воскресенье, 12 февраля 2023 г.

Пётр Синявский

 

9 февраля было 80 лет со дня рождения российского детского писателя, замечательного поэта и сценариста, композитора, Петра Алексеевича Синявского (1943 — 2021). В какой-то степени наш земляк, ведь родился он в Челябинской области. Больше известны его стихи для детей, такие, как «Грибная электричка», «Двухэтажный пешеход», «Бутерброд наоборот», «Хрюпельсин и хрюмидор» и другие. Есть взрослые стихи о православии, о святых. Многие библиотекари помнят, как часто стихи Синявского встречались в детских журналах «Весёлые картинки», «Мурзилка», «Костёр», «Пионер» «Кукумбер»; в журнале «Вожатый» были литературно-музыкальные композиции и циклы его стихов (например, о хлебе).

Синявский автор не только текстов, но и музыки многих песен. У всех на слуху песни на его стихи «Мой щенок», «Родная песенка», «Улыбки мая», «Праздник пионерии» и многие другие. Многим с детства запомнилась одна из первых песен Синявского «Дом игрушки»: «В Москве домов так много, что все не сосчитать. Дома многоэтажные, красивые и важные, пойди-ка тут попробуй самый лучший дом назвать...» И другие, помните: «Мой щенок похож немного на бульдога и на дога…», «Смешной человечек на крыше живёт, смешной человечек ириски жуёт»... Но мало кто знает, что песня к популярному телесериалу «Убойная сила» «Прорвёмся, опера!» написана им в соавторстве с А. Шагановым, а песня на его стихи «Ах, эти тучи в голубом» прозвучала в сериале «Московская сага». И ставший знаменитым «Кадетский вальс» с древним девизом-присловьем «Душу — Богу, сердце — даме, жизнь — государю, честь — никому» написал тоже он.

Автобиография: «Во младенчестве вернулся из эвакуации в Москву и стал расти-подрастать. Хотел в детстве стать моряком, как многие из моих предков, но вдруг в тридцать лет ударился в детство и ничего против этого не имею. Писать я стал поздно (в тридцать лет) и совершенно случайно. Но случайности этой буду благодарен до самой последней строчки. Когда-то был музыкантом. Поэтому написано много песен. Люблю вкусно поесть и обожаю постоять у плиты. Поэтому много стихов на кулинарную тему. Если получится — соберу их под одной обложкой и назову «Съедобные стихи». У своих коллег стараюсь найти что-нибудь хорошее, а плохое ищу в собственных стихах. Стараюсь писать поинтересней и поскладней. А что из этого получается или не получается — судить не мне.

Люблю встречаться с ребятами. Выступаю всегда один, точнее вдвоем с гитарой. И живу тоже вдвоем с гитарой. Очень даже не скучно получается. А писем я никому не писал лет пятнадцать. Сейчас даже адрес, говорят, как-то по-новому пишется. Ну, не беда. Пойду на почту и разберусь. Люблю свою работу и тех, для кого пишу. Довольно часто выступаю в школах и детских садах. Беру гитару — и вперед. Песенок написано довольно много. И со знаменитыми композиторами, и самостоятельно. Совсем недавно записал кассету со взрослыми песнями. Называется она «Настасья Петровна»— стихи с аккомпанементом. О себе — не люблю ни говорить, ни писать. Дело в том, что «аз многогрешный» весьма далек от так называемого «литературного мира». Я сам по себе. По издательствам тоже не люблю бегать, поэтому не так-то и много книжек. А писать мне всё равно нравится. И я очень люблю писать, но только не автобиографию. Простите меня, непутевого, за это».

Пётр Синявский родился 9 февраля 1943 года в городе Сим Челябинской области. Дед, Михаил Фёдорович Синявский, был Георгиевским кавалером, капитаном первого ранга с 1915 года, бабушка, Мария Викторовна, была родной сестрой Виктора Викторовича Лемешевского, о котором писатель очень тепло вспоминает в автобиографической книге «Записки архиерейского служки», известного как митрополит Мануил, церковный историк и борец с обновленчеством в православии.

В 1941 году Московский оборонный завод, где работал его отец Алексей Михайлович, был эвакуирован на Урал, в маленький городок Сим. Там и родился поэт: «Родился я во время войны, в эвакуации, на Урале, в городе под названием Сим. А рассказать о нем не мог, потому что уехал в Москву, когда мне было восемь месяцев. Знаю только, что был в этом городе военный завод, на котором мой папа работал главным инженером». Через год после рождения маленького Пети Синявские смогли возвратиться в Москву. В послевоенные годы отец будущего писателя работал главным технологом Опытно-конструкторского бюро, мать — патофизиологом, имела звание доцента. Мальчик был очень привязан к своему дяде Виктору Лемешевскому. Многие духовные принципы маленький Петя сохранил на всю жизнь. Основы его мировоззрения в немалой степени были связаны с христианскими учениями, которые он усвоил ещё в детстве.

Пётр Алексеевич вспоминал о своём детстве: «А я инженером быть не хотел. Я мечтал стать морским офицером. Как мой дед, отец моего отца — кавалер золотого георгиевского оружия, герой Цусимы. И любимыми моими книжками были книжки о морских сражениях, а любимой одеждой была морская форма с настоящим игрушечным кортиком. С раннего детства у меня было никудышное зрение. Очкарики на флоте не нужны, поэтому пришлось мне привыкать к нелегкой сухопутной жизни. У родителей была большая библиотека, и читать я мог целыми днями. Это я любил. A не любил я играть на пианино, особенно гаммы. Занимался, как говорится, из-под палки. Но если бы не музыка — я никогда бы не стал писать стихи. Потому что из самых первых стихов получились песенки, а книжки мои появились намного позже».

В целом, вспоминая о ранних годах своей жизни, Петр Алексеевич нередко отмечал, что это было счастливое и безмятежное время. Война была позади, народ успешно восстанавливал страну. С детства он проявлял интерес к творческим занятиям, много сочинял и музицировал, хотя поначалу стеснялся выступать на публике. Пётр увлекался творчеством, пробовал себя в различных видах искусства, но больше всего нравилась музыка. Он с отличием окончил музыкальную школу имени С. С. Прокофьева по классу трубы и поступил в музыкальное училище при Московской консерватории. Но проучился недолго — его пригласили в джазовый ансамбль, который активно гастролировал по стране. И с восемнадцати лет работал музыкантом в различных оркестрах.

Пётр Синявский не собирался становиться детским писателем. Он был музыкантом и работал в оркестре, играл на трубе (а дома — на чайнике и даже на венике). Поэт вспоминал, что в оркестре он не мог спокойно стоять на месте во время репетиций, всё время дурачился, подшучивал над коллегами. И однажды дирижёр оркестра посоветовал ему заняться чем-нибудь полезным, например, написать детскую песню. Синявский задумался всерьёз и решил сочинить что-нибудь такое, чтобы все дети становились сразу хорошими и забывали о шалостях. А когда дети забывают о шалостях? Только когда спят. Так что первым произведением Петра Синявского для детей стала колыбельная «Лунный кораблик», которую поют своим детям и многие современные родители. Первый успех окрылил начинающего писателя, он продолжил писать стихотворения для детей, постепенно оттачивая своё мастерство.

Писать стихи начал довольно поздно. У него около четырёх десятков книжек для детей и множество стихотворных публикаций в периодической печати и стихотворных сборниках, сотни песен для детей и взрослых. Первый сборник стихотворений для детей «Двухэтажный пешеход» вышел в 1989 году в издательстве «Детская литература». В том же году появилась «Зеленая аптека». Сборник неоднократно переиздавался, его иллюстрировали лучшие российские художники. В 1991 вышла книжка «Жили-были автомобили». Популярны его сборники стихотворений: «Грибная электричка», «Весёлая квампания», «Лягушенция», «Бутерброд наоборот», «Хрюпельсин и хрюмидор» и другие. В 2001 году увидела свет книга «Чегошины скороболтушки». Стихотворения, вошедшие в сборник, привлекают удивительными рифмами, необычными словами, легко запоминаются. Книги Петра Синявского выходили в издательствах Москвы и Санкт-Петербурга: «Детская литература», «Малыш», «Качели», «Самовар» и других. В издательстве «Фламинго» — иллюстрированные сборники стихов: «Зелёная аптека», «Медопровод», «Штранная иштория», которые переиздавались на протяжении многих лет. В 2008-2013 годах в издательстве «Лабиринт-Пресс» вышли четыре книжки серии «Полезные машинки». Забавные истории в стихах знакомят малышей с разными видами транспорта, рассказывают о пользе машин. Эти издания получили высокую оценку литературных критиков. В 2009 году у Петра Синявского вышло четыре книжки для самых маленьких в серии «Книжки-пышки погремушки» (Мурмуркина книжка; Подрасталкина книжка; Потешалкина книжка; ТявТявкина книжка).

В 2016 году в серии «Малышам о хорошем» издательства «Махаон» был издан сборник «Буду директором детского сада», благодаря которому Пётр Алексеевич стал лауреатом Всероссийской литературной премии им. С. Я. Маршака. Стихи, вошедшие в сборник, отличаются лаконичностью, простотой, отсутствием назидательности. Они были высоко оценены литературными критиками, полюбились ребятам. В издательстве «Стрекоза» выпустили книжку раскладушку на картоне «Вот те нате! Вот те раз!» со стихами для детей до трёх лет. Несколько своих книг Пётр Синявский называл любимыми: «Весёлая квампания» (М., 1996 г.), «Лягушенция» (М., 1999 г.), «Чегошины скороболтушки» (М., 2001 г.), «Наша хрюняша» (М., 2005 г.) и серия «Полезные машинки» (М., 2009 г.).

Его детские стихотворения публиковали журналы «Божий мир», «Детский досуг», «Дошкольное воспитание», «Музыкальная палитра», «Музыкальный руководитель», «Мурзилка». Стихотворения Петра Синявского были включены в коллективные сборники лучших детских поэтов: «Классики», «Английская каша», «Мама, бабушка и пра…», «Слон и скрипка» и другие. Пётр Синявский известен и как автор оригинальных стихотворных сборников о православных святых. В 2014 году к 700-летию со дня рождения преподобного Сергия Радонежского была издана книга «Преподобный игумен Сергий», в 2015 году сборник об основателе Саввино-Сторожевского монастыря — «Преподобный игумен Савва». В издательстве Московской Патриархии вышли сборники «Мамина молитва» и «Малышкина молитва».

Пётр Синявский часто встречался со своими маленькими читателями в библиотеках и детских садах, на рождественских и новогодних утренниках. Аккомпанируя себе на гитаре, он исполнял свои песни, а дети хором подпевали его «Мурзилкин марш», «Ходики с кукушкой», «Макаронный марш», «Лунный кораблик», «Лягушенция», «Такса едет на такси» и другие. «Впрочем, просто слушателей на концертах у Синявского не бывает, — утверждает Андрей Усачёв. — Его песенки тут же — с первого же припева, а иногда и с первой строчки — подхватывает весь зал. Объяснение простое: он сочиняет песни не для того, чтобы их слушали, а для того, чтобы пели. К сожалению, многие композиторы забыли или никогда не знали, что песня происходит от слова "петь"».

М. Яснов: «Пётр Алексеевич Синявский в детской поэзии фигура по-своему уникальная: на выступлениях его можно увидеть, как правило, вместе с гитарой. Пётр Синявский не только придумывает и читает стихи, но и исполняет песни своего сочинения - песни эти очень мелодичные и легко запоминаются. Помню, давным-давно в московском Доме детской книги я услышал, как Пётр поёт необыкновенно мелодичную рождественскую песенку (текст её ныне входит во многие хрестоматии), и ещё долгое время у меня в ушах звучал ее простой и вместе с тем виртуозный припев...»

Ксения Молдавская рассказывает: «Это совершенно удивительные встречи. Седой бородатый человек, серьёзный, как Карабас-Барабас, заставляет зал хохотать так, что стулья падают, визжать так, что люстры трясутся, и вопить так, что троллейбусы на улицах вздрагивают. Одним движением руки он может превратить девочку с длинной косой в Непобедимое Пугало, а любого мальчика — в кваквёнка или даже в барона фон дер Макарона. Игра захватывает всех: кваквята, Пугала, Макароны и прочие герои стихов Синявского, а также многочисленные зрители абсолютно счастливы».

Его песни отличаются мелодичностью, легко запоминаются и вошли в золотой фонд советской детской песни. В 1970–1980-е годы Пётр Синявский активно работал с известными композиторами И. Кадомцевым, Е. Крыловым, О. Хромушиным, С. Колмановским, М. Парцхаладзе, Н. Песковым, с которыми создал несколько десятков песен для Большого детского хора Центрального телевидения и Всесоюзного радио СССР под руководством В. Попова. Но наиболее плодотворным было сотрудничество с композитором Ю. Чичковым, с которым были написаны песни: «Мой щенок», «Первый вальс», «Родная песенка», «Лесной марш», «Пробуждальная песенка», «Улыбки мая», «Праздник пионерии», «Мы — октябрята». Эти песни вошли в золотой фонд советской детской песни, до сих пор исполняются детскими музыкальными коллективами. Также Пётр Синявский является автором стихотворений для хоровой сюиты Ю. Чичкова «Музыка русских узоров». В пятнадцати номерах сюиты представлены простые и понятные детям стихотворения о художественных промыслах русского народа, народных инструментах, русской песне и старинной архитектуре. Совместная творческая деятельность композитора и поэта продолжилась при создании мультипликационных фильмов: «Жил-был Саушкин» (1981), «Солдатская сказка» (1980), для которых Пётр Синявский написал тексты песен.

Его песни звучат в кино, на радио, в телепередачах, исполняются профессиональными артистами и любителями. Сотрудничал Пётр Синявский и с Марком Минковым, Георгием Мовсесяном, Александром Журбиным, Давидом Тухмановым, Алексеем Шелыгиным. В соавторстве с Александром Шагановым написал песню к популярному телесериалу «Убойная сила» — «Прорвёмся, опера!» (комп. И. Матвиенко). Шаганов вспомнил, как в свое время они вместе сочиняли текст: «Нам нужно было написать текст на музыку. У меня был набросок, но не было развития. Я позвонил Пете, и он сочинил второй куплет, — поделился Шаганов, добавив, что впоследствии композиция исполнялась даже на детских утренниках. — Однажды он мне говорит: «Саша, дети любят эту песню». Он исполнял ее перед ними под гитару на утренниках. Вот так наше слово и пригодилось детишкам».

С Александром Журбиным создал песни к многосерийным телевизионным фильмам «Московская сага» (2004) — «Ах, эти тучи в голубом», и «Тяжёлый песок» (2008). Также он написал тексты песен для фильмов «Прорыв» (1991), «Козлёнок в молоке» (2003). Пётр Синявский — автор текста для неофициального гимна Московской области «Подмосковный наш край», музыку для которого написал М. Дунаевский. Впервые песня прозвучала во время празднования 75-летия со дня образования Московской области и с того времени стала хитом, звучащим на всех областных праздниках.

В 2000 году вышел сольный альбом песен и романсов «Ваши руки из теплого жемчуга», 37 треков в авторском исполнении под гитару. В 2020 году Синявский написал стихи на знаменитый «Русский вальс» (Вальс № 2 из сюиты для джазового оркестра № 1) Дмитрия Шостаковича, назвав их «Питерский вальс». Поэт не раз подчёркивал, что это одна из самых дорогих его сердцу работ. Этот текст одобрили родственники композитора.

Музыка придаёт стихам Петра Синявского особую красочность. Вместе с А. Усачёвым была придумана детская музыкальная развлекательно-образовательная телепередача «Кварьете «Весёлая квампания», для которой Пётр Алексеевич писал сценарии и песни. Песни «Пианино», «Ходики с кукушкой», «Лунный кораблик», «Лягушенция» быстро запоминались и становились любимыми не только детьми, но и их родителями. Эта передача существовала с 1995 по 1998 год в рамках телекомпании «Класс». Песни, прозвучавшие в этой передаче, в 2000 году были изданы отдельной книгой. Также Пётр Алексеевич сотрудничал с литературно-музыкальным журналом «Колобок», для которого перевёл песни из мультипликационных фильмов У. Диснея.

Синявский был членом Союза писателей России, почётный работник образования, лауреат нескольких премий:

— Московского комсомола (1980 г.),

— имени Корнея Чуковского (в начале декабря 2009 года получил премию читательских симпатий «Золотой крокодил», одну из самых престижных поэтических наград, - за вклад в поэтическую и музыкальную культуру),

— IV ежегодной Международной литературной премии имени С. Михалкова «Облака» — «Лучшая книга — 2009» в номинации «Издание высокохудожественных книг для детей младшего и среднего возраста» (за серию оригинальных книжек-игрушек для самых маленьких «Полезные машинки», 2010 г.),

— Всероссийской литературной премии им. С. Я. Маршака в номинации «Поэзия» (2017 г., за книгу для дошкольников «Буду директором детского сада»).

В 2012 году стал лауреатом Всероссийского проект-конкурса «Книга года: выбирают дети» (за сборник стихотворений «Цирк синьора Макаролли»).

О личной жизни поэта известно мало. Синявский жил один и с грустной иронией называл себя сиротинушкой. Петр Алексеевич с юности страдал от камней в почках, в 2018 году перенес операцию по пересадке этого органа. «Это милость Божья, что мне сделали операцию в таком возрасте. Значит, так и должно было получиться», — подчеркивал тогда сам Синявский. Пётр Алексеевич был удивительно порядочным, скромным и ранимым человеком. Он смотрел на свою жизнь, после перенесённых операций и болезней, как на длящееся чудо, дарованное ему Богом.

Поэт был глубоко религиозным человеком. В детском стихотворении «Рисунок» лирический герой начинал создание картины с изображения «поля с колосками» и «церковки на горке». На его книжках «Мамина молитва» и «Малышкина молитва» подписался Схиархимандрит Илий: «Да благословит Господь эти детские стихи для чистых и нежных душ малышей…». Бывший джазовый трубач, когда-то чуть не ставший священником, был любимым гостем многих приходских общин. На выступлениях читал удивительные поэмы «для чтения взрослыми детям» о преподобных игуменах Сергии Радонежском и Савве Сторожевском и пел любимые песни: «Волоколамские колокола», «Крестница», «У иконы душа сокровенная». «Меня удивляет, когда представители нынешней интеллигенции говорят: я в Бога верую, только я не раб Божий, — говорил в интервью журналу «Савинское слово» Пётр Алексеевич. — Я счастлив оттого, что я — раб Божий, и что самыми главными, самыми любимыми для меня стали слова, которые помогают и жить и работать, слова, которые я повторяю ежедневно и ежечасно: «Слава Богу за всё!» Когда восстанавливалась церковь Храма Рождества Богородицы в Путинках, он часто прислуживал — мыл полы, чинил подсвечники, делал разную другую работу. Митрополит Иоанн (Снычёв), духовный преемник двоюродного деда Синявского, неоднократно настаивал, чтобы Петр Алексеевич принял священный сан и даже представлял литератора патриарху Алексию, но поэт предпочел остаться «архиерейской служкой». В июне 2021 года Петр Алексеевич побывал на могиле своей прабабушки, матери митрополита Мануила В. И. Лемешевской, на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. В августе фото автора стихов для детей на погосте обнародовал портал «Русская линия» в связи с выходом в издательстве «Царское дело» книги воспоминаний Синявского «Записки архиерейского служки».

Коллега и близкий друг Синявского Александр Шаганов в последний раз виделся с поэтом незадолго до смерти: «Мы с ним буквально недавно — две недели назад — ходили на выставку фотографий. После нее Петя меня спросил, не хочу ли я к нему зайти. Я тогда немного торопился, были какие-то дела, сказал, что спешу. И мы с ним так тепло распрощались... Он так тепло пожал мне руку в последнее наше свидание». Говоря про смерть друга, Шаганов признался, что «убит новостью» об уходе близкого человека, а также отметил его безграничный писательский талант: «Петр Алексеевич, какой человек... Мы потеряли величайшего поэта, он настоящий классик в детской и песенной поэзиях. Для меня Синявский был близким другом и старшим товарищем, это невосполнимая утрата, — признался он. — Синявский был детским писателем уровня Сергея Михалкова или Агнии Барто. Я даже из своего детства помню его стих «Мой щенок». Или, скажем, его «Ах, эти тучи в голубом». На любой концертной площадке 9 мая играет эта песня, к которой он написал слова». Шаганов вспоминал, что Синявский был очень надежным другом, который никогда не отказывал ему в помощи: «Петр Алексеевич всегда мне приходил на выручку. Если с моим вдохновением были какие-то затыки, ему можно было в любое время позвонить и сказать: «Петр Алексеевич, выручай». И все понимающий Петя с доброй улыбкой всегда подключался к работе. С ним в соавторстве мы также написали «Гимн города Тулы» группы «Любэ». Он очень многое значил в моей жизни».

Редактор Русской народной линии Анатолий Степанов вспоминал: «22 декабря, в середине дня мне позвонила наша общая знакомая из Москвы и с тревогой сообщила, что Пётр Алексеевич второй день не отвечает на звонки. Я попробовал позвонить ему, телефон так и не ответил, хотя раньше всегда удавалось дозвониться. И вот через несколько часов она мне перезвонила и сообщила, что друг Петра Алексеевича открыл дверь, и так мы узнали эту горестную весть... Мы познакомились с Петром Алексеевичем сравнительно недавно. Поводом для знакомства стал тот факт, что он был близок с митрополитом Иоанном (Снычёвым), который называл его своим служкой. Он неизменно встречал Владыку в Москве, сопровождал его в поездках по городу. Я потом записал с Петром Алексеевичем большое интервью для рубрики «Старейшины», где он о своих встречах с приснопамятным владыкой рассказывает. С этого и началось наше общение и, не побоюсь этого слова, дружба... Последний раз я был у него в гостях совсем недавно — 9 декабря. Пётр Алексеевич угощал меня своими фирменными блюдами, и мы провели в задушевной беседе несколько часов. ...По заключению врачей, Пётр Алексеевич скончался 21 декабря. Мне сообщили, что он просил друзей не сообщать о своей смерти, не устраивать пышных похорон». Петр Алексеевич скончался 21 декабря 2021 года в своей квартире в Москве. Правоохранительные органы определили причины смерти как естественные. Он похоронен на городском кладбище Звенигорода Московской области.

Петра Синявского все привыкли воспринимать как детского поэта. И действительно он оставил богатое наследие стихов для детей — добрых, поучительных, забавных, воспитывающих у детей христианские чувства. Но не только такие стихи писал Пётр Алексеевич. Он глубоко переживал трагедию русского народа и написал сказку-притчу о горькой русской судьбине «Как Панталык с панталыку сбился». Пётр Алексеевич по простоте душевной показал эту сказку некоторым коллегам по цеху. Телефон одного из них перестал отвечать на его звонки. Другой коллега посоветовал Синявскому засунуть сказку в дальний угол стола и забыть о ней, иначе его просто перестанут публиковать. Петру Алексеевичу всё-таки удалось опубликовать своего Панталыка благодаря помощи одного известного церковного деятеля, хотя и без всяких выходных данных издательства (уже после кончины поэта вышло второе издание сказки в издательстве «Царское дело»).

В 2020 году было опубликовано стихотворение Петра Алексеевича «Пожалуйста, проснись, товарищ Сталин». Последним произведением поэта стало стихотворение «Он был велик», посвященное Иосифу Сталину и завершенное 16 декабря 2021 года. 21 декабря, в день рождения И. В. Сталина, оно было опубликовано. В этот день он и скончался. В сопроводительном письме Пётр Алексеевич сообщил: «Эти строки я не придумывал. Они сами пришли, известно по Чьей воле. Я это не писал, я это записывал».

Инна Воскобойникова вспоминает: «Как только я оказывалась у него в гостях на Садовой-Триумфальной, попадала в век девятнадцатый, в котором ему было очень уютно... Он не носил часов и считал, что живёт в своём времени... Однако его настенные часы намеренно торопились на пятнадцать минут, чтобы хозяин никуда не опоздал — на встречи и выступления Пётр Алексеевич всегда приходил заблаговременно... Запомнились старинное пианино с канделябрами, антикварная мебель из красного дерева, портреты его любимого императора Александра Третьего, двоюродного дедушки митрополита Мануила Лемешевского и митрополита Иоанна Снычёва, «Владыченьки», как ласково называл своего отца духовного Пётр Синявский, именуя себя его «непослушником»... Счастливо сидела за столом, угощаясь изысканными кулинарными блюдами Поэта, и слушала неспешные размышления, рассказы сокровенного собеседника, потомственного дворянина, всегда одетого модно и с безупречным вкусом, дружба с которым продлилась 13 лет...Часто доводилось быть первым свидетелем рождения Чуда — его стихов, вникать в творческую кухню, иногда помогать с публикациями. Какие-то его раздумья удалось взять на карандаш...

Итак, Пётр Синявский о...

Детстве...

«... в 4 года я знал названия всех главных морских битв и знаменитых кораблей, носил морскую форму с игрушечным кортиком, потому что хотел быть морским офицером, как дедушка Михаил Фёдорович Синявский, кавалер золотого георгиевского оружия за цусимское сражение, капитан первого ранга. Меня воспитывали строго как будущего морского офицера, поэтому приходилось ходить с линейкой вдоль позвоночника, чтобы выработать настоящую военную выправку... Но не сложилось...С пятнадцати лет я стал зарабатывать, играя в оркестрах на трубе. Никогда не думал быть писателем, но всегда внимательно вслушивался в слова песен, которым аккомпанировал... Первую свою детскую песню на музыку Николая Пескова «Дом игрушки» написал в 25 лет во время гастролей...»

О родине предков...

«...уже в детстве у меня появилось чувство родины далёких предков — польских гетманов, я даже сделал себе игрушечную булаву из пластилина...С годами меня потянуло в Беларусь, на бывшую польскую историческую землю — в Гродно, на озеро Нарочь, в Беловежскую пущу... Когда я выступал там с концертами и пел свою песню «Белорусская земля», слушатели потом подходили и переписывали слова...»

О стихах и своей грядке...

«...был такой чудный батюшка отец Дмитрий Дудко, написавший много добрых книг. Как-то он сказал мне: «Когда у нас получается, мы не пишем, а записываем». У меня есть ощущение, что строки рождаются сами, а я абсолютно ни при чём...Факт публикаций для меня не так важен, как сам процесс...Главное — найти слово, интонацию, искорку, ведь в нашем языке есть всё, нужно только потрудиться... Как столяр оттачивает деталь, так поэт — слово... Лишь с годами приходит чувство языка, отбрасывается лишнее, выбирается верный звук и слово из тысячей других... Больше всего мне нравится писать для малышей — они чисты. Это моя грядка...»

О строгой проверке...

«...во время выступлений я пою свои песни и читаю стихи только наизусть. Если написал и не запомнил — выкидываю в корзину. Проверка строгая, но справедливая... Вообще моя работа такая же, как и другая, в ней всё должно быть честно и профессионально...»

О счастье...

«...я счастливый человек, потому что мне всего хватает, я никому не завидую и занимаюсь любимым делом. Счастье и чудо, что на свете много хороший людей, что мы слышим птиц, что из невзрачного семянышка вырастает прекрасное дерево... Но главное счастье для меня — наш язык — настоящее сокровище...»

Самом главном...

«...это быть Рабом Божьим, а не выдавливать из себя раба, как нас учили... Существует единственная мысль — жить с ней очень хорошо — Слава Богу за всё! Мне не хочется прожить больше, чем отмерит Господь и написать больше, чем Он даст...»

 

Искусство Петра Синявского уже давно обладает тем драгоценным качеством, которое именуется производным от слова народ. Его песни давно стали народным достоянием. Их цитируют, используют в кинематографе, на радио, исполняют как профессиональные артисты, так и обычные люди. Пётр Синявский по праву считается классиком. Советуем современным родителям открыть для себя этого замечательного поэта и найти его книжки для домашней библиотеки. Стихи Петра Синявского отличаются задором, радостью, при их чтении невозможно не улыбнуться. Они легко запоминаются, в помощь родителям — его весёлые азбуки, стихи для изучающих английский язык «По Лондону шёл Кэт». Несложным слогом и понятными словами поэт делает свои стихотворения доступными для любых возрастов. Особенно для самых маленьких. На этом поэтическом поле, где самое важное — лаконичность, простота, красота и отсутствие назидательности, он большой умелец и знаток. Михаил Яснов: «Обратите, пожалуйста, внимание на его удивительно тактичные по звуку скороговорки, на блистательно придуманные стихи про твёрдый и мягкий знаки, на его работу с поэтическим словом, которая превращает почти каждое стихотворение в маленький звуковой праздник. Стихи Синявского — это и реальная помощь врачам-логопедам, и занимательное чтение для всех, кто старается докопаться, как, каким образом устроен наш язык и какие, оказывается, удивительные метаморфозы могут в нём и с ним происходить». Есть книжки Синявского, написанные для совсем маленьких, до трёх лет, детишек. Умные, весёлые, познавательные книги Синявского должны быть в каждой семье, в библиотечке каждого детского сада.

Творчеству Петра Синявского дал высокую оценку писатель и переводчик Михаил Яснов: «Пётр Синявский очень любит вертеть слова так и сяк — у него обязательно выходит что-нибудь весёлое, остроумное и полезное. Своеобразие его стихов — в искусстве произношения. Его творчество — просто клад для педагогов, родителей, логопедов, для всех, кто старается, чтобы наши дети говорили по-русски правильно. При этом автор с поразительным умением уходит от поделочной поэзии, практически каждая его миниатюра — маленький шедевр и праздник звука. Читая Петра Алексеевича Синявского, я всегда жду от него каких-нибудь словесных находок, и ждать приходится совсем недолго. Почти в каждом стихотворении то рифма какая-то удивительная появится, то необычное звукоподобие, то невиданное словечко: например, «прознакивпутизабывака», или совсем непонятное «егороданилашен»… Что за Егор? Что за Данила? Но стоит прочитать это слово задом наперед, и всё становится на место. Пётр Синявский всё чаще пишет для самых маленьких. На этом поэтическом поле, где самое важное — лаконичность, простота, красота и отсутствие назидательности, он большой умелец и знаток. Он и внешне похож на мастера старой школы — простого и интеллигентного, доброго и внимательного. Таким, собственно, и должен быть детский поэт».

 

Вспомним стихи и песни Петра Синявского:

 

Стихи:

 

Россия

Здесь тёплое поле наполнено рожью,

Здесь плещутся зори в ладонях лугов.

Сюда златокрылые ангелы Божьи

По лучикам света сошли с облаков.

 

И землю водою святой оросили,

И синий простор осенили крестом.

И нет у нас Родины, кроме России —

Здесь мама, здесь храм, здесь отеческий дом.

 

Рисунок

На моём рисунке

Поле с колосками,

Церковка на горке

Рядом с облаками.

На моём рисунке

Мама и друзья,

На моём рисунке

Родина моя.

 

На моём рисунке

Лучики рассвета,

Рощица и речка,

Солнышко и лето.

На моём рисунке

Песенка ручья,

На моём рисунке

Родина моя.

 

На моём рисунке

Выросли ромашки,

Вдоль по тропке скачет

Всадник на коняшке,

На моём рисунке

Радуга и я,

На моём рисунке

Родина моя.

 

На моём рисунке

Мама и друзья,

На моём рисунке

Песенка ручья,

На моём рисунке

Радуга и я,

На моём рисунке

Родина моя.

 

Родная земля

Есть своя родная земля

У ручья и у журавля.

И у нас с тобой есть она —

И земля родная одна.

 

Родная песенка

Льётся солнышко весёлое

Золотыми ручейками

Над садами и над сёлами,

Над полями и лугами.

 

Здесь идут грибные дождики,

Светят радуги цветные,

Здесь простые подорожники

С детства самые родные.

 

Тополиные порошицы

Закружились на опушке,

И рассыпались по рощице

Земляничные веснушки.

 

Здесь идут грибные дождики,

Светят радуги цветные,

Здесь простые подорожники

С детства самые родные.

 

И опять захороводили

Стайки ласточек над домом,

Чтобы снова спеть о Родине

Колокольчикам знакомым.

 

Белорусская земля

Сколько дивных самоцветов

В белорусских кладовых!

И в тиши лесных рассветов,

И в раздольях луговых.

 

Здесь серебряная снежность,

Здесь мой колос золотой,

Здесь застенчивая нежность

Нашей Родины святой.

 

Белорусская земля —

В алых яхонтах заря,

А луга из изумрудов,

А ручьи из хрусталя.

 

И, любуясь Беларусью,

В небе аисты парят,

И леса меняют с грустью

Малахитовый наряд,

 

И струится из криницы

Свет алмазной чистоты —

В каждой капельке хранится

Тайна здешней красоты.

 

Белорусская земля —

В алых яхонтах заря,

А когда приходит осень,

В рощах россыпь янтаря.

 

Не отдам не за пол мира,

Не за тысячу чудес

Ни единого сапфира

С этих шёлковых небес.

 

Здесь серебряная снежность,

Здесь мой колос золотой,

Здесь застенчивая нежность

Нашей Родины святой.

 

Белорусская земля —

В алых яхонтах заря,

А луга из изумрудов,

А ручьи из хрусталя.

 

Пожалуйста, проснись, товарищ Сталин

Они пропагандируют свободу —

В которой ни устоев, ни основ.

Свободу, чтоб ни племени, ни роду

Не знали поколения сынов.

 

Свободу, чтоб две папы и два мамы

Содомство узаконили своё,

И чтобы безразмерные карманы

Набило обнаглевшее жульё.

 

Мы сами их на место не поставим,

В Россию крепко въелась эта слизь.

Пожалуйста, проснись, товарищ Сталин,

Хотя бы на полгодика проснись!

 

Он был велик

Он был велик, он был велик и скромен.

Суров, непререкаем, но раним.

Был будто из стальных полотен скроен —

И нечисть трепетала перед ним.

 

Пусть на него навешали напраслин,

Пусть чья-то ложь плетёт за сетью сеть!

Но хор наш многолик и громогласен —

Нам ныне прославлять его и впредь!

 

Он знал все наши тягости и боли,

Он был отцом народа своего.

И с именем его в смертельном бое

Победное рождалось торжество.

 

Его с самих небес благословили,

И ангелы-хранители земли

В душе семинариста Джугашвили

Навеки искру Божию зажгли.

 

Колоколенка души

Там, где солнышко над лесом,

Там, где облако плывёт,

В светлом тереме небесном

Слово доброе живёт.

 

И с лазоревого неба

К нам торопится в тиши,

Чтобы в песенке звенела

Колоколенка души.

 

Что такое добродетель? —

Это лучики чудес.

Божьи ангелы, как дети,

Улыбаются с небес.

 

Жить старайся без обмана,

С верой в добрые дела,

Чтобы радовалась мама,

Чтобы счастлива была.

 

В жизни всякое бывает.

В ней бывает даже зло.

Крестик душу согревает

И становится светло.

 

Слово доброе приходит

С добрым ангелом вдвоём,

Лучик солнечный находит

В сердце маленьком твоём.

 

Там, где солнышко над лесом,

Там, где облако плывёт,

В светлом тереме небесном

Слово доброе живёт.

 

И с лазоревого неба

К нам торопится в тиши,

Чтобы в песенке звенела

Колоколенка души.

 

Мамина молитва

Перед иконами нашего храма

Теплятся свечи в святой тишине.

К этим иконам пришла моя мама,

Чтобы с поклоном просить обо мне.

 

Дома за всё меня мама простила

И пожелала счастливого сна,

И перед сном меня перекрестила

Так, как умеет только она.

 

Снова мне снился перед рассветом

Терем серебряный в Божьем Раю.

Снова молился в тереме этом

Ангел, похожий на маму мою.

 

Родная теплота

Кто любит Богородице молиться,

Тот знает, что в любой нелёгкий час

Утешит нас Небесная Царица

И выслушает каждого из нас.

 

Рассказываешь Ей, как будто маме,

Про эту неприятность и про ту…

К иконе прикасаешься губами

И чувствуешь родную теплоту.

 

Молитва Господня

Возносится нá небо купол церковный,

Звенит колокольнями праздник престольный.

И вновь возжигает свечу пред иконой

Пресветлое слово молитвы Христовой.

 

Мерцает лампада в притворе собора,

Господь призывает заблудшие души.

Он даже тому, кто не верует в Бога

И сердце утешит и слёзы осушит.

 

И ныне и присно, под сводом небесным,

В туманные полночи, в ясные полдни,

Чело осенив троеперстием крестным,

Мы учимся слушать глаголы Господни.

 

Стихи о Христовой любви

У души не бывает сиротства,

У неё есть Небесный Отец.

Вместе с Господом справиться просто

С одиночеством наших сердец.

 

Не остынет душа из-за стужи,

В этой жизни и в жизни иной —

Сам Господь обогрел наши души

Благодатью Своей неземной.

 

От купели Крещенья святого

Среди множества дел и забот

Нас любовь окружает Христова

И смиренно взаимности ждёт.

 

Дай мне, Боже, ещё одну милость!

Спасе, Господи, благослови!

Чтоб душа пред Тобою склонилась

И Тебе объяснилась в любви!..

 

Вместе с Господом справиться просто

С одиночеством наших сердец.

У души не бывает сиротства,

У неё есть Небесный Отец.

 

Помощник

Чуть постарше трёх лет человечек

От иконы к иконе идёт,

Собирает огарочки свечек

И в коробочку тихо кладёт.

 

И получится новая свечка

Из огарочков этих потом…

Сам Господь попросил человечка

Стать помощником в храме святом.

 

Инок пишет икону

Игумену Ману́илу

 

Уже вечерню отпели,

На звоннице тишина.

В окно монашеской кельи

Смиренно смотрит луна.

 

Здесь инок пишет икону,

С молитвой наедине.

Он просит святого Николу:

— Владыка, дай силы мне!

 

Дай мудрости, хоть крупицу,

Дай истину, хоть на миг.

И чудится иконописцу,

Что ожил святительский лик.

 

И молвил угодник Божий,

Открыв святые уста:

— Тебе сам Господь поможет.

Трудись, во славу Христа.

В молитве ищи прозренье,

От всех сует отрекись.

Ты — Божье определенье,

Тебе дарована кисть.

 

Уже вечерню отпели,

На звоннице тишина.

В окно монашеской кельи

Смиренно смотрит луна.

 

И лик святого Николы

Покоится на стене.

Здесь инок пишет иконы,

С молитвой наедине.

 

Рождество Христово

Во владеньях инея и снега

Расцвели хрустальные сады.

К нам в окошко с праздничного неба

Льётся свет Рождественской Звезды.

 

В каждый терем, в каждую светёлку

Златокрылый ангел прилетел,

Он зажёг рождественскую ёлку

И на нас с улыбкой поглядел.

 

Снится нам в рождественский сочельник

Вереница праздничных чудес.

Сам Господь в чудесных облаченьях

К нам с тобой спускается с небес.

 

Возле ёлки снова торжество —

Рождество, Христово Рождество.

 

Дети войны

У войны было горя много,

И никто никогда не сочтёт,

Сколько раз на своих дорогах

Оставляла война сирот.

 

В эти годы порой казалось,

Что мир детства навек опустел,

Что уже не вернётся радость

В города, где дома без стен.

 

Был серебряным смех девчонок,

Но его заглушила война.

А седины ребячьих чёлок —

Разве этому есть цена?..

 

Девятое мая

Праздничный флаг в небеса поднимая,

Входит на площадь Девятое мая.

Город в парадную форму одет,

Даже у солнца торжественный цвет.

 

Этот святой, героический праздник

Поровну делят прадед и правнук.

Воинов хочет обнять вся страна,

С гордостью глядя на их ордена.

 

И марширует в шеренгах парада

Мужество Бреста и Сталинграда.

Ратная доблесть наших полков

Не потускнеет во веки веков!

 

Прадеды-деды, солдаты Победы,

В бронзе отлиты, в песнях воспеты!

Слава погибшим! Слава живым!

Всем полководцам и всем рядовым!

 

День над страной, по-весеннему ясный,

Майские марши звенят в вышине.

Скачет сквозь годы, по площади Красной,

Маршал Победы на белом коне.

 

Храбрые стихи к Дню защитника Отечества:

 

Боевая машина десанта — БМД

Я сын десантника, сын лейтенанта —

Вот почему я в тельняшке хожу.

Про боевую машину десанта

Всё, что хотите, вам расскажу.

 

Есть у машины крылатой пехоты

Пушки, ракеты и пулемёты.

Грозный противник бьёт по броне —

Всё на ученьях как на войне.

 

Наши бойцы на своём вездеходе

Ночью и днём при любой непогоде

Лихо поправят берет голубой,

Спустятся с неба и бросятся в бой.

 

Мчится к победе машина десанта,

Ей не страшна никакая засада.

Правильно в песне поётся:

«Русский десант не сдаётся!»

 

Пусть я пока что хожу в детский сад,

Скоро я буду проситься в десант.

Я хоть сейчас БээМДэ поведу —

Папу и Родину не подведу.

 

Танкистам Ура

Танкистами были и прадед, и дед,

Я тоже в танкистскую форму одет.

Я должен о танке заботиться так,

Чтоб танк мой всегда был готов для атак.

 

Ведь танк для танкиста как друг боевой,

Как конь для отважного конника.

А башней он думает, как головой, —

Такая сейчас электроника.

 

И я в настоящем игрушечном танке

Преграды сомну, как консервные банки,

Смету бурелом, перепрыгну овраг —

От танка нигде не укроется враг.

 

Геройские танки Т-34

Стреляли по цели, как снайперы в тире.

Теперь наши танки стреляют точней,

Теперь наши танки быстрей и мощней.

 

— Танкистам ура! Танкистам ура! —

Сбегаются все карапузы двора.

И каждый малыш улыбается мне,

И машет ладошкой девчонка в окне.

 

Мне в лётчики хочется очень

В праздничном небе воздушный парад

РУССКИЕ ВИТЯЗИ в небе парят.

От красоты истребителей

Дух захватило у зрителей.

 

Пять самолётов, крыло у крыла,

К солнцу взлетают, как будто стрела,

Делают, словно один самолёт,

Акробатический переворот.

 

Храбрым пилотам завидуют птицы,

Ветер о храбрых пилотах поёт.

Всё. Буду в лётчики срочно проситься

И собираться в полёт.

 

Папа и мама сказали: «Сыночек,

Из малыша не получится лётчик.

Лётчику нужно чуть-чуть подрасти,

В них принимают только с шести».

 

Чтобы не спорить со старшими мне,

Я полетаю сегодня во сне.

Может, хоть завтра родители

Пустят меня в истребители.

 

На ленточке написано ВАРЯГ

Я на флоте самый маленький моряк,

А на ленточке написано — ВАРЯГ.

Это слово золотое, как заря —

Это имя корабля-богатыря.

 

Он у дальних, чужеземных берегов,

Храбро бился в окружении врагов.

Бился так, что свои раны не считал,

Но сдаваться неприятелю не стал.

 

Не бывать ему во вражеском плену!

Крейсер сам ушёл в морскую глубину.

И в России, на родной его земле,

Не забудут о геройском корабле.

 

И сегодня в океаны и моря,

Вышли внуки корабля богатыря.

Каждый крейсер, и бесстрашен, и суров,

И характер боевой у крейсеров.

 

Я с друзьями провожать их прибежал,

Выше всех флажок Андреевский держал.

Я на флоте самый маленький моряк,

А на ленточке написано — ВАРЯГ.

 

Подводная лодка

Подводная лодка идёт в глубине

В секретное плаванье дальнее.

Следить, чтоб война не грозила стране, —

Её боевое задание.

 

Всегда приготовлены к пуску

Ракеты её и торпеды —

Не будет противнику спуску,

У лодки есть всё для победы.

 

Уверена в каждом матросе она

И в каждом своём офицере.

И если прикажет родная страна —

Моряк не промажет по цели!

 

Известно всему экипажу подлодки,

Что есть в командирской каюте портрет.

На снимке мальчишка в отцовской пилотке,

Герою исполнилось ровно пять лет.

 

Он с самого детства правдивый и смелый,

Его всем ровесникам ставят в пример.

Он будет подводником, папиной сменой,

Растёт настоящий морской офицер.

 

Потому что артиллеристы

Мы плечисты и мускулисты,

Потому что артиллеристы:

И наводчик, и заряжающий,

И другие специалисты.

 

Пушка шишками «бах-бабах!» —

На лягушек наводит страх.

А когда-то, под грохот пушечный,

Шёл здесь бой совсем не игрушечный.

 

Здесь врагу бойцы с командирами

Богатырский дали отпор.

Вражьи танки «пантеры» с «тиграми»

Наступали во весь опор.

 

Но сказала им артиллерия:

— Не боюсь никакого зверя я. —

И врага, от её огня,

Не спасала даже броня.

 

Пусть об этом напишут книжки,

Пусть об этом песни споют.

Пусть приходят сюда мальчишки,

Не в войну играть, а в салют.

 

Разведчику дали медаль

Всем разведчикам после зарядки

Поиграть полагается в прятки.

Никого без такой тренировки

Не возьмут в мастера маскировки.

 

Как по воздуху, ходят разведчики.

Ни жучок, ни сверчок, ни кузнечик,

Ни травинка, ни листик на веточке

Не покажут, где скрылся разведчик.

 

Вот приказ командира полка:

ЧЕРЕЗ ЧАС ПРИВЕСТИ «ЯЗЫКА»!

И разведчик пополз, будто краб,

И проник в неприятельский штаб.

 

Он задание выполнил снова,

Командира полка не подвёл —

Захватил генерала штабного,

А в придачу второго привёл.

 

И открыли разведчику пленные

Сразу все свои тайны военные.

И сверкает медаль на груди,

Значит, орден ещё впереди.

 

Генерал

На мамином диване

Большой военный флот,

Как будто в океане

Моей команды ждет.

 

На стуле, не стихая,

Гудит аэродром,

А конница лихая

В засаде за столом.

 

И танки, и тачанки

В атаку я водил.

Я в бабушкины тапки

Пехоту посадил.

 

Стрелять устали пушки,

Снарядов больше нет,

Но вот летят подушки

Со скоростью ракет.

 

Ура! Даешь победу!

Она уже близка!..

Но тут сигнал к обеду

Услышали войска.

 

И я, как настоящий

Гвардейский генерал,

Сложил игрушки в ящик

И в комнате прибрал.

 

Двухэтажный пешеход

Вот по улице идет

Двухэтажный пешеход.

Двухэтажный пешеход

На два голоса поёт.

 

А вокруг — флажки, букеты!

В облака шары летят!

Наша улица одета

В самый праздничный наряд!

 

Звонкой музыке оркестра

Вторит ветер-весельчак.

И нигде нет лучше места,

Чем у папы на плечах,

 

Потому что всюду столько

Всюду столько красоты!

Что увидеть можно только

С двухэтажной высоты!

 

Моя мама

Обойди весь мир вокруг,

Только знай заранее:

Не найдешь теплее рук

И нежнее маминых.

 

Не найдешь на свете глаз

Ласковей и строже.

Мама каждому из нас

Всех людей дороже.

 

Сто путей, дорог вокруг

Обойди по свету:

Мама — самый лучший друг,

Лучше мамы — нету!

 

Разноцветный подарок

Я подарок разноцветный

Подарить решила маме.

Я старалась, рисовала

Четырьмя карандашами.

 

Но сначала я на красный

Слишком сильно нажимала,

А потом за красным сразу

Фиолетовый сломала...

 

А потом сломала синий,

И оранжевый сломала,

Все равно портрет красивый,

Потому что это — мама.

 

Сюрприз

А какой подарок маме

Мы подарим в Женский день?

Есть для этого немало

Фантастических идей.

 

Ведь сюрприз готовить маме —

Это очень интересно.

Мы замесим тесто в ванне

Или выстираем кресло.

 

Ну а я в подарок маме

Разрисую шкаф цветами.

Хорошо бы потолок...

Жаль, я ростом невысок.

 

Бабушка моя — не старушка

Я — Маша, и бабушка тоже,

Мы с бабушкой очень похожи.

Мы любим ватрушки и булки,

И песни во время прогулки.

 

Мы вместе на швейной машинке

Шьём платья для куклы Полинки,

И вместе её наряжаем,

И вместе её обожаем.

 

А если у нас именины,

Мы варим компот из малины.

И крепко целуем друг дружку,

И дарим друг дружке игрушку.

 

Мы с бабушкой очень похожи.

Я — Маша, и бабушка тоже.

Она у меня не старушка,

А лучшая в мире подружка.

 

У меня старание

Если пол я подметаю —

Пыль до неба поднимаю,

Если стирку затеваю —

Всю квартиру заливаю.

 

Если мою я посуду —

Грохот слышится повсюду.

Бьются чашки, бьются блюдца,

Ложки в руки не даются.

 

У меня старание,

У бабушки — страдание.

 

У бабушки-бабули

У бабушки-бабули

Две внучки крохотули.

 

Модница Марьяшечка,

Кудряшкизавивашечка,

Нарядыпримеряшечка,

Ничемнезанимашечка.

 

И умница Наташенька —

Квартируподметашенька,

Посудувытирашенька,

Повсюдупоспевашенька.

 

До чего же трудно ждать Новый год

Надоело мне шагать

Взад-вперёд.

До чего же трудно ждать

Новый год.

К нам с подарками идёт

Дед Мороз,

Только что он принесёт,

Вот вопрос.

 

Не подслушиваю я

Никогда,

Не подглядываю я

Никогда.

Но под ёлку мне хоть раз,

Хоть чуть-чуть

Очень хочется сейчас

Заглянуть.

 

Новый год уже почти

У дверей,

Я прошу его прийти

Поскорей.

Надоело мне шагать

Взад-вперёд.

До чего же трудно ждать

Новый год…

 

Снежинкина сестричка

Дед Мороз Снегурочку просто обожает,

Краше, чем боярышню, внучку наряжает.

И щебечут песенки веселые синички

О девочке Снегурочке, Снежинкиной сестричке.

 

Ей косички белые Вьюга заплетала,

А Пурга Снегурочку в санках покатал.

Тетушка Метелица связала рукавички

Для девочки Снегурочки, Снежинкиной сестрички.

 

А сама Снегурочка нынче, всем на диво,

Елку новогоднюю в роще нарядила.

И спешат автобусы, едут электрички

К девочке Снегурочке,

Снежинкиной сестричке.

 

Мы встречали Новый год

Мы встречали Новый год:

Папа, мама, я и кот.

Я пил праздничный компот,

Взрослые — шампанское,

А ужасно важный кот

Уплетал сметанское.

 

Здравствуй, дедушка матрос

Возле проруби студёной

Люд собрался удивлённый.

Среди снега, среди льдин

Плавал странный господин.

 

Бородатый и усатый,

И в тельняшке полосатой —

То ли дедушка Мороз,

То ли дедушка матрос.

 

Вот и всё. Потешил душу,

Будто принял тёплый душ.

Вышел дедушка на сушу,

И оркестр играет туш.

 

Дети деда обнимают,

Деду руку пожимают.

— Здравствуй, дедушка Мороз!

— Здравствуй, дедушка матрос!

 

И о том, как мы растём

Мы шагаем на прогулку

К ёлкам, соснам и берёзкам

По зелёным переулкам,

По цветочным перекресткам.

 

Мы идём к природе в гости

Через речку, через мостик.

А у речки у реки

Соберутся все жуки.

 

Прилетят на камыши

Стрекозята-малыши.

Бабочки-капустницы

На песок опустятся.

 

И усядутся все вместе,

Чтобы слушать наши песни.

Мы и вам сейчас расскажем,

Мы и вам сейчас споём

О селе любимом нашем

И о том, как мы растём!

 

Мы подружились в детском саду

Мы никогда не скучаем вдвоём,

Вместе гуляем и вместе поём,

Пончик с повидлом жуём на ходу.

Мы подружились в детском саду.

 

Даже, когда самым стареньким стану,

С другом водиться

Не перестану,

Буду делиться с дружком

Песенкой и пирожком.

 

Бумажный ледокол

Толстяки-снеговики

Похудели от тоски.

Тают

Прямо на глазах,

Причитают:

— Ох! Ах!

И до слез печалятся,

Что зима кончается.

А весна уже не ждет,

А мальчишки строят флот, —

На бумажном ледоколе

Зайчик солнечный плывет!

 

Хозяйка

Сосчитала я сначала

Дорогих своих гостей,

Чашки чайные достала

И тарелки для сластей.

 

А ещё для куклы Кати

Приготовила сюрприз —

Я поставила на скатерть

Новый кукольный сервиз.

 

Я хозяйкой стать хочу,

Даже в праздник хлопочу.

Если вы ко мне придёте —

Я вас тоже научу.

 

Кукольный урок

Я без дела не скучаю,

Куклу буквам обучаю.

Знает умница моя

Алфавит от А до Я.

 

А теперь у нас урок:

Как завязывать шнурок.

Со шнурками справимся —

И гулять отправимся.

 

Лягушенция

По опушке шла старушка,

А навстречу ей — лягушка.

По опушке шла лягушка,

А навстречу ей — старушка.

 

— Ой, какая лягушенция! —

Завизжала старушенция.

— Ой, какая старушенция! —

Завизжала лягушенция.

 

Такса едет на такси

Такса едет на такси,

Такса едет на такси,

Такса едет на такси,

Такса едет на такси.

Такса едет на такси,

Такса едет на такси,

Такса едет на такси.

— Всё. Приехали. Мерси.

 

Про грустное и вкусное

Если вдруг находит ГРУСТЬ —

Это очень грустно.

Если вдруг находят ГРУЗДЬ —

Это очень вкусно.

 

Про осу и колбасу

Если вы начали есть колбасу,

И приземлилась оса на носу —

Чтобы избавить свой нос от осы,

Дайте осе откусить колбасы.

 

Хрюхрюшкина частушка

Я хрюхрюшка, я хрюхрюшка,

Я купаю в луже брюшко.

Для чего ходить под душ,

Раз на свете столько луж?

 

Что такое портефьяно

Нину спрашивает Яна:

Что такое портефьяно?

Отвечает Яне Нина:

Это фросто фианино.

 

Разговор сковородки с картошкой

— Вы опять ко мне пристали, Ваше огородие!

— Лучше б сами вы отстали, Ваше сковородие!

 

Свекольные страдания

Свёкла плакать начала,

До корней намокла.

— Я, ребята, не свекла,

Я, ребята, не свекла,

Я, ребята, не свекла,

Я, ребята, — свЁкла.

 

Смычок новичок

Споткнулся смычок,

Не пиликает скрипка:

За нотный крючок

Зацепилась ошибка.

 

Про Тихона и Чихона

Тихон тихонько чихнул,

Чихон чихонько тихнул.

 

Каракули-маракули

Мы калякали каракули,

Мы малякали маракули.

А когда их накалякали —

Испугались и заплакали.

 

Ягода-черника

Посмотри-ка, погляди-ка!

Это ягода черника.

Раз она черным-черна,

значит, спелая она.

Налетай на куст черничный,

у черники вкус отличный!

А усы черничные

очень симпатичные.

 

Кастрюлькин командир

Не хуже, чем полковник

Командует полком,

Командует половник

Овсянкой с молоком.

 

Половник — самый главный

Кастрюлькин командир,

Он каждую тарелку

Добавкой наградил!

 

Про очень голодную щётку

Если вас зубная щётка

Ущипнёт, как злая тётка,

Постарайтесь не скандалить,

Постарайтесь не пищать.

 

Если злится ваша щётка,

Как голодная селёдка,

Начинайте поскорее

Щётку пастой угощать.

 

После этой вкуснотищи

Щётка не щипается,

А кто зубы чистит чище —

Чаще улыбается.

 

Книжки-малышки:

 

Пробуждалкина книжка

Нас разбудили утречком,

Не дали назеваться.

Пора малышкам-умничкам

Вставать и умываться.

 

Мы трём глазёнки-щёлочки

И надуваем губки,

Но не мешаем щёточке

Почистить наши зубки.

 

Чтоб зубки засверкали,

Мы их пополоскали.

Теперь кусочек мыльца

Поможет нам умыться.

 

Моем носик, моем щёчки

Маминого птенчика,

А на маленьком крючочке

Ждёт нас полотенчико.

 

И спешит гребёночка

Причесать ребёночка.

Наша крохотулечка —

Просто красотулечка!

 

Засыпалкина книжка

Чтобы завтра на рассвете

Спеть «ку-ка-ре-ку»,

Нужно спать ложиться Пете,

Пете-петушку.

 

Засыпает серый слон,

Зебра смотрит первый сон.

Спят котята и коты,

Спят китята и киты.

 

А теперь толстушка-хрюшка

Ляжет на бочок

И зароется в подушку

Хрюшкин пятачок.

 

Все устали, все зевают,

Все глазёнки закрывают —

Баю-баю-баюшки

Нашей засыпаюшке…

 

Ложкина книжка

Кормят родители малую детушку:

Ложка за бабушку, ложка за дедушку.

Крошка старается, крошка пыхтит —

Только у взрослых такой аппетит.

 

Ложка за слоника, ложка за зайчика,

За крокодильчика, за попугайчика.

Чуть не забыли про мышку!

Чуть не забыли про мишку!!!

 

Скушали ложку за доктора детского

И за Серёжку, сынишку соседского,

За воробьишку, за чижика

И за дворняжку Рыжика.

 

А ещё — за сестрёнку с братиком,

А ещё — за котёнка с бантиком.

А глоточек последний самый —

Самый вкусный — за папу с мамой.

 

Чашкина книжка

Сжали ручку кулачком,

Взяли чашку с молочком.

Раз — глоточек, два — глоточек,

А потом ещё чуточек.

 

Прибежал из леса ёжик,

Перелез через порожек.

Хочет ёжик молочка,

Хоть на кончик язычка.

 

Заглянул бычок в окошко.

— Мне бы тоже хоть немножко.

Мне бы хоть на донышке

молочка Бурёнушки.

 

Знают ёжик и телёнок,

Что от чашки молока

Прибавляется силёнок,

Округляются бока.

 

Раз — глоток, два — глоток,

А потом ещё чуток.

Выпьешь чашку молока —

Дорастёшь до потолка.

 

Стрижкина книжка

Неподстриженная грива —

Это очень некрасиво.

Значит, Лёве нужно снова

К парикмахеру идти.

 

И капризничает львёнок

Изо всех своих силёнок.

Как же трудно было Лёву

До салона довести!

 

А в салоне красоты

Всё блестит от чистоты,

И флакончики с шампунем

Пахнут лучше, чем цветы.

 

Здесь кудрявят хохолки,

Завивают чёлки,

Красят лаком ноготки

Модной собачонке.

 

Здесь ужасно интересно,

И плаксивый Лёва

В парикмахерское кресло

Влез почти без рёва.

 

Львёнок в зеркало глядится —

До чего же он оброс!

— Вы желаете побриться? —

Задают ему вопрос.

 

И сказала мама львица:

— Нам пока что рано бриться.

Мы хотим, чтоб львёночку

Подстригли головёночку.

 

И уже внутри машинки

Электричество жужжит!

А у львёнка — ни слезинки,

Львёнок даже не дрожит.

 

Гребешок не колется,

Ножницы не щиплются —

Только с Лёвиной макушки

Завитушки сыплются.

 

Ай да львёнок! Ай да Лёва!

Пять минут — и всё готово.

И красавец Лёвушка,

И совсем не рёвушка.

 

Купашкина книжка

В маленькую ванночку

Воду наливают,

Маленького Ванечку

Моют-намывают.

 

И растут до потолка

Белой пены облака,

И сверкают пузыри,

Как цветные фонари.

 

Моет мама сы́ночку —

Сы́ночкину спиночку,

Пузико смешное

И всё остальное.

 

И заблестело тельце

От пяток до макушки.

— Готовьте полотенце

Для Ванечки-Ванюшки!

 

Ваня после ванночки,

Как цветочек в вазочке —

Розовый, душистый,

Потому что чистый!

 

Подрасталкина книжка

 

Я уже не малышонок

Я смелее, чем мышонок

И храбрее котика.

Я уже не малышонок,

Мне уже три годика.

 

Что бывает после ос

Как-то раз один герой

Раздразнил осиный рой.

Что бывает после ос?..

— Только щёлочки для слёз.

 

Суп для силача

Если ты не хочешь супа —

Поступаешь очень глупо

И не станешь нипочём

Настоящим силачом.

 

Кто не умывается

Кто горячей водой умывается,

Называется молодцом.

Кто холодной водой умывается,

Называется храбрецом.

А кто не умывается —

Никак не называется.

 

Пока я буду подрастать

Сестрёнке хочется в балет,

А я — врачом решила стать.

А вы — старайтесь не болеть,

Пока я буду подрастать!

 

Воспиталкина книжка

Крокодилиха учила крокодишек:

— Не ходите по квартире без штанишек.

Бегемотиха учила бегемошек:

— Прекратите превращаться в поросёшек.

Попугаиха учила попугашек:

— Не дразните комаров и таракашек.

 

Крокодишки научились одеваться,

Бегемошки научились умываться,

Попугашки перестали обзываться —

И теперь мы можем ими любоваться.

 

Потешалкина книжка

 

Кукарешкина потешка

Кукарешка шёл на реку,

Кукарекал «ку-ка-ре́-ку».

Шёл на реку, на реку́,

И кричал «ку-ка-ре-ку».

 

Храбрый Рома

Не боится Рома

Ни грозы, ни грома,

Ни котов, ни кошек,

Ни жуков, ни мошек.

 

Колючая вода

Любит ежонок вишнёвый компот

И молоко с удовольствием пьёт.

А газировку не пьёт никогда —

Очень колючая эта вода

 

Черничные усы

Мы едим кисель черничный,

Аппетит у нас отличный!

А усы черничные —

Очень симпатичные!

 

Крякрялочка-повторялочка

По зелёной улочке

Маршируют уточки,

Топают вразвалочку,

Крякают крякрялочку.

 

— Кря-кря-кря! Кря-кря-кря! —

Повторяют уточки, —

Нам ни реки, ни моря

Не страшны ни чуточки.

 

Загадалкина книжка

 

У хохлатки-курицы

Малышатки умницы —

Тоненько попискивают,

Зёрнышки отыскивают.

(Цыплята)

 

Пушистый ушастик от волка бежит,

Коротенький хвостик от страха дрожит.

(Зайчик)

 

Забияки-забияшки

На лугу бодаются —

Ножки, рожки и кудряшки

Кубарем катаются.

(Барашки)

 

Красная капелька в чёрную точку

К солнышку в гости ползёт по листочку.

(Божья коровка)

 

Познакомился я с толстячком:

Хвостик бантиком, нос пятачком.

Если «здрасьте» ему говорю —

Толстячок отвечает «хрю-хрю»!

(Поросёнок)

 

Мурмуркина книжка

 

Про малюсенького котика

Мама-кошка мурлычет, мяучит —

Разговаривать котика учит.

А малюсенький кошкин сынишка

Почему-то пищит, как мышка.

 

Котёнкины потёмки

Не боится котёнок потёмок —

Это самый отважный котёнок.

Он фонарики включит зелёные —

И забудет про слёзы солёные.

 

Намурмурились, намяукались…

Наигрались, набегались кошечки.

Наскакались, напрыгались крошечки.

Намурмурились — и зажмурились,

Намяукались — и убаюкались.

 

Котлетный сон

Коту прекрасно спится,

Коту котлета снится.

А рядом спят котята,

Им снятся котлетята.

 

Про кошку и гармошку

Я просил у родителей кошку,

А купили губную гармошку.

— Ну, пожалуйста! Ну, гармошечка!

Помяукай немножко, как кошечка…

 

Тявтявкина книжка

 

Мой щенок

Мой щенок похож немного

На бульдога и на дога,

На собаку-водолаза

И на всех овчарок сразу.

 

Барбоскина беда

Барбосик прячется в углу,

Не видно даже носика.

Он сделал лужу на полу,

Несчастье у Барбосика.

 

И пусть Барбоскина беда

Останется секретом.

Мы никому, мы никогда

Не скажем вслух об этом.

 

Дуняшкина дворняжка

Была у Дуняшки дворняжка,

Была у дворняжки Дуняшка.

Дуняшка дружила с дворняжкой,

Дворняжка дружила с Дуняшкой.

 

От носика до хвостика

Гулял без зонтика щенок,

Щенок под дождиком промок

От носика до хвостика,

От хвостика до носика.

 

Щенку понравилась вода,

Теперь он моется всегда

От носика до хвостика,

От хвостика до носика.

 

Моя собака такса

Моя собака такса —

Не хныкса и не плакса.

Она такая же, как я,

Моя собака такса.

 

Зелёная аптека

В роще вырос можжевельник,

И в тени его ветвей

Появился муравейник,

Поселился муравей.

 

Он из дома спозаранку

Выбегает с веником,

Подметает всю полянку

Перед муравейником,

Замечает все соринки,

Начищает все травинки,

Каждый куст,

Каждый пень

Каждый месяц,

Каждый день.

 

А однажды муравьишка

Подметал дорожку.

Вдруг упала с ёлки шишка,

Отдавила ножку.

 

От волнения сова

Перепутала слова:

— Где же «Скорощь помая»?!

Где же «Скорощь помая»?!

Где же «Скорощь помая»,

Спасите насекомое!

 

Звери бросились гурьбой

За лекарственной травой.

Рвут АПТЕЧНУЮ РОМАШКУ,

Собирают ЗВЕРОБОЙ…

 

Вот из чащи на опушку

Пробирается медведь:

Он решил МЕДВЕЖЬЕ УШКО

На опушке посмотреть.

 

Зайцы ЗАЯЧЬЕЙ КАПУСТОЙ

Муравья приводят в чувство,

Если б жил в той роще лев —

Предложил бы ЛЬВИНЫЙ ЗЕВ.

 

На спине у ёжика

Листья подорожника.

Он больному обещает:

— От компресса полегчает!

И другое средство тоже

Предлагает муравью:

— Вдруг укол тебе поможет?

Я иголку дам свою!

 

Все больного навещают,

Все больного угощают:

Кто МОРОШКОЙ,

Кто ЧЕРНИКОЙ,

Кто сушёной ЗЕМЛЯНИКОЙ.

 

Даже волк помочь не прочь.

Думал-думал, как помочь?..

К муравейнику повёз

ВОЛЧЬИХ ЯГОД целый воз.

 

Но заметила сорока,

Что от волка мало прока,

И спешит по просеке

С новостью на хвостике:

Я, друзья, не ябеда,

Только ВОЛЧЬЯ ЯГОДА,

Даже если мытая,

Очень ядовитая.

 

А потом девчонки-пчёлки

Притащили МЁД в бочонке:

— Ничего, что тяжело, -

Лишь бы другу помогло!

 

Муравей пощиплет травку

И попьёт ЦВЕТОЧНЫЙ МЁД.

Значит, дело на поправку

Обязательно пойдёт.

 

Все лесные витамины

От БРУСНИКИ до МАЛИНЫ

Принесли ему друзья

Ведь ЗЕЛЁНАЯ АПТЕКА

Лечит даже человека,

А не только муравья.

 

Грибная электричка

Едут в электричке

Волнушки и лисички

С подружками-друзьями,

Чернушками-груздями.

Со станции ПРИГОРКИНО

На станцию ВЕДЁРКИНО,

Со станции ПОДЪЁЛКИНО

На станцию ЗАСОЛКИНО.

 

Колёса со старанием

По рельсам тарахтят,

Везут по расписанию

Компанию опят.

 

Со станции ПОЛЯНКИНО

На станцию СМЕТАНКИНО,

Со станции ПЕНЬКОВКИНО

На станцию ДУХОВКИНО.

 

У мухомора хитрый вид,

Ехидная усмешка —

Забрался в поезд и сидит,

Как будто сыроежка.

 

Но вот заходит контролёр,

Выводит мухомора.

И безбилетник мухомор

Краснеет от позора.

 

А старичок-боровичок,

Интеллигентный толстячок,

Приподнимает свой берет

И предъявляет свой билет.

 

К билету прилагаются

Четырнадцать квитанций,

Четырнадцать квитанций

С названиями станций:

ДОРОЖКИНО, ЛУКОШКИНО,

ОПУШКИНО, ЗАСУШКИНО,

КАСТРЮЛЬКИНО, БУЛЬБУЛЬКИНО,

ЛУЧКОВО, СЕЛЬДЕРЮШКИНО,

МОРКОВКИНО, ПЕРЛОВКИНО,

НЕМНОЖКИНО-КАРТОШКИНО,

ЛАВРУШКИНО-ПЕТРУШКИНО,

ТАРЕЛКИНО И ЛОЖКИНО.

 

Божья коровка:

Почему коровка божья

Красная капелька в чёрную точку,

К солнышку в гости ползёт по листочку.

Кто из прохожих к листочку нагнётся,

Всем скажет: «Здрасьте!» — и всем улыбнётся.

 

Так улыбается крошечка эта,

Что на земле прибавляется света.

Столько в глазёнках её доброты,

Что на лугах расцветают цветы.

 

Самой послушной, самой пригожей,

Крошка растёт понемножечку.

И называют, поэтому, Божьей

Тихую, скромную крошечку.

 

С ней интересно водиться

Кто-то обидел коровку малюточку,

Кто-то неправду сказал про неё.

Погоревала малюточка чуточку,

И позабыла про горе своё.

 

Если животик болит, или ножка,

Крошечка только похнычет немножко.

Даже когда очень-очень болит,

Капать слезинкам она не велит.

 

Божья коровка умеет терпеть

И не умеет сердиться.

Любит не плакать, а песенки петь.

С ней интересно водиться.

 

Коровкина библиотечка

У коровки много книжек,

И друзей не сосчитать.

Целый хвост из муравьишек

Хочет книжки почитать.

 

Крошка книжки достаёт,

Муравьишкам раздаёт,

А потом комарикам

И жучкам очкарикам.

 

И не зря спросил осу

Маленький кузнечик:

— Разве можно жить в лесу

Без библиотечек?

 

В квартире у бабушки пчёлки

Утром, знакомую бабушку пчёлку

Крошка коровка проведать пришла.

Фартук надела, достала метёлку,

Чашки помыла и пол подмела.

 

Вытерла пыль, на столе и на стуле,

Всё засверкало у крошки чистюли.

Бабушка пчёлка в квартире одна,

Ей обязательно помощь нужна.

 

Коровкины пушинки

Чтоб одуванчиковый шарик

Был, как серебряный фонарик,

Коровка каждую пушинку

Кладёт в стиральную машинку.

 

Сейчас машинка постарается,

И одуванчик отстирается.

И кто поспит на одуванчике,

Спать не захочет на диванчике.

 

Коровка учится считать

Божья коровка нахмурила бровки,

Всё перепуталось в бедной головке.

Как же непросто считать до пяти! —

Только до трёх получилось почти.

 

Крошка немножко поучится,

И всё, что не вышло, получится.

 

Заветная дорожка

Крохотулечка коровка

Маму спрашивает робко:

— Этот крестик из лучей,

Возле облачка, он чей?

А ромашки, а ручьи…

А синички в роще, чьи?

 

Отвечает мама дочке:

— Все цветочки, все листочки,

Птички, речки, небеса —

Это Божьи чудеса.

 

К ним ведёт заветная

Тропка незаметная.

Лучше нет дороженьки,

Чем дорожка к Боженьке.

 

Наша Хрюняша:

 

Хрюняшино утро

Хрюня сладко потянулась,

Потянулась и проснулась.

Как с кроватки поднялась,

За зарядку принялась.

 

Раз-два-три-четыре-пять —

Вот и вся гимнастика.

Начинаем умывать

Нашего Хрюнястика.

 

Не боятся зубы щётки,

Не боятся мыла щёки,

После мыла Хрюнечка —

Просто красотунечка.

 

А теперь осталось свинке

В платье нарядиться,

Причесать свои щетинки

И за стол садиться.

 

— Угощайся, Хрюшенька.

Наполняйся, брюшенько.

Хрюня кашу слопает

И гулять потопает.

 

Хрюняшина прогулка

Интересно во дворе

Поросячьей детворе —

Здесь у каждой хрюшки

Тридцать три подружки.

 

Прокатились хрюшки с горки,

И берутся за ведёрки,

И к песочнице бегут,

И куличики пекут.

 

Как куличики поспели,

Хрюшки сели на качели.

Раз качок, два качок —

Стукнул тучу пятачок.

 

С неба брызнули дождинки,

Завизжали хрюшки —

Мокнут хвостики и спинки,

Брюшки и макушки.

 

А Хрюняша всех спасла,

Мамин зонтик принесла.

Пусть дождинки моросят —

Не намочат поросят.

 

Апчхи!

Хрюня гуляла в плохую погоду,

Хрюня глотала холодную воду.

Хрюня простыла и стала чихать,

Стали родители горько вздыхать.

 

И уложили в кроватку малышку.

Доктор ей градусник ставит под мышку,

Капает капли в больной пятачок,

Колет уколами окорочок.

 

Хрюне болеть не понравилось,

Хрюня взяла и поправилась.

 

Хрюпельсин и хрюмидор

Хрюня буквы бормотала,

Пятачком букварь листала.

Вместо слова «апельсин»

Прочитала ХРЮПЕЛЬСИН.

 

Вместо слова «брюква»

Прочитала ХРЮКВА,

Вместо слова «помидор»

Прочитала ХРЮМИДОР.

 

И теперь её букварь

Называется ХРЮКВАРЬ.

 

Хрюняшины ватрушки

Хрюняша в белом колпаке

Замесит тесто на доске,

Из теста слепит колобки

И раскатает их в кружки.

 

В серёдку каждого кружка

Положит ложку творожка,

И напечёт ватрушек,

И угостит подружек.

 

У Хрюни всё получится —

Она у мамы учится.

 

Хрюняшин праздник

Нынче у нас день рожденья Хрюняши.

В гости съезжаются родичи наши.

Хрюня волнуется, Хрюня хлопочет,

Родичей чаем попотчевать хочет.

 

Входят под ручку дедуля с бабулей —

Дедушка Хрюнтий с бабушкой Хрюлей.

Чмокают в носик любимую внучку

И преподносят конфету-тянучку.

 

Хрюня профессор по части сластей —

Делит конфетину на семь частей.

Если тянучка растянется,

Всем по кусочку достанется.

 

Дядя Кабаша с тётей Хаврошей

Нежно прохрюкали раз пятьдесят:

— Наш поросёночек самый хороший,

Самый воспитанный из поросят.

 

Хрюнечка — самая лучшая свинка.

Вот тебе, свинка, за это косынка, -

И засмущалась племянница,

Даже мордашка румянится.

 

Папа и мама чмокнули дочку

В правую щёчку, в левую щёчку —

Расцеловали свою поросёшку

И подарили Хрюне гармошку.

 

И растянула Хрюняша трёхрядку,

И получился большой хоровод.

Дядя Кабаша пустился вприсядку,

Тётя Хавроша частушки поёт.

 

Пляшут под ручку дедуля с бабулей —

Дедушка Хрюнтий с бабушкой Хрюлей.

Нынче у нас не простой день рожденья —

Нынче у Хрюнечки ДЕНЬ НАГРАЖДЕНЬЯ!

 

Хрюня-хлопотуня

Кто в квартире пол подмёл?

Это наша Хрюнечка.

Кто помог накрыть на стол?

Хрюня-хлопотунечка.

 

Кто полил цветы из лейки?

Кто дал корму канарейке?

Это тоже наша Хрюня.

Утомилась хлопотуня.

Баю-баю-баюшки

Маленькой хозяюшке.

 

Полезные машины:

 

Больница на колёсиках

У дворняжки Тузика

Заболело пузико.

Гладит Тузик свой живот,

Помощь скорую зовёт.

 

Удивляя всю столицу,

От бабусь до малышат —

Мчится к Тузику больница,

Аж колёсики визжат!

 

Всё. Приехали. Ура!

Стали думать доктора;

Как дворняжку выручить?

Чем бедняжку вылечить?

 

Ни одной таблетки горькой

В тузиковой миске —

Положили в миску горкой

Тридцать три сосиски.

 

Съел сосиску — и здоров!

Тузик хвалит докторов:

— Ах, какую вкусноту

Прописали животу!

 

Каждый день бы так лечиться! —

Но сказали доктора:

— Заводи мотор, больница,

Ехать к ёжику пора.

 

Отважная машина

По городу мчится машина —

В машине и ночью, и днём

Спешит боевая дружина

На грозную битву с огнём.

 

Пожар — это вам не игрушки,

Не зря он зовётся бедой.

И снова пожарные пушки

Огонь заливают водой.

 

И снова торопится лестница

На крышу за рыжим котом,

И пена с шипением пенится

Спасая от пламени дом.

 

Победа! Пожар потушили!

В гараж возвращаться пора.

И тут же, к отважной машине

Сбегается вся детвора.

 

Пожарные люди не жадные,

Их долго не нужно просить —

И «пушку» покажут пожарные,

И каску дадут поносить.

 

Пожарные в пламя бросаются,

Выносят из дыма котов,

А лучшие в мире красавицы

Им дарят букеты цветов.

 

С мигалкой на макушке

Дежурной легковушке

С мигалкой на макушке,

В один и тот же час

Вручается приказ:

 

— Включить свою мигалку!

Нажать на завывалку!

И двигаться к дворам,

Где шум и тарарам!

 

Машина сможет задержать

Любого нарушителя,

Который станет обижать

Воспитанного жителя.

 

И задрожат у драчуна

Коленки и поджилки,

И скажет гражданам она

Из громкоговорилки:

 

— Задиры, задаваки!

И просто приставаки!

Кто срочно не исправится —

В милицию отправится!!!

 

И нету драк, и нету ссор,

И дружно радуется двор.

— Спасибо легковушке,

С мигалкой на макушке!

 

Я маленький самосвальчик

Я маленький самосвальчик,

Мой друг замечательный мальчик.

Он лучший-прелучший водитель,

Заботливый, будто родитель.

 

Мы с ним просыпаемся в восемь,

Песок для песочницы возим.

Ну, как бы жила малышня

Без Павлика и без меня?

 

Зимой, если чистят дорогу,

Мы снова спешим на подмогу.

И снег загружаем, и лёд.

Нажмём на педаль — и вперёд!

 

Ещё мы работаем в парке,

Увозим картонки и палки,

И фантики от шоколадок —

Не нравится нам беспорядок.

 

Когда мы с водителем вырастем —

Весь город от мусора вычистим.

Я стану сильней тягача,

А Павлик сильней силача.

 

И станет он зваться Пал Палычем,

А я — Самосвал Самосвалычем.

И будет кругом чистота,

И будет кругом красота.

 

В одном тридевятом квартале

Однажды в одном тридевятом квартале

У знаков дорожных зеваки зевали.

Зеваки понять не хотели никак,

Что знаки поставлены не для зевак.

 

Был главным зевакой большой задавака —

Всемирно известный великий зевака.

Великий зевака так сладко зевнул,

Что прямо на улице сладко заснул.

 

Приснился зеваке особенный знак.

И было на знаке написано так:

ВЕЛИКИЙ ЗЕВАКА! ВЕЛИКИЙ ЗЕВАКА!

НЕ СПИ, НЕ ЗЕВАЙ У ДОРОЖНОГО ЗНАКА!

ВЕЛИКИЙ ПРОЗНАКИВПУТИЗАБЫВАКА!

НУ, СКОЛЬКО ЖЕ МОЖНО ЗЕВАТЬ И ЗЕВАТЬ!

ВЕЛИКИЙ НАУЛИЦЕРОТРАЗЕВАКА,

НЕЛЬЗЯ ЖЕ НА ТРАССЕ ПОСТАВИТЬ КРОВАТЬ!

 

Зевака во сне ужаснулся,

Другим человеком проснулся —

Проправиланезабывающим,

Почтиникогданезевающим.

 

егороданилашен

Из дома вышел Петя,

Пришпорил самокат.

В дороге Петя встретил

Загадочный плакат.

 

Водитель самоката

Торопится куда-то,

А надпись на плакате

Длинна и мудрена.

! ЕГОРОДАНИЛАШЕН

! ЕГОРОДАНИЛАШЕН —

Похоже на заклятье

От злого колдуна.

 

Застряли буквы эти

У Пети в голове,

И Петя, как в ракете

Пронёсся по Москве.

 

Таганка, Павелецкий,

Смоленская — Алле! —

И Петя по-турецки

Уселся на руле.

Какие выкрутасы,

Какие виражи! —

Со страху даже «Мазы»

Сбежали в гаражи.

 

! ЕГОРОДАНИЛАШЕН —

Весь город ошарашен.

А Петя по Петровке

Летит во весь опор.

— Вот это джигитовка! —

Воскликнула Петровка, -

Какой же Петя ловкий.

Ну, просто каскадёр!

 

Наташи, Тани, Маши

От Пети без ума.

! ЕГОРОДАНИЛАШЕН —

Подпрыгнули дома.

! ЕГОРОДАНИЛАШЕН —

Петровка кувырком!..

А Петя разукрашен

Сто третьим синяком.

 

! ЕГОРОДАНИЛАШЕН

!! ЕГОРОДАНИЛАШЕН

!!! ЕГОРОД АН ИЛАШ ЕН

 

Собачку зовут сарафанчиком:

 

Щенок из цветастого ситца

Мне стал маловат мой любимый наряд

Теперь его выбросить, что ли?.. —

Мы с мамой подумали: — Это же клад! —

И мой сарафан распороли.

 

И сшили из ситца цветного щенка,

Назвали щенка Сарафанчиком.

В глазёнках у пёсика два василька,

На хвостике мак с одуванчиком.

 

Цветы на макушке, на щёчке, на ушке,

На щёчке, на ушке, на спинке и брюшке.

На каждом боку у собачки кармашек,

На каждом кармашке букетик ромашек.

 

Когда я в кармашки ромашкины эти

От всех по секрету, кладу по конфете —

Щенок принимается их сторожить.

Нам с ним без конфеты ни дня не прожить.

 

У Сарафанчика урок

Мечтает пёсик Сарафанчик

Стать самым вежливым щенком.

Он сел на кукольный диванчик

И стал моим учеником.

 

Я говорю ему: —Дай лапку! —

И лапка тянется вперёд.

Ни пастилу, ни мармеладку

Щенок за это не берёт.

 

Он даст хоть все четыре лапочки,

Не за румяный пирожок,

Не потому, что он из тряпочки,

А потому, что мой дружок.

 

Красавчик на прогулке

Суматоха в нашем сквере

И сплошной круговорот —

Окружил, глазам не веря,

Сарафанчика народ.

 

Невтерпёж узнать народу,

Это что за зверь цветной?

Про подобную породу

Книжки нету ни одной!

 

И ответила хозяйка:

— Необычный мой щенок,

Не дворняжка и не лайка,

Не бульдожка и не дог.

 

Он зато такой красавчик,

Что участвовать готов

В каждой выставке собачек,

В каждой выставке цветов!

 

И народ бегом бежит,

Выслушав ответы —

На две выставки спешит

Покупать билеты.

 

Маленькая песенка про маленького Сарафанчика, которую сочинила его маленькая хозяйка

Играет барабанчик

И дудочка-дуда,

Мой пёсик Сарафанчик

Не лает никогда.

 

За кошками носиться

Не нравится ему.

Барбосику из ситца

Сердиться ни к чему.

 

Смешней, чем Сарафанчик,

Не встретите щенка.

Он скачет, как тушканчик,

Почти до потолка.

 

И спела про щенка я

С ромашкой на боку,

И песенка такая

Понравилась щенку.

 

Раз два три четыре сто

Барбосик решил стать собачкой учёной,

И носик барбосика, с пуговкой чёрной,

Уже научился кивать до пяти,

И хвостик вильнул, без ошибок почти.

 

Задача у носа с хвостом не проста,

Наука простой не бывает.

Но хвостик вильнёт без ошибок до ста!

И носик до ста закивает!

 

Сперва у хозяйки получится.

Потом Сарафанчик научится.

 

Как Сарафанчик не купался

Хозяйка в воде бултыхается,

Над ванночкой пена блестит,

А пёсику горько вздыхается,

Смешной Сарафанчик грустит:

 

— Зачем она рыбку и уточку

Купаться с собой позвала,

И, даже всего на минуточку,

Собачку с собой не взяла?..

 

Щенку повздыхать бы ещё бы,

Да тут догадался щенок:

— Она же старается чтобы

До ниточки я не промок.

 

Ведь я же не рыбка, а пёсик из ситца,

И мне не положено в воду проситься.

Вот если б собачкой я был надувной —

Хозяйка купалась бы только со мной.

 

Засыпалочка про Сарафашу

Там, где в зеркальце луны

Смотрятся окошки,

Тишина приносит сны

В ласковой ладошке.

 

И встречаются с луной

Звёздочки-подружки

И ложится пёсик мой

С краешку подушки.

 

Рядом с пёсиком прилёг

Золочёный лучик.

Засыпает василёк,

Засыпает лютик.

 

Засыпает алый мак

На лужайке ситца,

Только пёсику никак,

Ну никак не спится!

 

Убаюкаю его,

Сарафашу моего,

Потихонечку зевну

И тихонечко засну,

Вот и всё.

 

Мёдопровод

Были у дяди медведя племянники,

Необычайно смышлёные мишки.

Мишки любили коврижки и пряники

И обожали медовые пышки.

 

Вот день рожденья у них настаёт.

Дядя медведь спозаранку встаёт,

Топает с мёдом

К почте лесной —

Только на почте лесной — выходной.

 

Кто же поможет бедняге медведю?

Как же послать именинникам мёд?

И порешили медвежьи соседи

Срочно построить

Мёдопровод!

 

Сразу же начал валежник трещать —

Стал стройплощадку медведь расчищать.

Три полосатых бурундука

Сделали трубы из тростника.

 

Рыжий кабан рыл клыками канаву,

Трубы под землю укладывал крот —

И поработали звери на славу,

Вышел отличный мёдопровод!

 

Быстро-пребыстро,

Как телеграмма,

Мёд оказался у медвежат.

Стол накрывает медведица-мама,

И медвежата от счастья визжат.

 

Мама коврижками потчует мишек,

Пышки медовые мишкам печёт,

А сладкоежки,

Налопавшись пышек,

Строят игрушечный мёдопровод.

Вот!

 

Штраф — четыре червяка

Шёл прохожий мимо речки,

На ходу пускал колечки.

Всё вокруг пропапиросил

И окурок в реку бросил.

 

— Футы-нуты, вот те раз!

А окурок не погас.

Подплыла к окурку щука.

— Это что ещё за штука? —

До сих пор никто из щук

Не встречал подобных штук.

 

Штука щуке приглянулась,

Щука штукой затянулась,

От блаженства щурится,

Курит — не накурится.

 

Чудеса творятся в речке —

Дыму в речке, будто в печке,

Табаком прокурена

Каждая бульбулина.

 

И окутал реку мрак,

И сказал учёный рак:

— Чтоб спастись от табака,

Нужно вызвать рыбака.

 

Нет на свете рыболова

Лучше дедушки Фролова,

Он уселся у воды

С целым ящиком еды.

 

К удивлению сома,

Воблы и тарани,

Кормит щуку дед Кузьма,

Будто в ресторане.

 

Перед носом хищницы

Порция яичницы,

Полторы сосиски

И редиска в миске.

 

Но курильщице не нужен

Ни салат, ни винегрет.

Щука требует на ужин

Самых длинных сигарет.

 

Повертел в руках крючок

Некурящий старичок —

Макаронину повесил,

Бросил в воду — и молчок.

 

И куряка клюнула!..

Клюнула и плюнула —

Плавником вильнула,

И на дно нырнула.

 

И промолвил дед Кузьма:

— Так и быть, гуляй, кума.

Только больше не кури

И смотри построже,

Чтоб ерши и пескари

Не курили тоже.

 

Щука старших уважала.

Хоть от дедушки сбежала —

Поступила точно так,

Как советовал рыбак.

 

Стала щука некурящей

И работает речной

Закурякамисмотрящей

Милицейской старшиной.

 

И узнала вся река

От малька до судака:

ЗА КУРЕНЬЕ ТАБАКА

ШТРАФ ЧЕТЫРЕ ЧЕРВЯКА.

 

Таракан-американ

Пауки и паучихи,

Червяки и червячихи

Обожают торговать

На толкучке номер пять.

 

Продают коровьи жвачки

В четырёхпудовой пачке

И консервы для кота

Из крысиного хвоста.

 

Вытворяют что попало,

Лишь бы пахло барышом.

Завывают завывалы,

Блохи пляшут голышом.

 

А заезжая купчиха,

Колорадская жучиха

Перестала торговать,

Начала преподавать —

Создала для малышей

Школу юных торгашей.

 

И дежурный педагог,

С помощью аркана,

Доставляет на урок

Крошку таракана.

 

У ребёнка с малолетства

Не стыда ни совести

И по части дармоедства

Редкие способности.

 

Таракан с таким талантом

Непременно должен стать

Самым главным спекулянтом

На толкучке номер пять.

 

Таракашина мамаша

Без ума от крошечки,

А папаша таракаша

Кормит крошку с ложечки.

 

Заграничной манной кашкой

И заморским супом.

Вырос крошка таракашка

Крупным делопупом.

 

Он открыл отличную

Личную шашлычную

И высококлассную

Частную колбасную.

 

Но однажды две осы

Отщипнули колбасы,

А четыре мотылька

Откусили шашлыка.

 

Три клиента подавились,

Остальные — отравились,

И торчат из-под стола

Бездыханные тела.

 

Вызвали милицию,

Конную шмелицию.

Шмель верхом на мухе

Был весьма не в духе.

 

Он рычал, как три Полкана,

И кричал на таракана: —

По какому праву

Продаёшь отраву!

 

Перетрусил таракашка,

Таракашка задрожал,

Побледнел, как промокашка,

И в Америку сбежал.

 

Стали осы оживать,

Мотыльки очухались,

Но от радости опять

В обморок побухались.

 

Потому что всем известно,

Кроме истуканов,

Как прекрасно, как чудесно

Жить без тараканов.

 

Цирк синьора Макаролли

У Петруччо Макаролли

Начинаются гастроли.

Цирк синьора Макаролли

Не пустует никогда.

И маэстро Макаролли

Суетится на контроле:

— Господа, заснули что ли?

Проходите, господа.

 

Вот под ручку с баронессой,

Госпожой Макаронессой

Появляется барон —

Фридрих фон дер Макарон.

А за ним бегут цепочкой

Дочь за сыном, сын за дочкой —

Юные барончики,

Фон дер Макарончики.

 

Итальянский граф Спагетти

Поражает всех на свете —

Приезжает не в карете,

А верхом на табурете.

За папашей едут детки

На трёхместной табуретке.

Если съехалась вся знать —

Значит, можно начинать.

 

Перед публикой почтенной

Пар клубится над ареной,

И в чалме своей бесценной

Возникает не спеша

Величайший маг Востока,

Чародей из Макарокко

Макарон-оглы-паша,

По прозванию Лапша.

Вдруг, вдогонку за пашой,

Прилетел кувшин большой —

Из таких кувшинов

Выпускают джиннов.

 

Перетрусили вельможи

С жёнами и детками,

И дрожат в придворной ложе

Вместе с табуретками.

Шепчет мужу баронесса,

Госпожа Макаронесса:

— Нам не спрятаться от джинна,

Только чудо нас спасёт, —

А из длинного кувшина,

Из старинного кувшина,

Извиваясь, как пружина,

Макаронина ползёт.

 

— Ах, какая красота!

Ах, какая красота! —

Макаронина ручная

Пляшет танец живота.

После общего восторга

Номер повторяется,

Величайший маг Востока

Скромно испаряется.

 

И, готовясь к поединку,

Выбегают на разминку

Знаменитые бойцы,

Именитые борцы.

Макаронтий Макарошин

И бесстрашен, и силён.

Макаронтий Макарошин

Прирождённый чемпион.

 

Крепышей такого роста

На лопатки класть не просто,

Но соперник у него

С виду тоже ничего.

У Мишеля Вермишеля

Атлетическая шея,

Мушкетёрские усы

И заморские трусы.

 

Появляются котлеты,

Подкрепляются атлеты

И клубком сплетаются,

Кувырком катаются.

Макаронтий, как известно,

Из крутого сделан теста.

Он в пылу горячей схватки

За бока Мишеля хвать!

Сжал француза, как клещами.

Так, что рёбра затрещали,

А Мишель его — за пятки,

Да как начал щекотать.

 

И воскликнул Макаронтий:

— Мне щекотка нипочём! —

Наш могучий чемпионтий

Был великим силачом —

Так заморского атлета

На лопатки уложил,

Что ещё одну котлету

За победу заслужил.

 

Марш играют трубачи,

Исчезают силачи —

Смена декораций,

И снова гром оваций.

Сам маэстро Макаролли

На арене цирковой,

Сам маэстро Макаролли

В гордой позе боевой!

 

Сам блистательный Петруччо,

У него поклонниц туча —

Триста штук одних принцесс,

Не считая баронесс.

Перед ним, как на параде,

Шпаги выстроились в ряд.

А синьор шпагоглотатель

Угощению не рад:

— Ну, подумаешь, пустяк —

Проглотить десяток шпаг,

И кинжалом закусить,

И добавки попросить.

 

Нынче хочется Петруче

Отчебучить трюк покруче —

И сейчас проглотит он

Двадцать метров макарон.

Макароны связаны,

Соусом намазаны,

Барабан бабахает,

Баронесса ахает.

 

И собрал всю силу воли

Славный Пьетро Макаролли —

Десять метров проглотил,

Словно гвоздь заколотил!

Растопырив рот пошире,

Проглотил ещё четыре —

Тут пришлось передохнуть,

Чтоб очухаться чуть-чуть.

 

И когда осталось Пьетро

Съесть два раза по три метра,

С ним беда произошла —

В кухню бабушка вошла.

На артиста глянула,

В ужасе отпрянула.

 

Стало муторно старушке,

Не сойти бы тут с ума —

У Петруши на макушке

Макаронная чалма.

Бородища и усищи

Из такой же длинной пищи,

В общем, бабушке пора

Мыть Макарова Петра.

 

Вот и кончились гастроли

У Петруччо Макаролли —

Трубачи играют туш,

Петя топает под душ.

 

Штранная иштория

Встретил жук в одном лесу

Симпатичную осу.

— Ах, какая модница!

Пожвольте пожнакомиться.

 

— Увазаемый прохозый,

Ну на сто это похозэ!

Вы не представляете,

Как вы сепелявите!

 

И красавица оса

Улетела в небеса.

— Штранная гражданка,

Наверно иноштранка.

 

Жук с досады кренделями

По поляне носится.

— Это ж надо было так

Опроштоволоситься.

 

Как бы вновь не окажаться

В положении таком —

Нужно шрочно жаниматься

Иноштранным яжыком.

 

Кавалер коровы Клары

К мадам корове на обед

Пришёл красавец бык Альберт —

Букет из самых лучших роз

Корове Кларе преподнёс.

 

И говорит быку корова:

— Му-му-мурси, мусью Альберт,

Я после супа и второго

Съем эти розы на десерт.

 

На вороньем языке

Сидит ворона под окном

В дырявом башмаке

И распевает на родном

Вороньем языке:

 

— Каркарандаш, каркарапуз,

Каркарточка, картошка,

Каркарамель, каркарусель,

Картуз, Каркарабас.

 

И если кто-нибудь из вас

Картавит хоть немножко,

Пускай попробует пропеть

Хотя бы триста раз:

 

— Каркарандаш, каркарапуз,

Каркарточка, картошка,

Каркарамель, каркарусель,

Картуз, Каркарабас.

 

Случай с макаронами

Жила в дырявом башмаке

Учёная ворона.

С неё немало мудрецов

Могли бы взять пример.

Ворона выучила слов

Не меньше миллиона,

А выговаривать слова

Мешала буква ЭР.

 

Но вот однажды погулять

Ворона полетела

И оглядела весь район

Почти со всех сторон.

Три макаронины нашла

И слопать захотела —

Не так уж часто у ворон

Обед из макарон.

 

Вдруг воробьишка прошмыгнул

Под носом у вороны.

Какая страшная беда,

Неслыханный кошмар!

— КАРКАРАУЛ, КАРКАРАУЛ!

УКАРАЛ МАКАРКАРОНЫ!!!

Зато услышал весь район

Отчётливое КАР!

 

И злополучной букве ЭР

Помог несчастный случай.

С тех пор, гуляя по дворам,

Иль сидя в башмаке,

Как миллион других ворон,

А, может, даже лучше,

Кричит ворона на своём

Вороньем языке:

 

— КАРКАРАНДАШ,

КАРКАРАПУЗ,

КАРКАРТОЧКА,

КАРТОШКА!

КАРКАРАМЕЛЬ,

КАРКАРУСЕЛЬ,

КАРТУЗ,

КАРКАРАБАС!

 

И если кто-нибудь из нас

Картавит хоть немножко,

Пускай попробует сказать

Хотя бы триста раз:

— КАРКАРАНДАШ!

КАРКАРАПУЗ!

КАРКАРТОЧКА!

КАРТОШКА!

КАРКАРАМЕЛЬ!

КАРКАРУСЕЛЬ!

КАРТУЗ!

КАРКАРАБАС!!!

 

Воронина макаронина

Если с дерева упала макаронина,

Значит, эта макаронина воронина.

Проворонила ворона макаронину,

Съела галка макаронину воронину.

 

Господамусы и мадамусы!

Господамусы и мадамусы,

Человекусы привередусы

Винегретус недоедамусы,

Колбасамус без хлебуса едусы!

 

Словно хрюкусы супусом хлюпусы,

И болтакусы всякусы глупусы!

И грязнукусы рукусы тыкусы

В макарокусы и горчикусы!

 

Весь обедус дуракус валякусы,

На столакус калякус малякусы!

Я на этакус ваш поведеникус

Вам конфетус не дам на съеденикус!

 

Наш кузнечик

Наш кузнечик расшалился,

С одуванчика свалился,

Покатился кувырком

И столкнулся с мотыльком.

 

Вот несчастье мамино!

Во т несчастье папино!

На коленке ссадина,

На носу царапина.

 

Наш кузнечик непослушный

Посинел от синяков,

И теперь зелёнки нужно

Двадцать восемь пузырьков.

 

Свирель да рожок

Жили-были пастух да пастушка,

Жили-были свирель да рожок.

На свирели играла подружка,

На рожке откликался дружок.

 

То малиновкой в роще звенели,

То летели стрижом в облака

Камышовые трели свирели

И кленовые песни рожка.

 

Смешные старушки

Стояла изба в деревушке,

В ней жили смешные старушки:

Бельё зашивали метёлками,

Жильё подметали иголками,

Солили волнушки в подушке

И шли подремать на кадушке.

 

Им снилась изба в деревушке,

В ней жили смешные старушки:

Бельё зашивали иголками,

Жильё подметали метёлками,

Солили волнушки в кадушке

И шли подремать на подушке…

 

Веселая квампания

В одной кваквартире,

в одном кваквартале

Двенадцать весёлых

кваквят обитали.

Однажды играли они в квалейбол.

Неслыханный случай команду подвёл —

Кваквёнок по имени Квася

Коленку себе раскваквасил.

 

Бедняга кричит:

— Квай-ай-ай, квай-ой-ой! —

Больного скорей потащили домой,

Достали из шкафа зелёнку —

Сейчас полегчает кваквёнку.

— А может, не стоит

возиться с коленкой?

Зачем заниматься

таким пустяком? —

Чтоб Квася навек не остался калекой,

Решили покрасить его целиком.

Когда увидали, что это смешно —

Намазали сами себя заодно.

 

А после старательно разрисовали

И тётю Кварвару, и бабушку Квалю.

Зашёл Квалентин Квалентиныч, сосед, —

Соседа в зелёный покрасили цвет.

Вдогонку за ним прискакала жена —

Теперь и она зеленым-зелена.

 

Товарищ глядит на товарища,

Квакварищ глядит на квакварища:

— Ну, что ж мы наделали, братцы!

Пожалуй, пора отмываться.

 

Сперва искупались

кваквята в кастрюле,

Потом в акваквариум

дружно нырнули,

Потом в умывальнике кран открутили —

Уже забурлила река по квартире,

Уже квакеан разливается,

А краска никак не смывается.

 

И стали кваквята зелёными,

Зелёными и закалёнными —

Не может ни дня без купания

Весёлая эта квампания.

 

Жукологический марш

Есть на свете золоченые

И зеленые жуки.

Изучают их ученые

Через лупы и очки.

 

Заседают не бездельники

В Академии наук.

Есть такие академики —

Им известен каждый жук.

 

Насекомые усатые

Не бывают без усов,

Насекомые носатые

Не бывают без носов.

 

Знаменитые усологи

Пишут книжки про усы.

Знаменитые носологи

Пишут книжки про носы.

 

Двадцать пять профессоров

Двадцать пять профессоров

Изучали комаров.

И просили комаров

Не кусать профессоров.

 

Весёлые азбуки:

 

Коротышкинская азбука

Аисты белые, аисты чёрные

Азбуку знают, как дети учёные.

 

Бабочка села Барбосу на нос.

Как же боится щекотки Барбос!

 

Ворон воюет с вороной

Из-за морковки варёной.

 

Гусь-папа сердито гогочет —

Гусёнок мыть лапы не хочет.

 

Дятел играет марш боевой —

Всех червяков вызывает на бой.

 

Еноты: папаша, мамаша и сын —

Стирают, как девять стиральных машин.

 

Ёжик замёрз и ёжится.

Съёжилась даже рожица.

 

Жук сам к себе испытал уважение.

В луже увидев своё отражение.

 

Зайка пальтишко весной не меняет —

Просто оно у зайчишки линяет.

 

Иволга так голосиста,

Что лучше любого артиста.

 

С буквоЙ последнеЙ своеЙ

В азбуку вполз муравеЙ.

 

Крот пыхтит и землю роет —

Он метро лесное строит.

 

Львы бывают людоедами

После встречи с надоедами.

 

Муха хлопает в ладошки —

На столе остались крошки!

 

Нерпа живёт среди снега и льда

Но не чихает она никогда.

 

Ослик известный упрямец —

Такой же, как папец и мамец.

 

Пони, ростом с полконя,

Возит целого меня.

 

Рак увидел рака.

Наверно, будет драка.

 

Сом — это рыба с усами.

Нырнёте — увидите сами.

 

Такса едет на такси.

— Всё. Приехали. Мерси!

 

Уж ужасно добрый.

Смотри не спутай с коброй.

 

Филин всю ночь охотится

На тех, кому спать не хочется.

 

Хомячок ни о чём не грустит.

Если чем-нибудь вкусным хрустит.

 

Цапля-бабушка просит цапельку:

— Съешь пиявочку. Ну хоть капельку.

 

Черепаха наряжает свою деточку:

Не в горошек, не в полосочку, а в клеточку.

 

Шмель наблюдает с гудением

За нашим с тобой поведением.

 

Щука щёлкает пастью и щурится —

Лещ трясётся, как мокрая курица.

 

Зверь с Твёрдым знаком со мной не знаком.

Я и не слышал о звере таком.

 

Букву Ы в слове кЫш знает каждая мЫшь,

Букву Ы в слове брЫсь знает каждая рЫсь.

 

Мягкий знак знают лосЬ и оленЬ.

А тюленю знать грамоту ленЬ.

 

Эр-дель-терь-ер! — породу пса

Учил я целых три часа.

 

Юрок не просто птичка.

А птичка-симпатичка.

 

— Як! Отдай нам букву Я.

— Не отдам. Она моЯ.

 

Азбука для мальчиков

 

А

АИСТ И АИСТЯТА

Аист хвалит своих аистят —

Аистята учиться хотят.

 

Б

БАРАШКИ

Бодались барашки с барашками

И были барашки дурашками.

 

В

ВОРОН И ВОРОНА

Ворон воюет с вороной

Из-за морковки варёной.

 

Г

ГУСЁНОК

Гусь-папа сердито гогочет —

Гусёнок мыть лапы не хочет.

 

Д

ДЯТЕЛ

Дятел марш боевой играет —

Червячок домой удирает.

 

Е

ЕНОТЫ

Еноты: папаша, мамаша и сын —

Стирают не хуже стиральных машин.

 

Ё

ЁЖ И ЁЛКА

Ёж побежал под пушистую ёлку —

Нос из-под ёлки показывать волку.

 

Ж

ЖУК И ЖУЧКА

Жук на лужайке на Жучку жужжит,

Тявкает Жучка, а хвостик дрожит.

 

З

ЗАЙЧИШКИ И ЗЕЛЁНКА

Зайчишки коленки расквасили,

Их мамы зелёнкой раскрасили.

 

И

ИГРУШКИ

Игрушкам со мной расхотелось играть —

За это их надо в коробку убрать.

 

Й

ЙОД

Йод кусается, щиплется йод —

А герой ни слезинки не льёт.

 

К

КРОТ

Кроты пыхтят и землю роют —

Они метро лесное строят.

 

Л

ЛЬВЁНОК ЛЁВА

Львёнок Лёва страшно ленивый —

Целый день с непричёсаной гривой.

 

М

МУЖЧИНА

Малыша называют мужчиной,

Если он управляет машиной.

 

Н

НОСОРОЖКА

Носорог, на обед носорожке,

Накрошил три ведёрка окрошки.

 

О

ОГОРОДНИК

Огородник не зря огород поливал —

Он потом всем друзьям огурцы раздавал.

 

П

ПОНИ

Пони — послушнее нету лошадки —

Всех прокатила по детской площадке.

 

Р

РЕДИСКА

Редиска-редиска, румяный бочок:

Пожалуйста, прыгни на мой язычок.

 

С

СТРАУС

Страус спешит на свою тренировку,

Чтобы сто раз пробежать стометровку.

 

Т

ТЫКВА

Тыкву с товарищем не донести —

Тыкву на тракторе нужно везти.

 

У

УЛИТКА

Улыбнулась улитка ужу:

— Добрый день. Я с ужами дружу.

 

Ф

ФОРМА, ФУРАЖКА, ФЛАЖОК

Форма, фуражка, в ладошке флажок:

Этот солдатик — мой лучший дружок.

 

Х

ХРЮШКА-ХИТРЮШКА