,
Встречали мы всякие испытания,
И, если б не наши воспоминания,
Как бедно бы жили мы на земле!

Но ты вдруг спросила: – А как же я? –
И в голосе нотки холодной меди:
– Какие же мне ты отвёл края?
И где я: на станции или разъезде?

Не надо, не хмурь огорченно бровь
И не смотри потемневшим взглядом.
Ведь ты же не станция. Ты – Любовь.
А значит, всё время со мною рядом!
Э. Асадов

* * *
Хочу найти, изведать и понять,
Откуда я и что во мне издревле.
Века стоят вкруг древнего огня
Могучие и мудрые деревья.

Велик и прост суровый их закон,
И нету справедливее закона,
Что дерево живет лишь целиком:
Отрубишь корни – засыхает крона.

По этому закону не дано
О давнем прошлом забывать живущим,
Мне кажется, я важное звено
Между ушедшим миром и грядущим.
М. Чебышева

Возмездье памятью
А я, как видно, с памятью моей
Вовеки помириться не сумею…
Мы с ней давно схватились на ножах.
Столкнув меня на темную тропинку,
Свалив, потом коленом в грудь нажав,
Она мне приставляет к горлу финку –
– Ты ведь любил!
Так что же сделал ты
С любовью, так пырнув ее под рёбра?
– Я не хотел… –
А мне из темноты:
– Нечаянно?
Ха-ха... Как это добро.
Я пощажу тебя – ты не умрёшь,
Но я войду в тебя, как нож за нож.
С тобой ножом в боку
я буду вместе
Всю жизнь твою –
вот памятью возмездье!
Мне о тебе не надо вспоминать,
ведь под моей рубашкой из нейлона,
торча из рёбер, дышит рукоять
в обмотке ленты изоляционной.
Е. Евтушенко

Память
1
Бездна памяти, расширяющаяся Вселенная,
вся из края в край обжитая и заселенная,
вместе с вьюгами, снегопадами и метелями,
как реликтовый лес не вянущий, вся зеленая.

Бездна памяти, беспредельное мироздание,
расходящиеся галактики и туманности,
где все давнее
только четче и первозданнее,
очевиднее и яснее до самой малости.

Расширяющаяся Вселенная нашей памяти.
Гулкой вечностью дышит небо ее вечернее.
И когда наши звезды, здесь умирая, падают,
в небе памяти загорается их свечение.

И уходят они все дальше путями млечными,
и, хранимое небом памяти, ее безднами,
все земное мое ушедшее и минувшее
с высоты на меня очами глядит небесными.

И звучат, почти как земные, только пронзительней,
погребальные марши, колокола венчальные,
и чем дальше даль, тем смиреннее и просительней
эти вечные очи, эти глаза печальные.

Бездна памяти, ты как моря вода зелёная,
где волна к волне, все уходит и отдаляется,
но вода, увы, слишком горькая и солёная,
пьёшь и пьёшь её, а всё жажда не утоляется.

И опять стоишь возле этой безлюдной пристани,
одиноко под небесами ночными тёмными,
и глядишь туда всё внимательнее и пристальней,
ещё миг один – и руками коснёшься теплыми.

2
Небо памяти, ты с годами все идилличнее,
как наивный рисунок, проще и простодушнее.
Умудренный мастер с холста удаляет лишнее,
и становится фон прозрачнее и воздушнее.

Надвигается море, щедро позолочённое,
серебристая ель по небу летит рассветному.
Забывается слишком пасмурное и чёрное,
уступая место солнечному и светлому.

Словно тихим осенним светом душа наполнилась,
и, как сон, её омывает теченье теплое.
И не то что бы все дурное уже не помнилось,
просто чаще припоминается что-то доброе.

Это странное и могучее свойство памяти,
порожденное зрелым опытом, а не робостью, –
постепенно воспоминанья взрывоопасные
то забавной, а то смешной вытеснять подробностью.

И все чаще мы, оставляя как бы за скобками
и беду, и боль, и мучения все, и тяготы,
вспоминаем уже не лес, побитый осколками,
а какие там летом сладкие были ягоды.

Вспоминается спирт и брага, пирушка давняя,
а не степь, где тебя бураны валили зимние,
и не бинт в крови, и не коечка госпитальная,
а та нянечка над тобою – глазищи синие.

Вспоминаются губы, руки и плечи хрупкие,
и приходит на память всякая мелочь разная.
И бредут по земле ничейной ромашки крупные,
и пылает на минном поле клубника красная.

3
Небо памяти, идиллический луг с ромашками,
над которым сияет солнце и птица кружится,
но от первого же движенья неосторожного
сразу вдребезги разлетается все и рушится.

И навзрыд, раздирая душу, клокочут заново
те взрывные воспоминанья, почти забытые.
И в глазах потемневших дымное дышит зарево,
и по ровному белому полю идут убитые.

Прикипают к ледовой корке ладони потные.
Под руками перегревается сталь калёная...
И стоят на столе стаканы, до края полные,
и течёт по щеке небритой слеза солёная.
Ю. Левитанский

Мгновенья нет, есть память
Мгновенья нет, есть память. Слух полночный
Сквозь вздох крови и благовест цветочный
Вдруг различит тоскливый некий звук
Невидимых орбит (так майский жук
Поет под яблоней). Душа людская,
Каким поющим воплем истекая,
В какую бездыханность темноты
На крыльях памяти несешься ты?..
А. Кочетков

Забывают
Забывают, забывают –
Будто сваи забивают,
Чтобы строить новый дом.
О великом и о малом,
О любви, что миновала,
О тебе, о добром малом,
Забывают день за днем.

Забывают неумело
Скрип уключин ночью белой,
Вместе встреченный рассвет.
За делами, за вещами
Забывают, не прощая,
Все обиды прошлых лет.

Забывают торопливо,
Будто прыгают с обрыва
Иль накладывают жгут…
Забывают, забывают –
Будто клады зарывают,
Забывают –
как сгорают,
Забывают –
будто жгут.

Забывают кротко, нежно,
Обстоятельно, прилежно,
Без надсады и тоски.
Год за годом забывают –
Тихо-тихо обрывают
У ромашки лепестки.

Не печалься, друг сердечный:
Цепь забвенья – бесконечна,
Ты не первое звено.
Ты ведь тоже забываешь,
Забываешь, забываешь –
Будто якорь опускаешь
На таинственное дно.
В. Шефнер

* * *
Вспоминайте чаще тех, кого уж нет,
Кто ушел из жизни, не оставив след.
Или след тот робкий
вьюга занесла…
Вспоминайте чаще добрые дела.
Тех, кто жил чуть раньше,
просто был, как мы,
И искал покоя здесь, среди войны.

Вспоминайте чаще дедов имена,
Бабушек волненье, милые слова…
Знайте, в каждой жизни
Есть, что вспомнить нам –
Доброе и светлое среди долгих лет,
Чтобы встретить в вечности
Тех, кого уж нет…
Т. Травник

* * *
Неугасима память поколений.
Ей жечь сердца на много лет вперёд,
Той памяти российских поселений,
Той памяти, что наш хранит народ.

Неугасима память поколений…
И подвиги семьи и всей страны –
В копилке памяти великой той войны,
В тех старых письмах на полях сражений,

В тех старых фото, в редких орденах,
В живой истории, неброской и нетленной…
Героям жить и славиться в веках!
Неугасима память поколений...
Е. Абрамычева

Гимн памяти
Главнейшей в мире, как игла в шитье,
есть память, и она определяет
дарованное Богом бытие
у всех людей, что землю населяют.

В младенчестве её почти что нет,
но всё же от рожденья и до морга
вся наша жизнь спешит оставить след
в нацеленных на то участках мозга.

И я, преграды к истине круша,
стараясь получить от Бога знанье,
спрошу: как соотносится душа
с процессом моего запоминанья?

Ведь человек без памяти – ничто,
она одна внимает Божьей вести.
Мне думается, память – это то,
что в Вечность отойдёт с душою вместе.

Хорошее с плохим смешалось в ней,
грехи и добродетели, ведь память
чувствительна к морали всё сильней –
нам с ней взлетать и с нею будем падать.

С избытком память может быть полна,
но мы обречены довольно часто
смотреть, как очищается она
от всякого ненужного балласта.

Хвалиться ею может не любой.
...Я чувствую, что память, как ни странно,
сильней всего запоминает боль:
на ней рубцы, на ней сплошные раны.

Она так беззащитна всё равно,
коль человек избрал её затменье,
и с ней воюют водка и вино
как средства, приносящие забвенье.

Но я спешу пропеть ей этот гимн
и восхищенье выразить ей прямо.
Ведь мир бы стал без памяти другим:
в нём не было б ни Евы, ни Адама.
М. Мыслякова

Песни

Память
Музыка: М. Таривердиев

Я зарастаю памятью,
Как лесом зарастает пустошь.
И птицы-память по утрам поют,
И ветер-память по ночам гудит,
Деревья-память целый день лепечут.

И там, в пернатой памяти моей,
Все сказки начинаются с «однажды».
И в этом однократность бытия
И однократность утоленья жажды.

Но в памяти такая скрыта мощь,
Что возвращает образы и множит...
Шумит, не умолкая, память-дождь,
И память-снег летит и пасть не может.
Д. Самойлов

Память
Музыка: Г. Мовсесян
Исп. И. Кобзон

Память, память,
                за собою
                         позови
в те далёкие,
промчавшиеся дни.
Ты друзей моих ушедших
                       оживи,
а друзьям живущим
молодость верни.
Память, память,
ты же можешь!
              Ты должна
на мгновенье
эти стрелки повернуть.
Я хочу не просто вспомнить
                           имена.
Я хочу своим друзьям
                     в глаза взглянуть.
Посмотреть в глаза
и глаз не отвести.
Уставать,
          шагать,
                  и снова уставать...

Дай мне воли
до конца тебя
              нести.
Дай мне силы
ничего
       не забывать.
Р. Рождественский

Память
(из к/ф «Ночной мотоциклист)
Музыка: Г. Гладков

Память в прошлое нас возвращает,
В город, нами забытый давно.
Память вечно стоит за плечами,
Нам уйти от неё не дано.

Годы текут, как в реке вода,
Всё же их память хранит всегда,
Память хранит всегда...

Молча, спрыгнешь с подножки вагона,
Сразу время замкнётся в кольцо.
Дрогнут листья знакомого клёна,
Ветер птицей погладит лицо.

Память в прошлое нас возвращает,
Будто поезд, летящий сквозь дым.
Память нам никогда не прощает
То, что сами прощать не хотим.

Годы текут, как в реке вода,
Всё же их память хранит всегда,
Память хранит всегда...
М. Пляцковский

Зарыты в нашу память на века
Зарыты в нашу память на века
И даты, и события, и лица,
А память, как колодец, глубока –
Попробуй заглянуть: наверняка,
Лицо и то неясно отразится.

Разглядеть, что истинно, что ложно,
Может только беспристрастный суд.
Осторожно с прошлым, осторожно:
Не разбейте глиняный сосуд!

До сих пор иногда вспоминается
Из войны много фраз –
Например, что сапёр ошибается
Только раз.

Одни его лениво ворошат,
Другие неохотно вспоминают,
А третьи даже помнить не хотят,
И прошлое лежит, как старый клад,
Который никогда не раскопают.

И поток годов унёс с границы
Стрелки – указатели пути.
Очень просто в прошлом заблудиться
И назад дороги не найти.

Потому-то до сих пор вспоминается
Из войны пара фраз –
Например, что сапёр ошибается
Только раз.

С налёта не вини – повремени!
Есть у людей на всё свои причины.
Не скрыть, а позабыть хотят они,
Ведь в толще лет ещё лежат в тени
И часа ждут заржавленные мины.

В минном поле прошлого копаться
Лучше без ошибок, потому
Что на минном поле ошибаться
Просто абсолютно ни к чему.

Иногда как-то вдруг вспоминается
Из войны пара фраз –
Например, что сапёр ошибается
Только раз.

Один толчок – и стрелки побегут,
А нервы у людей не из каната,
И будет взрыв, и перетрётся жгут…
Но, может, люди вовремя найдут
И извлекут до взрыва детонатор.

Спит земля спокойно под цветами,
Но ещё находят мины в ней…
Их берут умелыми руками
И взрывают дальше от людей.

До сих пор из войны вспоминается
Пара фраз, пара фраз –
Например, что сапёр ошибается
Только раз, только раз.
В. Высоцкий

Память
Когда зажигаются звезды в небе ночном,
Память непрошеным гостем входит в мой дом:
Тихо войдет, свечи зажжет, музыку включит
И беседу начнет.

В эту минуту твои оживают глаза,
В них, как и прежде, невольно таится слеза,
Смотрят с надеждой, смотрят любя:
Вот и опять я с тобою и – без тебя.

Я приглашу на танец Память,
И мы закружимся вдвоем,
И вместе с нами, вместе с нами
Помолодеет старый дом.
Ну, а когда погаснут свечи
И за окном рассвет вздохнет,
Произнесет: «До скорой встречи», –
Мне тихо Память и уйдет.

Когда зажигаются звезды в небе ночном,
Память непрошеным гостем входит в мой дом:
Кружатся даты, свечи горят,
В рамке багетной опять оживает твой взгляд.

Так продолжается каждую, каждую ночь,
Ты далеко от меня и не можешь помочь,
Ты так стремишься найти свое счастье с другим,
Ты далека от меня и несчастлива с ним.

Я приглашу на танец Память,
И мы закружимся вдвоем,
И вместе с нами, вместе с нами
Помолодеет старый дом,
Ну, а когда погаснут свечи
И за окном рассвет вздохнет,
Произнесет: «До скорой встречи», –
Мне тихо Память. И уйдет.
Я приглашу на танец Память...
И. Тальков

Заповедные места
Я бежал куда-то,
Я спешил всегда.
Призрачное счастье догонял.
И мелькали даты,
Унося года,
Оставляя детство позади меня,
Только памяти своей я не изменял.

Тянет неспроста
В заповедные места,
Моё детство босоногое
Навсегда осталось там.
Я немало испытал,
Но любить не перестал
Те места, что душу трогают,
Заповедные места.

Никуда не деться
Мне от неудач.
В жизни много чёрных, трудных дней.
Вдруг прихватит сердце –
Хоть кричи, хоть плачь,
И, когда с бедой бороться всё трудней,
Снова обращаюсь я к памяти моей.

Тянет неспроста
В заповедные места,
Моё детство босоногое
Навсегда осталось там.
Я немало испытал,
Но любить не перестал
Те места, что душу трогают,
Заповедные места.
Ю. Лоза

4 комментария:

  1. Какие чудесные стихи! Спасибо! Скопировала для себя несколько.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Ирина! Рады, что Вам понравились стихи

      Удалить
  2. Здравствуйте! Какая чудесная подборка стихов! Некоторые никогда не читала, стихи Ларисы Миллер люблю давно, читаю и сейчас новое. Каждое стихотворение в Вашей подборке хочется перечитывать...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина! Спасибо большое за теплые слова, очень приятно) Согласна с Вами, и мне хочется перечитывать, и часто бывает, что ранее прочитанные стихи с каждым новым прочтением вызывают новые мысли и эмоции)

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...